В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новое украинское Просвещение

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться. Ведь еще недавно – всего столетие назад – большая часть населения не умела читать. Сейчас же для многих проблема в другом – появилось «племя, хотя и знающее письменность, но в ней не нуждающееся». Поэтому новое украинское просвещение и отвечает на вопрос «КАК?» - как применить знания?

Таким образом, просвещение – это вся система формирования в обществе уверенности в необходимости преобразований в экономической, политической, военной, правовой, культурной, духовной сфере. Это технология превращения знаний в мотивацию к действию и выбора оптимального пути к реализации задач. Поэтому миссия просвещения состоит не столько в распространении новых знаний, сколько в том, чтобы открывать перспективы, формировать достойные цели и указывать новые, зачастую альтернативные пути к их достижению.

Просвещение – это появление альтернативных идей, в том числе относящихся и к самоутверждению государства, и к поиску его миссии в быстро изменяющемся мире. Пушкинская формула "Свобода – неминуемое следствие просвещения" сегодня как никогда актуальна для Украины. Исторически Просвещение связано с Возрождением, с уходом от догм и формулированием новых задач, это время "присвоения" свободы, возрождение права человека на свободу.

Еще один момент, связанный с просвещением – формирование слоя носителей новой идеи, нового единства. У тех, кто получает сегодня образование, наконец, появились новые маяки. И хотя новые национальные "символы" – братья Кличко, Андрей Шевченко, Руслана Лыжичко, – это лишь первопроходцы, сумевшие подняться к всеобщему признанию своего таланта и профессионализма, они представляют новую модель победной стратегии, полноценного завершенного успеха. В противовес большинству национальных героев, снискавших славу мучеников, которые всей своей жизнью демонстрировали умение стойко и мужественно переносить поражения, они дают ответ на вопрос «как достигать победы?». Пока – для отдельных личностей, но в условиях современных коммуникаций эти пока еще одиночные примеры вдохновляют сотни и тысячи людей. Однако, не хотелось бы оказаться среди стран, в которых кумирами являются ТОЛЬКО спортсмены и артисты.

Кто может быть проводником просвещения новой эпохи? Кто может стать заказчиком на просвещение? Это прежде всего средний класс – молодой амбициозный бизнес, который сформировался за годы возрождения и пробился в тех альтернативных нишах, которые не были законсервированы псевдоэлитой переходной эпохи. Носители новых идей просвещения изначально должны быть конкурентными не только на внутреннем, но и на внешнем «рынке» политических, экономических, культурных и духовных лидеров.

Задача нового украинского просвещения - формирование банка прорывных идей и технологий их реализации. Просветители, в отличие от вождей не навязывают свои правила обществу. Это те, кто говорит "мы знаем, как по-другому", и увлекают за собой тысячи последователей, сильных духом и сознательно избравших свой путь. Именно поэтому они и выигрывают.

Свернуть

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

В стране деньги есть, нужно лишь правильно их направить

В стране деньги есть, нужно лишь правильно их направить: В стране деньги есть, нужно лишь правильно их направить

Инна Богословская, президент консалтинговой фирмы «Пруденс»

Вы создали организацию «Вече Украины». Кроме всего прочего, это ведь еще и просветительский проект, не так ли? Простой вопрос – почему вы этим занимаетесь?

Это нужно не только нам, это нужно всем, всему человечеству. Сейчас существует две основные идеи, которые говорят о трендах развития человечества в третьем тысячелетии. Одна из них называется «новое средневековье», а вторая – «новое просвещение». Дело в том, что скорость развития технологий не совпадает со скоростью развития человеческого сознания, которая значительно ниже. Возникает необходимость выровнять эти скорости. Эта задача ставится в обеих теориях. Теория «средневековья» говорит, что нужно затормозить техногенное развитие и подождать, пока до уровня техногенного развития доберется сознание. Теория нового просвещения говорит наоборот, что все силы нужно бросить на ускорение развития сознания.

Я, конечно, сторонник теории просвещения. Поэтому мы и говорим, что сегодня просвещение – это главное звено. Конечно, после того, как мы зарабатываем деньги. Деньги никто не отменял, и я думаю, что в ближайшее столетие и не отменит.

