В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Недавнее исследование брейн-дрейна (англ. brain drain — утечка умов) из 24 стран, проведенное Мировым Банком, показало, что если бы развивающиеся страны способны были дать образование мирового уровня, а также обеспечить выпускникам возможности для работы и карьерного роста, то миграцию удалось бы снизить. Однако до сих пор этого не происходило. Конечно, можно только приветствовать то, что за рубежом молодые специалисты получают ценные навыки и знания, которые не могут обрести у себя на родине. Но, с другой стороны, обладатели этих знаний и способностей практически никогда не возвращаются на родину...

В то же время, те, кто остается, из-за постоянно нарастающего имущественного разрыва лишаются возможности продвижения по жизни, теряют социальную мобильность. Большие различия в доходах ведут к окостенению социальных структур и снижают шансы людей на улучшение своего социального статуса. В связи с этим многие эксперты даже фиксируют проблему бессмысленности подготовки активных и образованных людей, потому что, оставшись в Украине, они станут маргиналами или, в противном случае, заполнят вакансии за рубежом.

Там, где господствует имущественное неравенство, реализация возможностей становится все более труднодостижимой целью. Не потому ли стала очевидной некомпетентность нынешней украинской политической и бизнес-элиты, неспособных решить основные проблемы страны? И не отсюда ли вымывание людей инициативных, способных к самоорганизации и принятию ответственных решений, имеющих гражданскую позицию в обществе? Если общество не препятствует процессу имущественной сегрегации, нарастающее имущественное неравенство ведет к катастрофическому снижению шансов на самореализацию следующего поколения украинских детей.

И это проблема не только Украины. Даже в Британии правящая элита, похоже, утрачивает «ген компетентности». Все более важной частью британской жизни становится социальный класс и классовая принадлежность. Сегодня классовая принадлежность здесь более важна, чем раса и религиозные взгляды – это разделение можно наблюдать уже среди маленьких детей.

По многим признакам социальная мобильность сейчас в упадке. В обществах с сильным неравенством ступени социальной лестницы становятся круче, либо дальше отстоят друг от друга. А поскольку в Украине большинство политиков, судей, руководителей корпораций и столоначальников имеют схожее происхождение, украинские органы власти, корпорации и учреждения все больше рискуют оказаться оторванными от большинства населения, поскольку перестают работать в интересах общества в целом.

Однако подлинное бедствие – даже не слом «социальных эскалаторов» или социальное расслоение, а моральное разложение элиты, не способной больше предложить адекватную государственную политику. В Украине снова возродилась система родства, появилось разделение на «своих» и «чужих». Соответственно, социальные лифты ориентируются на «своих», а не на отбор лучших. Отсюда деинтеллектуализация всех сфер жизни, нехватка/дефицит профессиональных кадров – классного специалиста найти уже практически невозможно, не хватает даже рабочих, не говоря уже об инженерах. В крайне упрощенных системах управления нет места сложным стратегическим решениям, нет работы на будущее, нет работы даже на ближайшее развитие.

Следуя старой поговорке, люди всегда ищут, где лучше. Но правительство для того и существует, чтобы координировать данные процессы. Если оно заинтересовано в процветании своего государства и своего народа, то оно позаботится о том, чтобы интеллектуальный потенциал страны был реализован на ее территории. У нас же за 21 год в этом направлении не было сделано ни шагу. Более того, множество шагов направлено в обратную сторону, на выдавливание «мозгов» из Украины.

В последнее время распространенным является мнение, что победителем из экономического кризиса выйдет тот, кому удастся достичь пятого или – тем более – шестого технологического уклада, что означает создание и внедрение наиновейших, наиболее эффективных технологий. Те же страны, где живут в основном добычей сырья, потреблением природных ресурсов и выплавкой стали, не имеют будущего. Также нужно принять во внимание, что трудовой вклад – это не просто сумма равноценных усилий, и что очень талантливые люди крайне важны для развития технологий, предпринимательства, для эффективной работы в сфере управления. Следовательно, потеря лучших умов и рук более драматична, чем «просто» демографический кризис, причем этот ущерб трудно сегодня даже оценить должным образом.

