В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новое украинское Просвещение

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться. Ведь еще недавно – всего столетие назад – большая часть населения не умела читать. Сейчас же для многих проблема в другом – появилось «племя, хотя и знающее письменность, но в ней не нуждающееся». Поэтому новое украинское просвещение и отвечает на вопрос «КАК?» - как применить знания?

Таким образом, просвещение – это вся система формирования в обществе уверенности в необходимости преобразований в экономической, политической, военной, правовой, культурной, духовной сфере. Это технология превращения знаний в мотивацию к действию и выбора оптимального пути к реализации задач. Поэтому миссия просвещения состоит не столько в распространении новых знаний, сколько в том, чтобы открывать перспективы, формировать достойные цели и указывать новые, зачастую альтернативные пути к их достижению.

Просвещение – это появление альтернативных идей, в том числе относящихся и к самоутверждению государства, и к поиску его миссии в быстро изменяющемся мире. Пушкинская формула "Свобода – неминуемое следствие просвещения" сегодня как никогда актуальна для Украины. Исторически Просвещение связано с Возрождением, с уходом от догм и формулированием новых задач, это время "присвоения" свободы, возрождение права человека на свободу.

Еще один момент, связанный с просвещением – формирование слоя носителей новой идеи, нового единства. У тех, кто получает сегодня образование, наконец, появились новые маяки. И хотя новые национальные "символы" – братья Кличко, Андрей Шевченко, Руслана Лыжичко, – это лишь первопроходцы, сумевшие подняться к всеобщему признанию своего таланта и профессионализма, они представляют новую модель победной стратегии, полноценного завершенного успеха. В противовес большинству национальных героев, снискавших славу мучеников, которые всей своей жизнью демонстрировали умение стойко и мужественно переносить поражения, они дают ответ на вопрос «как достигать победы?». Пока – для отдельных личностей, но в условиях современных коммуникаций эти пока еще одиночные примеры вдохновляют сотни и тысячи людей. Однако, не хотелось бы оказаться среди стран, в которых кумирами являются ТОЛЬКО спортсмены и артисты.

Кто может быть проводником просвещения новой эпохи? Кто может стать заказчиком на просвещение? Это прежде всего средний класс – молодой амбициозный бизнес, который сформировался за годы возрождения и пробился в тех альтернативных нишах, которые не были законсервированы псевдоэлитой переходной эпохи. Носители новых идей просвещения изначально должны быть конкурентными не только на внутреннем, но и на внешнем «рынке» политических, экономических, культурных и духовных лидеров.

Задача нового украинского просвещения - формирование банка прорывных идей и технологий их реализации. Просветители, в отличие от вождей не навязывают свои правила обществу. Это те, кто говорит "мы знаем, как по-другому", и увлекают за собой тысячи последователей, сильных духом и сознательно избравших свой путь. Именно поэтому они и выигрывают.

Свернуть

Тема нашего диалога – Новое украинское просвещение. Просвещение в самом полном и широком понимании. Когда-то задачей Просвещения было распространение и продвижение знаний, теперь же для просветителей важно «показать=научить=дать шанс» этими знаниями воспользоваться

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Наше телевидение формирует «пофигиста» и потребителя

Наше телевидение формирует «пофигиста» и потребителя: Наше телевидение формирует «пофигиста» и потребителя

Наталья Лигачева, глава правления, шеф-редактор изданий Общественной организации «Телекритика»

Разрыв между жизнью, которую показывают на экране, и реальной – растет с каждым днем. TV не отражает реалии нашего общества и ни в какой мере не удовлетворяет интересы граждан. Интересы, которые находятся немного выше пояса. Это интересы в сфере просвещения, культуры, политики. TV не имеет обратной связи со зрителем, интерактивности.

Мы привычно включаем «ящик» по вечерам, ожидая, что он нас развлечет. Однако – только ли в этом состоит задача телевидения? Должны ли у него быть какие-то общественные функции?

