В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новое украинское Просвещение

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться. Ведь еще недавно – всего столетие назад – большая часть населения не умела читать. Сейчас же для многих проблема в другом – появилось «племя, хотя и знающее письменность, но в ней не нуждающееся». Поэтому новое украинское просвещение и отвечает на вопрос «КАК?» - как применить знания?

Таким образом, просвещение – это вся система формирования в обществе уверенности в необходимости преобразований в экономической, политической, военной, правовой, культурной, духовной сфере. Это технология превращения знаний в мотивацию к действию и выбора оптимального пути к реализации задач. Поэтому миссия просвещения состоит не столько в распространении новых знаний, сколько в том, чтобы открывать перспективы, формировать достойные цели и указывать новые, зачастую альтернативные пути к их достижению.

Просвещение – это появление альтернативных идей, в том числе относящихся и к самоутверждению государства, и к поиску его миссии в быстро изменяющемся мире. Пушкинская формула "Свобода – неминуемое следствие просвещения" сегодня как никогда актуальна для Украины. Исторически Просвещение связано с Возрождением, с уходом от догм и формулированием новых задач, это время "присвоения" свободы, возрождение права человека на свободу.

Еще один момент, связанный с просвещением – формирование слоя носителей новой идеи, нового единства. У тех, кто получает сегодня образование, наконец, появились новые маяки. И хотя новые национальные "символы" – братья Кличко, Андрей Шевченко, Руслана Лыжичко, – это лишь первопроходцы, сумевшие подняться к всеобщему признанию своего таланта и профессионализма, они представляют новую модель победной стратегии, полноценного завершенного успеха. В противовес большинству национальных героев, снискавших славу мучеников, которые всей своей жизнью демонстрировали умение стойко и мужественно переносить поражения, они дают ответ на вопрос «как достигать победы?». Пока – для отдельных личностей, но в условиях современных коммуникаций эти пока еще одиночные примеры вдохновляют сотни и тысячи людей. Однако, не хотелось бы оказаться среди стран, в которых кумирами являются ТОЛЬКО спортсмены и артисты.

Кто может быть проводником просвещения новой эпохи? Кто может стать заказчиком на просвещение? Это прежде всего средний класс – молодой амбициозный бизнес, который сформировался за годы возрождения и пробился в тех альтернативных нишах, которые не были законсервированы псевдоэлитой переходной эпохи. Носители новых идей просвещения изначально должны быть конкурентными не только на внутреннем, но и на внешнем «рынке» политических, экономических, культурных и духовных лидеров.

Задача нового украинского просвещения - формирование банка прорывных идей и технологий их реализации. Просветители, в отличие от вождей не навязывают свои правила обществу. Это те, кто говорит "мы знаем, как по-другому", и увлекают за собой тысячи последователей, сильных духом и сознательно избравших свой путь. Именно поэтому они и выигрывают.

Свернуть

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Нам нужна не зубрежка, но эвристика

Нам нужна не зубрежка, но эвристика: Нам нужна не зубрежка, но эвристика

Сергей Крымский, философ

У нас не понимают, что такое просвещение. У нас под этим понимают пропаганду научных знаний. Но в таком смысле просветителем является любой ученый, который читает лекции. Однако суть эпохи Просвещения была в ином. Была выработана система знаний, которая могла уместиться в любой голове

Недавно в прессе промелькнуло сообщение, что размеры взяток, необходимых для того, чтобы поступить в вузы, в этом году возросли процентов на 15. Работодатели все чаще требуют от нанимающихся на работу наличия диплома о высшем образовании. Очевидно, образование становится проблемой всех и каждого. Почему?

В 21-м веке человечество подошло к такому рубежу, когда главной проблемой становится производство не вещей, а людей. Проблемой стало производство самого человека. Апологетика материального производства и понимание самой истории как количественное увеличение материальных благ, дошло до своего конечного рубежа. Оно породило девиантное поведение, терроризм, дикое социальное неравенство. Мы привыкли говорить про «золотой миллиард», забывая, что полтора миллиарда человек живут на 20-30 центов в день, то есть в полной нищете. Материальный прогресс наткнулся на проблему духовного производства, производство человека.

Происходит глобализация товарного производства. До конца 20-го века на планете были разные системы. Были не только коммунистические системы, но и феодальные. Товарное производство не было универсальным, не было глобальным. А что такое глобализация? Это приоритет материального интереса. Этот приоритет может полностью деформировать человеческое бытие.

