В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Религия в социально-политическом контексте Украины

Кризис духовности дает о себе знать во множестве сфер человеческой жизни, а ускоренную секуляризацию сегодня можно наблюдать во всем мире. Большая часть мировых религий переживает в последние десятилетия кризисные процессы. Не составили исключения и украинские христианские конфессии: в храмах все меньше прихожан, их трудно удерживать в рамках местной общины, ибо огромный размах набирает переход в другие конфессии и вероисповедания.

Период активного возвращения украинских граждан в лоно Церкви, наблюдавшийся после распада СССР и обретения Украиной независимости, похоже, подходит к концу. Нередко доходит до того, что даже «утримувати церковні будівлі – нікому, немає коштів». Но подобные вещи происходят не только в Украине и других постсоветских странах.

У прихожан в ХIX (и ранее) веке не было того множества сомнений и вопросов относительно большинства догматов, как у людей ХХІ века. Когда государство было сельским, деревня была оплотом традиционной религиозности. Сейчас же – большинство населения переселилось в города, получило то или иное образование. Смена традиционных культурных кодов и нарастание сугубо потребительских настроений по отношению к Церкви (и не только), привело к нарастанию духовного отрыва общества/паствы от церкви. Усугубляет процесс и неспособность церквей отвечать на вызовы современности, помогать людям решать те духовные проблемы, с которыми они постоянно сталкивается в быстро меняющемся мире. Особенно это касается современной молодежи, часто теряющей духовные и ценностные ориентиры в нестабильном и нелояльном к ней социуме «взрослых», занятых своими проблемами.

Церкви не готовы жить в агрессивной общественной среде, которая критикует их недостатки, ставит под сомнение авторитет, теряет к ним интерес. Но другого общества уже не будет. Люди не вернутся к средневековой или современной наивности. Не будет примитивной веры в авторитеты или в разум, лишь сомнения и критика еще долго будут доминировать в сознании людей.

Эпидемии, войны, стихийные бедствия… Роль Церкви всегда повышалась в трудные для общества времена. Но глобальный кризис – это шанс или провал для представителей мировых религий? Да и переживает ли современная Церковь кризис? Так ли все плохо? Теряет ли церковь свой авторитет в обществе? Выдержит ли сегодняшняя Христианская Церковь испытание конкуренцией со стороны других религий? И, наконец, так ли уникальна Украина со своими духовными и религиозными проблемами?

Религия в Украине за годы независимости стала одним из системообразующих факторов поиска идентичности, и это несмотря на самые разнообразные приверженности граждан к различным церквям. Но если для многих других стран основой идентичности является в большинстве своем одна религия, то Украина выбрала путь гораздо более сложный – многообразие. И при этом, как засвидетельствовали прошедшие 20 лет, были, в основном, сохранены не только баланс и равноудаленность власти от всех конфессий, но и все общество выработало в себе толерантность к иноверцам.

Оглядываясь на пройденный двадцатилетний рубеж, эксперты отмечают определенную пассивность церкви в отношении социально-политических процессов происходящих в государстве и обществе. Чем объясняется такая пассивность церкви? Да и все ли мы знаем о духовной работе Церкви в Украине? Какие церковные проекты социального-культурного значения, помимо строительства церквей, были реализованы в нашей стране за последние 10–20 лет?

На эти и на многие другие вопросы в диалоге о месте религии в социально-политическом контексте Украины мы будем искать ответы вместе с нашими экспертами – философами, теологами, служителями церкви, авторами и читателями «Диалог.UA».

Свернуть

Кризис духовности дает о себе знать во множестве сфер человеческой жизни, а ускоренную секуляризацию сегодня можно наблюдать во всем мире. Большая часть мировых религий переживает в последние десятилетия кризисные процессы. Не составили исключения и украинские христианские конфессии: в храмах все меньше прихожан, их трудно удерживать в рамках местной общины, ибо огромный размах набирает переход в другие конфессии и вероисповедания.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Все болезни общества присущи и церкви

19 июл 2012 года

Статистика свидетельствует, что, несмотря на религиозные свободы, храмы пустеют, а центры христианской религиозности смещаются в сторону от них. Можно ли считать это кризисом и теряет ли церковь свой авторитет в обществе?

Традиционные церкви действительно переживают кризис. Им трудно находить общий язык с современным обществом. Но нельзя сказать, что идёт волна секуляризации, потому что религиозность находит новые каналы, её уровень не снижается.

Как трансформируется религия в нашу эпоху?