Так какое же будущее ожидает Украину в связи с депрофессионализацией кадров и потерей своего интеллектуального, творческого и инновационного потенциала? Где те «грядки», на которых прорастают ростки новых креативных политической и экономической элит? И не является ли несостоятельность украинской управленческой элиты основанием для все более расширяющего свои ареалы внешнего управления?

Эти и многие другие вопросы «Диалог.UA» предлагает обсудить на своих страницах украинским и зарубежным профессионалам – экспертам в области кадрового обеспечения больших и малых проектов.

Свернуть

Мы становимся свидетелями двойственного процесса – с одной стороны, идет «утечка мозгов» за рубеж. Наша система образования ещё не совсем разрушена, поэтому многим украинцам удаётся найти работу в чужих землях, с достойной оплатой за свой интеллектуальный и физический труд. С другой стороны, те, кто остается прежде всего из-за нарастающего имущественного разрыва теряют возможность продвижения по жизни, возможность социальной мобильности. Большие различия в доходах ведут к окостенению социальных структур и снижают шансы людей на улучшение своего социального статуса, т.е. снижается вертикальная мобильность. Имущественная сегрегация богатых и бедных усиливается, когда усиливается имущественное неравенство, если общество не препятствует этому процессу, это приведет к катастрофическому снижению шансов самореализации следующего поколения украинских детей.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Причина миграции – колониальная система управления

16 ноя 2012 года

В последние годы отток квалифицированных кадров за рубеж стал объектом внимания ряда уважаемых международных организаций. И хотя надежной статистики нет, хорошо известно, что большая часть выезжающих из Украины оседает в России. Из России, в свою очередь, «мозги вытекают» в развитые страны. В чем причины этого явления? Как его оценивать?

Научные лаборатории всего мира укомплектованы учёными из России, также как и украинскими учёными. Это явление мирового порядка, поэтому то, что я буду говорить о России, можно свободно проецировать и на Украину, так как корень переживаемой нами действительности один и тот же. Однако с моей стороны будет более этично говорить о России, поскольку я являюсь её гражданином и депутатом российской Государственной Думы.

Так вот, почему специалисты уезжают из России? Во-первых, потому, что здесь некомфортная система управления и вообще некомфортные условия работы и проживания. Я имею в виду не отдельные факторы, такие как избыток криминала – в Лондоне криминала чуть ли не на порядок больше, чем в Москве или Киеве. Некомфортная среда содержит и психологические аспекты, и низкий уровень материального обеспечения. И, может самое главное, когда мы говорим о высококвалифицированных людях, это отсутствие рабочих мест, соответствующих их квалификации.

Здесь мы касаемся структуры экономик России, Украины, и ряда других стран. В этой структуре напрочь отсутствует научный бизнес как таковой, хотя в Америке и ведущих странах Западной Европы он занимает первые позиции. Наши предприниматели лишь изредка финансируют некоторые прикладные направления. А в списке «Форбс», между прочим, представители научного бизнеса уверенно закрепились на самых верхних позициях. У нас же их нет как класса. Соответственно и специалисты, которые упорно учились для работы в этом бизнесе, не находят здесь того, что соответствовало бы их интересам и ожиданиям. Естественно, они перебираются туда, где для них места есть.


Люди едут не только из Украины в Россию, или из России в западную Европу. Из Мексики масса народу направляется в США, а, к примеру, из Индонезии – в Австралию. Однако будет наивным полагать, что власти тут «ни причем». Кто и почему заинтересован в стимулировании этого процесса?

Общая ситуация для России и Украины связана с созданием на их территории системы управления, которая не направлена на обеспечение нужд всего населения.

Мы эту систему управления называем «зависимой», а по сути – это колониальная система. Её повседневная задача состоит в том, чтобы собирать дань с народов, проигравших Холодную войну. Главным инструментом этой системы в России является Центробанк, осуществляющий эмиссию рубля путём выкупа сгенерированных специально для нас долларов и евро. Аналогичный механизм действует и в Украине, и даже более жёсткий – для России хоть «коридор» есть, пусть и непонятно, зачем он есть. Но в целом всё сводится к изъятию средств.

