В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Украинская модель гуманитарного пространства была и остается предметом нескончаемых споров и обсуждений, где каждому мнению противопоставляются десятки других, часто противоположных. В своем большинстве эксперты едины лишь в том, что теоретически она отмежевалась от советской модели гуманитарной политики с ее идеологическими догмами, но так и не смогла уйти от нее в своих практических проявлениях, сохраняя верность множеству «рудиментов» советской идеологии и политики.

В условиях, когда во всем мире одним из масштабных вызовов современности становится дегуманизация общества и деградация ключевых социальных институтов – семьи, системы образования и воспитания, когда доминируют духовное опустошение, массовая культура и засилье потребительского отношения к жизни и окружающим, в Украине эти явления достигают устрашающих размеров. Страна неотвратимо движется в сторону полной деградации и депопуляции населения. Статистика роста масштабов алкоголизма, наркомании, заболеваемости туберкулезом сегодня шокирует даже видавших виды исследователей беднейших стран Африки и Латинской Америки.

Изо дня в день мы наблюдаем катастрофическое снижение уровня образования, падения престижа и уважения к науке. Не исключено, что уже в ближайшее время ситуация в гуманитарной сфере засвидетельствует о полном развале прежних государственных институтов. «Скоро некому будет служить в армии, некому будет работать на высокотехнологическом оборудовании, некому и некого будет учить. Это не мелкая сезонная неурядица, это проблема существования народа и его страны», – констатирует М.Минаков, и его тревогу разделяют многие эксперты.

Все эти проявления свидетельствуют о глубочайшем гуманитарном кризисе, который переживает наша страна. На протяжении многих лет украинская гуманитарная политика была нацелена на фрагментирование общества, на рост недоверия между группами и сословиями, последовательно направлялась на изоляцию от глобальных и региональных процессов. Кому и зачем это было нужно – тема отдельного исследования, но результат такой политики более чем негативен. И простого рецепта преодоления ее последствий не существует.

Не поэтому ли гуманитарная политика это прежде всего предложение обществу консенсуса по ряду важных вопросов, решаемых доступными государству путями — в частности, через культуру и образование, через государственные СМИ, посредством бюджетного финансирования тех или иных культурных и социальных проектов и программ. Для Украины, где на протяжении всех лет ее независимости оставались неопределенными общезначимые ценности, которые бы объединяли украинское общество, последовательная гуманитарная политика приобретает значение фактора, влияющего как на становление, так и на сохранение суверенитета нашим государством.

Экономические потрясения становятся перманентным явлением в нашей стране, отодвигая на задний план вопросы развития гуманитарной сферы. А ведь многие эксперты признают, что эффективная гуманитарная политика – фундаментальная составляющая экономического роста. Для ведущих стран гуманитарная политика – это больше чем гуманитарная сфера в узком смысле. Ибо она непосредственно влияет на структуру и качество производства, на занятость и производительность труда – и, таким образом, на экономическое развитие и конкурентоспособность экономики, способствуя достижению и многих других целей экономической политики.

Если система взаимопроникновения и обратной связи экономики и гуманитарной сферы нарушается, кризисные явления охватывают практически все сферы жизни общества. Ни для кого не секрет, что Украина все более отстает от своих западных и восточных соседей по качеству и объему создаваемых культурно-образовательных продуктов, информационных потоков, в развитии гуманитарной инфраструктуры.

«Украине угрожает превращение в плохо функционирующую полуавтократию и абсолютную периферию», – утверждает Эндрю Уилсон, ведущий научный сотрудник Европейского совета по международным делам. И это лишь один из многих пессимистических сценариев, которые сегодня обсуждаются в экспертной среде.

В Украине накопилось великое множество проблем, связанных с гуманитарной сферой и гуманитарной политикой нашего государства. Это не та область, где все можно начать с «чистого листа», разрушив до основанья наработки предыдущих поколений. Но, возможно, есть лишь один способ избавиться от множества комплексов прошлого,- прекратить с ним бороться, и устремить свои помыслы и энергию в будущее.

Свернуть

Украинская модель гуманитарного пространства была и остается предметом нескончаемых споров и обсуждений, где каждому мнению противопоставляются десятки других, часто противоположных. В своем большинстве эксперты едины лишь в том, что теоретически она отмежевалась от советской модели гуманитарной политики с ее идеологическими догмами, но так и не смогла уйти от нее в своих практических проявлениях, сохраняя верность множеству «рудиментов» советской идеологии и политики.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Как можно говорить о гуманитарной политике, если ее нет?

