В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новое украинское Просвещение

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться. Ведь еще недавно – всего столетие назад – большая часть населения не умела читать. Сейчас же для многих проблема в другом – появилось «племя, хотя и знающее письменность, но в ней не нуждающееся». Поэтому новое украинское просвещение и отвечает на вопрос «КАК?» - как применить знания?

Таким образом, просвещение – это вся система формирования в обществе уверенности в необходимости преобразований в экономической, политической, военной, правовой, культурной, духовной сфере. Это технология превращения знаний в мотивацию к действию и выбора оптимального пути к реализации задач. Поэтому миссия просвещения состоит не столько в распространении новых знаний, сколько в том, чтобы открывать перспективы, формировать достойные цели и указывать новые, зачастую альтернативные пути к их достижению.

Просвещение – это появление альтернативных идей, в том числе относящихся и к самоутверждению государства, и к поиску его миссии в быстро изменяющемся мире. Пушкинская формула "Свобода – неминуемое следствие просвещения" сегодня как никогда актуальна для Украины. Исторически Просвещение связано с Возрождением, с уходом от догм и формулированием новых задач, это время "присвоения" свободы, возрождение права человека на свободу.

Еще один момент, связанный с просвещением – формирование слоя носителей новой идеи, нового единства. У тех, кто получает сегодня образование, наконец, появились новые маяки. И хотя новые национальные "символы" – братья Кличко, Андрей Шевченко, Руслана Лыжичко, – это лишь первопроходцы, сумевшие подняться к всеобщему признанию своего таланта и профессионализма, они представляют новую модель победной стратегии, полноценного завершенного успеха. В противовес большинству национальных героев, снискавших славу мучеников, которые всей своей жизнью демонстрировали умение стойко и мужественно переносить поражения, они дают ответ на вопрос «как достигать победы?». Пока – для отдельных личностей, но в условиях современных коммуникаций эти пока еще одиночные примеры вдохновляют сотни и тысячи людей. Однако, не хотелось бы оказаться среди стран, в которых кумирами являются ТОЛЬКО спортсмены и артисты.

Кто может быть проводником просвещения новой эпохи? Кто может стать заказчиком на просвещение? Это прежде всего средний класс – молодой амбициозный бизнес, который сформировался за годы возрождения и пробился в тех альтернативных нишах, которые не были законсервированы псевдоэлитой переходной эпохи. Носители новых идей просвещения изначально должны быть конкурентными не только на внутреннем, но и на внешнем «рынке» политических, экономических, культурных и духовных лидеров.

Задача нового украинского просвещения - формирование банка прорывных идей и технологий их реализации. Просветители, в отличие от вождей не навязывают свои правила обществу. Это те, кто говорит "мы знаем, как по-другому", и увлекают за собой тысячи последователей, сильных духом и сознательно избравших свой путь. Именно поэтому они и выигрывают.

Свернуть

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Мое кино учит людей жить

Мое кино учит людей жить: Мое кино учит людей жить

Юрий Рогоза, сценарист, писатель

Один из наиболее динамично развивающихся рынков Украины – это рынок кинотеатров. Конечно, они живут сейчас в основном за счет американцев. Но, с другой стороны, социологические исследования показывают, что 90% людей ждут национального продукта.

Юрий, ты – успешный человек. Это очевидно. Что было основным в твоем успехе – талант, знания, связи, трудолюбие или, быть может, какие-то иные, мистические или скрытые причины?

Нет, все, что есть мистического это сам творческий процесс, когда на листе бумаги возникает сказка, которая становится частью жизни десятков и сотен миллионов людей. Моего «Буржуя» посмотрело около ста миллионов, многих девочек назвали Альбинами, а один мальчик – аутист вышел из своего состояния, что стало предметом моей профессиональной гордости. Мне недавно это один врач рассказал. Что именно этого мальчика в моем «Буржуе» подтолкнуло к контакту с миром, я не знаю. Я вообще не знаю очень многого, что знают мои герои. Тут момент мистики есть.

