В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Украинская модель гуманитарного пространства была и остается предметом нескончаемых споров и обсуждений, где каждому мнению противопоставляются десятки других, часто противоположных. В своем большинстве эксперты едины лишь в том, что теоретически она отмежевалась от советской модели гуманитарной политики с ее идеологическими догмами, но так и не смогла уйти от нее в своих практических проявлениях, сохраняя верность множеству «рудиментов» советской идеологии и политики.

В условиях, когда во всем мире одним из масштабных вызовов современности становится дегуманизация общества и деградация ключевых социальных институтов – семьи, системы образования и воспитания, когда доминируют духовное опустошение, массовая культура и засилье потребительского отношения к жизни и окружающим, в Украине эти явления достигают устрашающих размеров. Страна неотвратимо движется в сторону полной деградации и депопуляции населения. Статистика роста масштабов алкоголизма, наркомании, заболеваемости туберкулезом сегодня шокирует даже видавших виды исследователей беднейших стран Африки и Латинской Америки.

Изо дня в день мы наблюдаем катастрофическое снижение уровня образования, падения престижа и уважения к науке. Не исключено, что уже в ближайшее время ситуация в гуманитарной сфере засвидетельствует о полном развале прежних государственных институтов. «Скоро некому будет служить в армии, некому будет работать на высокотехнологическом оборудовании, некому и некого будет учить. Это не мелкая сезонная неурядица, это проблема существования народа и его страны», – констатирует М.Минаков, и его тревогу разделяют многие эксперты.

Все эти проявления свидетельствуют о глубочайшем гуманитарном кризисе, который переживает наша страна. На протяжении многих лет украинская гуманитарная политика была нацелена на фрагментирование общества, на рост недоверия между группами и сословиями, последовательно направлялась на изоляцию от глобальных и региональных процессов. Кому и зачем это было нужно – тема отдельного исследования, но результат такой политики более чем негативен. И простого рецепта преодоления ее последствий не существует.

Не поэтому ли гуманитарная политика это прежде всего предложение обществу консенсуса по ряду важных вопросов, решаемых доступными государству путями — в частности, через культуру и образование, через государственные СМИ, посредством бюджетного финансирования тех или иных культурных и социальных проектов и программ. Для Украины, где на протяжении всех лет ее независимости оставались неопределенными общезначимые ценности, которые бы объединяли украинское общество, последовательная гуманитарная политика приобретает значение фактора, влияющего как на становление, так и на сохранение суверенитета нашим государством.

Экономические потрясения становятся перманентным явлением в нашей стране, отодвигая на задний план вопросы развития гуманитарной сферы. А ведь многие эксперты признают, что эффективная гуманитарная политика – фундаментальная составляющая экономического роста. Для ведущих стран гуманитарная политика – это больше чем гуманитарная сфера в узком смысле. Ибо она непосредственно влияет на структуру и качество производства, на занятость и производительность труда – и, таким образом, на экономическое развитие и конкурентоспособность экономики, способствуя достижению и многих других целей экономической политики.

Если система взаимопроникновения и обратной связи экономики и гуманитарной сферы нарушается, кризисные явления охватывают практически все сферы жизни общества. Ни для кого не секрет, что Украина все более отстает от своих западных и восточных соседей по качеству и объему создаваемых культурно-образовательных продуктов, информационных потоков, в развитии гуманитарной инфраструктуры.

«Украине угрожает превращение в плохо функционирующую полуавтократию и абсолютную периферию», – утверждает Эндрю Уилсон, ведущий научный сотрудник Европейского совета по международным делам. И это лишь один из многих пессимистических сценариев, которые сегодня обсуждаются в экспертной среде.

В Украине накопилось великое множество проблем, связанных с гуманитарной сферой и гуманитарной политикой нашего государства. Это не та область, где все можно начать с «чистого листа», разрушив до основанья наработки предыдущих поколений. Но, возможно, есть лишь один способ избавиться от множества комплексов прошлого,- прекратить с ним бороться, и устремить свои помыслы и энергию в будущее.

Свернуть

Украинская модель гуманитарного пространства была и остается предметом нескончаемых споров и обсуждений, где каждому мнению противопоставляются десятки других, часто противоположных. В своем большинстве эксперты едины лишь в том, что теоретически она отмежевалась от советской модели гуманитарной политики с ее идеологическими догмами, но так и не смогла уйти от нее в своих практических проявлениях, сохраняя верность множеству «рудиментов» советской идеологии и политики.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Чтобы построить действительно современную экономику, нужно современное общество

23 апр 2012 года

Какие трансформации пережила гуманитарная политика Украины за последние 20 лет? Украина отошла от заидеологизированной советской гуманитарной политики, но так и не ушла от нее?

