В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новый мировой экономический порядок

Крушение валютных систем, нехватка воды и еды, хроническая безработица, сокращение социальных гарантий и «темная сторона» Интернета — это главные риски десятилетия для мировой экономики, считают эксперты World Economic Forum.

Глобальная экономика опустилась до нулевого роста, ее экономические показатели сместились от повышения благосостояния к сокращению потребления. Долги растут, а меры экономии, призванные их сократить, неизбежно приводят к рецессии, из-за которой, опять же, растут долги…

Последствия не заставили себя ждать. Впервые за последние 200 лет появилось поколение людей, которые не уверены, что их дети будут жить лучше, чем они сами. О чем это говорит? Об исчезновении среднего класса? Об исчерпании ресурсов? Или об исчерпании того экономического порядка, который утвердился в мире в последние десятилетия?

Веками идея экономического прогресса связывала рост производительности труда с улучшением жизненных стандартов. Аксиомой считалась надежда, что бедные страны могут догнать промышленно развитые нации, что мир производства, торговли и финансов должен быть симметричным, позволяя всем странам проводить схожую политику, а не применять двойные стандарты для «своих» и «чужих».

Однако в последнее время сомнению подверглись не только экономические рычаги управления, но и религиозные, политические, экологические, энергетические, а также (меж-, над-, мульти-) национальные модели государственных образований. Мир «трещит по всем швам», разрушая выстроенные за предыдущие века устои.

Пожалуй, это одна из самых сложных тем, которые нам когда-либо приходилось обсуждать. Ее сложность заключается в том, что множество фиксаций следствий не позволяет сформулировать целостное понимание причин и перспектив того, что в последнее время все чаще называют «Новым мировым экономическим порядком». И на Востоке, ни на Западе мало кто имеет хоть какое-то представление о глубинных экономических переменах, происходящих в мире. И о том, как они отразятся на благосостоянии жителей планеты или международной стабильности.

По сути, нет даже идей, как справиться со всем валом проблем длящегося уже четвертый год экономического кризиса или нового мирового беспорядка… Что это – конец света, коллапс или возврат в новое средневековье?

Ясно лишь одно, и в этом едины все, – мир не становится ни более стабильным, ни более справедливым. В отличие от прошлых времен, нас ожидает переход к иному более сложному и многослойному порядку. Однако, ахиллесовой пятой большинства предложений о создании лучшего экономического порядка является неспособность государств справиться с проблемами, которые создают современные транснациональные и финансовые структуры.

Что в таких условиях может стать «двигателем» нового мирового экономического порядка и развития? Будет ли этот «двигатель» снова опираться на потребление, или же будет «взято за основу» что-то еще? Что именно?

При каких условиях возможно возобновление экономического роста в мировой экономике?

И, наконец, какие перспективы открываются перед Украиной? Какими будут ее роль и место в новом экономическом порядке?

Наших авторов, экспертов и читателей мы приглашаем обсудить на страницах «Диалог.UA» самые сложные аспекты перечисленных выше и многих других проблем, связанных с неминуемым приближением Нового экономического порядка в мире.

Свернуть

Пожалуй, это одна из самых сложных тем, которые нам когда-либо приходилось обсуждать. Ее сложность заключается в том, что множество фиксаций следствий не позволяет сформулировать целостное понимание причин и перспектив того, что в последнее время все чаще называют «Новым мировым экономическим порядком». И на Востоке, ни на Западе мало кто имеет хоть какое-то представление о глубинных экономических переменах, происходящих в мире. И о том, как они отразятся на благосостоянии жителей планеты или международной стабильности.

Ясно лишь одно, и в этом едины все, – мир не становится ни более стабильным, ни более справедливым. В отличие от прошлых времен, нас ожидает переход к иному более сложному и многослойному порядку. Однако, ахиллесовой пятой большинства предложений о создании лучшего экономического порядка является неспособность государств справиться с проблемами, которые создают современные транснациональные и финансовые структуры.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Глобальных изменений в ближайшем будущем в экономике не будет

2 апр 2012 года

Как вы считаете, мы имеем дело с исчерпанием экономической модели, или это все же очередной цикл, за которым со временем последует подъем?

В простых вопросах содержится, обычно, множество различных слоёв. Одним из них есть то, что в этом году мир будет переживать большое количество избирательных процессов. А именно: президентские выборы в США, России и Франции, а также съезд китайской Компартии.

Можно ещё продолжить, но смысл заключается в том, что перед выборами политики стремятся показать себя с нужной стороны, всячески искажая реальную картину. И, в общем, о капитализме можно сказать примерно то же, что Черчилль говорил о демократии – в нём много недостатков, но ничего лучшего человечество пока не придумало. То есть, должна быть свободная продажа свободным человеком своего свободного труда, и нет сегодня более достойной альтернативы. Этот подход, по сути, преобладает хоть в шведской, хоть в китайской модели экономики.