Свой успех я считаю относительным, и еще ко многому стремлюсь. Секрет его в сочетании моей способности делать свое дело, и своего рода хитрости, способности идти на компромисс с окружающим миром. Я не сомневаюсь, что в этот самый момент на машинах, велосипедах и троллейбусах вокруг нас едут люди, которые могут сделать больше, чем я, но именно этого сочетания им, может быть, и не хватает. Я не буду изображать из себя самурая, и говорить, что я бескомпромиссен с миром. Да, я выдавливаю из себя, и выдавливаю успешно, раба, приспособленца, труса, можно назвать еще многие нехорошие вещи, которые в нас закладываются в процессе жизни, но многого я еще не сделал.

Более того, герои гибнут. Наш мир не позволяет быть бескомпромиссным. Это – великий хоккей. Ты знаешь, что несешься к воротам противника, но ты не знаешь, что навстречу тебе несется другой человек, единственной целью которого, в отличие от тебя является даже не забить тебе гол, а просто сбить тебя с ног. Поэтому, конечно, я приспосабливаюсь. Мне часто приходилось в жизни делать то, что мне заказывали, а не то, что хотел, или что был обязан сделать. Еще одна черта постоянной половинчатости моей работы в том, что я пытаюсь высказать себя в том материале, который мне заказали.

То есть заказ является определяющим?

Безусловно. Пошлая фраза о том, что «кто платит, тот заказывает музыку», очень верна в монетарном капиталистическом обществе. Правда, это в сто раз лучше, чем лагерное советское общество, через которое я прошел, в котором чиновники говорят, что тебе можно делать, а что нет. Капитализм очень несправедлив, но большевизм это вообще тюрьма.

Ты говорил в одном из своих интервью, что живешь в Киеве, а работаешь в России. Почему так?

Если перечислить то, чем я занимаюсь в последние годы, то ты сам так скажешь. Только сейчас в Москве, на НТВ в запуске два крупных проекта. Это десятисерийный детектив «Клоунов не убивают» с Якубовичем в главной роли и пятнадцатисерийный фильм «Новый русский романс». Даже название очень украинское…Перед этим был сериал «Цвет нации», «Любовь точка Ру» и другие.

А почему именно в России? Разве нет заказов в самой Украине?

Сейчас ты сидишь в офисе, который является стартовой площадкой для развития украинского кино. Украина, при всех своих странностях, о которых мне говорить не хочется, потому что я уверен, что скоро все переменится к лучшему, является обычной страной, как, например, Бельгия. Россия же является империей, причем империей «придурковатой». Это дикое сочетание мощи, которую у нее никто не отнимет, и «придурковатости», которую принято именовать загадкой русской души. На самом деле это разбойничьего типа разгильдяйство, замешанное на систематическом уничтожении всего лучшего, что есть в генотипе, когда «всех, кто в шляпе – к стенке». Когда осталось только быдло, всегда жившее в деревнях, и потому не страдавшее от крепостного права, и люмпен-пролетариат, которому очень понравилось ходить в кожаных чекистских куртках и резать штыками невинных людей.

Генные импульсы империи в России очень сильны. Сталин попытался идти по пути строительства государства, но свернул с него и пошел по проверенному веками в России имперскому пути. «Ми - рюсские» говорил этот мингрел. Спустившись с гор, он понимал, что других ценностей России он не предложит. Ярчайшим подтверждением того, о чем я говорю, является тот факт, что песня «Вставай, страна огромная» на самом деле написана не в ходе Великой Отечественной, а в 1914 году, в Первую мировую войну. Этот совковый миф, что она написана в 1941-м, ложен. В тексте изменено одно слово: вместо «тевтонской силой темною» поют «фашистской силой темною». А вообще эта песня должна была вдохновить обездоленного пьющего русского мужика «забросать шапками» наступающего немца. Россия, несмотря на свои алмазы и нефть, терпит огромный социальный дискомфорт, ничуть не меньший, чем в Украине. Русские села и маленькие городки это вообще кошмар, это 19-й век, даже не 20-й.

