В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новое украинское Просвещение

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться. Ведь еще недавно – всего столетие назад – большая часть населения не умела читать. Сейчас же для многих проблема в другом – появилось «племя, хотя и знающее письменность, но в ней не нуждающееся». Поэтому новое украинское просвещение и отвечает на вопрос «КАК?» - как применить знания?

Таким образом, просвещение – это вся система формирования в обществе уверенности в необходимости преобразований в экономической, политической, военной, правовой, культурной, духовной сфере. Это технология превращения знаний в мотивацию к действию и выбора оптимального пути к реализации задач. Поэтому миссия просвещения состоит не столько в распространении новых знаний, сколько в том, чтобы открывать перспективы, формировать достойные цели и указывать новые, зачастую альтернативные пути к их достижению.

Просвещение – это появление альтернативных идей, в том числе относящихся и к самоутверждению государства, и к поиску его миссии в быстро изменяющемся мире. Пушкинская формула "Свобода – неминуемое следствие просвещения" сегодня как никогда актуальна для Украины. Исторически Просвещение связано с Возрождением, с уходом от догм и формулированием новых задач, это время "присвоения" свободы, возрождение права человека на свободу.

Еще один момент, связанный с просвещением – формирование слоя носителей новой идеи, нового единства. У тех, кто получает сегодня образование, наконец, появились новые маяки. И хотя новые национальные "символы" – братья Кличко, Андрей Шевченко, Руслана Лыжичко, – это лишь первопроходцы, сумевшие подняться к всеобщему признанию своего таланта и профессионализма, они представляют новую модель победной стратегии, полноценного завершенного успеха. В противовес большинству национальных героев, снискавших славу мучеников, которые всей своей жизнью демонстрировали умение стойко и мужественно переносить поражения, они дают ответ на вопрос «как достигать победы?». Пока – для отдельных личностей, но в условиях современных коммуникаций эти пока еще одиночные примеры вдохновляют сотни и тысячи людей. Однако, не хотелось бы оказаться среди стран, в которых кумирами являются ТОЛЬКО спортсмены и артисты.

Кто может быть проводником просвещения новой эпохи? Кто может стать заказчиком на просвещение? Это прежде всего средний класс – молодой амбициозный бизнес, который сформировался за годы возрождения и пробился в тех альтернативных нишах, которые не были законсервированы псевдоэлитой переходной эпохи. Носители новых идей просвещения изначально должны быть конкурентными не только на внутреннем, но и на внешнем «рынке» политических, экономических, культурных и духовных лидеров.

Задача нового украинского просвещения - формирование банка прорывных идей и технологий их реализации. Просветители, в отличие от вождей не навязывают свои правила обществу. Это те, кто говорит "мы знаем, как по-другому", и увлекают за собой тысячи последователей, сильных духом и сознательно избравших свой путь. Именно поэтому они и выигрывают.

Свернуть

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

«Театр – это некое место, где люди ищут истину»

«Театр – это некое место, где люди ищут истину»: «Театр – это некое место, где люди ищут истину»

Владислав Троицкий, основатель центра современного искуства „ДАХ”, актер, режиссер, продюсер

Живая речь, которая по идее должна быть в театре, может возвратить человека к тому пониманию, что он человек, а ни некое безликое, невменяемое существо, которое ходит по Крещатику, «жрет» пиво и втыкается в телевизор. Театр, если это качественный театр, должен быть тем, что формирует социум, движет им.

Во времена застоя театр выполнял функцию своеобразной трибуны, с которой можно было услышать живую, свежую мысль. А для чего существует театр сейчас?

Театр должен быть впереди общества, а у меня, к сожалению, создается впечатление, что основной театр в Украине пребывает позади него. Наше общество развивается в материальной сфере, но в культурной – оно пребывает в арьергарде. Театр же, как наиболее универсальная культурная форма, занимает у нас нишу развлечений, в то время как ему есть о чем говорить. Живая речь, которая по идее должна быть в театре, может возвратить человека к тому пониманию, что он человек, а ни некое безликое, невменяемое существо, которое ходит по Крещатику, «жрет» пиво и втыкает в телевизор. Театр, если это качественный театр, должен быть тем, что формирует социум, движет им.

