В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новый мировой экономический порядок

Крушение валютных систем, нехватка воды и еды, хроническая безработица, сокращение социальных гарантий и «темная сторона» Интернета — это главные риски десятилетия для мировой экономики, считают эксперты World Economic Forum.

Глобальная экономика опустилась до нулевого роста, ее экономические показатели сместились от повышения благосостояния к сокращению потребления. Долги растут, а меры экономии, призванные их сократить, неизбежно приводят к рецессии, из-за которой, опять же, растут долги…

Последствия не заставили себя ждать. Впервые за последние 200 лет появилось поколение людей, которые не уверены, что их дети будут жить лучше, чем они сами. О чем это говорит? Об исчезновении среднего класса? Об исчерпании ресурсов? Или об исчерпании того экономического порядка, который утвердился в мире в последние десятилетия?

Веками идея экономического прогресса связывала рост производительности труда с улучшением жизненных стандартов. Аксиомой считалась надежда, что бедные страны могут догнать промышленно развитые нации, что мир производства, торговли и финансов должен быть симметричным, позволяя всем странам проводить схожую политику, а не применять двойные стандарты для «своих» и «чужих».

Однако в последнее время сомнению подверглись не только экономические рычаги управления, но и религиозные, политические, экологические, энергетические, а также (меж-, над-, мульти-) национальные модели государственных образований. Мир «трещит по всем швам», разрушая выстроенные за предыдущие века устои.

Пожалуй, это одна из самых сложных тем, которые нам когда-либо приходилось обсуждать. Ее сложность заключается в том, что множество фиксаций следствий не позволяет сформулировать целостное понимание причин и перспектив того, что в последнее время все чаще называют «Новым мировым экономическим порядком». И на Востоке, ни на Западе мало кто имеет хоть какое-то представление о глубинных экономических переменах, происходящих в мире. И о том, как они отразятся на благосостоянии жителей планеты или международной стабильности.

По сути, нет даже идей, как справиться со всем валом проблем длящегося уже четвертый год экономического кризиса или нового мирового беспорядка… Что это – конец света, коллапс или возврат в новое средневековье?

Ясно лишь одно, и в этом едины все, – мир не становится ни более стабильным, ни более справедливым. В отличие от прошлых времен, нас ожидает переход к иному более сложному и многослойному порядку. Однако, ахиллесовой пятой большинства предложений о создании лучшего экономического порядка является неспособность государств справиться с проблемами, которые создают современные транснациональные и финансовые структуры.

Что в таких условиях может стать «двигателем» нового мирового экономического порядка и развития? Будет ли этот «двигатель» снова опираться на потребление, или же будет «взято за основу» что-то еще? Что именно?

При каких условиях возможно возобновление экономического роста в мировой экономике?

И, наконец, какие перспективы открываются перед Украиной? Какими будут ее роль и место в новом экономическом порядке?

Наших авторов, экспертов и читателей мы приглашаем обсудить на страницах «Диалог.UA» самые сложные аспекты перечисленных выше и многих других проблем, связанных с неминуемым приближением Нового экономического порядка в мире.

Свернуть

Пожалуй, это одна из самых сложных тем, которые нам когда-либо приходилось обсуждать. Ее сложность заключается в том, что множество фиксаций следствий не позволяет сформулировать целостное понимание причин и перспектив того, что в последнее время все чаще называют «Новым мировым экономическим порядком». И на Востоке, ни на Западе мало кто имеет хоть какое-то представление о глубинных экономических переменах, происходящих в мире. И о том, как они отразятся на благосостоянии жителей планеты или международной стабильности.

Ясно лишь одно, и в этом едины все, – мир не становится ни более стабильным, ни более справедливым. В отличие от прошлых времен, нас ожидает переход к иному более сложному и многослойному порядку. Однако, ахиллесовой пятой большинства предложений о создании лучшего экономического порядка является неспособность государств справиться с проблемами, которые создают современные транснациональные и финансовые структуры.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Мир нуждается в реальном производстве и совместных прагматических решениях

9 апр 2012 года

Сегодняшняя ситуация в мировой экономике – это очередной кризис или коллапс сложившейся системы экономических отношений? И что нас ожидает дальше: очередной подъем или целая эпоха экономических и политических перемен?

