В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Украинская модель гуманитарного пространства была и остается предметом нескончаемых споров и обсуждений, где каждому мнению противопоставляются десятки других, часто противоположных. В своем большинстве эксперты едины лишь в том, что теоретически она отмежевалась от советской модели гуманитарной политики с ее идеологическими догмами, но так и не смогла уйти от нее в своих практических проявлениях, сохраняя верность множеству «рудиментов» советской идеологии и политики.

В условиях, когда во всем мире одним из масштабных вызовов современности становится дегуманизация общества и деградация ключевых социальных институтов – семьи, системы образования и воспитания, когда доминируют духовное опустошение, массовая культура и засилье потребительского отношения к жизни и окружающим, в Украине эти явления достигают устрашающих размеров. Страна неотвратимо движется в сторону полной деградации и депопуляции населения. Статистика роста масштабов алкоголизма, наркомании, заболеваемости туберкулезом сегодня шокирует даже видавших виды исследователей беднейших стран Африки и Латинской Америки.

Изо дня в день мы наблюдаем катастрофическое снижение уровня образования, падения престижа и уважения к науке. Не исключено, что уже в ближайшее время ситуация в гуманитарной сфере засвидетельствует о полном развале прежних государственных институтов. «Скоро некому будет служить в армии, некому будет работать на высокотехнологическом оборудовании, некому и некого будет учить. Это не мелкая сезонная неурядица, это проблема существования народа и его страны», – констатирует М.Минаков, и его тревогу разделяют многие эксперты.

Все эти проявления свидетельствуют о глубочайшем гуманитарном кризисе, который переживает наша страна. На протяжении многих лет украинская гуманитарная политика была нацелена на фрагментирование общества, на рост недоверия между группами и сословиями, последовательно направлялась на изоляцию от глобальных и региональных процессов. Кому и зачем это было нужно – тема отдельного исследования, но результат такой политики более чем негативен. И простого рецепта преодоления ее последствий не существует.

Не поэтому ли гуманитарная политика это прежде всего предложение обществу консенсуса по ряду важных вопросов, решаемых доступными государству путями — в частности, через культуру и образование, через государственные СМИ, посредством бюджетного финансирования тех или иных культурных и социальных проектов и программ. Для Украины, где на протяжении всех лет ее независимости оставались неопределенными общезначимые ценности, которые бы объединяли украинское общество, последовательная гуманитарная политика приобретает значение фактора, влияющего как на становление, так и на сохранение суверенитета нашим государством.

Экономические потрясения становятся перманентным явлением в нашей стране, отодвигая на задний план вопросы развития гуманитарной сферы. А ведь многие эксперты признают, что эффективная гуманитарная политика – фундаментальная составляющая экономического роста. Для ведущих стран гуманитарная политика – это больше чем гуманитарная сфера в узком смысле. Ибо она непосредственно влияет на структуру и качество производства, на занятость и производительность труда – и, таким образом, на экономическое развитие и конкурентоспособность экономики, способствуя достижению и многих других целей экономической политики.

Если система взаимопроникновения и обратной связи экономики и гуманитарной сферы нарушается, кризисные явления охватывают практически все сферы жизни общества. Ни для кого не секрет, что Украина все более отстает от своих западных и восточных соседей по качеству и объему создаваемых культурно-образовательных продуктов, информационных потоков, в развитии гуманитарной инфраструктуры.

«Украине угрожает превращение в плохо функционирующую полуавтократию и абсолютную периферию», – утверждает Эндрю Уилсон, ведущий научный сотрудник Европейского совета по международным делам. И это лишь один из многих пессимистических сценариев, которые сегодня обсуждаются в экспертной среде.

В Украине накопилось великое множество проблем, связанных с гуманитарной сферой и гуманитарной политикой нашего государства. Это не та область, где все можно начать с «чистого листа», разрушив до основанья наработки предыдущих поколений. Но, возможно, есть лишь один способ избавиться от множества комплексов прошлого,- прекратить с ним бороться, и устремить свои помыслы и энергию в будущее.

Свернуть

Украинская модель гуманитарного пространства была и остается предметом нескончаемых споров и обсуждений, где каждому мнению противопоставляются десятки других, часто противоположных. В своем большинстве эксперты едины лишь в том, что теоретически она отмежевалась от советской модели гуманитарной политики с ее идеологическими догмами, но так и не смогла уйти от нее в своих практических проявлениях, сохраняя верность множеству «рудиментов» советской идеологии и политики.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

В данный момент гуманитарная основа является более важной, чем экономика

16 май 2012 года

Какие перемены пережила гуманитарная политика в нашей стране за последние 20 лет? Что было сделано нового, а главное - полезного?