Такая ситуация нуждается в духовных противовесах. Анри Мальро, французский интеллектуал и министр культуры, сказал, что 21-й век будет веком духовности или его вообще не будет. Мы знаем на примере 19-го века, что после буржуазной революции 1848 года в Европе универсализировалось товарное производство. А поскольку Европа тогда была центральной зоной мира, то это можно использовать как модель. Человечество ответило на это невиданным взрывом духовности. В это время возникли все основные философские течения, какие мы только знаем. Марксизм, прагматизм, «философия жизни», экзистенциализм. В это время апогея достигает классический европейский роман, русская классическая литература и многое другое. Человечество ответило на приоритет материального интереса мощным духовным всплеском. Сейчас, однако, ничего подобного не наблюдается. И если эта пауза затянется, это грозит серьезной деформацией человеческой экзистенции, человеческого бытия.

Есть еще одна проблема. Дело в том, что человек вытесняется сейчас из сферы материального производства робототехникой, электроникой и так далее. До 70% людей работает сейчас в сфере сервиса. А сфера образования является неисчерпаемым источником рабочих мест. Будущее место человека – это работа в системе образования. Причем эта работа будет связана с обучением персональным, а не коллективным.

В Украине это связано еще с одной проблемой. Дело в том, что школьники уже не хотят учиться по-старинке. Некоторые даже отказываются учить таблицу умножения. Мол, а зачем, когда есть калькулятор. И это все происходит очень быстро, буквально на наших глазах. Лет через 30, а возможно и быстрее, у каждого школьника будет компьютер, выход в Интернет, каждый сможет подключиться ко всей базе данных человечества. Школьнику не нужно будет учить факты, даты, вообще запоминать информацию – он всегда ее сможет получить, причем даже в обработанном виде.

Чем же тогда будет образование, к чему оно сведется?

К эвристике. К методам творчества, к методам поиска инноваций. Конечно, от заучивания полностью мы никогда не откажемся, всегда будет некая база фактов. Однако нам придется полностью перестроить образование так, чтобы выделить фундаментальные, сквозные фактические структуры, апробированные историей.

К примеру, компаративистика доказала, что вся мировая литература использует всего лишь 12 сюжетов. Они всего лишь бесконечно повторяются в разных вариантах. Значит, надо изучать эти 12 сюжетов, а не вообще литературу. В психологии есть архетипы, существуют какие-то матрицы или стереотипы человеческих знаний. Это особая тема, которую я бы не хотел сейчас развивать, но главное, это, конечно, эвристика, обучение методам поиска нового. Необходима фундаментальная переориентация образования не на простое запоминание фактов, а на эвристику и на понимание, на герменевтику. Уже больше ста лет существует наука о понимании, но у нас сам термин «герменевтика» употреблять стали только в последние годы. Герменевтика открывает нам «принцип действия». Это означает, «через систему действий раскрыть определенный объект».

Интересно, что в немецком языке образование называется «бильдунг», то есть буквально «формирование».

Есть еще одно понятие, которое широко употребляется, обозначая собой целую эпоху в истории Европы, это просвещение. У нас не понимают, что такое просвещение. У нас под этим понимают пропаганду научных знаний. Но в таком смысле просветителем является любой ученый, который читает лекции. Однако суть эпохи Просвещения была в ином. Была выработана система знаний, которая могла уместиться в любой голове. До 18-го века знание в Европе было «узуальным», то есть личностным. Учебников не было, и профессора читали лекции по нескольким фундаментальным работам, это были «Начала» Эвклида, физика Ньютона или что-то другое, но в своей интерпретации. Эпоха Просвещения выработала стандартное, парадигмальное знание. Она выработала парадигмальные тексты, то есть учебники. Задача парадигмального знания остается актуальной до сих пор, но она уже требует дополнения. Она требует учета индивидуального знания. Проблема эта стала технологической. Дело в том, что возникают экспертные системы. Например, невозможно объяснить ни в каком учебнике, как металлург определяет, когда пора заканчивать плавку. Этот элемент индивидуального знания в современной цивилизации становится очень важным, и конечно, его необходимо учитывать.

Наука всегда типологизировалась, она все сводит к некой норме. Но мы сейчас сталкиваемся с уникальными ситуациями, эстетическими, нестандартными, их нельзя обобщить, свести к какому-то типу. Образцом нового типа знания сейчас является медицина. Типологизируется ситуация, в которой находится организм, но при этом учитываются и его уникальные особенности. Оказывается, необходимы не только знания, но и вдохновение, интуиция. Педагогический процесс это не только трансляция знаний, но и трансляция личности. Если ваша личность учеников устраивает, то они даже глупости будут слушать от вас. В образовании будущего персонализм, проблема трансляции личности будет получать все большее значение.

Если у нас мужество пользоваться знаниями, теми, что мы уже имеем?

