В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новый мировой экономический порядок

Крушение валютных систем, нехватка воды и еды, хроническая безработица, сокращение социальных гарантий и «темная сторона» Интернета — это главные риски десятилетия для мировой экономики, считают эксперты World Economic Forum.

Глобальная экономика опустилась до нулевого роста, ее экономические показатели сместились от повышения благосостояния к сокращению потребления. Долги растут, а меры экономии, призванные их сократить, неизбежно приводят к рецессии, из-за которой, опять же, растут долги…

Последствия не заставили себя ждать. Впервые за последние 200 лет появилось поколение людей, которые не уверены, что их дети будут жить лучше, чем они сами. О чем это говорит? Об исчезновении среднего класса? Об исчерпании ресурсов? Или об исчерпании того экономического порядка, который утвердился в мире в последние десятилетия?

Веками идея экономического прогресса связывала рост производительности труда с улучшением жизненных стандартов. Аксиомой считалась надежда, что бедные страны могут догнать промышленно развитые нации, что мир производства, торговли и финансов должен быть симметричным, позволяя всем странам проводить схожую политику, а не применять двойные стандарты для «своих» и «чужих».

Однако в последнее время сомнению подверглись не только экономические рычаги управления, но и религиозные, политические, экологические, энергетические, а также (меж-, над-, мульти-) национальные модели государственных образований. Мир «трещит по всем швам», разрушая выстроенные за предыдущие века устои.

Пожалуй, это одна из самых сложных тем, которые нам когда-либо приходилось обсуждать. Ее сложность заключается в том, что множество фиксаций следствий не позволяет сформулировать целостное понимание причин и перспектив того, что в последнее время все чаще называют «Новым мировым экономическим порядком». И на Востоке, ни на Западе мало кто имеет хоть какое-то представление о глубинных экономических переменах, происходящих в мире. И о том, как они отразятся на благосостоянии жителей планеты или международной стабильности.

По сути, нет даже идей, как справиться со всем валом проблем длящегося уже четвертый год экономического кризиса или нового мирового беспорядка… Что это – конец света, коллапс или возврат в новое средневековье?

Ясно лишь одно, и в этом едины все, – мир не становится ни более стабильным, ни более справедливым. В отличие от прошлых времен, нас ожидает переход к иному более сложному и многослойному порядку. Однако, ахиллесовой пятой большинства предложений о создании лучшего экономического порядка является неспособность государств справиться с проблемами, которые создают современные транснациональные и финансовые структуры.

Что в таких условиях может стать «двигателем» нового мирового экономического порядка и развития? Будет ли этот «двигатель» снова опираться на потребление, или же будет «взято за основу» что-то еще? Что именно?

При каких условиях возможно возобновление экономического роста в мировой экономике?

И, наконец, какие перспективы открываются перед Украиной? Какими будут ее роль и место в новом экономическом порядке?

Наших авторов, экспертов и читателей мы приглашаем обсудить на страницах «Диалог.UA» самые сложные аспекты перечисленных выше и многих других проблем, связанных с неминуемым приближением Нового экономического порядка в мире.

Свернуть

Пожалуй, это одна из самых сложных тем, которые нам когда-либо приходилось обсуждать. Ее сложность заключается в том, что множество фиксаций следствий не позволяет сформулировать целостное понимание причин и перспектив того, что в последнее время все чаще называют «Новым мировым экономическим порядком». И на Востоке, ни на Западе мало кто имеет хоть какое-то представление о глубинных экономических переменах, происходящих в мире. И о том, как они отразятся на благосостоянии жителей планеты или международной стабильности.

Ясно лишь одно, и в этом едины все, – мир не становится ни более стабильным, ни более справедливым. В отличие от прошлых времен, нас ожидает переход к иному более сложному и многослойному порядку. Однако, ахиллесовой пятой большинства предложений о создании лучшего экономического порядка является неспособность государств справиться с проблемами, которые создают современные транснациональные и финансовые структуры.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

В среднесрочной перспективе мы не увидим окончательно сформированного нового порядка

19 мар 2012 года

Переживаемое сегодня миром положение вещей в экономике – это кризис или коллапс сложившейся системы экономических отношений? Мы имеем дело с исчерпанием экономической модели или это очередной цикл, за которым последует подъем, на тех же основаниях?

Ситуация в мировой экономике – это отражение многолетнего отставания политики национальных правительств от реального развития мировой экономики. Несмотря на сохраняющуюся цикличность кризисных явлений, сегодня мы имеем дело с необходимостью кардинального изменения подходов в экономике. До сих пор капиталистическая система базировалась на росте потребления, квинтэссенцией чего стала модель «рейганомики», фактически основанной на жизни в кредит. Сегодня становится очевидным, что в существующих условиях то, что работало 30 лет назад стало неэффективным.

Речь идет о необходимости и поиске новой модели функционирования национальных экономик, особенно в промышленно развитых странах. Продолжение в них социально-ориентированной политики, позволявшей поддерживать высокий уровень жизни в условиях противоречивых макроэкономических показателей и росте колебаний на мировых рынках уходит в прошлое.