Мне кажется, что на протяжении двадцати лет независимости Украина находилась в поиске «своей», «аутентичной» гуманитарной политики. Это — вполне закономерный процесс для общества, которое пока не ощущает себя единой политической нацией. Если говорить о гуманитарной политике в широком смысле, то именно она продуцирует те ценности, которые в конечном итоге способны «сшить» разнородное общество, дать ему некие базовые ориентиры.

К сожалению, их по-прежнему нет. Дело в том, что «национальная» гуманитарная политика зачастую имела единственную цель — не быть «советской», что, во-первых, лишало ее позитивного содержания и, во-вторых, приводило к излишней политизации. Ведь всякое «анти» рано или поздно застревает в том, что оно отрицает. Есть только один способ избавиться от комплекса «советского прошлого» - перестать с ним бороться и посмотреть в будущее.


Почему гуманитарное пространство так и осталось в Украине пространством раздора? Что может остановить упадок и раскол в украинском обществе, перекраивание исторической памяти, разжигание враждебности на языковой, культурной или религиозной почве? Есть ли шансы? Кто должен это делать? Что необходимо, чтобы добиться прорыва в этой сфере?

Причина та же — излишняя политизация гуманитарной политики. На протяжении нескольких избирательных кампаний ее целенаправленно превращали в политтехнологию, используя примитивную, я бы даже сказал — архаическую схему: мобилизовать «своих», столкнув их с «чужими».

В подавляющем большинстве случаев спекуляции на языковых, культурных или религиозных отличиях были призваны отвлечь внимание от несостоятельности самих политиков или партий. Вместо того, чтобы предложить людям современную программу экономического развития или масштабный социальный проект, технологи натравливали одну часть общества на другую.

Да, так сложилось, что у украинцев разная историческая память и традиции. Однако ответ на вопрос, каких героев чтить и в какую церковь ходить, в конечном итоге каждый решает сам для себя. Чрезмерное вмешательство политиков в это, по большому счету, очень личное пространство превращает сложные темы в карикатуру. И не важно, как называется партия, которая пытается навязать единственно верное видение прошлого, ведь в итоге все равно выходит КПСС.

Вместе с тем, мне кажется, что шанс преодолеть раскол есть. Мы видим, что потенциал накачивания партийных рейтингов за счет примитивнейших тем о «сортах украинцев» практически исчерпан.

Наше общество гораздо мудрее и здоровее политиков. Если оно будет стабильно формировать запрос на положительные смыслы — например, о социальной справедливости, экономической модернизации, конкурентоспособном образовании и пр., политические силы, умеющие работать исключительно на негативе, рано или поздно уйдут со сцены. Хочется верить, что повестка дня этих парламентских выборов будет уже другой.


Украинское гуманитарное пространство - создано ли за прошедшие 20 лет нечто новое, креативное, свое?

Конечно, да, если включать в гуманитарное пространство все, что связано с человеком, его деятельностью, творчеством, «средой обитания»... Ведь Украина известна в мире не только благодаря братьям Кличко, но также нашим физикам, химикам и инженерам, которые приняли непосредственное участие в создании Большого Адронного Коллайдера.

Таких примеров можно привести множество. Главное, что благодаря достижениям наших людей, Украина продвигается как брэнд. Мы сохраняем самобытность, но при этом на равных «общаемся» с миром в науке, искусстве, спорте.


Могли бы вы оценить потенциал самоорганизации и инициативности украинской гуманитарной сферы? Каковы точки активности, пассионарности, в формировании украинского гуманитарного пространства?

На мой взгляд, как всякая нация, не так давно обретшая государственность, мы сделали первый шаг — собственно, заявили о себе как о субъекте. Теперь важно наполнить это заявление оригинальным содержанием. А для этого, как мне кажется, преодолеть, по меньшей мере, две преграды.

Во-первых, избавиться от комплекса «меншовартости» и, во-вторых, отказаться от устоявшегося мнения о том, что «гуманитарка» - нечто вторичное по отношению к проблемам развития экономики. Последнее в корне не верно. Недаром сегодня такой популярностью пользуются рассуждения о культурных основах экономической модернизации.

Попросту говоря, чтобы построить действительно современную экономику нужно современное общество. А ведь его не изменишь так быстро и с высокой гарантией на успех, как, например, предприятие, куда можно завезти новые станки и подлатать коммуникации. Необходимы гораздо более «тонкие», интеллектуальные технологии. Как показывают исследования, прорыв в пул развитых стран смогли совершить те общества, которые, во-первых, сохраняли связь с традицией, искали свой путь вместо того, чтобы перенимать готовые рецепты.

