В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Недавнее исследование брейн-дрейна (англ. brain drain — утечка умов) из 24 стран, проведенное Мировым Банком, показало, что если бы развивающиеся страны способны были дать образование мирового уровня, а также обеспечить выпускникам возможности для работы и карьерного роста, то миграцию удалось бы снизить. Однако до сих пор этого не происходило. Конечно, можно только приветствовать то, что за рубежом молодые специалисты получают ценные навыки и знания, которые не могут обрести у себя на родине. Но, с другой стороны, обладатели этих знаний и способностей практически никогда не возвращаются на родину...

В то же время, те, кто остается, из-за постоянно нарастающего имущественного разрыва лишаются возможности продвижения по жизни, теряют социальную мобильность. Большие различия в доходах ведут к окостенению социальных структур и снижают шансы людей на улучшение своего социального статуса. В связи с этим многие эксперты даже фиксируют проблему бессмысленности подготовки активных и образованных людей, потому что, оставшись в Украине, они станут маргиналами или, в противном случае, заполнят вакансии за рубежом.

Там, где господствует имущественное неравенство, реализация возможностей становится все более труднодостижимой целью. Не потому ли стала очевидной некомпетентность нынешней украинской политической и бизнес-элиты, неспособных решить основные проблемы страны? И не отсюда ли вымывание людей инициативных, способных к самоорганизации и принятию ответственных решений, имеющих гражданскую позицию в обществе? Если общество не препятствует процессу имущественной сегрегации, нарастающее имущественное неравенство ведет к катастрофическому снижению шансов на самореализацию следующего поколения украинских детей.

И это проблема не только Украины. Даже в Британии правящая элита, похоже, утрачивает «ген компетентности». Все более важной частью британской жизни становится социальный класс и классовая принадлежность. Сегодня классовая принадлежность здесь более важна, чем раса и религиозные взгляды – это разделение можно наблюдать уже среди маленьких детей.

По многим признакам социальная мобильность сейчас в упадке. В обществах с сильным неравенством ступени социальной лестницы становятся круче, либо дальше отстоят друг от друга. А поскольку в Украине большинство политиков, судей, руководителей корпораций и столоначальников имеют схожее происхождение, украинские органы власти, корпорации и учреждения все больше рискуют оказаться оторванными от большинства населения, поскольку перестают работать в интересах общества в целом.

Однако подлинное бедствие – даже не слом «социальных эскалаторов» или социальное расслоение, а моральное разложение элиты, не способной больше предложить адекватную государственную политику. В Украине снова возродилась система родства, появилось разделение на «своих» и «чужих». Соответственно, социальные лифты ориентируются на «своих», а не на отбор лучших. Отсюда деинтеллектуализация всех сфер жизни, нехватка/дефицит профессиональных кадров – классного специалиста найти уже практически невозможно, не хватает даже рабочих, не говоря уже об инженерах. В крайне упрощенных системах управления нет места сложным стратегическим решениям, нет работы на будущее, нет работы даже на ближайшее развитие.

Следуя старой поговорке, люди всегда ищут, где лучше. Но правительство для того и существует, чтобы координировать данные процессы. Если оно заинтересовано в процветании своего государства и своего народа, то оно позаботится о том, чтобы интеллектуальный потенциал страны был реализован на ее территории. У нас же за 21 год в этом направлении не было сделано ни шагу. Более того, множество шагов направлено в обратную сторону, на выдавливание «мозгов» из Украины.

В последнее время распространенным является мнение, что победителем из экономического кризиса выйдет тот, кому удастся достичь пятого или – тем более – шестого технологического уклада, что означает создание и внедрение наиновейших, наиболее эффективных технологий. Те же страны, где живут в основном добычей сырья, потреблением природных ресурсов и выплавкой стали, не имеют будущего. Также нужно принять во внимание, что трудовой вклад – это не просто сумма равноценных усилий, и что очень талантливые люди крайне важны для развития технологий, предпринимательства, для эффективной работы в сфере управления. Следовательно, потеря лучших умов и рук более драматична, чем «просто» демографический кризис, причем этот ущерб трудно сегодня даже оценить должным образом.