Конечно, современная экономика очень завязана на политике. Так было всегда, но сейчас эти связи гораздо сильнее. Некоторые «умники» и у нас в стране, и в России мыслят так, что надо строить капитализм по принципам Адама Смита, базируясь на рыночной экономике. Но нигде в мире рыночной экономики уже не существует. Все страны, которым удалось подняться, – страны Юго-Восточной Азии, Япония, – они сплотились и подняли экономику. У нас же такого нет. Нас уничтожили, причем, не войной. Япония и Германия дают пример выживания и восстановления экономики, хотя они были уничтожены в последней мировой войне. Мы в той войне победили, а в этой «бескровной» – уничтожены.

Сегодняшнее положение таково, что Европейский Союз переживает глубокий кризис, но не только из-за Греции. Центр Евросоюза переживает кризис из-за того, что они поступили очень недальновидно, когда приняли 10 «нищих» государств в Евросоюз, я образно, конечно говорю. Но у них, на то время, это была тактика кашалота: чем больше я проглочу, тем больше у меня в желудке будет. А оказалось, что они не способны «переварить» эти 10 стран.

И Украину они никогда к себе не примут только потому, что это 45 миллионов бедняков. Они уже обожглись на Польше. Вот Чехия и Словения по уровню жизни, – еще ничего были. Прибалтийские страны – это мелкие рыбки. В Эстонии населения – половина Киева. Тут уже проглатывать надо было стратегически, но экономически Эстония была на хорошем уровне, а вот все остальные, например, Румыния и Болгария – явно не дотягивали до уровня ЕС.

Вот и имеем то, что имеем. Евросоюз сейчас не может «переварить» Грецию, а еще на очереди Португалия, Ирландия, Испания и даже Италия. Хотя Италия была одним из основоположников Евросоюза, но при этом Италия очень разная – Северная и Южная. Северная – это Милан, Турин, Венеция это вполне еврозона, но Рим уже под вопросом. Неаполь – уже Юг, Сицилия, Калабрия – это уже, подобие Португалии по уровню мышления и экономического развития.

То есть, Евросоюз образовался из нескольких совершенно разных экономических зон, и эти зоны между собой очень слабо связаны. Та же Польша куда ближе по развитию к Западной Украине, чем к Англии.

Я еще тогда считал, что они делают глупость. Они, как в романе Джека Лондона, пытались все «застолбить» – все золотые участки. Их логика была сродни логике героев Клондайка, золотоискателей: нужно застолбить все, что доступно, но никто не знал, будет там золото или нет.

Я думаю, что мы наблюдаем не конец истории, а конец гегемонии США, которые некоторое время назад возомнили, что самые сильные и, что это «конец истории», – так называется известная книга Ф. Фукуямы. Что с победой над коммунизмом и Советским Союзом их модель мира останется единственной. Но более умные люди (например, Бжезинский, Хантингтон) уже тогда критиковали подобные прогнозы, ведь в мире растет мусульманский фундаментализм, и еще Россия не побеждена, и Китай поднимается.


Будет ли найден выход? Где могут возникнуть новые точки экономического роста? Какой ценою?

Выход есть, но никто к нему не пойдет. Выход в том, чтобы признать свои ошибки и вернуться к Евросоюзу до присоединения десяти «голодранцев» и Греции. Просто остаться в своих естественных пределах, а их естественные приделы – это те страны и территории, на которых возникла современная Европа, а затем и Евросоюз.

Для этого надо знать историю раннего средневековья. Это империя Карла Великого, короля франков, коронованного как император Папой Львом III в 800-м году I тысячелетия. Он создал костяк новой Европы, его чтят как основателя Германии и Франции. То есть, именно тогда начинала формироваться Европа, – будущий Евросоюз – более тысячи лет назад. И точно по такой же схеме расширялся Евросоюз нынешний. Но его руководители, как говорится, «перегнули палку». Они приняли в ЕС страны, которые совершенно не соответствуют их стандартам, ни ментально, ни экономически. Они взяли Грецию, Болгарию, Румынию, в общем-то, и Польшу, которая совершенно не такая, хотя и католическая страна, ну и Словению еще. И вот в этом их ошибка. И, конечно, у них уже не хватит никакого «пищеварения», чтобы переварить еще и Украину. С другой стороны, и у России нет сил, чтобы нас к себе притянуть. Вот мы и оказались между двух полюсов притяжения.


Что могло бы стать двигателем нового мирового экономического порядка и развития?

В мировом масштабе этого сейчас никто не знает. Но я могу предположить, что 21-й век – это век противостояния Соединенных Штатов и Китая. Это Транстихоокеанское противостояние.