Однако Россия не освобождает себя от атрибутов империи. Спорт, искусство, внешняя наука, то есть та, которую видно миру. Это фишки. Россия хочет этому соответствовать, поэтому так болезненно переживает каждый свой неуспех. Если норвежский пловец проиграл состязание, то ему за это ничего не будет. В России же, это станет поводом для разборов, «а правильным ли мы идем путем». И конечно, никто не отдаст искусство, кино и телевидение. А искусство сегодня – это кино и сериал. Это то, что эмоционально влияет на мозги людей. И тут уж они «патронов не жалеют».

В путинской России быстрыми темпами развивается военно-патриотическое воспитание. Россия собирается воевать и дальше. Она и дальше собирается тратить огромные средства на пропаганду. Этого касается и моего сериала «цвет нации», где людей учат быть суперагентами России. Почему я это делаю? А почему бы мне этого не делать? Ныне покойный Михаил Пташук, когда его пригласил к себе Путин и спросил, а «что нужно, чтобы у нас был не один хороший фильм, такой как «Война», а 27?», ответил ему – «27 миллионов долларов». На что Путин, к радости всех кинематографистов России ответил ему – «считайте, что они у вас есть». Если бы М.Пташук не разбился на машине, когда ехал с той самой «Никой», то он бы сейчас снимал в Москве один фильм за другим.

В Москве нельзя оказать не востребованным. Пройдя по коридорам «Мосфильма», я выхожу с тремя-четырьмя предложениями, и выбираю из них тот заказ, который мне наиболее выгоден. Другое дело, что я устал этим заниматься, и сейчас пытаюсь начать создавать украинское кино. «Начать» - потому, что украинское кино отсутствовало все эти годы. Ранее было снято огромное количество невнятных, серых фильмов, снятых бездарными, пьющими людьми.

Наверняка с вами не все согласятся…

Исключение, подтверждающее правило – несколько фильмов Романа Балаяна, являющихся украинскими по месту съемок, но не по духу. Плюс несколько великих удач типа «За двумя зайцами», «Пропавшая грамота», фильмы, которые мы любим и знаем. То, что Говорухин монтировал на Одесской киностудии «Место встречи изменить нельзя», не делает этот фильм украинским. Большевистская пропаганда пыталась все украинское сделать фольклорным. Капелла бандуристов? Замечательно! Казачки, партизаны? Совсем хорошо! Нам отвели совершенно определенную тематическую нишу. Поэтому я смело говорю, что надо начинать делать новое украинское кино.

Я в курсе всех картин, которые снимались здесь недавно. Все они очень низкого уровня. И тематического, и технологического, и актерского. Но если государство нам денег не дает, да оно и не обязано это делать, то частные инвесторы сейчас становятся более дальновидными. Один из наиболее динамично развивающихся рынков Украины – это рынок кинотеатров. Конечно, они живут сейчас в основном за счет американцев. Но с другой стороны, социологические исследования показывают, что 90% людей ждут национального продукта. Это дает нам все основания говорить, что мы собираемся создавать украинское кино.

Телевизионное?

Нет. Ниша телевизионных фильмов забита настолько, что картины становятся все хуже, а это уже начало умирания жанра. Думаю, что сериалы со временем превратятся в некий придаток жизни, в «Санта-Барбару», которая длится годами. Моя бабуля, когда умирала, жалела, мол, не узнаю, чем закончится «Просто Мария». Я отвечал, Господь тебе расскажет, чем она закончится. Пытался совершенно искренне ее утешить.

Юрий, твое кино смотрит очень много людей. Ты их просто развлекаешь, или все-таки что-то еще делаешь, в чем твоя цель?