Так какое же будущее ожидает Украину в связи с депрофессионализацией кадров и потерей своего интеллектуального, творческого и инновационного потенциала? Где те «грядки», на которых прорастают ростки новых креативных политической и экономической элит? И не является ли несостоятельность украинской управленческой элиты основанием для все более расширяющего свои ареалы внешнего управления?

Эти и многие другие вопросы «Диалог.UA» предлагает обсудить на своих страницах украинским и зарубежным профессионалам – экспертам в области кадрового обеспечения больших и малых проектов.

Свернуть

Мы становимся свидетелями двойственного процесса – с одной стороны, идет «утечка мозгов» за рубеж. Наша система образования ещё не совсем разрушена, поэтому многим украинцам удаётся найти работу в чужих землях, с достойной оплатой за свой интеллектуальный и физический труд. С другой стороны, те, кто остается прежде всего из-за нарастающего имущественного разрыва теряют возможность продвижения по жизни, возможность социальной мобильности. Большие различия в доходах ведут к окостенению социальных структур и снижают шансы людей на улучшение своего социального статуса, т.е. снижается вертикальная мобильность. Имущественная сегрегация богатых и бедных усиливается, когда усиливается имущественное неравенство, если общество не препятствует этому процессу, это приведет к катастрофическому снижению шансов самореализации следующего поколения украинских детей.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

«Заробитчане» - это мощный коллективный инвестор

31 окт 2012 года

Владимир Борисович, мне известно, что вы давно занимаетесь проблемой украинских «заробитчан», и выходили со своими предложениями на правительственный уровень. Однако «воз и ныне там». Быть может, стоит поставить вопрос иначе: не почему из Украины уезжают лучшие специалисты, а каков масштаб и каковы причины «утечки мозгов» из страны?

Следуя старой поговорке, люди всегда ищут, где лучше. Но правительство для того и существует, чтобы координировать данные процессы. Если оно заинтересовано в процветании своего государства и своего народа, то оно позаботится, чтобы интеллектуальный потенциал оставался на его территории. И приносил пользу своему народу, а не его конкуренту. А у нас за 21 год в этом направлении не было сделано ни шагу. Более того, множество шагов направлено в обратную сторону, на выдавливание «мозгов» с Украины.

С одной стороны, интеллект не востребован государством, а с другой – ему не дают ничем заниматься. Вы прекрасно знаете, что малый и средний бизнес, а это самая активная часть населения, тянет такое ярмо налогов, которое неподъёмно чисто физически. (135 видов налогов, не говоря о тех инспекторских поборах, что фактически введены в ранг обязательных платежей).

Но речь не о коррупции, ставшей краеугольным камнем нашей державы. И не о сути трудовой миграции, существующей, видимо, с самых незапамятных времён. Но в наше время, как никогда ранее, развитие стало зависеть от информационных потоков. Количество информации с каждым годом возрастает десятикратно. Поэтому можно сказать, что мозги, интеллект, ученые и высококвалифицированные работники являются важнейшим достоянием современного государства! И когда вы, по сути, спрашиваете, происходит ли у нас оглупление нации, то я вынужден ответить «да». Хотя бы потому, что руководители всевозможных предприятий, с которыми я каждый день общаюсь, в один голос заявляют, что классного специалиста найти уже невозможно. Не хватает даже рабочих, не говоря уже об инженерах.

Проблемы нашей страны зачастую уходят в далекое прошлое. Невостребованность знаний, талантов и умений – какой эпохи это, с позволения сказать, «детище»?