Европа не способна противостоять столь мощным вызовам, там сильны только Франция и Германия, но их союз – это «помесь ежа и ужа». И Англия всегда будет отдельно, как она привыкла на своем острове, и как она всю свою историю была в некоторой самоизоляции. Евросоюз очень нестабилен, и хотя формально он может существовать, но в реальную европейскую интеграцию я не верю.

Россия все еще очень слаба. Леонид Васильев, мой учитель в области востоковедения, дал очень красивый образ России, что это великан с хорошими мышцами, с неплохой головой, но совершенно больными внутренними органами. Это образ России. В России, кроме Питера и Москвы, – нищета абсолютная. Там нищета больше, чем в наших селах, – у меня родственники в России, я это компетентно могу говорить. Кроме восстановления самомнения, самосознания Путин ничего народу не дал. А для русского народа – это так всегда было. Что ему цари дали? Как жили в нищете, так и живут. Ну да, победили Наполеона, но кроме самомнения никто ничего не получил. Ах, да, еще были в Париже.

Ну а Китай всегда будет Китаем. И Япония, сколько бы она не перенимала технологии и не опережала все остальные страны – она все равно будет Японией, со своей самобытной историей и традициями. А вот с Украиной сложнее.


В ближайшем будущем нас ожидает дальнейшая глобализация или региональная фрагментация?

Конечно же, глобализация застряла. В технологическом плане от нее никуда не деться, но сейчас идет ответная реакция на глобализацию – регионализация. От глобализации все устали. Глобализация – это диктат Соединенных Штатов при определенном содействии Англии. Хотя, естественно, Intelligent service – это куда лучше ЦРУ. У них куда больше опыта, и они куда умнее. Поэтому Соединенные Штаты в связке с Британией – это куда сильнее, чем просто ЦРУ. У ЦРУ нет такого колоссального опыта и традиций. Но Англия, хоть и младший партнер, все же ведет и свою игру. Но при этом английская традиция разведки и, соответственно, традиция английских влияний все еще сохраняется. Американцы многое в мировой политике воспринимают слишком однобоко и прямолинейно. Даже при том, что современная Россия – наследница Советского Союза, она во многом переняла опыт еще царской России, там тоже были колоссальные системы влияния, которые извне были незаметны. Еще и Франция имеет достаточное влияние. Американцы здесь просто дети – у них сила огромная, но никакой дипломатии.

Современный Китай проводит политику императорского Китая, утверждавшего, что мы, мол, ничего не завоевываем, нам ничего чужого не надо, но между тем система влияний распространяется. И точно так же современный Китай, ни на чьи территории не претендует. Где-то в 1711 году, если я не ошибаюсь, приехал английский посол в Китай и заявляет, что он их обряды выполнять не будет. А ему говорят – это вы к нам приехали, нам от вас ничего не надо, если вы к нам приехали значит вам от нас что-то надо, значит соблюдайте наши обычаи. А Англии, как и сейчас, уже тогда нужна была свободная торговля, базы, порты. Пришлось принимать новые правила игры.

И сейчас Китай – это сбалансированный уровень ремесленного производства и сельского хозяйства в селах. Соответственно, это сбалансированные товарообмен, цены и все прочее. И в села тоже идет западный капитал. Конечно, сельское хозяйство еще придерживается старых традиций, но установленные в былые годы экономически связи уже разрушены, стране нужны реформы, и они осуществляются.

Вообще основа экономики – это тяжелая промышленность, а в Европе нет тяжелой промышленности. Европа уже проигрывает тяжелой промышленностью Китаю, потому что там производить гораздо дешевле, более трудолюбивый народ и с гораздо меньшими материальными претензиями.

Что Украина может предложить Европейскому Союзу? Часть талантливой молодежи. Потому что у них среди молодых специалистов нет людей некоторых профессий, которых у нас хорошо готовят, – геологов и так далее. А на Западе на эти специальности абитуриенты не очень сильно поступают, и хотя какую-то часть нашей молодежи отдельные вузы принимают, все желающие им просто не нужны.


Может ли наше развитие опираться на потребление, как это когда-то было в Европе и США, или же будет «взято за основу» что-то еще?

У нас, несмотря на огромное население, потребление в стране достаточно мизерное, потому что наши люди зарабатывают мало.

А вот в Штатах колоссальные зарплаты, и у них колоссальный фонд потребления, колоссальный внутренний долг. А у нас, сколько мы можем потреблять? Наши представители среднего класса еще кое-как потребляют, но по сравнению с американским или европейским средним классом, – сколько мы можем потреблять? Экономика строиться на потреблении не будет потому, что у нас мизерные зарплаты.