Религиозный фактор не ослабевает, религия заложена очень глубоко в сознании человека. Она всегда может быть легко инструментализирована и использована в каких-угодно, даже нерелигиозных, целях. Это ценностный элемент, им удобно манипулировать. И традиционные церкви никуда не исчезают, а только теряют часть своих прихожан. Это касается, в основном, католической и протестантской церквей в Западной Европе и Северной Америке. Но они растут, как грибы после дождя, и в Латинской Америке. А в Африке вообще приобретают новые формы.

Ислам также сейчас пребывает на высокой стадии мобилизации; не надо только упускать из виду, что он имеет в себе большую пацифистскую составляющую, хотя сейчас активированы в большей степени его радикальные элементы. (Это реакция на объективное научно-техническое отставание и угрозы с Запада).

Что касается Украины, то здесь мы видим большое разнообразие различных верований. Пик религиозного возрождения уже прошёл, идёт откат. Одна часть людей совсем отходит от церквей, другая пускается в дальнейшие поиски ответов на свои духовные запросы.

У нас один из самых высоких задекларированных уровней религиозности в Европе. Но, как показывает наш Институт социологии, реально есть только 15-20% людей, для которых религия является основной экзистенциональной ценностью. По крайней мере, они посещают церковь несколько раз в месяц, а не случайно или только по праздникам. То есть затрагивается не только культурный код, но и вопросы веры.

Институт социологии проводит эти опросы с 1992-го года. У нас есть очень хорошая сетка для сравнения. К примеру, при расстановке ценностных приоритетов, из шестнадцати-восемнадцати предлагаемых ценностей религия неизменно оказывается на предпоследних местах. А то, что религиозный фактор сейчас звучит в обществе и имеет резонанс, означает именно большую степень его инструментализации. Это дело рук политиков и государства.


Что именно вызывает отток верующих от традиционных церквей?

Они не находят общего языка. В западном обществе этому мешают проблемы постмодерна, а наши люди не находят в церкви ответов и на более простые вопросы, волнующие наше общество. Более того, мы видим, что церковный истеблишмент у нас мало чем отличается от политического. И только глубоко верующие люди могут закрывать на это глаза, как на нечто второстепенное.

Обычно верующий идёт за примером, за поддержкой, за источником вдохновения и надежды. Но когда он видит некие одиозные фигуры, вызывающие омерзение, то отворачивается и уходит. Кроме того, традиционная церковь стоит и ждёт, пока где-то очередному человеку станет невыносимо плохо, и он придёт тогда искать отраду. А новые религиозные движения сами идут за верующим, стараются его завлечь, заинтересовать. И есть много примеров, когда они успешно работают именно на поприще веры. Но бывают и другие, особенно когда священник, которого априори считают непогрешимым, вдруг оказывается человеком недостойным. Или может ещё осуществляться игра на этно-национальных чувствах – тогда вопросы веры также теряют в весе.


Понимает ли церковный клир перечисленные вами проблемы?

Безусловно, по большей части – понимают. Но церковь есть плоть от плоти того общества, в котором она находится. Все болезни общества, в той или иной мере, присущи также и церкви. Как в обществе есть специалисты, способные понять его развитие и куда оно движется, так и в церкви найдутся свои пророки. Только тут возникает вопрос о соотношении сил – кого больше?


Многие великие учителя человечества также были и религиозными людьми. Каково положение с теософской мыслью сейчас?

Сейчас мы в несколько более привилегированном положении, чем раньше, поскольку появился доступ к информации. Появляются исследования, которые идут глубже в собственно богословии, появляется много переводной богословской литературы. Что-то издаётся и у нас. К нам пришла литература по православию и от североамериканской богословской школы, и из Европы. Мы познакомились и с переводами современных греческих богословов, увидев вершину православного богословия, а не ту мышиную возню за близость к власти, к политическому ресурсу и материальным благам, что здесь происходит.


Вопрос о секуляризации – в России сейчас мы видим противоположный процесс. Сохранится ли тенденция разделения государства и церкви, по крайней мере, в Европе – то есть, и в Украине тоже?

Тенденция секуляризации, вообще говоря, необратима. Но надо различать отношение государства к церкви, отношения политиков, отношение церкви к своей роли в политике, и другие аспекты. В целом, мы пройдём тот же путь, что прошло и всё мировое христианство.

Сейчас пока приходится больше говорить о клерикализации. Надо думать о том, как реально отделить церковь от государства, а не только на бумаге. Государство никак не хочет отделяться от церкви, оно предпочитает действовать по принципу "разделяй и властвуй". И некоторые церкви уже разучились жить собственной жизнью.