А в тысячелетие?

Может быть. Жаль, что мы этого не увидим, я бы мечтала об этом. Тем не менее, мы должны понимать, что третье тысячелетие – это тысячелетие постиндустриального развития, то есть главная составляющая этого развития – это идея. Сегодня любой бизнесмен понимает, что новая идея, новый продукт, как материальный, так и интеллектуальный – это главное в бизнесе. Я даже своим студентам рассказываю, что на российском телевидении стоимость идеи новой программы составляет 60-70% от ее себестоимости. Изготовление программы не стоит столько, сколько стоит идея.

Как мы смотрим на просветительство и почему «Вече Украины» этим занимается? «Вече Украины» ставит своей задачей консолидацию элит и их адаптацию с обществом, поскольку у нас, к сожалению, общество и элиты живут совсем отдельно, а значит, у них нет реальных шансов совместно и гармонично развиваться. В то же время мы понимаем, что те, кто сейчас имеет право претендовать называться элитой, а элита это не есть истеблишмент, это те, кто из поколения «дилетантов». Все, кто добился успеха в новых украинских условиях, то есть уже в годы независимости, все занимаются не тем, чем нас учили. Мы поколение «дилетантов». Мы на марше учимся, мы на марше повышаем квалификацию, впитываем массу новой информации, получаем новые навыки. Поэтому сегодня уже чувствуется практически во всех реализовавших себя людях невероятное чувство голода на качественную информацию и на качественные коммуникации, качественное общение. Это крайне важно понимать.

Задача «Вече» сейчас – это создать коммуникационные площадки и объемы информации, которые дадут возможность провести серьезную дискуссию с результатом. Не просто поговорить, а выйти на новые программы, на новые достижения, новые законопроекты, новые связи, выйти на контакт между потребителем и производителем любого рода информации, услуг и продуктов. Это очень важно.

Просветительство мы рассматриваем и как образование, ведь в стране огромная проблема с ним. Основная проблема нашего образования в том, что у нас принята субъектно-объектная методика. Субъектом образования выступает педагог, а учащиеся становятся слушателями – вдумайтесь в термин! Слушатель находится в пассивной позиции, он слушает то, что ему дают. Это нужно менять. Нужна субъектно-субъектная горизонталь. Субъектом обучения становится и ученик, и педагог, и даже ребенок в детском саду.

Цивилизация стоит на коммуникациях. Но если с детства людей приучают к тому, что в них вдавливают информацию, это продолжается и в вузах, выходит то, что нам говорят: «ваши студенты имеют прекрасные базовые знания и полное отсутствие навыков реализации этих знаний». Почему? Да потому, что их все время делают пассивными слушателями, реципиентами. Все, что они должны – это принимать информацию, поэтому в реальной жизни они не могут ни представить себя, ни продать свой труд, ни поставить перед собой достойные цели, ни добиться их. Они – просто сундук с информацией. Им не хватает воли.

Совершенно неправильно в нашем образовании и то, что у нас все сидят. Должна быть динамика. «Пятую точку» у нас отрывают от стула с огромным трудом. При том, что современная жизнь это динамика, движение. Поэтому наши люди оказываются неконкурентоспособными в такой жизни. Их даже в детском саду приучают играть, ползая. «Сядьте, детки, на стульчики!»

…И закройте рот.

И закройте рот. А эти парты, столы? Это вообще катастрофа. Образно говоря, их нужно во двор и в костер. Нужно дать детям возможность воспринимать новое всеми органами – дать им и понюхать, и пощупать, и взять на зуб, и поломать, чтобы узнать, «что там внутри».

Основной вызов 21-го века это динамика и синтез. Объединение необъединимого. Коммуникация, информация, общение. Нам нужны совершенно другие методики в сфере образования. Методологи говорят, что даже при нынешних учебных программах можно получить совершенно другой результат, если использовать новые методики обучения. Можно получить совершенно другого человека, не говоря уже о качестве знаний. Человека с набором жизненно важных навыков, умений, с развитой волей. А если человек все время в пассивном состоянии, откуда же у него воля появится?