Действительно, телевидение не только информирует, оно еще и выполняет функции сублимации, суггестии и так далее. Общественная функция ТВ состоит в том, чтобы давать человеку информацию, которая поможет сделать выбор, составляя свою собственную картину мира. В этом смысле украинскому телевидению еще далеко до того, чтобы называться цивилизованным и качественным. Оно не столько предоставляет информацию, сколько манипулирует ею, подавая искаженную «недоинформацию» – неполную информацию. Вследствие этого человек не может создать себе адекватную картину происходящего в стране и в мире.

Есть ли какие-то образцы работы телевидения, на которые мы можем ориентироваться? Скажем, за рубежом.

Конечно, есть. Таким идеалом в смысле информационной функции являются общественные или просветительские телеканалы. Например, то же Би-Би-Си, или канадский Си-Би-Эс, или Пи-Би-Эс в Америке. С другой стороны, и на Западе есть примеры крайне односторонней подачи информации. Другое дело, что даже такие телеканалы на Западе в гораздо большей степени прозрачны. Если в Украине мы не знаем, кому телеканалы принадлежат, кем они контролируются – нам никогда не говорят, интересы какой политической силы они выражают, то на Западе хорошо известно, кому принадлежит, например, телеканал «Фокс», чье мнение он выражает, и так далее. С точки зрения общественной функции, в том числе и на Западе, нужно ориентироваться только на общественные телеканалы, которые пытаются давать сбалансированную информацию.

А что происходит с идеей общественного телевидения в Украине?

Руководство Первого национального телеканала и сейчас называет свой канал «общественным», хотя на самом деле он не имеет никакого отношения к общественному телевидению. Я думаю, что общественного телевидения в Украине не будет до тех пор, пока не будет политической воли к созданию не эрзаца подобного телевидения, а настоящего, для которого обязательно выполнение ряда стандартов, один из которых – прозрачность финансирования. Оно может быть не обязательно из абонентской платы, оно может быть и из бюджета, но оно обязательно должно быть прозрачным. Далее – ни парламент, ни Президент, ни какие-либо политические силы не должны иметь возможности оказывать давление на его редакционную политику. Это достигается декларированием такой политики, избираемостью Наблюдательного совета общественностью, а не назначаемостью его, скажем, Президентом, как сейчас в случае Первого национального. До тех пор, пока общественность не сможет контролировать редакционную политику телеканала, до тех пор мы не можем говорить, что у нас есть общественное телевидение. И появиться оно только после изменения политической ситуации в стране. Нынешнее руководство страны никогда не пойдет на создание настоящего общественного телевидения.

Вы говорите – должна возникнуть политическая воля. У кого она должна возникнуть? Может, у самого общества? Но оно слишком велико и разнородно. Тогда у кого?

Да, действительно, считается, что все должно идти от самого общества, и народ заслуживает тех правителей, которых он имеет. Но мы хорошо знаем, какова роль политических элит в создании демократических систем. Поэтому я говорю о политической воле тех, кто имеет реальную власть в стране. Прежде всего, должна быть воля парламента и Президента. У них должно возникнуть понимание, что общественное телевидение в стране должно быть, и оно должно быть настоящим.

А им-то какая выгода?

Если политическая элита заботится только о своих, узкоэгоистических интересах, то наверное, нужно ответить – «никакой». Если только не принимать во внимание фактор честолюбия, желания войти в историю не эгоистами и стяжателями, а историческими фигурами, которые служили своему народу, своему государству и их прогрессу. Выгода может быть и в том, что общественное телевидение – это инструмент согласования интересов разных политических групп, место борьбы, конкуренции идей. Тем самым это инструмент поддержания стабильности. Причем это не стабильность мертвого покоя, а скорее, динамическое равновесие.

Могут ли быть какие-то внешние сторонники идеи создания общественного телевидения?