Сохранится ли государство в качестве управляющего экономического субъекта? Либо государство растворится, передав свои функции надгосударственным (или каким-то еще) органам?

Кризис показал: тезис о том, что рынки способны к саморегулированию не оправдался. Максимальная дерегуляция, которую мы видели на протяжении 2000-2007 на финансовом рынке США привела к потере контроля ситуации в финансовой сфере, формированию пузыря и, как результат, одному из крупнейших кризисов со времен Великой Депрессии. Бесконтрольное создание субстандартных финансовых продуктов, непрозрачность рынка и минимальное участие государства в этих процессах поставило на повестку дня вопрос о необходимости возвращения государству функций регулятора и поиске новых границ оптимального его вмешательства в экономические процессы.

По сути, проблема не является новой, поскольку ошибки в финсекторе США лишь повторили и мультиплицировали последствия того сценария дерегуляции, который привел в свое время к коллапсу банковский сектор Чили. Казалось бы, развитие системы мониторинга и прогнозирования на уровне национальных экономик позволило бы своевременно проводить коррекцию на рынке, снижая риски. Однако этого не происходит.

На мой взгляд, зависимость любой системы власти от крупного капитала, заинтересованного в получении экстраприбыли, побочным эффектом которой является формирование «пузырей» на рынке, делает невозможным своевременное антикризисное вмешательство. Регулирующие органы, по сути, подконтрольны тем, кого они должны регулировать. А риски для крупных игроков в действительности минимальны, ведь и в США, и в Украине, последствия кризиса для крупного бизнеса компенсировались за счет государства, то есть налогоплательщиков. Здесь можно привести в пример многомиллиардную помощь американскому автопрому и крупным банкам, и ситуацию с рефинансированием крупных проблемных отечественных финучреждений, металлургической и химпромышленности. Поэтому существование связки «власть-бизнес» вряд ли позволит создать антикризисные стратегии, как на национальном уровне, так и на уровне экономических объединений (союзов).

Однако, с другой стороны, в условиях глобализации возрастает необходимость контроля и за действиями самого государства, работающего в рамках экономических объединений. Это означает кризис доверия. Кризис еврозоны продемонстрировал, что многолетняя практика периферийных стран, занижавших показатели бюджетного дефицита, и воздерживавшихся от жестких мер по сбалансированию бюджета по политическим мотивам подорвала стабильность всего экономического пространства Европы. Здесь необходимо исходить из того, что политический фактор в решениях национальных правительств будет всегда оставаться приоритетным по сравнению с необходимостью поддерживать стабильность экономических объединений. Наглядным примером является то сопротивление национальных правительств периферийных стран еврозоны, которое они оказали инициативам по бюджетной экономии. Поэтому единственным выходом в таких условиях является передача части полномочий наднациональным структурам. Однако это справедливо лишь для стран, являющихся членами экономических союзов с высокой степенью интеграции, то есть фактически лишь для еврозоны. Остальные будут вынуждены вернуться к умеренной регуляции рынков, которой окажется недостаточно для противодействия кризису в будущем.

Но самое сложное в данном процессе будет вернуть доверие: общества к бизнесу и государству, бизнеса к государству, а государства к внешним партнерам и надгосударственным структурам. На мой взгляд, это наиболее сложный процесс построения новой капиталистической системы с новыми правилами. И наиболее болезненно он будет проходить в тех странах, которые гордились высоким уровнем жизни.


Где будет находится эмиссионный центр новой валюты для нового экономического порядка?

После кризиса в еврозоне, интерес к созданию валютных союзов будет отбит не на одно десятилетие. Начало финансового кризиса в США совпало с прекращением переговоров о введении единой валюты в ССАГПЗ. Аналогичный процесс в странах Южной Америки также был заморожен. Сегодня многие в Германии и Франции жалеют о временах, когда было принято решение о переходе на единую валюту. И здесь снова возникает проблема кризиса доверия.

На мой взгляд, в среднесрочной перспективе мы не увидим новой валюты, равно как и не увидим окончательно сформированного нового порядка. Будет происходить поиск моделей, но этот процесс будет длительным и основанным на старых финансовых инструментах.

Я сомневаюсь и в том, что лидеры Азиатско-Тихоокеанского региона смогут предложить альтернативу существующим резервным валютам. Сравнительно высокая закрытость и непрозрачность рынка Китая, а также геополитическая и геоэкономическая конкуренция не позволит евроатлантическому региону сделать ставку на юань. Российский рубль не может претендовать на эту роль по тем же причинам.

Полагаю, новый экономический порядок вообще не требует смены эмиссионных центров. Он требует в первую очередь оптимизации правил в экономике.


Кто – Восток или Запад занимает хорошую позицию, чтобы сыграть свою роль в глобальном обновлении?