Сейчас много говорят о кризисе технологий. Как будет трансформироваться технологический уклад в Украине, примет ли нас постиндустриальный мир?

Кризис технологий, конечно есть. Есть устарелые технологии. Вот в Украине промышленность экспортно-ориентированная, потому что у нас почти бесплатная рабочая сила. И себестоимость относительно невысокая. Например, Люксембург, с одной стороны и Восточная Германия с другой, весь этот блок – сколько там надо рабочим? Они могут производить больше, чем мы, но сколько у них это стоит? А у нас рабочие по три месяца не будут получать зарплату, но работать будут, ведь им некуда деться.

В то же время, у США капиталы по всему миру размещены. И если у нас еще некоторые заводы работают, трубы дымятся, то у них производство сворачивалось вполне осознанно. Вот в Чикаго, на озере Мичиган, – там еще что-то производится, я там был, все это мог увидеть воочию. А в целом у них виртуальное производство, а не реальное. И это их губит.

А вот у Китая – реальное производство, и США завалены китайской продукцией. Я был в Индейской резервации, купил сувениры, – «Девушка с орлом» за 3 доллара, а на обороте – made in China. То есть, даже в Индейскую резервацию индейскую символику поставляет Китай. И Китай заваливает весь рынок своими товарами. Если Америка на мировом рынке сдает позиции, то Китай только наращивает. Собственно, Китай восстанавливает свои традиционные позиции экономически. Ведь в Древнем мире Китай был экономически сильнее Римской Империи. В средние века Китай был ведущей страной, как и в Древнем мире. И чуть больше, чем за 100 лет Китай восстановил свои позиции после Опиумной войны.

Китайцы в мировом масштабе сейчас, безусловно, вырастают по всем позициям, но чтобы Америку «догнать и перегнать» – им еще далеко. Официально они еще с нею даже не соревнуются. Но лет через 15–20 производства Китая будут куда лучше. Другое дело, что у Америки производства размещены по всему миру. А вот дальше Китай будет занимать ту позицию, которую он занимал всю мировую историю.


Сохранится ли государство в качестве управляющего экономического субъекта? Или же оно растворится, передав свои функции надгосударственным (или каким-то еще) органам?

Я думаю, мирового правительства человечество не выдержит. Для этого нужна мощная тоталитарная система, но любая тоталитарная система рушится. Конечно, Америка хочет такое правительство создать, но, во-первых, против Америки вырастает такой титан, как Китай. Потом есть такие достаточно сильные государства, как Россия, Бразилия. Мусульманский мир не объединен политически, но он идеологически объединен. Это все-таки сильное противостояние. А чтобы существовало единое, даже тоталитарное государство, надо людей объединить какими-то общими ценностями. А какие общие ценности у мусульман и американцев? Ну, американцы кричат о своей демократии, а, на самом деле, демократии там нет. Это чисто идеологический «треп», потому что они идеологически обработаны. Они хорошо живут, они со своими долларами ездят по всему миру. И, имея доллары в кармане, видят, что живут лучше, чем какой-то араб. Но для араба не самое главное иметь доллары в кармане. Главное для него – это его связи, его друзья, семья. Для индуса главное – это паломничество по святым местам, сотни километров босиком. Но это для него важнее, чем вкалывать на какую-то фирму. То есть, у людей разные ценности, и привести их к «общему знаменателю» практически невозможно.


Как будет трансформироваться существующая мировая финансовая система? Какие могут быть сценарии такой трансформации? Сохранит ли свое мировое господство доллар?

Нет. Доллар главным не будет, он держится только на американском военном могуществе, на их 11 атомных авианосцах, – хотя я могу ошибаться в цифре. А так доллар – банкрот. Америка – финансовый банкрот, у нее финансовый долг, за который она в жизни не расплатиться. Но за счет военного могущества она контролирует своих кредиторов. В этом смысле, Китай намного сильнее, потому что у него огромные запасы долларов. А Америка всему миру должна. На сегодня Америка уже не способна даже контролировать свое могущество. Это было видно и в Ираке, и в Афганистане.

Поэтому о перспективах будущей мировой валюты говорить сложно. Я думаю, что будет не одна, какая-то «сверхвалюта», а что между странами, которые обеспечивают эмиссию долларов, евро, юаней, будет согласована определенная договоренность, чтобы все страны на взаимовыгодных условиях могли координировать функционирование своих национальных валют ради стабильности мировой финансовой системы.