Объём нашей дани можно примерно подсчитать. Возьмём так: десять лет назад квадратный метр жилья в Москве стоил 500$, сейчас 5000$. Наши ЗВРы (золото-валютные резервы) 500 млрд. долларов. Отнимем 100 млрд., которые в золоте, а оставшиеся 400 млрд. можно считать потерянными из-за девальвации доллара. (Напоминаю, что резервы размещены под 0.7%, а инфляцию мы видим на уровне 10% в год) То есть, это прямой механизм выплаты дани.

И эта проблема постоянно усиливается. Но это проблема не глупости людей, живущих в России или Украине. Это проблема организации структуры государства. Российское государство создавалось американскими советниками, налетевшими сюда после нашего поражения 1991-го года. Насколько мне известно, такие же советники создавали и Украину. И по сей день их остаётся ещё немало.

Должность Президента, к примеру, теперь означает совсем не то, что означала у нас должность главы государства ранее. Это далеко не то же самое, чем был Генеральный Секретарь. Эта должность привезена к нам из-за рубежа. Как правильно заметил Медведев, президент – это менеджер. Но у нас нет больше должности, отвечающей за стратегию государства. Стратегию нам определяют зарубежные завоеватели.

Наш Президент может частично заниматься этими вопросами на протяжении своей каденции, а отняв время подготовки и вступления в должность – реально года два из отведённого срока.


Можно ли говорить о стратегии выхода из нынешнего положения, когда мы фактически являемся интеллектуально-сырьевым придатком Запада?

О какой же стратегии тут говорить? Мы почти полностью зависим от воли победителя. Это как Советский Союз и Польша: Польша была номинально независимым государством, но всю её политику и степень суверенитета определял Советский Союз.

С кем боролся Советский Союз более сорока лет, участвуя в Холодной войне? Он воевал с Соединёнными Штатами и их союзниками. Или так: кто управлял Одесской областью при оккупации во время Великой Отечественной войны? Напоминаю – румыны, т.е. союзники Гитлера. Что-то в этом роде стало и после развала СССР – управляет победитель и его союзники, США и Западная Европа. Европа получила прибалтийскую часть Советского Союза и европейские соцстраны, а также свой кусок пирога в России, Украине и т.д. Из всей дани, выплачиваемой через Центробанк, половину получают США, чуть меньше Европа, и остальное, как-то особняком, получает Англия.

Плюс к этому, нам навязывают дополнительные ограничения. Например, с этого года вводится новое бюджетное правило. Суть его в том, что мы должны прекратить увеличение объёмов расходов бюджета, несмотря на рост доходов. Это не много ни мало, триллион рублей. Весь этот триллион будет направлен в Европу и Америку. Фактически – это увеличение дани в связи с кризисом.

Вот недавно приезжал к нам премьер-министр Италии и открыто настаивал на том, чтобы мы не использовали евро, имеющиеся в структуре ЗВР Российской Федерации, потому что им самим позарез нужны деньги. Понятно, что его не беспокоило то, что эти деньги изымаются из кармана наших граждан. И другие фокусы происходят по линии Центробанка: Россия выкупает на триллион рублей неких специализированных европейских обязательств, выставленных под 5,5%, и тут же размещает их там же, где купила, но уже под 1%. Таковы механизмы выплаты дани, и все они связаны с политическими решениями – той сферой, где Россия не имеет достаточного суверенитета.


Каковы же тогда масштабы причиняемого нам ущерба?

Наш расчёт по последнему году показывает, что около половины всех доходов в России уходят в карманы колонизаторов. Но к этому ещё следует присовокупить потери от специальных ограничителей развития. Не случайно ведь производительность труда у нас в три раза ниже, чем в Европе. И эти ограничители неизменно действуют уже двадцать лет, потому что там боятся, как бы мы вновь не вошли в конкурентную борьбу. Так вот, с учётом этих ограничителей мы живём в десять раз хуже, чем жили бы, отладив современные экономические механизмы.