В нынешних условиях глобализации, зависимость этих игроков настолько высока, что говорить о значительной выигрышности позиций одного из них не приходится. Некоторые прогнозы говорят о том, что в перспективе 2020 года картина мирового лидерства несколько изменится в пользу экономик Востока. Однако тот факт, что первая «тройка» в них не меняется (США, Китай, Япония) говорит лишь о том, что перенос производственных мощностей с Запада на Восток привел там к росту потребления, что обуславливает рост экономики. На самом деле, если рассматривать экономику Китая, то мы увидим прямую зависимость от европейского и американского рынков, на которые приходится около 30% всего экспорта. Усиление долгового кризиса в еврозоне приведет к потере 4% в экономике КНР. Поэтому, рост экономики АТР – это лишь следствие высокого уровня потребления экономиками западных стран.

Безусловно, сегодня азиатский рынок пострадал от кризиса значительно меньше, чем рынок США или Европы. Однако дальнейший рост на Востоке зависит либо от восстановления прежних рынков сбыта, либо от активизации внутреннего рынка. Азиатские рынки не скованны проблемой ликвидности, что дает им преимущества над Западом. Кроме того, инфильтрация капитала из Китая и Индии встречает минимальное сопротивление в социальном, культурном и религиозном плане. Так, например, китайские инвестиции, превратившиеся в масштабную скупку земель и сырьевых месторождений и сопровождающиеся экспортом собственных трудовых мигрантов почти не вызывают отторжения в Африке и странах ЮВА. Поэтому перспективы Востока выглядят сегодня лучше будущего Запада за счет применения более мягких механизмов экспансии.

Ситуация на рынках Запада схожа с процессами, происходившими в Европе после Первой мировой войны: высокая долговая нагрузка, конкуренция, борьба за рынки, стремление к протекционизму. Очевидно, что рынки, которые раньше входили в зону влияния США и европейских стран сегодня медленно переходят под контроль центров на Востоке вместе с имеющимися там сырьевыми ресурсами. И на наш взгляд, продолжение этих процессов будет приближать мир к ситуации, когда борьба выйдет за рамки экономики.


В ближайшем будущем нас ожидает дальнейшая глобализация или региональная фрагментация?

Полагаю, нас ожидает переход к псевдоколониальной системе. Ключевые геополитические процессы, включая события «арабской весны» являются ничем иным, как построением новой геополитической модели, где существует несколько «метрополий», замыкающих на себя «колонии», имеющие сырьевые ресурсы и рынки сбыта. В зависимости от системы ценностей и ориентиров «метрополии», этот процесс будет приобретать мягкую форму экономической интеграции с образованием наднациональных органов, действующих в интересах «метрополий», как например в ЕС.

В других случаях, подобный сценарий может иметь более жесткую форму, как например, в случае России и интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Это может быть скрытая форма, как например, в случае экспансии капитала и трудовых ресурсов КНР в страны Африки, где фактическое построение системы колоний скрыто за процессами расширения экономического влияния. Это может быть и еще более скрытая форма, как например, в случае с Катаром, где присутствует лишь инфильтрация капитала в инфраструктуру и политическую систему.

Однако этот процесс будет отличаться от традиционной колониальной системы, действовавшей до освободительного движения прошлого века. Он будет построен на монополизации ресурсов и рынков в основном экономическими инструментами.

Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Земля. NET»

З 1 січня 2013 року в Україні відкриють для публічного доступу електронний Державний земельний кадастр. Старт віртуального кадастру вчора підтвердив під час презентації тестового режиму даної системи голова Державного агентства земельних ресурсів України (Держземагентство) Сергій Тимченко.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Сергій Дацюк, философ

Новые экономические представления

Лесь Герасимчук, культуролог

Реманент цивілізації майбутнього

Юрий Павленко, доктор философских наук, доцент (Институт Мировой экономики и международных отношений НАН Украины)

Мир нуждается в реальном производстве и совместных прагматических решениях

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

В ближайшие годы Украина может стать аграрным придатком Китая

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Рано чи пізно людство прийде до всесвітнього пакту стосовно того, як споживатимуться ресурси

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Глобальных изменений в ближайшем будущем в экономике не будет

Александр Литвиненко, заместитель директора НИСИ

Не имея своего видения будущего, мы будем поставлены в то место, которое нам отведут сильные мира сего

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Проблема может быть не в экономическом росте, а в перераспределении его благ

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Нынешний кризис – это перераспределение экономической мощи и власти между развитыми и развивающимися странами

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Мир идёт к хаосу

Мэд Джонс, президент Международного института менеджмента, США

В следующие десять лет мы увидим мощный сдвиг экономической и политической власти с Запада на Восток

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Путем искусственного раздувания потребления невозможно создать долгосрочный экономический рост

Виталий Коваленко, экономический эксперт

Новый мировой экономический порядок

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Існуюча економічна модель відносин себе вичерпала, і зараз переживає пертурбації

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Головне питання сьогодення – це альтернативна модель світоустрою

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

Відповідальність за майбутнє мають брати на себе всі

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,133