В Украине существуют проблемы и в области театра, и музыки, и живописи. Здесь существуют отдельные очень яркие представители искусства, но нет такого объединяющего контекста, где бы могли общаться представители творческой интеллигенции. В результате общий культурный уровень общества невелик. Это касается и журналистики, ведь внятной, творческой журналистики в Украине, по сути, нет.

Данная проблема актуальна не только для Украины, но тут она обострена. Западноевропейский менталитет предполагает очень большое уважение к самому себе, к персоне. Персона, живущая в государстве, уважает это государство и готова бороться за свои права. В этом особенности западной цивилизации. Цивилизация восточная, включающая Россию, Китай, Японию, выстроена на вертикальной пирамиде. Человеку наплевать, кто он, главное, что он принадлежит к этой империи. В этом состоит имперское, конфуцианское, пирамидальное сознание. Мы же находимся ни там, ни сям. Нет уважения ни к государству, нет уважения и к самому себе. И это двоякое состояние для нас очень болезненно, ведь в Украине не существует сдерживающих факторов. На Западе есть личность, на Востоке – страна. Здесь же существует провинциальная вялость на фоне мистической, магической силы этой земли. Я хоть и русский человек, воспитанный на русской культуре, но не хочу в Россию. Правда, я не хочу и на Запад.

Вы хотите остаться здесь…

Я живу здесь, я это выбрал. Другое дело, каким образом сделать так, чтобы я был услышан. Когда я пришел преподавать курс в театральном институте, то сказал ребятам: «Вам катастрофически не повезло». Им не повезло дважды. Сначала им не повезло потому что они поступили на профессию актера, которая не является престижной в нашем государстве. У нас нет звезд, на которых бы хотелось быть похожими, перед которыми преклоняются. Вторая причина их невезения – это отсутствие в Украине мифа театра. Поэтому ребятам, пришедшим в театральный институт, не нравятся спектакли, идущие на главных сценах страны.

А вы позиционируете свой театр как альтернативу государственным театрам?

Я его называю единственным академическим театром в Украине. По определению академическим является театр, который свято хранит театральную традицию. У нас такой традицией, таким камертоном является Оглоблин, старейший режиссер Украины, с именем которого связаны лучшие страницы жизни театра им. И.Франка, Харьковского театра им. Т.Шевченко. Однако, по его утверждению одни из самых интересных спектаклей в своей жизни он поставил в «ДАХе», я имею в виду «Васса Железнова» и «Шельменко-денщик». Режиссера «реалистического театра» такого уровня больше нет ни в Украине, ни даже в России.

Вторая традиция, которую мы развиваем, это музыкальная традиция Украины. На ее основе я уже поставил два спектакля, среди которых «У пошуках втраченого часу... Життя» совместно с группой „Божичі” и опера „Кам’яне коло”, которую мы поставили с «Древом». К сожалению, эти спектакли не идут постоянно из-за особенностей работы с непрофессиональными актерами, которыми являются музыканты. Новый проект, который мы сейчас начинаем «Україна містична» как раз и связан с поиском корней, со взглядом не только в землю, но и вперед. Цель его - взять живую энергию, живую воду этой земли, не превращая при этом ее в фетиш.

Кроме традиции академический театр должен предполагать и фундаментальные исследования. Такие исследования у нас связаны с новой драмой, я имею в виду серию спектаклей «…семь дней с идиотом…», которые представляют собой освоение совершенно нового жанра романно-просторанственного соединения, создание новой драматургии, строящейся на очень серьезном романе Федора Достоевского.

Помимо традиции и фундаментальных исследований наш театр имеет школу. Сейчас я преподаю в театральном институте, а ранее существовала актерско-режиссерская школа в «ДАХе». К сожалению, больше ни одно театральное заведение не может похвастаться таким триединством, которое имеем мы.

То есть театр у вас особенный. Пожалуй, и зритель «ДАХа» должен быть особенным. Каков он, ваш зритель?