В докризисный период, последние двадцать лет, капитализм жил в условиях расширения, наиболее органичных для него. Под конец возникла даже какая-то эйфория; наиболее характерным примером можно назвать расширение ипотечных рынков во всём мире. Соответственно, строилась и монетарная политика, хотя было понятно, что так не может продолжаться вечно. Всё же, начало кризиса оказалось неожиданным, и теперь уже всем стало ясно, что те законы экономики, которые работают на фазе расширения, более неприемлемы.

Тогда мы жили в условиях кредитного расширения, а сейчас говорят об их ограничении. Все жили при фискальном стимулировании, а теперь говорят о фискальной консолидации. Долги были проблемой для развивающихся стран, а развитые давали им деньги – сейчас основные долговые проблемы оказались внутри развитых стран. Причём, даже в странах Старой Европы, что вообще нонсенс. Раньше многие страны считали за честь присоединиться к европейскому экономическому пространству, к общеевропейской валютной зоне, а теперь прикидывают, как из неё выйти.

Это оказалось труднее, чем войти, особенно для сильных государств. Нет нужных инструментов, проблема не исследована. Как проводить сдерживающую политику, когда крайне необходимо поддержать производство? Как ещё стимулировать кредитование, если учетные ставки и так почти нулевые? Я думаю, что поиск путей ещё только идёт, внятных ответов пока нет. А привнесение политического фактора накануне выборов, с его апокалиптическими сценариями, скорее заслоняет от нас этот процесс. Один только календарь Майя чего стоит.

Таким образом, весьма затруднительно сейчас определить, что именно происходит с миром. Возможно, это слишком общий вопрос.


Что может стать двигателем нового мирового экономического порядка и развития – стимулирование потребления или нечто иное?

Надо учитывать, что благосостояние людей при капитализме основывается на заработной плате, и прежде всего - на труде. В недавнем прошлом, мы привыкли к тому, что в Европе был стабильный прирост ВВП – хоть на несколько процентов, но был. Так же и в Америке, а в Китае он был выше – около десяти процентов.

Кризис наступил очень быстро, поэтому в нашей памяти ещё живёт ощущение того, как должно всё быть. Хочется восстановить прежний рост, но сделать это быстро не выходит. Задержка эта, конечно же, вызывает раздражение. Есть желание изменить распределение доходов, как внутри стран, так и между ними. Кстати, арабские революции также являются проявлением этого недовольства, а не того, что кто-то там очень устал и хочет демократии... Оно породило массовые волнения внутри этих стран, оно же отразилось и в обострении отношений между странами.

Так Иран стал конфликтовать с ведущими странами Запада, Турция – с Францией, и так далее. Эта тенденция, к сожалению, долго ещё не прекратится, и будет нарастать. Как уже видно, быстрая смена власти в революционных странах мало что даёт – она не устраняет причину. И не только в арабском мире, социальные протесты набирают силу и в том же Китае. То же назревает в Индии, да и большинству стран ближайшее десятилетие не принесёт покоя.


Выход из Великой Депрессии состоялся благодаря Западу и кейнсианской политике. Но сейчас ситуация другая. Есть китайский фактор, есть крупные развивающиеся страны. И конечно, волнует вопрос, чья роль сейчас будет важнее – Востока или Запада?

Некоторую надежду на лучшее даёт американская экономика. Мало-помалу, но она имеет прирост, и даже создаёт рабочие места, чего нельзя пока сказать о Европе. Учитывая мировую роль США, хочется верить в позитивный вариант развития событий. По крайней мере, количество рабочих мест в Америке увеличивается уже года полтора. Кроме того, два года назад Обама провозгласил в Конгрессе курс на удвоение объёма экспорта, и кое-чего в этом направлении удалось добиться. Впрочем, скоро ему припомнят, что удвоение так и не достигнуто.

К заслугам Америки можно отнести также сохранение производственных цепочек с Японией после землетрясения: машиностроение, электроника, и много других отраслей – не пострадали. Так же и феномен «Кимерики» (связи Америки и Китая) оказался неразрушенным. К тому же, американская экономика по-прежнему поддерживает мировой спрос, причём в значительно большей степени, чем европейская.

И в этом её огромное достоинство: она формирует рабочие места в том же Китае, и других странах, не позволяя там проявляться социальному недовольству, существующему всегда.


В последние годы стало заметно больше различных саммитов, встреч, консультаций, и других мероприятий. Наблюдаются ли признаки «глобальной управляемости» мировой экономикой?