1 июн 2012 года

Отошла ли Украина за 20 прошедших лет от советской гуманитарной политики, и если нет, то почему?

Безусловно, отошла. Только если 20 лет назад была некая идеологическая парадигма – коммунизм – то сейчас никакой идеологический парадигмы нет. И если Ющенко хотя бы что-то пытался делать в этом направлении, пусть достаточно примитивно, то для нынешней власти такое понятие, как гуманитарная политика, – это вообще почти неприличное слово.

А раз ее нет, институции, которые должны заниматься гуманитарной политикой, согласно закону Паркинсона обслуживают сами себя - когда нет поставленной задачи, возникают внутренние задачи, и, таким образом, их главным предназначением сегодня стало осваивание бюджетных денег.

Кто и что должен делать, чтобы в украинской гуманитарной политике наметился прорыв?

Безусловно, это задача государства, которое должно заниматься протекционизмом национальной культуры. Национальной – это не значит только фольклора и тому подобного. Национальная культура – это культура, которая формирует сознание нации. В том числе - ставит острые вопросы, которые важны для этой общности людей, зачастую вопросы болезненные. Это в особенной степени касается театра, театра некоммерческого и театра, связанного с тем, что мы вкладываем в понятие «высокое искусство». Потому что театр бывает разный. Театр коммерческий – это зона бизнеса. Национальное же искусство всегда нуждается в протекционизме. Вот этим и должно занимается государство, все остальное может быть отпущено под опеку частной инициативы. Должен быть сформирован институт экспертов, которые квалифицированно оценивают то, что происходит в нашем искусстве и то, как это вписывается в мировое культурное пространство.

Какие достижения в гуманитарной сфере Украины можно отметить за последние 20 лет?

Если даже что-то и было сделано, то сегодня почти все потеряно. Мне проще говорить о театре. В плачевном состоянии сама система театрального образования. Показательный критерий здесь – отсутствие молодой украинской режиссуры. Совместно с Чеховским фестивалем и Центром Леся Курбаса мы проводили «Смотр молодой украинской режиссуры». Молодые режиссеры есть, но общий уровень этой молодой режиссуры производит очень печальное впечатление. И нельзя винить ребят, которые этим занимаются, – у них практически нет возможности выйти на определенный уровень, проявить себя. Они находятся в ситуации альтернативы, которая в Украине безнадежна.

Андрей Жолдак, Олег Липцев, Валерий Бильченко – люди, которые на заре независимости Украины были вестниками перемен и формировали новое лицо украинского театра, к сожалению, для Украины безвозвратно потеряны.

Не более веселая картина в других сферах. В академической музыке у нас неплохая школа современных композиторов, но они здесь никому не нужны. Нет ни институции, которая бы серьезно занималась протекционизмом этого вида искусства, не печатаются ноты, написанная музыка исполняется крайне редко. В результате и молодые композиторы, и молодые музыканты ориентированы на эмиграцию.

Чуть лучше ситуация с литературой, но если мы говорим об украиноязычной литературе, то продажи все равно падают. У нас самое низкое количество книг на душу населения во всей Европе – кажется, издается одна книга на человека в год, – плачевный результат. Безусловно, здесь играет свое и активная идеологическая позиция России. Но, несмотря на все это, есть яркие украинские писатели, которых читают и переводят. Впрочем, никакой заслуги государства в этом нет.

Немного лучше ситуация в визуальных искусствах. Благодаря Виктору Пинчуку, «Украинскому дому» под руководством Наталии Заболотной, здесь можно отметить и наш «ГогольFest» - оно каким-то образом актуализировано. Но, своей серьезной школы современного искусства в Украине нет, и процесс серьезного внедрения в мировой контекст мы пока не наблюдаем. Пока что это мечты и реальность для очень узкой прослойки людей искусства.

Ситуация с кино в Украине выглядит очень пессимистически. Если в документалистике мы имеем несколько случаев, когда молодые украинские режиссеры получали крупные призы на международных фестивалях, то убедительная школа игрового кино просто отсутствует. Сегодня наше игровое кино не конкурентноспособно. Очень симптоматично, что «Арт-трафик» сейчас пытается делать молодежный проект «Украина Гудбай», главная тема которого – эмиграция из Украины.