Зритель у нас очень разный. По идее, мы работаем для узких кругов, для элиты, но приходят люди разные, временами довольно неподготовленные к нашим спектаклям. Однако, большинство таких случайных зрителей отсеивается, а серьезные люди, которые дороги мне как зрители, приходят и по два и по три раза на одни и те же спектакли. Посол Германии или Посол Франции посмотрели весь наш репертуар, а некоторые спектакли и по нескольку раз. На мой взгляд, такое внимание - это большая редкость для театра.

Думаю, что мы уже пережили то пространство, в котором находимся. Это пространство перенасыщено энергией, визуальными, интеллектуальными, душевными смыслами, поэтому его хочется разомкнуть. В связи с этим сейчас мы собираемся снимать кино «Макбет» по Шекспиру, причем, применяя подход Куросавы, - мы попытаемся перенести сюжетную линию «Макбета» на украинскую мистическую почву. История Макбета - это история предательства, когда человек идет к власти не ради того, чтобы сделать страну, а для того, чтобы сделать себя, а такие случаи всегда заканчиваются плохо, трагически. Эта тема весьма актуальна в преддверии этих нелепых выборов и, сопутствующей им, толкотне около властной кормушки.

А кто будет играть в этом фильме? Актеры вашего театра?

Конечно. Я не верю другим актерам.

Вы организовали этот театр за свои деньги. Зачем Вам это нужно?

Ну, как зачем? Это моя жизнь. Затем мне и нужен этот театр.

Но какой Вам от этого прок?

А зачем человек выращивает цветок на подоконнике?

Наверное, этот человек любит красоту…

А я люблю театр.

Вы говорили о духовном стержне, заложенном в Украине…

Нет такого стрежня. Есть только земля, с большой энергией.

Так где же его взять?

Его нужно искать. За Граалем надо сходить.

А возможно ли его найти в зомбированном, по Вашим словам, обществе?

Не знаю… Мы ищем… Театр – это некое место, где люди ищут истину. Но не дай Бог, найдут.

Если ваш театр занимается поиском смыслов для всего общества, то, наверное, его можно назвать просветительским проектом?

Можно и не называть. Дело такое. Мы ищем смыслы в первую очередь для себя. Как говорится «Спасись сам, и спасутся те, кто возле тебя». Нужно создавать некую зону для поиска духовных смыслов или, по крайней мере, заниматься ее созданием, и если делать это убедительно, то, наверное, будет в нем какая-то пусть мучительная, страшная, но правда. Но чем больше ты делаешь, тем более одиноким будешь себя чувствовать, тем выгоднее подвергать тебя остракизму.

Я не хочу находиться в зоне андеграунда, альтернативы. Какая может быт альтернатива, если в нашем театре задействованы образованные люди, когда существует высокий уровень актерской игры. Альтернатива предполагает хулиганство, сопротивление. А я ни чему не хочу сопротивляться.

Вы писали в своей статье, что невозможно делать андеграунд по отношению к болоту…

Конечно. Так же, как невозможно делать метро в селе. А Украина и представляет собой село, ведь на всю страну с населением в 50 миллионов реально существует 5-10 театров, снимается где-то 5 фильмов.

Вы довольно позитивно отзывались о творчестве Андрея Жолдака. На Ваш взгляд, он тоже является представителем живого театра?

Жолдак создает особую форму театра, которая не имеет отношения к театру драматическому, а скорее представляет собой театрализованное шоу. Это действительно чудо, своеобразный цирк, однако нельзя считать театр Жолдака театральным мейнстримом. Ведь зачем тогда учиться в театральном институте?

Андрей гениален в своей вере в самого себя. Ведь делать акции такого класса не сложно, значительно сложнее добиваться денег под них, создавать, завершать их. И важно, что его культурный продукт конвертируем, интересен за рубежом. Хотя с Западом тоже все не так просто. Там больше интересен трюк, а не драматическое искусство с нашим языком. В прошлом году мы играли в Германии. Спектакль продолжался 2 часа 20 мин. без антракта, на русском языке, перевод сбился, но зал сидел неподвижно. После оваций ко мне походило много немецких актеров, которые говорили, что они никогда не видели такой самоотверженной игры, но потом публика закрылась, ведь у них не было ответов на вопросы, которые мы поставили в своем спектакле.