Подобные идеи были у некоторых мощных грантодателей. Но при нежелании внутреннем, при нежелании политической элиты внутри страны создать общественное ТВ только внешними усилиями невозможно. Все-таки сфера телевидения очень плотно контролируется государством, даже через предоставление частот для вещания. Без наличия политического консенсуса внутри страны создание такого телевидения невозможно. Пока что я не встречала серьезных проектов его создания. Я не уверена, что в случае победы на выборах В.Ющенко окружащие его люди прямо бросились бы создавать такое телевидение. Однако я допускаю, что с приходом к власти именно этих сил, шансов на создание общественного телевидения стало бы больше.

Будем надеяться на лучшее, но пока оно не наступило, возникает вопрос, можно ли как-то повлиять на существующие телеканалы, чтобы они стали хоть немного лучше?

Это очень большая проблема. Тот уровень снижения доверия к телевидению, который мы сейчас наблюдаем по данным социологических опросов, показывает, что зрители начинают понимать, что телевидение становится все более политически заангажированным. Что оно не отражает реалии нашего общества и ни в какой мере не удовлетворяет интересы граждан. Я имею в виду интересы, которые находятся немного выше пояса. Это интересы в сфере просвещения, культуры, политики. Оно не имеет обратной связи со зрителем, интерактивности. Разрыв между той жизнью, которую показывают на экране, и реальной, все растет. Если же этот разрыв не будет как-то преодолеваться, то я думаю, телеканалы, да и общество в нашей стране ждут серьезные проблемы. Телевидение может становиться все более рейтинговым, получать прибыли и сверхприбыли, но при этом становиться все более похожим на шоу Нагиева. Эта опасность существует во всем мире, но там все равно есть выбор. Особенность же нашей страны в том, что все телеканалы очень похожи друг на друга и выбора практически нет.

А есть ли у нас примеры противоположного рода?

Безусловно, есть. Как бы мы не критиковали канал «1+1», он поддерживает несколько проектов интеллектуального направления. Я думаю, первенство держит «Документ» Юрия Макарова. Стоит вспомнить и социальное шоу «Подвійний доказ», где часто поднимаются серьезные проблемы. Определенную пищу для ума они дают. Хотя аудитория этих передач достаточно разная, это как раз и хорошо. На «Новом» канале есть передача «Спецрепортер». На УТ-1 тоже вроде бы пытаются создавать пространство для интеллектуальной дискуссии, например, есть программа «Наголос» М.Погребинского, «Четверта влада» А.Савенко. К сожалению, в этих программах применяется слишком много манипулятивных технологий, много резонерства, поэтому говорить, что они являются двигателями общественной дискуссии, нельзя.

У нас есть довольно популярные региональные телеканалы. Что происходит с телевидением в регионах?

В регионах есть небольшое, но все же значимое число телекомпаний, которые работают в более свободном режиме, без «темников», в отличие от общенациональных телеканалов. Они пользуются большим доверием на местах, что подтверждается исследованиями. Некоторые из них сотрудничают с независимыми продакшн-студиями в Киеве. Исходя из того, что около 20 или тридцати компаний работают с медиа-центром «Кандидат», я и могу сделать вывод, что еще не все «забетонировано» в регионах, там больше возможностей для получения телезрителями объективной информации. С другой стороны, у нас в стране 450 городов, и несколько десятков подобных телекомпаний не создают той критической массы, которая бы сделала телевидение свободным. Островки свободы есть, но это всего лишь островки.

В среднем люди проводят у телеэкранов четыре-пять часов в день. Посидев у телеэкрана, человек как-то меняется. Как? Кого формирует наше телевидение – гражданина, потребителя или кого-то еще?