Кучма, в своё время, настоял на принятии Конституции, но он же и обеспечил её нарушение – к примеру, в той её части, где сказано об отделении школы от церкви. В итоге появились даже такие регионы, где нет уже светского государственного образования – оно полностью клерикализировано. И как теперь вернуть это в законодательное русло?

Конечно, надо придавать церквям статус юридического лица, чтобы они могли основывать свои школы, и получили другие дополнительные права. Но как исправить то, что уже случилось? Ведь это произошло всего лишь как реакция на бесправное положение церкви в СССР, это как маятник качнулся в другую сторону.

А теперь государству выгодно манипулировать церквями, так как его рейтинги чрезвычайно низки с самого момента создания. Рейтинг доверия к церкви значительно выше, чем к государству, и оно стремится это использовать. Таковы издержки нашего развития.


Актуально создание единой поместной церкви в Украине?

Эта идея прошла разные этапы и имеет разное содержательное наполнение. Начиналось всё ещё на заре независимости, когда депутаты в Верховной Раде собрали группу для создания поместной церкви. Тогда подразумевалось насильное соединение греко-католиков с православными. Но этого не случилось.

И, в общем, очень хорошо, что мы имеем несколько православных церквей и много других, потому, что это избавило Украину от некоторых превратностей судьбы, которые можно наблюдать в России. То есть, от полной смычки государства с одной церковью и от навязывания её обществу. Конечно, для украинского православия это трагедия, но трагедия закономерная.

Сейчас в украинском обществе ещё идут идентификационные процессы и оно должно сформироваться не как этно-нация, а как нация гражданская и политическая. И когда демократическое общество только формируется, то вместе с ним и разные церкви учатся диалогу, учатся слушать другого, находить компромиссы и консенсусы. Это процесс болезненный, но может ли он быть другим, при бескровном построении демократии.

Всё пока идёт своим естественным путём, поместная церковь вряд ли появится. В принципе, это вопрос самих церквей. Попытки власти повлиять на это или форсировать были бы очередной ошибкой. Исторический момент, когда для независимого национального государства нужна была национальная церковь, минул ещё лет сто пятьдесят назад.

Теперь концепт национального государства утратил актуальность, он своё отжил. А если бы его просто сдать в архив и создать современное полноценно функционирующее государство, то и вопрос о поместной церкви отпал бы сам собой. Но единой она в любом случае не стала бы.


Беседовал Андрей Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Михайло Білецький, Експерт Київського центру політичних досліджень та конфліктології

Наша релігійність більше носить формальний характер, ніж задовольняє внутрішню потребу в вірі

Віктор Єленський, доктор філософських наук, головний редактор релігієзнавчого журналу "Людина i свiт"

Проблема автокефалії є питанням політичним набагато більшою мірою, ніж питанням богословським

Филипович Людмила Олександрівна, д. філос. н., професор, завідувач відділу історії релігії та практичного релігієзнавства Відділення релігієзнавства Інституту філософії ім. Г. С. Сковороди НАН України, м. Київ

Церква – єдиний інститут, до якого в українців зростає довіра

Ігор Лосєв, кандидат філософських наук, доцент Національного університету „Києво-Могилянська академія”

Церква є настільки ж хворою наскільки і все суспільство

Шейх Ахмед Тамим, Главный Муфтий Украины

Мусульмане давно уже поставили перед собой конкретные задачи и придерживаются определенной стратегии

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Об’єднання українських церков відбудеться ще нескоро

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Ми мусимо вийти за межі конфесійності й запропонувати світові понадконфесійну модель євхаристійної єдності

Протоієрей Валерій Яблонський, УПЦ (МП)

Всі конфлікти можуть бути подолані при взаєморозумінні і з любов’ю

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Церква повинна консолідувати націю довкола створення і відкриття своєрідного коридору у майбутнє

Святійший Патріарх Київський і всієї Руси-України Філарет,

Мораль для суспільства відіграє більш важливу роль, ніж навіть економіка

Юрій Макаров, журналіст, літератор

Hікуди ми не дінемося від християнства, бо нашу цивілізацію побудовано на християнському базисі

Сергій Іванович Здіорук, завідувач відділу гуманітарної політики Національного інституту стратегічних досліджень, заслужений діяч науки і техніки України

Непохитно існуватиме тільки та церква, що далека від політичної метушні

Ігор Ісіченко, архієпископ (УАПЦ)

Церква потребує не протекціонізму, а законодавчого захисту

Станислав Речинский, журналист

Украина – это не монорелигиозная страна. И никогда таковой не была

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

И мировые религии, и государство - всех их ждет неминуемая гибель

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,260