Например, тот же научный бизнес, рынок технологий, малый бизнес в сфере промышленности, и многое другое, что сейчас невозможно создать в России. Кстати, всем известная поправка Джексона-Веника, по сути, запрещает России иметь современные технологии. Обратите внимание – это прописано в законах другой страны, и никто этого не скрывает.

Это первое моё интервью для вашей аудитории, поэтому повторю то, что неоднократно уже говорил другим: в России, как и в Украине, да и в большинстве стран мира, отсутствует свой крупный частный бизнес. Любая крупная кампания поставлена в такие условия, что всё своё имущество она обязана вывести в зарубежную юрисдикцию. И дальнейшее управление предприятиями осуществляется своими менеджерами от имени зарубежного собственника.

Чаще всего собственник сидит в оффшоре, но может быть и непосредственно в Англии, в США, в Германии и т.д. Проще говоря, большие заводы хоть и находятся на территории Украины или России, но юридически принадлежат зарубежным фирмам. Это институциональный вопрос – у нас фактически запрещён институт крупного национального частного собственника.

Таким образом, наши элиты не являются национальными, ведь где собственность – там и элита. Там элита учит своих детей, и вообще, лет через 15-20 переезжает туда навсегда, обобрав свой бывший народ. Так происходит вымывание из наших стран богатых людей. Решить эту проблему можно только путём национально-освободительного движения. В России наиболее последовательным лидером этого движения является Путин. Что бы там о нём ни говорили, но более сильной фигуры у нас нет. По большому счёту, Россия за свою историю переживает уже шестую оккупацию, и всякий раз технология освобождения требует наличия сильного харизматичного лидера. Украина также переживает не первую оккупацию, но каким путём ей идти, я рассуждать не берусь.


Вы показали механизмы утраты суверенитета и вымывания финансов и, так сказать, интеллектуального потенциала. Можно ли сказать, что при этом целенаправленно ослабляется лояльность граждан к своей державе, что также является одной из причин миграции?

Так на это и направлена система оккупации и все созданные ею институты! Информационное и культурное пространство максимально заполнено продуктами западного производства, а это воздействует на людей с самого их рождения. Скажем, за последние двадцать лет нашим министерством образования было зарегистрировано 600 (!) новых учебников истории и все они были профинансированы через иностранные гранты.

Соответственно, перед подрастающим гражданином встает невеликий выбор: если он хочет быть богатым, или хотя бы обеспеченным человеком, то обязан предать свою Родину. Ему не говорят об этом прямо, для него придумывают массу обтекаемых формулировок и оправданий, но, в конце концов, нужно будет подписать бумаги, и – покинуть родину.

С другой стороны, каждый отдельный человек в России понимает, что он не в состоянии повлиять на своё государство. Даже если понимает, что оно создано иностранным оккупантом, то всё равно поделать ничего не может. Это ещё больше подрывает в нём чувство гражданина и чувство собственной значимости для своей страны. Все эти и другие факторы делают человека вненациональным космополитом. А космополит – это первый шаг к чужому гражданству, самый удавшийся космополит тот, кто перебрался в Соединённые Штаты и дал присягу на верность этой стране.

Однако не бывает «просто» космополитизма, бывает только переходный период. Либо ты со своим народом, либо в рядах оккупантов – в условиях обостряющейся борьбы третьего не дано. Хорошим примером для сказанного может быть Степан Бандера: он боролся за свободу своего народа, но вынужден был находиться в рядах немецких захватчиков. Объективно он мог быть только там, ведь в Красную Армию его бы не взяли, а третьей возможности не было. Современная борьба за независимость ставит нас в такие же условия.


Каковым видится будущее народов на постсоветском пространстве с их нынешним менеджментом, если они не пойдут на некие решительные действия?

Нужен не просто бунт, а национальное восстание. А о том, чего хотят наши «наставники», я скажу исходя из того, что им это не удастся. Их желания невыполнимы.