Проблема в том, что советская политика строилась в условиях стабильности и основывалась на идеях культуры. Теперь нам приходится жить в эпоху быстрой трансформации, когда опора на культуру больше не помогает. В этом смысле, сейчас идёт столкновение трёх базовых оснований для человеческого развития. Это индустриально-культурная парадигма, традиционная для ХVIII, XIX и XX столетий; далее идёт новая технологическая парадигма, которая не опирается на культуру, а фрагментарно использует её в своих целях; и наконец, происходит становление новой гуманитарной парадигмы, которая призвана решать, каким образом в этом быстро изменяющемся мире найти смысл человеческого существования.

В таком понимании мы от советской организационной модели никуда не ушли. По-прежнему есть опора на те же элементы, что были при Советском Союзе, но в изменившемся мире такая система уже не работает.

Единственное, что было сделано – это попытка найти новый смысл за счёт идеи сугубо национальной. Была проработана украинская история, литература, украинское наследие вообще. Но даже в этом аспекте, не решающем глобально всех проблем, я нахожу принципиальную ошибку.

Суть её в том, что был применён исключающий подход, а не собирающий. То есть, мы добровольно отказались от большой части признанного в мире наследия. К примеру – Гоголь стал числиться в зарубежной литературе. Также и одесские писатели – Бабель, Багрицкий, Олеша. И ещё можно найти сотни примеров, когда из украинского культурного наследия были исключены люди, имеющие к нему непосредственное отношение. Хотя сейчас уже есть и попытки возвращения к идее собирания, судя по отношению к таким великим модернистам, как Кандинский и Малевич.


Слабость и незаинтересованность государства в развитии гуманитарного пространства – это хорошо или плохо?

Плохо в этом то, что в момент быстрой трансформации гуманитарная основа является более важной, чем экономика, производство и всё остальное. А у нас как прежде считают, что главным для людей является экономическое благо, забывая при этом, что ЕС создавалось изначально на основе единого гуманитарного пространства. Как говорит Выдрин, в эпоху резких изменений меняется местами базис и надстройка. Экономика становится надстройкой. И в таком случае конечно лучше, что правительство не вкладывает силы в ушедшие формы культуры. Но то, что оно не занимается гуманитарными проблемами вообще – это для страны губительно плохо.

В мире уже стали говорить, что экономическая модель сейчас трансформируется вплоть до принятия противоположных тезисов, и опираться на экономические теории больше невозможно. Правда, это получает отклик и у нас. По крайней мере, о важности гуманитарных вопросов стали говорить и наши ведущие политики.


Создано ли в Украине своё гуманитарное пространство?

Как и на всём постсоветском пространстве, в Украине идёт борьба между западничеством и традициями пропавшего социализма. Западничество дало нам кучу новых книг, идей и пространство для размышлений, которое в советские времена было во многом закрыто. В то же время, у нас перестали признавать собственное интеллектуальное наследие и свели его, преимущественно, к художественному. Так здесь обозначили контуры нового гуманитарного пространства, но в таком виде оно явно ущербно.


А какие его части наиболее пострадали?

У нас нет ничего пострадавшего, у нас происходит полная деградация и депопуляция населения. И судя по всему, депопуляция может быть остановлена только за счёт дикой миграции, что крайне отрицательно сказывается на культуре. А по явлениям деградации цифры совершенно ужасающие, особенно по росту алкоголизма и наркомании, по снижению уровня образования. Очень скоро некому станет служить в армии, некому будет работать на высокотехнологическом оборудовании, некому и некого будет учить. Это не мелкая сезонная неурядица, это проблема существования народа и его страны.

Я не обвиняю одно только руководство, потому что причастны все. Вместо того, чтобы придерживаться идеологии дополнительности и взаимопомощи, у нас доминирует идеология вражды и стремление лишить жизненного пространства людей с другой точкой зрения. Здесь нет разницы между правителями и населением. Население точно также хочет чего-то понятного, определённого и одного. Но представление об этом одном у разных групп населения и в разных регионах страны существенно отличается.

А что делать? Ну, мы пытаемся создать новое образование, которое признаёт существование множества форм образования. Не нужно настаивать на том, что есть одно единственно правильное европейское или американское образование – это миф. Пора заложить в сознание, что необходимо партнёрство и сотрудничество между разными представителями гуманитарного мира. Надо создавать новые библиотеки, новые исследовательские центры – ведь наука и образование у нас деградировали. И средства массовых коммуникаций не вышли до сих пор из подражательского состояния. Так что тут никакие реформы сверху не помогут. Только движение заинтересованных людей, собирание их в клубы, в фестивали, в большие проекты – только это реально изменит ситуацию.


А что со стороны государства?

Первое – не мешать. Во всём мире новые гуманитарные формы не отдаются госадминистрированию, а у нас это является базовым способом управления. От этого и происходят всевозможные помехи. Вместо этого правительство могло бы создать такие условия, чтобы бизнесу стало выгодно вкладывать средства в гуманитарную сферу. И что оно должно поддерживать, безусловно – это архивы, музеи, словом то, что без государственной помощи сразу погибнет.