Во-вторых, это были в той или иной степени «справедливые» общества, без катастрофических разрывов в уровне доходов и, соответственно, уровне и образе жизни. В-третьих, странам, которые успешно модернизировались, свойственно уважение к закону, там установлен сильный правопорядок, когда «элита» и «простые смертные» играют по одним и тем же правилам и исключений нет ни для кого.

Наконец, в обществах, оказавшихся готовыми к модернизации, росли ценности самовыражения, креативности, личной инициативы и, что очень важно, высокой ориентации на будущее. Сегодня, когда в Украине начаты системные реформы в экономике, крайне важно создать систему стимулов и мотиваций для общества, сделать его не просто союзником, но соавтором преобразований. Успешно выполнив это задание, мы сможем с полным на то правом говорить о проектности и пассионарности украинского гуманитарного пространства.

Серьезный шаг в этом направлении уже сделан. Я имею в виду новую социальную политику, принципы которой не так давно озвучил президент. Что в ней главное? Инвестиции в человека. Не традиционные «подачки» в предвыборный год, но создание целого спектра возможностей для реализации каждого. Образно говоря, людям, которые умеют и хотят зарабатывать, строить собственный бизнес, заниматься творчеством и т. д., предлагают «удочку». На мой взгляд, это крайне важно, ведь только конкурентоспособное, самостоятельное, избавленное от излишнего патроната общество сможет в итоге «удвоить ВВП».


Гуманитарная политика — это инструмент развития творческого и креативного потенциала украинского общества или же инструмент манипулирования сознанием?

Все зависит от того, в чьих руках окажется этот инструмент. Вообще, я бы не рассматривал общество как некую аморфную массу, которую необходимо «наставлять на путь истинный». Как я уже говорил выше, достаточно создать базовые условия для развития.

Конечно, в нашу информационную эпоху, соблазн манипуляции очень велик. Но, как мне кажется, общество рано или поздно все равно отвергнет все наносное, навязанное извне, «придуманное» технологами. Образно говоря, найдет ниши для свободного самовыражения.

В этой связи, показательным примером можно считать всплеск гражданской активности в социальных сетях, который наблюдается в последнее время. Политики, которым удалось «приручить» изначально спонтанные протесты и поставить их под свои партийные флаги, оказались неспособными сделать то же самое с сетевыми группами и их инициативами. Да, эти инициативы зачатую не идут дальше простого отрицания, однако уже сейчас понятно, что у них огромный потенциал. Не нужно ими управлять. С ними необходимо считаться. Ведь именно здесь, в сетях, происходит формирование запроса на социальную справедливость.

Понятие «социальная справедливость» в данном случае включает в себя целый комплекс требований — от сокращения разрыва в уровне доходов и «включения» социальных лифтов до уважения властью граждан. В итоге возникает некая новая общность — она не является массовой, остается достаточно «подвижной» и не совпадает в своих границах с определенной социальной стратой. Однако впоследствии именно эта общность может стать основой среднего класса.


Слабая заинтересованность в развитии гуманитарного пространства со стороны государства – это зло или все же благо?

Сильным может быть только то государство, которое имеет четкое представление о собственных стратегических целях во всех сферах общественной жизни. Поэтому, устраняясь от определения основных направлений гуманитарной политики, оно себя, безусловно, ослабляет.

При этом необходимо учитывать, что сфера приложения гуманитарной политики в современном ее понимании — это отнюдь не только фольклорные фестивали. Гуманитарное пространство — это образование и социальные инновации, это активность гражданского общества, это диалог на всех уровнях общественной коммуникации. От того, как мы будем проектировать каждую из этих сфер, зависит, какую страну мы построим. Так что это очень ответственный сектор государственной политики.


Что такое гуманитарная политика сегодня – это инструмент объединения и сохранения Украины, поиск ею своей уникальной идентичности или – встраивания страны в чужие проекты, будь это «русский мир» или «европейское пространство»?

Ответ очевиден. Тем не менее, сделаю несколько уточнений. Во-первых, идентичность не является чем-то монолитным и простым. Существует несколько уровней ее проявления.

Так, каждый человек может назвать себя жителем определенного города, болельщиком какой-то футбольной команды, сторонником той или иной партии и т. д. И одновременно он опишет себя как представителя нации, гражданина своей страны, европейца, носителя ценностей «западной цивилизации». В глобальном мире идентичность как бы разомкнута вовне и замкнуть ее в пределах только национальных характеристик, исключив все остальные, вряд ли получится.