В Киеве нам тоже дали две Пекторали. Одну за „В пошуках втраченого часу”, поскольку этот хепенинг никак не угрожал общему мнению, а был лишь трюком, историей, не мешавшей ни чьим интересам. Вторую Пектораль дали Лене Лесниковой за актерский дебют в «Печальном спектакле». В то же время, спектакли Оглоблина, которые на порядок выше всего, что происходит в псевдоклассическом театре, даже не номинировались на «Киевскую пектораль».

Создается впечатление, что проекты вроде Жолдака или же вашего театра более интересны для Запада, чем для нас.

Здесь скорее проблема украинской журналистики, ведь журналисты – это посредники, которые должны рассказывать о новых вещах, в том числе и культурных. И тут возникает сложное игольное ушко, ведь если я не вхожу в формат общих представлений, тогда проще сказать, что меня нет. Это тоже самое, что если все вокруг пишут акварелью, а кто-то начнет писать маслом. Ведь Андрюшу Жолдака тоже не принимали, пока он не прорвался через это круг. Сейчас же те самые журналисты, которые поют ему дифирамбы, пять лет назад называли его придурком, при том, что таланта у него было не меньше.

То есть проблема в журналистах…

Да, в профессиональных критиках. Ведь нужно формировать текстовый контекст искусства, применяя при этом не оценочное сознание, а интеллектуальное. Хороший критик должен быть достаточно образован, он должен попытаться понять мои правила как режиссера, в моих правилах оценить то, что я делаю, сравнить эти правила с мировым правилами и поставить какие-то свои замечания, задать мне вопросы и возможно даже объяснить, что я делаю. К сожалению, такого подхода пока что мы не дождались.

Беседовала Оксана Гриценко

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Іван Малкович, директор видавництва „А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА”

„Ті, хто працюють над нашими книжками, роблять це з любов’ю”

Лесь Герасимчук, культуролог

Крихка життєдіяльність

Алексєєв Юрій Миколайович, ректор Київського славістичного університету.

Наша місія – показати, що так можна працювати

Іван Андрусяк, письменник

Час ratio

Олег Скрипка, рок-музикант, лідер гурту „ВВ”

„Ми культивуємо російську культуру, американську, французьку, будь-яку, окрім своєї власної”

Євген Станкович, композитор

„Наша культура могла б зробити значно більший крок уперед”

В’ячеслав Брюховецький, президент Національного університету Києво-Могилянська Академія

Вища освіта: крок вперед, крок назад, але є нюанси

Владимир Никитин, доктор культурологии, заместитель директора по развитию Международного центра перспективных исследований

Просвещение сегодня – это сопровождение доступа к знаниям

Инна Чередниченко, главный редактор журнала «Большая Игра»

Отдаленный гул

Юрій Макаров, ведучий каналу „Студія 1+1”

„Просвітницьке телебачення не може замінити читання книг”

Наталья Лигачева, глава правления, шеф-редактор изданий Общественной организации «Телекритика»

Наше телевидение формирует «пофигиста» и потребителя

Лариса Івшина, головний редактор газети „День”

«Я пропоную ввести мораторій на критику нашого менталітету»

Юрий Рогоза, сценарист, писатель

Мое кино учит людей жить

Инна Богословская, президент консалтинговой фирмы «Пруденс»

В стране деньги есть, нужно лишь правильно их направить

Василина Дибайло, директор Ресурсного центру „Гурт”

„Далеко не всі громадські організації зараз існують на гранти”

Тарас Брижоватий, директор благодійної організації „Соціальна служба „Віфанія”

У державних соціальних установах занадто формалізована робота

Володимир Шевченко, виконавчий директор міжнародної громадської організації “Соціополіс в Україні”

Соціополіс – місто майбутнього

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Тактические игры

Віктор Сизонтов, головний редактор українського промислового журналу “Деньги и технологии”, член-кореспондент Української технологичної академії

Наука напівфабрикатів

Борис Малицкий, д.э.н., директор Центра исследований научно-технического потенциала и истории науки им. Г.Доброва НАНУ

Наука – не отрасль, а ускоритель развития всей страны

Лесь Танюк, народний депутат, голова комітету Верховної Ради з питань культури та духовності.

Домінанта споживацького меркантилізму

Сергей Крымский, философ

Нам нужна не зубрежка, но эвристика

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,041