Это началось после распада Советского Союза. Если помните, когда закрывались НИИ, оборонные предприятия, и т.п., специалистам пришлось идти на базар. Там одни научились торговать, другие привыкли довольствоваться малым. Ни тех, ни других на производство уже не вернёшь, ни за какую зарплату. Я думаю, что этого и не надо делать – старые кадры устарели морально и физически; теперь нужны новые.

У нас есть молодое государство Украина, которое нужно реформировать. В истории есть уже полно примеров, как должен действовать реформатор. Как правило, начинать нужно с накопления интеллектуального потенциала.

Пётр Первый, к примеру, насильно отправлял боярских отпрысков и мещан учиться в Европу, возвращал назад и заставлял служить государству. И создал массу своих учебных заведений. Так ли это в Украине? Даже тот, кто хорошо потрудившись в Европе, накопив опыт и сбережения, вернулся назад – не может здесь применить свои знания. На него сразу набрасывается свора ненасытных чиновников, или просто вечно голодных злопыхателей, и обдирают, как липку.

Я часто беседую с нашими «заробитчанами» – побыв здесь какое-то время, они снова уезжают. Все наши инициативы, чтобы упорядочить возвращение трудовых эмигрантов в Украину, не получают поддержки ни от государственных органов, ни от общественных организаций.

С кем мы только не старались сотрудничать, трудно перечислить. И с комитетами Верховной Рады, и с другими профсоюзами… Хотя с Россией все же удалось наладить диалог.

И каковы ваши успехи?

Первые успехи у нас были, когда ещё Польша не входила в Евросоюз. Тогда мы подписали соглашение с консулом Польши и открывали визы единым списком, через вип-окно. В Польше хорошо понимают роль профсоюзов для государственного развития, и они пошли нам навстречу.

А сейчас мы видим, что в украинском правительстве никто реально не занимается вопросами трудовой миграции. Существующие какие-то там комитеты и прочее – все это не более чем профанация. Есть Федерация профсоюзов трудовых мигрантов, но они занимаются мигрантами, приехавшими сюда. А о тех, кто поехал «туда», наша власть вспоминает только перед выборами. Ведь их очень немало, и наберётся миллионов десять, активно работающих и голосующих.

К тому же, по оценкам Всемирного Банка, в прошлом году они перечислили в Украину 7,7 млрд. долларов. «Заробитчане» - это реальный коллективный инвестор, которому не надо платить проценты, перед которым не надо становиться в гнутую позу. Причём их деньги, перечисляемые для содержания своих семей, работают на поддержку внутреннего производства, так как они идут на потребление. Но проблемами этого инвестора, в частности – проблемами этих перечислений – тоже никто не занимается. Сегодня нет ни единого канала, по которому можно было бы доставить деньги в Украину, не опасаясь, что их заловят на границе и отнимут на таможне. Или «Вестерн Юнион», который сдерёт до 13%. А это швейцарская организация, так почему же украинские заробитчане должны ей платить? У нас что, нет своих финансовых институтов?

Несколько лет назад я встречался с министром транспорта, ныне покойным Георгием Кирпой, и мы пытались через его «Экспресс-Банк» массово ввести систему национальных электронных платежей, аналогичную той, что Тигипко подглядел во Франции. И Нацбанк нам пошёл навстречу, даже дал разрешение совместить членский билет профсоюза с банковской карточкой. Это давало возможность делать перечисления из-за рубежа всего за полпроцента, гарантировано присылать деньги своей семье. А теперь Кирпы нет, «Экспресс-Банка» нет, а швейцарцы и таможня жируют, наживаясь на том, что люди не могут нормально перевести деньги.