Несколько недель назад у нас был так называемый Сочинский экономический форум. Там были ведущие учёные со всего мира, действительно высочайшей квалификации. Они задали тему обсуждения и стали говорить, что такое успешные страны. По их мнению, это Япония, Швейцария, и т.д. Выводы этих уважаемых людей, которые десятки лет в науке, сводились к тому, что мы не успешны потому, что наша культура не позволяет нам быть успешными. Другими словами, чтобы нам стать как швейцарцы, нам надо стать швейцарцами…

Понятно, что это логический тупик. Из этого же следует, что та дорога, по которой нас ведут последние двадцать лет – это дорога в никуда. Мы никогда не станем швейцарцами. А те, кто выполняет этот заказ, ведут к ликвидации России, к её расчленению. Потому что объединённая Россия для них слишком опасна, она может бросить вызов. Исторически она уже неоднократно вырывалась из-под чужой и чуждой ей власти.

Сегодня им удаётся угнетать наше национальное сознание, а завтра это может и не удастся. Этого открыто опасается и Хиллари Клинтон, опасалась и Кондолиза Райс, и до неё ещё Колин Пауэлл опасался. А для нас нет возможности остаться в своей культуре, поддавшись навязанной нам модели колониализма. Это путь обречённых на уничтожение, эта колония не та, что останется существовать в новом качестве.

Впрочем, всё не так мрачно. Россия переживала и более тяжёлые оккупации. Взять хотя бы период Смутного времени, когда лже-цари в Кремле сидели. Но народ разобрался с ними, несмотря на неприкосновенность фигуры царя, как помазанника божьего.

Сейчас должно быть немного легче. Мы исходим из того, что руководство России решит данную проблему уже в течение этого президентского срока. Путин уже достаточно опытен, и знает, что нужно делать. И народ в России, за последние год-два, заметно изменил своё понимание реальности. Та «Болотная площадь», как попытка «цветной революции», здорово прочистила людям мозги – они начали разбираться в политике. Это создаёт условия для восстановления суверенитета.

При этом создадутся лучшие условия и для Украины. Всплеск национально-освободительного движения может многих активизировать. Значительная часть населения придёт к переоценке своих воззрений, и к этому следует готовиться. Надо хотя бы понимать, в какую сторону пойдут процессы – маятник подходит к крайней точке, и скоро начнёт обратное движение.


Беседу вел Андрей Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

І крешем, і кришим, і крушим як стій

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Мы не должны потерять новое поколение, которое идет за нами

Тарас Владимирович Фиников, Президент Международного фонда исследований образовательной политики

Если не поднимется градус социального оптимизма, то на что-то лучшее можно не надеяться

Наталія Юріївна Кривда, Академічний Директор Единбурзької бізнес-школи у Східній Європі

Саме менеджмент компанії має бути носієм основних цінностей, що сповідує компанія

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

В Украине нет субъекта, который бы хотел управлять страной

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Нам вкрай необхідна реіндустріалізація України

Олена Кочемировская, заведующая сектором проблем трудовых отношений и человеческого потенциала НИСИ

Мы уже находимся на уровне стран, зависимых от экспорта технологий

Татьяна Мокротоварова, главный редактор интернет-портала «Комментарии»

Управленцев, нуждающихся в обучении, намного больше, чем институтов, которые могут их обучать

Ярослав Рущишин, сенатор Українського Католицького Університету

Конкуренцію в Україні необхідно наповнити новим змістом

Людмила Калита, директор по персоналу АО «Банкомсвязь»

Выбор мы всегда делаем сами

Дмитро Потєхін, директор Групи європейської стратегії

Якість приватного менеджменту — це проекція майбутніх виборців Європарламенту

Юрій Ковбасюк, президент Національної академії державного управління при Президентові України

Українська освіта сьогодні перестає грати роль реально працюючого соціального «ліфта»

Марина Ткаченко, эксперт по вопросам социального проектирования Института Горшенина, писатель

Мы называем управлением то, что управлением не является

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

У элиты одно будущее, у общества другое, а у страны третье

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

«Заробитчане» - это мощный коллективный инвестор

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

У державі сьогодні діють потужні механізми «негативної селекції»

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Україна стає «інкубатором сірості»

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

В Украине профессионалы и интеллектуалы просто не востребованы

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,197