Система образования не умеет работать с разными людьми, с разными энергиями. Она пытается всех нивелировать, всех подавить. Значит, если мы говорим о просвещении в части образования, то нам нужно просвещать самих просвещающих. Нам в Украине все нужно делать параллельно: переучивать самих педагогов, учителей, воспитателей, менять методики. Это очень непросто – ведь у нас есть наследство тоталитарного режима, в котором личная инициатива не поощрялась.

Конечно, нужно расширять полномочия муниципалитетов. Нужно сами программы приближать к жителям регионов, включать туда местную специфику. Каждая территория должна иметь возможность добавить в обучение свой колорит. Например, есть территории, где люди очень хорошо поют, вне зависимости от того, в каких семьях они рождаются. Значит, уроки музыки могут быть там и два, и три раза в неделю. А есть территории, где не поют, но зато прекрасно умеют прыгать в длину, в ширину и в стороны. Поэтому очень важно, чтобы местные общины, органы самоуправления могли вносить корректировки в программы.

Огромная проблема у нас это профессионально-техническое образование. Сейчас оно не выдерживает никакой критики. В то же время, крупные предприятия металлургии, машиностроения говорят, что через два-три года им просто негде будет взять специалистов. Не будет ни инструментальщиков, ни технологов, ни лаборантов, потому что их нигде не учат.

Зато останутся финансисты. Разве плохо?

Финансисты, юристы, экономисты – их уже как собак нерезаных. Да и какие знания у них могут быть, если уже в институте культуры у Поплавского есть юридический факультет? Это же просто стыд и позор! Я уважаю невероятную энергетику и пробивную способность нашего «поющего ректора», но как можно объявить профессию парикмахера академической, требующей высшего образования? Объявить ремесло академической профессией – это просто бред. Ничего, кроме стремления монополизировать финансовые потоки, этот демарш не преследует.

Нам необходимо пересмотреть и порядок формирования программ обучения. Нужно понять, что если не будет принята государственная программа переквалификации кадров, нас ждут не лучшие перспективы.

Один из примеров – Финляндия. Там в свое время было сильное судостроение, было много шахт. Времена изменились, все это пришлось позакрывать. В Финляндии была разработана государственная программа, в которую были привлечены лучшие специалисты. Массы рабочих были направлены на переквалификацию, фактически они получили новую профессию, новое образование прикладного порядка. Были открыты бизнес-инкубаторы, технопарки. Была поставлена задача не просто трудоустроить этих людей, но за счет переквалификации совершить экономический рывок в постиндустриальный мир. 80% людей, прошедших переквалификацию пошли в новые, постиндустриальные виды деятельности. Изменилась в лучшую сторону и структура финского ВВП, появился всем известный гигант «Нокиа».

Мы не можем говорить, что у нас слабая база или нет денег. Деньги есть. Я, как первый заместитель бюджетного комитета Верховной Рады это ответственно заявляю. Деньги есть, надо лишь правильно их направить – на изменение структуры валового национального продукта, технологические прорывы, а не на закапывание их в землю или вывоз в оффшоры. Обязательно развивать базовое образование, обязательна переквалификация людей.

Переквалификация – да, но на кого?

Конечно, на программистов, на работников сферы услуг, потому что у нас она недоразвита. На строительство и обслуживание инфраструктуры. Мы – транзитное государство, но сколько километров нужно проехать по западной Украине, чтобы найти автозаправку? Ни одна дорога не будет признана международной, пока она не будет «одета» в инфраструктуру. Для этого нужны колоссальные объемы строительства, финансирования и так далее. Посмотрите, что делается со строительством дороги Киев – Одесса, кого там только нет: военные, железнодорожники… А нормальных технологий строительства нет.

Итак, нужны работники сферы услуг, разработки программного обеспечения, связи, транспорта, обслуживания инфраструктуры – трубопроводов, энергосетей, и так далее. Это то место, где для нас возможен прорыв. Тема 21 века – биотехнологии, нанотехнологии, которые сулят огромную добавленную стоимость. Даже минимальный успех в этих сферах это миллиарды долларов прибыли. Конечно, для успеха нужны и государственные инвестиции, потому что никакого частного капитала не хватит. Нужно понимать, что это сверхприбыльные отрасли.