В этом, конечно, есть нечто большее. Однако начинается все с развлекательной функции, с эстетической. В хорошем советском фильме «Единожды солгав» художник говорит рабочему, что главная функция искусства не воспитательная, а эстетическая: «пришел, посмотрел и, понравилось». С этого все и начинается. Другое дело, что для того, чтобы человеку понравилось, ему мало показать эквилибриста на катушках, ему нужна история, ему нужны сопереживания и прочее. На человека действует материал. Да, кино учит людей жить, а не наоборот. Я не могу одновременно увидеть сто миллионов человек, и их жизнь. Это они могут увидеть Буржуя и научиться у него прикуривать от зажигалки-автогена. Мне рассказывали, что в провинции, когда шел «Буржуй», исчезли зажигалки-автогены, их размели. Все стали курить «Кептэн блэк», и я уж молчу, сколько котов было названо «Рыжим». Я когда-то поклялся, что не одна тысяча по нему заплачет, и я сдержал свое слово. Это большая радость, потому что это дань уважения моему коту, которого я подобрал на улице и которого очень любил. Это еще и настоящее просвещение людей, которое делает людей добрее.

В последнее время наметилась тенденция прихода в политику деятелей кино. Например, Шварценеггер стал губернатором Калифорнии. Ты человек известный, в политику идти не планируешь?

Да, собираюсь. Пример – Олег Блохин. Он пошел в политику, но он тренирует футболистов. Я пойду в парламент, для того, чтобы потом снимать кино, чтобы легко находить финансирование своих проектов, а не обивать пороги банкиров, пускай даже самых продвинутых и хорошо ко мне относящихся. Чтобы просто проводить государственную политику в создании украинского кино. Считаю, что я имею на это право, слишком долго я мучался с запуском проектов, слишком долго комплексовал, тусуясь на «Мосфильме», таком же ободранном, как и наша киностудия, но производящем огромные объемы игровой продукции. Я нахожу это вполне совместимым. Я не буду стремиться стать министром, но интересы кино я сумею отстаивать с пользой для всех, кто это кино смотрит.

Беседовал Андрей Маклаков

Один из наиболее динамично развивающихся рынков Украины – это рынок кинотеатров. Конечно, они живут сейчас в основном за счет американцев. Но, с другой стороны, социологические исследования показывают, что 90% людей ждут национального продукта.

Юрий, ты – успешный человек. Это очевидно. Что было основным в твоем успехе – талант, знания, связи, трудолюбие или, быть может, какие-то иные, мистические или скрытые причины?

Нет, все, что есть мистического это сам творческий процесс, когда на листе бумаги возникает сказка, которая становится частью жизни десятков и сотен миллионов людей. Моего «Буржуя» посмотрело около ста миллионов, многих девочек назвали Альбинами, а один мальчик – аутист вышел из своего состояния, что стало предметом моей профессиональной гордости. Мне недавно это один врач рассказал. Что именно этого мальчика в моем «Буржуе» подтолкнуло к контакту с миром, я не знаю. Я вообще не знаю очень многого, что знают мои герои. Тут момент мистики есть.

Свой успех я считаю относительным, и еще ко многому стремлюсь. Секрет его в сочетании моей способности делать свое дело, и своего рода хитрости, способности идти на компромисс с окружающим миром. Я не сомневаюсь, что в этот самый момент на машинах, велосипедах и троллейбусах вокруг нас едут люди, которые могут сделать больше, чем я, но именно этого сочетания им, может быть, и не хватает. Я не буду изображать из себя самурая, и говорить, что я бескомпромиссен с миром. Да, я выдавливаю из себя, и выдавливаю успешно, раба, приспособленца, труса, можно назвать еще многие нехорошие вещи, которые в нас закладываются в процессе жизни, но многого я еще не сделал.