Это проблема, которую Кант выразил так: «sapere aude! - имей мужество пользоваться своим разумом». Дело в том, что разум очень жесток. Нужно иметь мужество не бояться самых неприятных его советов. Сама реальность не всегда укладывается в схемы разума. Сама реальность может быть иррациональной, и следовать в ней разуму может быть неразумно. Сама суть европейской цивилизации – это рациональность. Это разумная организация производства, экономики, разумная организация образа жизни, питания. Проблема разума, рациональности является атрибутивной для европейской цивилизации, определяющей. В этом смысле Кант выражает и принцип европейской культуры, и принцип европейского образования. Поэтому ваш вопрос, по сути, это вопрос о том, готова ли Украина к вхождению в европейскую цивилизацию.

Почему этот вопрос так важен? Дело в том, что Украина продолжает жить мифами. Социальными мифами, мифами реформы, Конституцией, которая тоже находится в сфере мифов, хотя и существует реально. Есть миф национальной идеи. Свою историю мы сейчас строим по мифологическим образцам. Мы не готовы отказаться от мифов. Это не значит, что в стране нет людей трезвомыслящих. Их предостаточно. Проблема в другом – созрело ли общество, чтобы принять трезвый взгляд на вещи?

В какой-то степени это наследие прошлого. Причем прошлого даже не национального, не украинского происхождения. Когда-то Горький в «Климе Самгине» писал о русском народе «мы не столько мыслим, сколько мечтаем». Эта мечтательность оказалась заразительна, и перешла к украинцам, хотя Украина ближе к западу и здесь всегда было более реальное, рациональное понимание вещей. Например, в Киево-Могилянской академии есть традиция преподавания логики, этот курс остался. Более того, митрополит 17-го века Исайя Копинский даже выдвинул идею «духовного разума». Он говорил так: «разум выше веры», потому что разум ведет к вере. Этого в русской культуре нет. Посмотрите на украинские гербы. Например, в Киеве, в Георгиевском переулке можно увидеть герб Рафаила Заборовского. Внизу герба – открытая книга. Все гербы 17-го века обязательно содержали в себе изображение открытой книги. Идея просвещения была тогда в Украине очень популярна.

Сегодня в Украине некоторые политики признают, что «разум это стратегический ресурс». Но в целом они не готовы следовать велениям разума.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Іван Малкович, директор видавництва „А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА”

„Ті, хто працюють над нашими книжками, роблять це з любов’ю”

Лесь Герасимчук, культуролог

Крихка життєдіяльність

Алексєєв Юрій Миколайович, ректор Київського славістичного університету.

Наша місія – показати, що так можна працювати

Іван Андрусяк, письменник

Час ratio

Олег Скрипка, рок-музикант, лідер гурту „ВВ”

„Ми культивуємо російську культуру, американську, французьку, будь-яку, окрім своєї власної”

Євген Станкович, композитор

„Наша культура могла б зробити значно більший крок уперед”

В’ячеслав Брюховецький, президент Національного університету Києво-Могилянська Академія

Вища освіта: крок вперед, крок назад, але є нюанси

Владимир Никитин, доктор культурологии, заместитель директора по развитию Международного центра перспективных исследований

Просвещение сегодня – это сопровождение доступа к знаниям

Инна Чередниченко, главный редактор журнала «Большая Игра»

Отдаленный гул

Юрій Макаров, ведучий каналу „Студія 1+1”

„Просвітницьке телебачення не може замінити читання книг”

Наталья Лигачева, глава правления, шеф-редактор изданий Общественной организации «Телекритика»

Наше телевидение формирует «пофигиста» и потребителя

Лариса Івшина, головний редактор газети „День”

«Я пропоную ввести мораторій на критику нашого менталітету»

Юрий Рогоза, сценарист, писатель

Мое кино учит людей жить

Инна Богословская, президент консалтинговой фирмы «Пруденс»

В стране деньги есть, нужно лишь правильно их направить

Василина Дибайло, директор Ресурсного центру „Гурт”

„Далеко не всі громадські організації зараз існують на гранти”

Тарас Брижоватий, директор благодійної організації „Соціальна служба „Віфанія”

У державних соціальних установах занадто формалізована робота

Володимир Шевченко, виконавчий директор міжнародної громадської організації “Соціополіс в Україні”

Соціополіс – місто майбутнього

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Тактические игры

Віктор Сизонтов, головний редактор українського промислового журналу “Деньги и технологии”, член-кореспондент Української технологичної академії

Наука напівфабрикатів

Борис Малицкий, д.э.н., директор Центра исследований научно-технического потенциала и истории науки им. Г.Доброва НАНУ

Наука – не отрасль, а ускоритель развития всей страны

Лесь Танюк, народний депутат, голова комітету Верховної Ради з питань культури та духовності.

Домінанта споживацького меркантилізму

Владислав Троицкий, основатель центра современного искуства „ДАХ”, актер, режиссер, продюсер

«Театр – это некое место, где люди ищут истину»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,044