Вот в Евросоюзе немцы уже жалеют, что отказались от марки, – она была стабильна, а теперь марка привязана к развалу экономики Греции. Вот англичане правильно сделали, что не вошли в еврозону. И сейчас евро держится на «двугорбом верблюде» – Франции и Германии. Германия экономически самая сильная в Европе, а Франция – политически. А финансово мы наблюдаем начало развала евро.


Каковы перспективы для Украины? Какими Вы видите ее роль и место в новом экономическом порядке?

Я врожденный пессимист, и считаю, что на ближайшее время у нас нет практически никакой перспективы.

Что мы можем производить? Природные ресурсы у нас есть, мы могли бы быть не на последнем месте в мировом хозяйстве. Тем более что сейчас мир переживает продовольственный кризис. Но наше сельское хозяйство – это кошмар. На наших плодороднейших земля такое хозяйствование просто позорно.

Мне довелось много ездить, когда я работал в археологии. Я просто приведу пример – вскоре после войны при Советском Союзе в Одессе, Севастополе и Новороссийске были оборудованы три элеватора, чтобы отгружать пшеницу на корабли, которые приходят из Европы. В начале 1980-х годов, в поздние брежневские времена, они уже были переоборудованы, чтобы принимать корабли, которые привозят зерно нам. Это было еще при Советском Союзе, а сейчас все значительно хуже, сельское хозяйство, развалено почти «до основанья».

У нас, конечно, есть прекрасный уголь, но верхние его слои в Донбассе уже исчерпаны. Надо погружаться глубже, там уголь еще есть, но, чтобы разрабатывать глубинные пласты, нужны деньги. А денег нет, оборудования тоже нет. Его можно закупить, были бы все те же деньги, но их нет.

Есть прекрасные марганцевые срезы, но они тоже почти закончились, а чтобы разрабатывать глубинные залежи, опять же, нужны деньги. Если бы нам доверяли западные фирмы, можно было бы сотрудничать с ними на очень выгодных условиях, но нам не доверяют. Страна – банкрот.

В интеллектуальном плане у нас очень хорошая научно-техническая база, но она иссякает. Куда идет молодежь учиться? На бухгалтеров и на юристов. А настоящие инженеры или просто квалифицированные рабочие – это абсолютно не престижные профессии. Туда мало кто идет учиться, и, соответственно, интеллектуальная база стареет и иссякает. И здесь волевым решением ничего не решится. Это понимают и в правительстве, но здесь ситуация не зависит от того, издаст Указ президент или нет.

О том, как выходить из кризиса, можно красиво, умно и дельно расписать, но другое дело, кто это будет делать на практике, и кто в этом заинтересован. У всех во власти свои корпоративные интересы. И когда каждый индивидуально говорит, – видно, что совсем не глупые люди, что дело свое знают. А когда доходит до реализации проектов, побеждают интересы, очень далекие от интересов общества, государства и страны в целом. Вот так вот оно и получается…

Беседу вела Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Сергій Дацюк, философ

Новые экономические представления

Лесь Герасимчук, культуролог

Реманент цивілізації майбутнього

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

В ближайшие годы Украина может стать аграрным придатком Китая

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Рано чи пізно людство прийде до всесвітнього пакту стосовно того, як споживатимуться ресурси

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Глобальных изменений в ближайшем будущем в экономике не будет

Александр Литвиненко, заместитель директора НИСИ

Не имея своего видения будущего, мы будем поставлены в то место, которое нам отведут сильные мира сего

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Проблема может быть не в экономическом росте, а в перераспределении его благ

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Нынешний кризис – это перераспределение экономической мощи и власти между развитыми и развивающимися странами

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Мир идёт к хаосу

Мэд Джонс, президент Международного института менеджмента, США

В следующие десять лет мы увидим мощный сдвиг экономической и политической власти с Запада на Восток

Анатолий Баронин, Директор Аналитической группы" Da Vinci AG"

В среднесрочной перспективе мы не увидим окончательно сформированного нового порядка

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Путем искусственного раздувания потребления невозможно создать долгосрочный экономический рост

Виталий Коваленко, экономический эксперт

Новый мировой экономический порядок

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Існуюча економічна модель відносин себе вичерпала, і зараз переживає пертурбації

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Головне питання сьогодення – це альтернативна модель світоустрою

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

Відповідальність за майбутнє мають брати на себе всі

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,191