Более того, герои гибнут. Наш мир не позволяет быть бескомпромиссным. Это – великий хоккей. Ты знаешь, что несешься к воротам противника, но ты не знаешь, что навстречу тебе несется другой человек, единственной целью которого, в отличие от тебя является даже не забить тебе гол, а просто сбить тебя с ног. Поэтому, конечно, я приспосабливаюсь. Мне часто приходилось в жизни делать то, что мне заказывали, а не то, что хотел, или что был обязан сделать. Еще одна черта постоянной половинчатости моей работы в том, что я пытаюсь высказать себя в том материале, который мне заказали.

То есть заказ является определяющим?

Безусловно. Пошлая фраза о том, что «кто платит, тот заказывает музыку», очень верна в монетарном капиталистическом обществе. Правда, это в сто раз лучше, чем лагерное советское общество, через которое я прошел, в котором чиновники говорят, что тебе можно делать, а что нет. Капитализм очень несправедлив, но большевизм это вообще тюрьма.

Ты говорил в одном из своих интервью, что живешь в Киеве, а работаешь в России. Почему так?

Если перечислить то, чем я занимаюсь в последние годы, то ты сам так скажешь. Только сейчас в Москве, на НТВ в запуске два крупных проекта. Это десятисерийный детектив «Клоунов не убивают» с Якубовичем в главной роли и пятнадцатисерийный фильм «Новый русский романс». Даже название очень украинское…Перед этим был сериал «Цвет нации», «Любовь точка Ру» и другие.

А почему именно в России? Разве нет заказов в самой Украине?

Сейчас ты сидишь в офисе, который является стартовой площадкой для развития украинского кино. Украина, при всех своих странностях, о которых мне говорить не хочется, потому что я уверен, что скоро все переменится к лучшему, является обычной страной, как, например, Бельгия. Россия же является империей, причем империей «придурковатой». Это дикое сочетание мощи, которую у нее никто не отнимет, и «придурковатости», которую принято именовать загадкой русской души. На самом деле это разбойничьего типа разгильдяйство, замешанное на систематическом уничтожении всего лучшего, что есть в генотипе, когда «всех, кто в шляпе – к стенке». Когда осталось только быдло, всегда жившее в деревнях, и потому не страдавшее от крепостного права, и люмпен-пролетариат, которому очень понравилось ходить в кожаных чекистских куртках и резать штыками невинных людей.

Генные импульсы империи в России очень сильны. Сталин попытался идти по пути строительства государства, но свернул с него и пошел по проверенному веками в России имперскому пути. «Ми - рюсские» говорил этот мингрел. Спустившись с гор, он понимал, что других ценностей России он не предложит. Ярчайшим подтверждением того, о чем я говорю, является тот факт, что песня «Вставай, страна огромная» на самом деле написана не в ходе Великой Отечественной, а в 1914 году, в Первую мировую войну. Этот совковый миф, что она написана в 1941-м, ложен. В тексте изменено одно слово: вместо «тевтонской силой темною» поют «фашистской силой темною». А вообще эта песня должна была вдохновить обездоленного пьющего русского мужика «забросать шапками» наступающего немца. Россия, несмотря на свои алмазы и нефть, терпит огромный социальный дискомфорт, ничуть не меньший, чем в Украине. Русские села и маленькие городки это вообще кошмар, это 19-й век, даже не 20-й.

Однако Россия не освобождает себя от атрибутов империи. Спорт, искусство, внешняя наука, то есть та, которую видно миру. Это фишки. Россия хочет этому соответствовать, поэтому так болезненно переживает каждый свой неуспех. Если норвежский пловец проиграл состязание, то ему за это ничего не будет. В России же, это станет поводом для разборов, «а правильным ли мы идем путем». И конечно, никто не отдаст искусство, кино и телевидение. А искусство сегодня – это кино и сериал. Это то, что эмоционально влияет на мозги людей. И тут уж они «патронов не жалеют».