В Украине пытались делать такой проект как «Культурный герой», хотя этот проект был скорее политическим. В нашей стране не актуально такое понятие, как «культурный герой». Наши «герои» – это политики разных мастей, обзывающие друг друга бандитами и ворами.

Существует еще одна серьезная проблема – это проблема украинского языка. Украинский язык требует серьезного и очень грамотного протекционизма, что ни в коем случае не означает войну с русским. Необходимо последовательно и грамотно развивать украинские проекты. Например, если это сфера театра - выделять больше денег украинским театрам, приглашать в них лучших режиссеров, создавать в восточных регионах живые и мощные центры украиноязычной культуры. Но при этом, конечно, нельзя щемить русские театры. Просто, должен быть протекционизм.

Запрещать что-либо – это тупиковый путь. Я считаю, что нужно печатать хорошие книги по истории Украины на русском языке для восточных регионов, чтобы люди начинали понимать свою историю. Потому, что если не будет хорошего русскоязычного учебника украинской истории, дети буду читать книги, привезенные из России, и их мировоззрение будет формировать идеология России. А если продолжать то, что происходит в последние годы, когда вопрос языка становится объектом политических манипуляций - раскол между Востоком и Западом будет усиливаться.

Гуманитарная политика – это инструмент развития творческого потенциала украинского общества или же инструмент манипулирования сознанием?

Гуманитарная политика состоит из трех составляющих – это, прежде всего, образование, формирование самой структуры образования, а это включает в себя: повышение авторитета педагогов, учителей, – как в школе, так и в университете. Формирование флагмана. Например, если Могилянка достигла хороших результатов – ей немного остается, чтобы отвечать европейским критериям современного высшего учебного заведения – нужно повышать уровень и рейтинг этого вуза, чтобы войти в рейтинг мирового сообщества образования. И если не хватает своих педагогов, приглашать их из России, Европы, Америки, чтобы они формировали систему серьезного образования, – как гуманитарного, так и технического. У нас все это благополучно разрушается, и уже мало что осталось.

Второй момент – культура и искусство. Это протекционизм национальных проектов. Можно, конечно, назвать театр оперетты национальным, но когда я говорю своим друзьям из Франции или России, что у нас театр оперетты – национальный, они спрашивают меня: так это что, лицо нации? И то же самое происходит в кино. У нас нет ни механизмов объективной оценки происходящего, ни механизмов обновления, в том числе – механизмов ротации руководящих кадров, который на Западе в любом театре происходит каждые 4 года.

То, что государство сегодня не вмешивается в развитие гуманитарного пространства – это зло или благо?

Как это не вмешивается? Вся наша система управления культурой, оставшаяся нам в наследство от Советского Союза - система государственная. Все то, о чем мы говорим – это результаты этого управления.

Почему у нас отсутствует собственный взгляд на мир? Мы пользуемся чужими новостийными потоками и оценками происходящего – пребываем в чужих, внешних смысловых и культурных контекстах, парадигмах. Как долго это может продолжаться?

На разных людей внешние влияние действует по-разному. Проблема в том, что качественной, хорошо отобранной информации, качественного журналистского продукта, аналитики – от политической до культурной, экономической информации – практически нет. Ее все сложнее получить в украинском пространстве. Что же касается Европы, России, Америки – они, конечно, влияют, но, к сожалению, не лучшими своими проявлениями.

Если украинское гуманитарное пространство – это нечто самобытное и самодостаточное, вне зависимости от языка, на котором создается украинский культурно-образовательный продукт, кто должен его поддерживать, продвигать?

Власть должна понять, что это является условием ее выживания – выживания всей страны. Но для этого нужно иметь зрелое сознание и стратегическое сознание, которое предполагает, что ты проектируешь будущее не только от выборов до выборов, а формируешь некую преемственную историю. И вот эта преемственность встраивается в задание гуманитарной политики, – это не быстрый процесс. С другой стороны, нужно искать людей в стране, – их еще немного осталось, которым не безразлична Украина, которые готовы строить ее своим трудом и знаниями.