Если честно, я уже просто устал от того, что все попытки договориться с разными олигархическими кланами и их политическими силами приводят только к пустопорожним разговорам. Однако я не могу и пойти на предложения от «не-совсем-официальных» структур, которые готовы начать финансирование профсоюзных усилий для создания профорганизаций в Италии, в Испании, в Греции. Потому что это легальный канал финансирования криминала, в чем уже постоянно обвиняют украинскую сторону. Представьте себе что Неаполь, который и так уже считают украинским городом, получит ещё и украинскую «коза ностру»…

Россия готова пойти нам навстречу, потому что каждое пятое преступление в Москве совершается трудовыми мигрантами. Надо понимать, что нелегальная трудовая миграция всегда тянет за собой криминал. Ведь нелегал это человек, заведомо ущербный перед официальными органами и его легко берут «под крышу», выкачивая из него деньги. Потом ему и не всегда удаётся уехать даже с заработанными деньгами. В итоге преступность вырастает до того, что начинает уже всем мешать, и тогда возникает необходимость упорядочить трудовую миграцию.

Миллионы уехавших – это цифры. А какова качественная сторона этого явления, каковы его последствия для нашей страны? Можно ли серьезно говорить о снижении качества менеджмента в стране, или, на разговорном языке, об оглуплении нации? Можно ли бороться с этим через систему образования?

Есть готовый пример – Молдавия. На сегодняшний день там заброшены практически все виноградники, поля не обрабатываются, производства никакого нет вообще, а в населённых пунктах остались, преимущественно, старики и дети. Всё работоспособное население где-нибудь на заработках. Вот что нас ожидает.

Сегодня у нас и так отрицательное сальдо в международной торговле – импорт превышает экспорт. Мы превращаемся в страну для сбыта некачественных товаров, которыми нас наводняет и Запад, и Китай, и Вьетнам.

К тому же, происходит замещение рабочей силы – на место убывших квалифицированных работников приходят выходцы с Востока и Азии. Почти все они нелегалы, а китайцы уж точно волокут на себе знаменитую китайскую мафию – так называемую «триаду».

Теперь посмотрим дальше, выйдя за рамки одного поколения. Система профтехобразования почти полностью разрушена. Высшая школа готовит менеджеров, юристов, экономистов, финансистов, да кого угодно, включая танцоров в институте Поплавского и КВН-щиков. Но, скажите пожалуйста, а кто работать будет? У нас теперь ветеринара в селе найти не могут. Действительно идёт оглупление нации, и это очень серьезно.

Хотя выход есть, и не надо его изобретать. Достаточно вспомнить, как США, после Второй Мировой, свозили к себе учёных и специалистов со всего мира. Чтобы собрать лучших специалистов, у них была специальная государственная программа. Вернера фон Брауна, к примеру, вывезли в багажнике, заткнув ему рот грязным носком. А наши солдаты, в то же время, демонтировали и вывозили промышленное оборудование. В итоге, на немецком оборудовании мы сделали мотоцикл «Днепр» и автомобиль «Москвич», но по большому счёту, плоды нашей великой победы были потеряны.

Опять возвращаясь к временам Петра Первого, можно заметить, что наша элита, точнее – псевдоэлита, тоже отправляет своих отпрысков учиться за границу. Только с какой целью и для чего? Чтобы лучше управлять своими капиталами, «честным и непосильным трудом» наворованными здесь, в Украине. Надо, чтобы там «маеточек» всегда был готов к прибытию хозяина. А то мало ли чего случится, может, придётся и в женском платье через потайной ход к «геликоптеру» бежать, теряя на ходу чемоданы. Так что учатся они там не для того, чтобы сделать что-то хорошее здесь. Там этому и не научат.

Я смотрю на те немногие новые предприятия, что появляются у нас. Для них требуется всего-то один инженер и, может быть, парочка хороших механиков, которые и приезжают с Запада. Остальная рабсила, набираемая из местного населения, должна всего лишь перемещать тяжёлые предметы. И никто никого ничему не учит. Наше население используется как дармовой тягловой скот. Все наши НИИ, НИЛы, КБ и так далее – стали уже воспоминанием. Сто лет назад наши прадеды летали на «Фарманах», но всего за тридцать лет наши самолёты стали одними из лучших в мире. А о таком танке, как Т-34 союзники могли только мечтать. Потому что наш народ очень способный, он может быстро научиться чему угодно. Но ничему хорошему его не учат.