В путинской России быстрыми темпами развивается военно-патриотическое воспитание. Россия собирается воевать и дальше. Она и дальше собирается тратить огромные средства на пропаганду. Этого касается и моего сериала «цвет нации», где людей учат быть суперагентами России. Почему я это делаю? А почему бы мне этого не делать? Ныне покойный Михаил Пташук, когда его пригласил к себе Путин и спросил, а «что нужно, чтобы у нас был не один хороший фильм, такой как «Война», а 27?», ответил ему – «27 миллионов долларов». На что Путин, к радости всех кинематографистов России ответил ему – «считайте, что они у вас есть». Если бы М.Пташук не разбился на машине, когда ехал с той самой «Никой», то он бы сейчас снимал в Москве один фильм за другим.

В Москве нельзя оказать не востребованным. Пройдя по коридорам «Мосфильма», я выхожу с тремя-четырьмя предложениями, и выбираю из них тот заказ, который мне наиболее выгоден. Другое дело, что я устал этим заниматься, и сейчас пытаюсь начать создавать украинское кино. «Начать» - потому, что украинское кино отсутствовало все эти годы. Ранее было снято огромное количество невнятных, серых фильмов, снятых бездарными, пьющими людьми.

Наверняка с вами не все согласятся…

Исключение, подтверждающее правило – несколько фильмов Романа Балаяна, являющихся украинскими по месту съемок, но не по духу. Плюс несколько великих удач типа «За двумя зайцами», «Пропавшая грамота», фильмы, которые мы любим и знаем. То, что Говорухин монтировал на Одесской киностудии «Место встречи изменить нельзя», не делает этот фильм украинским. Большевистская пропаганда пыталась все украинское сделать фольклорным. Капелла бандуристов? Замечательно! Казачки, партизаны? Совсем хорошо! Нам отвели совершенно определенную тематическую нишу. Поэтому я смело говорю, что надо начинать делать новое украинское кино.

Я в курсе всех картин, которые снимались здесь недавно. Все они очень низкого уровня. И тематического, и технологического, и актерского. Но если государство нам денег не дает, да оно и не обязано это делать, то частные инвесторы сейчас становятся более дальновидными. Один из наиболее динамично развивающихся рынков Украины – это рынок кинотеатров. Конечно, они живут сейчас в основном за счет американцев. Но с другой стороны, социологические исследования показывают, что 90% людей ждут национального продукта. Это дает нам все основания говорить, что мы собираемся создавать украинское кино.

Телевизионное?

Нет. Ниша телевизионных фильмов забита настолько, что картины становятся все хуже, а это уже начало умирания жанра. Думаю, что сериалы со временем превратятся в некий придаток жизни, в «Санта-Барбару», которая длится годами. Моя бабуля, когда умирала, жалела, мол, не узнаю, чем закончится «Просто Мария». Я отвечал, Господь тебе расскажет, чем она закончится. Пытался совершенно искренне ее утешить.

Юрий, твое кино смотрит очень много людей. Ты их просто развлекаешь, или все-таки что-то еще делаешь, в чем твоя цель?

В этом, конечно, есть нечто большее. Однако начинается все с развлекательной функции, с эстетической. В хорошем советском фильме «Единожды солгав» художник говорит рабочему, что главная функция искусства не воспитательная, а эстетическая: «пришел, посмотрел и, понравилось». С этого все и начинается. Другое дело, что для того, чтобы человеку понравилось, ему мало показать эквилибриста на катушках, ему нужна история, ему нужны сопереживания и прочее. На человека действует материал. Да, кино учит людей жить, а не наоборот. Я не могу одновременно увидеть сто миллионов человек, и их жизнь. Это они могут увидеть Буржуя и научиться у него прикуривать от зажигалки-автогена. Мне рассказывали, что в провинции, когда шел «Буржуй», исчезли зажигалки-автогены, их размели. Все стали курить «Кептэн блэк», и я уж молчу, сколько котов было названо «Рыжим». Я когда-то поклялся, что не одна тысяча по нему заплачет, и я сдержал свое слово. Это большая радость, потому что это дань уважения моему коту, которого я подобрал на улице и которого очень любил. Это еще и настоящее просвещение людей, которое делает людей добрее.