Поэтому задача номер один для такого неоднородного общества как украинское — консолидация в рамках единой политической нации, которая включает в себя всех граждан, независимо от языка или вероисповедания, но в то же время сохраняет, или я бы даже сказал — охраняет тот уровень, где язык, вероисповедание и прочие маркеры идентичности так же важны.

Что касается «Русского мира» или «Европейского пространства» - мне кажется, что большие идеологические проекты, наподобие этих, не способны дать ответы на многие современные вызовы. Так, Европа была единой до тех пор, пока не начала испытывать серьезные материальные затруднения, поскольку ценностные ориентиры долгое время оставались на заднем плане. «Русский мир», напротив, всегда ставил во главу угла культурную, в широком смысле, экспансию.

Сегодня же, как мне кажется, наступает такое время, которое требует поиска нового баланса материального и духовного, экономических приоритетов и жизненных ценностей. Конечно, наднациональные общности сохранятся и в будущем, однако будут принципиально иными.


Каковы должны быть составляющие украинской гуманитарной матрицы ценностных ориентиров в условиях глобальной дегуманизации общества и деградации ключевых социальных институтов?

Мне представляются абсолютно бесперспективными попытки «выпасть» из современности в некую новую архаику. Не смотреть телевизор и не пользоваться интернетом, потому что они транслируют ложные ценности.

Положительной момент глобальной информатизации заключается в разнообразии контента. Что выбрать, каждый решает сам в соответствии со своими вкусами, воспитанием и желаниями.

С другой стороны, от нашего выбора во многом зависит то, что именно будет преобладать в СМИ — политические ток-шоу или профессиональные дискуссии, «джинса» или серьезная аналитика, бесконечные сериалы про «ментов» или классика мирового кинематографа.

Так что ситуация отнюдь не фатальна, достаточно осознать личную ответственность как потребителя информации. Так называемая «деградация социальных институтов» - тоже дискуссионный вопрос. Я бы сказал, что речь должна идти об их трансформации.

Традиционные институты вынуждены становиться более гибкими и менее формальными. Приведу пример. Украинские партии, как провластные, так и оппозиционные, сегодня стремительно теряют популярность. Подчеркну: речь идет не о конкретных политических силах, а о заметном снижении доверия к партии как к институту. И одновременно с этим, люди начинают больше доверять общественным организациям.

Это значит, что партийная политика будет вынуждена трансформироваться, чтобы остаться востребованной. В частности, придется отказаться от клубного формата в пользу более открытого и децентрализированного. Обобщая, процитирую одного из моих друзей по фейсбуку: «В эпоху, когда ай-фоны меняются каждый квартал, избиратель вправе потребовать большего и от государства». Действительно - вправе.

Беседовал А.Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Політику треба залишити для політиків. Культура – не політика

Богдан Бенюк, актор театру і кіно, народний артист України

Дух патріотизму можна виховати тільки на прикладах перемог, досягнень, бажання жити, існувати

Влад Троицкий, основатель Центра современного искусства «ДАХ», режиссер, продюсер

Как можно говорить о гуманитарной политике, если ее нет?

Василь Кушерець, голова правління товариства «Знання», доктор філософських наук, професор

Нам треба позбутися конфронтаційної моралі

Сергій Дацюк, философ

У страны без собственного гуманитарного пространства нет будущего с точки зрения свободы и независимости

Лесь Танюк, народний депутат, голова комітету Верховної Ради з питань культури та духовності

Без хліба духовного не може бути хліба насущного

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Пасивність і покора не приносять порятунку

Микола Жулинський, директор Інституту літератури ім. Шевченка НАН України, академік НАН України

Цілісної гуманітарної політики у нас нема, оскільки у наших урядів немає стратегічного мислення

Наталья Заболотная, Генеральный директор НКММК “Мыстецкий Арсенал”

Теперь Украина сама стала центром «культурного притяжения»

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

В данный момент гуманитарная основа является более важной, чем экономика

Оксана Мельничук, историк, советник по культурной политике Национального института стратегических исследований

10 заповідей – це і є та матриця, навколо якої має будуватися будь-яка гуманітарна політика

Марина Ткаченко, эксперт по вопросам социального проектирования Института Горшенина, писатель

Гуманитарная политика – это прерогатива государства, но оттуда к нам сигналов никаких не поступает

Василь Яблонський, заступник директора НІСД

Наші політики не помічають, що саме в гуманітарній сфері формується той дороговказ, без якого люди не знають, куди йти

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

В гуманітарній сфері України дуже відчутний постколоніальний присмак

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Мы ожидаем спасения только извне

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,082