Еще одна сфера, требующая внимания – это медицина. Нужно признать, что сегодня она непозволительно крепко срослась с фармацевтической промышленностью. Фактически медики стали дилерами фармацевтических производств. Врачи превратились в торговцев таблетками. Это не вина врачей, это вина той системы, которая создала им нынешние условия. Первое, что необходимо делать, это начинать с медицинского просвещения населения. Люди ничего не знают о лечебных и вредных свойствах медицинских препаратов, ничего не знают, что такое гомеопатия, ничего не знают о профилактике. Просвещение людей о том, как сохранить здоровье, как не заболеть – для Украины это крайне важно. В нашей стране у людей такая продолжительность жизни, одна из самых коротких в мире, что за это просто должно быть стыдно.

К этому надо добавить и науку – необходима концентрация ресурсов на прорывных направлениях. Хватит ковыряться в том, что мы знаем. Нужно прорываться в те сферы, которых мы не знаем. Не потому, что мы должны стать сверхдержавой, а потому, что мы должны получить сверхприбыль. Стране нужны деньги, а деньги сегодня лежат в постиндустриальной экономике, «экономике знаний». Вот на ее создание нам и нужно направлять все силы.

Беседовал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Іван Малкович, директор видавництва „А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА”

„Ті, хто працюють над нашими книжками, роблять це з любов’ю”

Лесь Герасимчук, культуролог

Крихка життєдіяльність

Алексєєв Юрій Миколайович, ректор Київського славістичного університету.

Наша місія – показати, що так можна працювати

Іван Андрусяк, письменник

Час ratio

Олег Скрипка, рок-музикант, лідер гурту „ВВ”

„Ми культивуємо російську культуру, американську, французьку, будь-яку, окрім своєї власної”

Євген Станкович, композитор

„Наша культура могла б зробити значно більший крок уперед”

В’ячеслав Брюховецький, президент Національного університету Києво-Могилянська Академія

Вища освіта: крок вперед, крок назад, але є нюанси

Владимир Никитин, доктор культурологии, заместитель директора по развитию Международного центра перспективных исследований

Просвещение сегодня – это сопровождение доступа к знаниям

Инна Чередниченко, главный редактор журнала «Большая Игра»

Отдаленный гул

Юрій Макаров, ведучий каналу „Студія 1+1”

„Просвітницьке телебачення не може замінити читання книг”

Наталья Лигачева, глава правления, шеф-редактор изданий Общественной организации «Телекритика»

Наше телевидение формирует «пофигиста» и потребителя

Лариса Івшина, головний редактор газети „День”

«Я пропоную ввести мораторій на критику нашого менталітету»

Юрий Рогоза, сценарист, писатель

Мое кино учит людей жить

Василина Дибайло, директор Ресурсного центру „Гурт”

„Далеко не всі громадські організації зараз існують на гранти”

Тарас Брижоватий, директор благодійної організації „Соціальна служба „Віфанія”

У державних соціальних установах занадто формалізована робота

Володимир Шевченко, виконавчий директор міжнародної громадської організації “Соціополіс в Україні”

Соціополіс – місто майбутнього

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Тактические игры

Віктор Сизонтов, головний редактор українського промислового журналу “Деньги и технологии”, член-кореспондент Української технологичної академії

Наука напівфабрикатів

Борис Малицкий, д.э.н., директор Центра исследований научно-технического потенциала и истории науки им. Г.Доброва НАНУ

Наука – не отрасль, а ускоритель развития всей страны

Лесь Танюк, народний депутат, голова комітету Верховної Ради з питань культури та духовності.

Домінанта споживацького меркантилізму

Сергей Крымский, философ

Нам нужна не зубрежка, но эвристика

Владислав Троицкий, основатель центра современного искуства „ДАХ”, актер, режиссер, продюсер

«Театр – это некое место, где люди ищут истину»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,120