Но, к сожалению, и бизнесу, и власти не до того. Их сознание, как у Мальчиша Кибальчиша, – нам бы день простоять, да ночь продержаться, а после нас, – как говорил Людовик XIV, – хоть потоп. Хотя они сами, разговаривая со своими детьми, уже сталкиваются с тем, что если у них не формируется этическая или нравственная оболочка, то туда начинает проникать все худшее, меняются ценностные ориентиры, авторитеты. И родители, будь они во власти или в бизнесе, оказываются в полной растерянности, и не понимают, как говорить со своим детьми.

У нас потеряно понятие профессиональной чести. Человек, который честной трудится, не важно, в какой области, будь-то врач, учитель, инженер и бизнесмен – он, в принципе, в общественном сознании – «лузер». Но если человек каким-то образом что-то приватизировал, оторвал «с мясом», и потом сидит на выжимании последних соков из этого «дела», – то он нормальный, а если делает что-то настоящее, но без прибылей – это аномалия. И тогда человек, который что-то «доит», начинает понемногу сворачивать свои программы для таких людей, и это, конечно, трагично для Украины.

Каковы должны быть составляющие украинской гуманитарной матрицы ценностных ориентиров для будущих поколений созидателей?

Внешнее замыкает тебя в мертворожденную матрицу. Пока ты не найдешь двигателей для любых общеобразовательных проектов – просто выделить на них деньги – мало. Их тут же «распилят», и будь-то образование или культура, – это известная технология.

Поэтому, первый этап – это поиск так называемых пассионариев – людей, которые могут взять на себя ответственность, не деньги, а именно ответственность, и лишь потом деньги, и предложить схемы и структуры, каким образом осуществлять преобразование. При этом, прежде чем что-то разрушать, ты должен подготовить базу людей, которые должны зайти. Новых-то и нет! Поэтому остро стоит вопрос формирования «инкубаторов» в разных областях. Все сразу поменять невозможно, не хватит средств. Но, например, если есть та же Могилянка - вместо того, чтобы ущемлять ее в правах, нужно ее культивировать, делать специальные проекты. А для равновесия сделать проект совместно с Россией.

Пока что украинской гуманитарной политики нет. Ситуация все хуже и хуже. Как можно говорить о гуманитарной политике, если ее нет? Максимальное представление о гуманитарной политике – это Евро 2012. У нас нет ни одного серьезного аналитического портала – ни по гуманитарной политике, ни по культуре, ни по экономике, ни по чему вообще – ничего такого нет. И как может сформироваться гуманитарная политика? Есть отдельные люди, но нет системного видения, системных подходов. Должно быть определенное количество культурных проектов, должен быть рынок, – не денег, а социальный, а этого всего нет. Поэтому мы имеем ту ситуацию, которую имеем.

Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Політику треба залишити для політиків. Культура – не політика

Богдан Бенюк, актор театру і кіно, народний артист України

Дух патріотизму можна виховати тільки на прикладах перемог, досягнень, бажання жити, існувати

Василь Кушерець, голова правління товариства «Знання», доктор філософських наук, професор

Нам треба позбутися конфронтаційної моралі

Сергій Дацюк, философ

У страны без собственного гуманитарного пространства нет будущего с точки зрения свободы и независимости

Лесь Танюк, народний депутат, голова комітету Верховної Ради з питань культури та духовності

Без хліба духовного не може бути хліба насущного

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Пасивність і покора не приносять порятунку

Микола Жулинський, директор Інституту літератури ім. Шевченка НАН України, академік НАН України

Цілісної гуманітарної політики у нас нема, оскільки у наших урядів немає стратегічного мислення

Наталья Заболотная, Генеральный директор НКММК “Мыстецкий Арсенал”

Теперь Украина сама стала центром «культурного притяжения»

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

В данный момент гуманитарная основа является более важной, чем экономика

Оксана Мельничук, историк, советник по культурной политике Национального института стратегических исследований

10 заповідей – це і є та матриця, навколо якої має будуватися будь-яка гуманітарна політика

Марина Ткаченко, эксперт по вопросам социального проектирования Института Горшенина, писатель

Гуманитарная политика – это прерогатива государства, но оттуда к нам сигналов никаких не поступает

Василь Яблонський, заступник директора НІСД

Наші політики не помічають, що саме в гуманітарній сфері формується той дороговказ, без якого люди не знають, куди йти

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

В гуманітарній сфері України дуже відчутний постколоніальний присмак

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Мы ожидаем спасения только извне

Владимир Семиноженко, лидер «Новой Украины», академик НАНУ

Чтобы построить действительно современную экономику, нужно современное общество

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,050