Мы говорим, что телевидение не должно воспитывать, но оно определенно влияет на процесс воспитания. И продукция нашего телевидения способствует тому, что человек становится «пофигистом». Он перестает верить политикам, верить, что в стране есть ответственная политическая элита. Он видит, что ничего, кроме борьбы за власть, ради каких-то эгоистических интересов, не происходит. Это человек-потребитель, потому что он не втягивается через экран в серьезный и доверительный диалог о мире вокруг него. Его делают пассивным потребителем самых примитивных продуктов, которые, как говорится, и жевать не надо.

Есть ли у нас альтернатива такому телевидению?

Телевизионной альтернативы, к сожалению, нет, потому что материальное положение большинства наших сограждан не позволяет им смотреть больше одного-двух, максимум трех каналов. Они не могут купить себе спутниковую «тарелку», кроме того, у них нет знания иностранного языка. Они, по сути, являются заложниками того телевидения, которое общедоступно. У нас есть альтернатива в книгах, но книги дороги. Наконец, сама нынешняя жизнь просто не дает времени на обращение к альтернативным источникам информации, потому что на это нет времени. Это реалии всего мира, жизнь сейчас течет быстрее. Не скажу, что общество становится более невежественным, но происходит расслоение на тех, кому доступны источники качественной информации, включая Интернет, и кому они недоступны. И это расслоение растет…

Со всеми вытекающими отсюда возможностями…

…Для социального взрыва. Хотя, быть может, и не в ближайшие годы, но тем не менее.

Беседовал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Іван Малкович, директор видавництва „А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА”

„Ті, хто працюють над нашими книжками, роблять це з любов’ю”

Лесь Герасимчук, культуролог

Крихка життєдіяльність

Алексєєв Юрій Миколайович, ректор Київського славістичного університету.

Наша місія – показати, що так можна працювати

Іван Андрусяк, письменник

Час ratio

Олег Скрипка, рок-музикант, лідер гурту „ВВ”

„Ми культивуємо російську культуру, американську, французьку, будь-яку, окрім своєї власної”

Євген Станкович, композитор

„Наша культура могла б зробити значно більший крок уперед”

В’ячеслав Брюховецький, президент Національного університету Києво-Могилянська Академія

Вища освіта: крок вперед, крок назад, але є нюанси

Владимир Никитин, доктор культурологии, заместитель директора по развитию Международного центра перспективных исследований

Просвещение сегодня – это сопровождение доступа к знаниям

Инна Чередниченко, главный редактор журнала «Большая Игра»

Отдаленный гул

Юрій Макаров, ведучий каналу „Студія 1+1”

„Просвітницьке телебачення не може замінити читання книг”

Лариса Івшина, головний редактор газети „День”

«Я пропоную ввести мораторій на критику нашого менталітету»

Юрий Рогоза, сценарист, писатель

Мое кино учит людей жить

Инна Богословская, президент консалтинговой фирмы «Пруденс»

В стране деньги есть, нужно лишь правильно их направить

Василина Дибайло, директор Ресурсного центру „Гурт”

„Далеко не всі громадські організації зараз існують на гранти”

Тарас Брижоватий, директор благодійної організації „Соціальна служба „Віфанія”

У державних соціальних установах занадто формалізована робота

Володимир Шевченко, виконавчий директор міжнародної громадської організації “Соціополіс в Україні”

Соціополіс – місто майбутнього

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Тактические игры

Віктор Сизонтов, головний редактор українського промислового журналу “Деньги и технологии”, член-кореспондент Української технологичної академії

Наука напівфабрикатів

Борис Малицкий, д.э.н., директор Центра исследований научно-технического потенциала и истории науки им. Г.Доброва НАНУ

Наука – не отрасль, а ускоритель развития всей страны

Лесь Танюк, народний депутат, голова комітету Верховної Ради з питань культури та духовності.

Домінанта споживацького меркантилізму

Сергей Крымский, философ

Нам нужна не зубрежка, но эвристика

Владислав Троицкий, основатель центра современного искуства „ДАХ”, актер, режиссер, продюсер

«Театр – это некое место, где люди ищут истину»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,104