В последнее время наметилась тенденция прихода в политику деятелей кино. Например, Шварценеггер стал губернатором Калифорнии. Ты человек известный, в политику идти не планируешь?

Да, собираюсь. Пример – Олег Блохин. Он пошел в политику, но он тренирует футболистов. Я пойду в парламент, для того, чтобы потом снимать кино, чтобы легко находить финансирование своих проектов, а не обивать пороги банкиров, пускай даже самых продвинутых и хорошо ко мне относящихся. Чтобы просто проводить государственную политику в создании украинского кино. Считаю, что я имею на это право, слишком долго я мучался с запуском проектов, слишком долго комплексовал, тусуясь на «Мосфильме», таком же ободранном, как и наша киностудия, но производящем огромные объемы игровой продукции. Я нахожу это вполне совместимым. Я не буду стремиться стать министром, но интересы кино я сумею отстаивать с пользой для всех, кто это кино смотрит.

Беседовал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Іван Малкович, директор видавництва „А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА”

„Ті, хто працюють над нашими книжками, роблять це з любов’ю”

Лесь Герасимчук, культуролог

Крихка життєдіяльність

Алексєєв Юрій Миколайович, ректор Київського славістичного університету.

Наша місія – показати, що так можна працювати

Іван Андрусяк, письменник

Час ratio

Олег Скрипка, рок-музикант, лідер гурту „ВВ”

„Ми культивуємо російську культуру, американську, французьку, будь-яку, окрім своєї власної”

Євген Станкович, композитор

„Наша культура могла б зробити значно більший крок уперед”

В’ячеслав Брюховецький, президент Національного університету Києво-Могилянська Академія

Вища освіта: крок вперед, крок назад, але є нюанси

Владимир Никитин, доктор культурологии, заместитель директора по развитию Международного центра перспективных исследований

Просвещение сегодня – это сопровождение доступа к знаниям

Инна Чередниченко, главный редактор журнала «Большая Игра»

Отдаленный гул

Юрій Макаров, ведучий каналу „Студія 1+1”

„Просвітницьке телебачення не може замінити читання книг”

Наталья Лигачева, глава правления, шеф-редактор изданий Общественной организации «Телекритика»

Наше телевидение формирует «пофигиста» и потребителя

Лариса Івшина, головний редактор газети „День”

«Я пропоную ввести мораторій на критику нашого менталітету»

Инна Богословская, президент консалтинговой фирмы «Пруденс»

В стране деньги есть, нужно лишь правильно их направить

Василина Дибайло, директор Ресурсного центру „Гурт”

„Далеко не всі громадські організації зараз існують на гранти”

Тарас Брижоватий, директор благодійної організації „Соціальна служба „Віфанія”

У державних соціальних установах занадто формалізована робота

Володимир Шевченко, виконавчий директор міжнародної громадської організації “Соціополіс в Україні”

Соціополіс – місто майбутнього

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Тактические игры

Віктор Сизонтов, головний редактор українського промислового журналу “Деньги и технологии”, член-кореспондент Української технологичної академії

Наука напівфабрикатів

Борис Малицкий, д.э.н., директор Центра исследований научно-технического потенциала и истории науки им. Г.Доброва НАНУ

Наука – не отрасль, а ускоритель развития всей страны

Лесь Танюк, народний депутат, голова комітету Верховної Ради з питань культури та духовності.

Домінанта споживацького меркантилізму

Сергей Крымский, философ

Нам нужна не зубрежка, но эвристика

Владислав Троицкий, основатель центра современного искуства „ДАХ”, актер, режиссер, продюсер

«Театр – это некое место, где люди ищут истину»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,039