Второе – надо ещё подготовить сознание людей для взаимодействия на высоком уровне организации и коммуникаций. Вот был пятого числа форум интеллигенции, и по этому поводу давно ведётся полемика: а сумеем ли мы вообще поговорить друг с другом, или каждый будет кричать своё? Надо научиться слушать других и вместе работать.


Если государство само не занимается гуманитарной политикой, то его заменяет влияние извне. Как бы вы оценили это влияние?

Оно просто колоссально. Особенно со стороны США.


Стоит ли его как-то ограничивать, ставить в определенные рамки?

Мы должны понимать его, использовать в своих целях и делать своё дело. Массовая, потребительская культура Соединённых Штатов, безусловно, доминирует в мире и давит всех. А европейская культура, в своих исторических образцах, присутствовала в нашей стране и раньше. Причём качество отбора и переводов было весьма неплохим. Но европейское общество уже много лет болеет. Их, так называемая политкорректность, боязнь определённости, идеи с правами меньшинств – во всём этом есть нездоровые признаки и не дай бог нам эту болезнь перенять. Неужели гомосексуализм являет собой столь высокую ценность, что за него надо бороться?

Влияние России, безусловно, тоже огромно. Советский Союз имел общероссийское культурное основание, оно было и до сих пор остаётся неотделимым от национальных культур его народов. И мы не имеем столь развитых коммуникаций, которые могли бы достойно конкурировать, хотя бы, с российскими сериалами. А телевидение сейчас является мощнейшим оружием, нам надо побольше своих телепроектов. Конечно, выделить на них столько средств, как в России, мы не сможем, но отрадно то, что мы находимся не в одном поле влияния, а сразу в нескольких. Надо это понимать и добавлять своё.


Что же своего мы можем добавить, кроме телесериалов или поп-культуры, заполонившей телеэкраны?

Представьте себе - украинская художественная линия одна из самых сильных в современном мире. Не стоит преуменьшать достоинств молодых украинских художников и кинематографистов. Кинематограф, правда, работает на фестивальном уровне, а не на уровне массового зрителя, но художественный уровень достаточно высокий. Технологически мы отстаём, но в этой сфере могли бы стать мировыми лидерами. Нужна, конечно, поддержка от бизнеса, от населения, и от власти.


Не если это утопия – поддержка кино и искусства со стороны бизнеса? Пока что у него не видно особого интереса…

В приличных странах бизнесу выгодно сотрудничать с государством в области культуры. Этого можно достичь и здесь.

Первопроходцами, конечно, будут предприниматели. За ними, на подготовленную почву, приходит бизнес. В Украине уже есть люди, которые вкладывают в это деньги. По разным соображениям, но даже если из соображений саморекламы – то в этом тоже не всё так плохо. Фонд Пинчука развивает проекты, связанные с искусством, с культурой, с образованием. У Ахметова два фонда, связанных с медициной и с образованием. Если они получат поддержку и будут отрабатывать её в гуманитарной сфере, то это не будет утопия.


Беседу вел Андрей Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Політику треба залишити для політиків. Культура – не політика

Богдан Бенюк, актор театру і кіно, народний артист України

Дух патріотизму можна виховати тільки на прикладах перемог, досягнень, бажання жити, існувати

Влад Троицкий, основатель Центра современного искусства «ДАХ», режиссер, продюсер

Как можно говорить о гуманитарной политике, если ее нет?

Василь Кушерець, голова правління товариства «Знання», доктор філософських наук, професор

Нам треба позбутися конфронтаційної моралі

Сергій Дацюк, философ

У страны без собственного гуманитарного пространства нет будущего с точки зрения свободы и независимости

Лесь Танюк, народний депутат, голова комітету Верховної Ради з питань культури та духовності

Без хліба духовного не може бути хліба насущного

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Пасивність і покора не приносять порятунку

Микола Жулинський, директор Інституту літератури ім. Шевченка НАН України, академік НАН України

Цілісної гуманітарної політики у нас нема, оскільки у наших урядів немає стратегічного мислення

Наталья Заболотная, Генеральный директор НКММК “Мыстецкий Арсенал”

Теперь Украина сама стала центром «культурного притяжения»

Оксана Мельничук, историк, советник по культурной политике Национального института стратегических исследований

10 заповідей – це і є та матриця, навколо якої має будуватися будь-яка гуманітарна політика

Марина Ткаченко, эксперт по вопросам социального проектирования Института Горшенина, писатель

Гуманитарная политика – это прерогатива государства, но оттуда к нам сигналов никаких не поступает

Василь Яблонський, заступник директора НІСД

Наші політики не помічають, що саме в гуманітарній сфері формується той дороговказ, без якого люди не знають, куди йти

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

В гуманітарній сфері України дуже відчутний постколоніальний присмак

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Мы ожидаем спасения только извне

Владимир Семиноженко, лидер «Новой Украины», академик НАНУ

Чтобы построить действительно современную экономику, нужно современное общество

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,078