В этом смысле я не заметил, чтобы количество этих встреч хоть немного перешло в качество. Появившиеся новые вызовы требуют осмысления больше на локальных уровнях, на уровне отдельных стран. Сначала сами национальные государства внутри себя должны оптимизировать присущие им функции.

Но, конечно, есть попытки координировать свои действия и находить общие решения. Есть и попытки влиять на некоторые страны, как ЕЭС старается повлиять на Грецию, к примеру. Чем это закончится – не знаю. С одной стороны, эти страны не хотят выполнять чью-то волю, а с другой – не имеют лучшей альтернативы. Их не устраивают требования европейского центрального банка и МВФ, но и выйти из Евросоюза они не могут. Если ввести драхму, то она моментально обвалится – непонятно ведь будет, какие активы за ней стоят и какие долги. Не многие согласятся хранить свои деньги в драхмах, когда есть евро, связанное своими корнями со стабильной маркой.

Думаю, что попытки договариваться на глобальном уровне не сразу будут иметь успех. Смотрите, сколько уже организаций для этого было создано ещё в докризисный период: ВТО, G7, G8, G20, и прочие. Сейчас возникают новые, но пока не заработают инструменты для макроэкономической стабилизации и устойчивого развития в отдельных странах, невозможно будет предпринять эффективные шаги на глобальном уровне.


Разговоры про кризис евро, обвал доллара и победу юаня набили оскомину, но проблемы-то остаются… Как может трансформироваться мировая финансовая система?

Тут интересно, что каждый раз накануне так называемого монетарного ослабления они говорят, что это будет крах, что это экспорт инфляции, что инфляция захлестнёт весь мир. За время кризиса так делалось уже два раза, сейчас готовится третий. Но теперь уже говорят, что третья волна ослабления в Америке должна произойти после того, как Европа ослабит свою валюту. И, в общем, последствия монетарного расширения в Европе трудно прогнозировать, ведь у неё один центральный банк, с ограниченными полномочиями, и много государств, со своими бюджетами и особенностями.

Сейчас мы видим какую-то вялотекущую, неустойчивую стабилизацию, если можно так выразиться. Крупнейшие финансовые институты в сентябре прошлого года прогнозировали для Европы слабый рост, а сейчас пророчат незначительный упадок. В цифрах речь идёт об изменениях в пределах одного процента. Это означает, что настроение ожидания прироста сменилось ожиданием падения, но многие экономики в Европе оказываются достаточно стабильными.

Даже страны бывшего соцлагеря по некоторым показателям выгладят неплохо, а то и лучше стран Старой Европы. Та же Венгрия имеет долгов на уровне 80% от ВВП, тогда как Англия – больше 100%. Ряд стран умело использовали девальвацию валют, чтобы сбалансировать свои дефициты и внешнеторговое сальдо. Как раз то, что не могут уже использовать ни Греция, ни Испания...

Однако Европа ещё не исчерпала все свои возможности регулирования без ослабления, у неё ещё осталось полтора процента ставки по кредитам. Есть ещё ресурсы для внутреннего стимулирования экономики, хотя стабилизационный фонд в один триллион евро кажется уже недостаточным. Европа видится сейчас как пёстрая картинка с позитивными островками. Это позволяет рассчитывать, что если и будет "минус" в экономике, то он не будет катастрофическим.


Беседу вел Андрей Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Сергій Дацюк, философ

Новые экономические представления

Лесь Герасимчук, культуролог

Реманент цивілізації майбутнього

Юрий Павленко, доктор философских наук, доцент (Институт Мировой экономики и международных отношений НАН Украины)

Мир нуждается в реальном производстве и совместных прагматических решениях

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

В ближайшие годы Украина может стать аграрным придатком Китая

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Рано чи пізно людство прийде до всесвітнього пакту стосовно того, як споживатимуться ресурси

Александр Литвиненко, заместитель директора НИСИ

Не имея своего видения будущего, мы будем поставлены в то место, которое нам отведут сильные мира сего

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Проблема может быть не в экономическом росте, а в перераспределении его благ

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Нынешний кризис – это перераспределение экономической мощи и власти между развитыми и развивающимися странами

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Мир идёт к хаосу

Мэд Джонс, президент Международного института менеджмента, США

В следующие десять лет мы увидим мощный сдвиг экономической и политической власти с Запада на Восток

Анатолий Баронин, Директор Аналитической группы" Da Vinci AG"

В среднесрочной перспективе мы не увидим окончательно сформированного нового порядка

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Путем искусственного раздувания потребления невозможно создать долгосрочный экономический рост

Виталий Коваленко, экономический эксперт

Новый мировой экономический порядок

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Існуюча економічна модель відносин себе вичерпала, і зараз переживає пертурбації

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Головне питання сьогодення – це альтернативна модель світоустрою

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

Відповідальність за майбутнє мають брати на себе всі

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,309