Если судить по тому, что нам говорят с телеэкранов, что говорят политические лидеры, то будущее нашей страны вполне безоблачно – избирателям надо только правильно проголосовать на выборах. Однако, учитывая то, о чем мы только что говорили, каким видите его вы?

Если в государстве «Украина» не начнётся социальный диалог между правительством, союзами работодателей, профсоюзами, аграрными союзами и другими заинтересованными лицами, если они не договорятся строить одно государство для всех, а не каждый для себя – то ничего лучшего ожидать не стоит. Современный мир настолько динамичен, что никто и не заметит, как будет пережёвано и поглощено это государство. А сколько этой нашей Украины? По китайским меркам – райцентр. Китайцы недавно в какой-то провинции переселили 54 миллиона человек из-за наводнения. Что им Украина?

Сейчас мы стараемся договориться с Россией о создании информационной базы по востребованным профессиям. Это нужно для того, чтобы государство, которое вырастило и выучило специалиста, могло получать за него деньги. Если мы поставляем миллионы рабочих рук в строительную отрасль России, то какая-то часть прибыли работодателя должна попадать в бюджет Украины. Но не менее важно то, что по этому же межгосударственному соглашению, все выехавшие на работу за границу граждане Украины обеспечиваются всеми социальными гарантиями, а также правом на полноценное пенсионное обеспечение.

Жаль только, что нашим властям, нашим чиновникам ничего этого не нужно. Это понятно - их дети не стоят на панели, не роются на свалках, не зимуют в палатках…

Я хочу пожелать нашим властям одного – скорой весны. Но не простой, а горячей политической, «арабской». Той весны, когда народ, будто проснувшись от спячки, одним махом решать те проблемы, которые накапливались годами и казались неразрешимыми. Поверьте - наш народ может это!


Беседовал А.Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

І крешем, і кришим, і крушим як стій

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Мы не должны потерять новое поколение, которое идет за нами

Тарас Владимирович Фиников, Президент Международного фонда исследований образовательной политики

Если не поднимется градус социального оптимизма, то на что-то лучшее можно не надеяться

Наталія Юріївна Кривда, Академічний Директор Единбурзької бізнес-школи у Східній Європі

Саме менеджмент компанії має бути носієм основних цінностей, що сповідує компанія

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

В Украине нет субъекта, который бы хотел управлять страной

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Нам вкрай необхідна реіндустріалізація України

Олена Кочемировская, заведующая сектором проблем трудовых отношений и человеческого потенциала НИСИ

Мы уже находимся на уровне стран, зависимых от экспорта технологий

Татьяна Мокротоварова, главный редактор интернет-портала «Комментарии»

Управленцев, нуждающихся в обучении, намного больше, чем институтов, которые могут их обучать

Евгений Фёдоров, депутат Государственной Думы России

Причина миграции – колониальная система управления

Ярослав Рущишин, сенатор Українського Католицького Університету

Конкуренцію в Україні необхідно наповнити новим змістом

Людмила Калита, директор по персоналу АО «Банкомсвязь»

Выбор мы всегда делаем сами

Дмитро Потєхін, директор Групи європейської стратегії

Якість приватного менеджменту — це проекція майбутніх виборців Європарламенту

Юрій Ковбасюк, президент Національної академії державного управління при Президентові України

Українська освіта сьогодні перестає грати роль реально працюючого соціального «ліфта»

Марина Ткаченко, эксперт по вопросам социального проектирования Института Горшенина, писатель

Мы называем управлением то, что управлением не является

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

У элиты одно будущее, у общества другое, а у страны третье

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

У державі сьогодні діють потужні механізми «негативної селекції»

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Україна стає «інкубатором сірості»

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

В Украине профессионалы и интеллектуалы просто не востребованы

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,065