В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Недавнее исследование брейн-дрейна (англ. brain drain — утечка умов) из 24 стран, проведенное Мировым Банком, показало, что если бы развивающиеся страны способны были дать образование мирового уровня, а также обеспечить выпускникам возможности для работы и карьерного роста, то миграцию удалось бы снизить. Однако до сих пор этого не происходило. Конечно, можно только приветствовать то, что за рубежом молодые специалисты получают ценные навыки и знания, которые не могут обрести у себя на родине. Но, с другой стороны, обладатели этих знаний и способностей практически никогда не возвращаются на родину...

В то же время, те, кто остается, из-за постоянно нарастающего имущественного разрыва лишаются возможности продвижения по жизни, теряют социальную мобильность. Большие различия в доходах ведут к окостенению социальных структур и снижают шансы людей на улучшение своего социального статуса. В связи с этим многие эксперты даже фиксируют проблему бессмысленности подготовки активных и образованных людей, потому что, оставшись в Украине, они станут маргиналами или, в противном случае, заполнят вакансии за рубежом.

Там, где господствует имущественное неравенство, реализация возможностей становится все более труднодостижимой целью. Не потому ли стала очевидной некомпетентность нынешней украинской политической и бизнес-элиты, неспособных решить основные проблемы страны? И не отсюда ли вымывание людей инициативных, способных к самоорганизации и принятию ответственных решений, имеющих гражданскую позицию в обществе? Если общество не препятствует процессу имущественной сегрегации, нарастающее имущественное неравенство ведет к катастрофическому снижению шансов на самореализацию следующего поколения украинских детей.

И это проблема не только Украины. Даже в Британии правящая элита, похоже, утрачивает «ген компетентности». Все более важной частью британской жизни становится социальный класс и классовая принадлежность. Сегодня классовая принадлежность здесь более важна, чем раса и религиозные взгляды – это разделение можно наблюдать уже среди маленьких детей.

По многим признакам социальная мобильность сейчас в упадке. В обществах с сильным неравенством ступени социальной лестницы становятся круче, либо дальше отстоят друг от друга. А поскольку в Украине большинство политиков, судей, руководителей корпораций и столоначальников имеют схожее происхождение, украинские органы власти, корпорации и учреждения все больше рискуют оказаться оторванными от большинства населения, поскольку перестают работать в интересах общества в целом.

Однако подлинное бедствие – даже не слом «социальных эскалаторов» или социальное расслоение, а моральное разложение элиты, не способной больше предложить адекватную государственную политику. В Украине снова возродилась система родства, появилось разделение на «своих» и «чужих». Соответственно, социальные лифты ориентируются на «своих», а не на отбор лучших. Отсюда деинтеллектуализация всех сфер жизни, нехватка/дефицит профессиональных кадров – классного специалиста найти уже практически невозможно, не хватает даже рабочих, не говоря уже об инженерах. В крайне упрощенных системах управления нет места сложным стратегическим решениям, нет работы на будущее, нет работы даже на ближайшее развитие.

Следуя старой поговорке, люди всегда ищут, где лучше. Но правительство для того и существует, чтобы координировать данные процессы. Если оно заинтересовано в процветании своего государства и своего народа, то оно позаботится о том, чтобы интеллектуальный потенциал страны был реализован на ее территории. У нас же за 21 год в этом направлении не было сделано ни шагу. Более того, множество шагов направлено в обратную сторону, на выдавливание «мозгов» из Украины.

В последнее время распространенным является мнение, что победителем из экономического кризиса выйдет тот, кому удастся достичь пятого или – тем более – шестого технологического уклада, что означает создание и внедрение наиновейших, наиболее эффективных технологий. Те же страны, где живут в основном добычей сырья, потреблением природных ресурсов и выплавкой стали, не имеют будущего. Также нужно принять во внимание, что трудовой вклад – это не просто сумма равноценных усилий, и что очень талантливые люди крайне важны для развития технологий, предпринимательства, для эффективной работы в сфере управления. Следовательно, потеря лучших умов и рук более драматична, чем «просто» демографический кризис, причем этот ущерб трудно сегодня даже оценить должным образом.

Так какое же будущее ожидает Украину в связи с депрофессионализацией кадров и потерей своего интеллектуального, творческого и инновационного потенциала? Где те «грядки», на которых прорастают ростки новых креативных политической и экономической элит? И не является ли несостоятельность украинской управленческой элиты основанием для все более расширяющего свои ареалы внешнего управления?

Эти и многие другие вопросы «Диалог.UA» предлагает обсудить на своих страницах украинским и зарубежным профессионалам – экспертам в области кадрового обеспечения больших и малых проектов.

Свернуть

Мы становимся свидетелями двойственного процесса – с одной стороны, идет «утечка мозгов» за рубеж. Наша система образования ещё не совсем разрушена, поэтому многим украинцам удаётся найти работу в чужих землях, с достойной оплатой за свой интеллектуальный и физический труд. С другой стороны, те, кто остается прежде всего из-за нарастающего имущественного разрыва теряют возможность продвижения по жизни, возможность социальной мобильности. Большие различия в доходах ведут к окостенению социальных структур и снижают шансы людей на улучшение своего социального статуса, т.е. снижается вертикальная мобильность. Имущественная сегрегация богатых и бедных усиливается, когда усиливается имущественное неравенство, если общество не препятствует этому процессу, это приведет к катастрофическому снижению шансов самореализации следующего поколения украинских детей.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Управленцев, нуждающихся в обучении, намного больше, чем институтов, которые могут их обучать

19 ноя 2012 года

Угрожает ли де-профессионализация кадров в Украине кризисом управления производством /корпорациями/обществом/государством?

В Украине де-профессионализация кадров началась с 90-х годов ХХ века и продолжается до сих пор. Классический пример – выпускники гуманитарных специальностей свою будущую карьеру практически не связывают с полученным образованием. До конца не преодолен кризис и в техническом секторе. Как бы ни сетовали компании на дефицит инженеров, выпускники соответствующих факультетов не всегда могут найти работу по специальности после окончания вуза.

С одной стороны, нет ничего удивительного в том, что система высшего образования не успевает совершенствоваться в ритме рынка труда и готовит специалистов, знания и умения которых чуть «не дотягивают» до актуального уровня. Такой разрыв наблюдается во всем мире. Правда, в Украине отставание является катастрофическим. И это осознают даже будущие студенты. Тот факт, что еще на этапе поступления выпускник школы предполагает отсутствие через 5-6 лет спроса на специалистов своего профиля, сильно его демотивирует.

Человек изначально выбирает профессию, по которой не будет работать, а значит, он рассматривает обучение в ВУЗе как некую обязательную программу, за время которой у него есть возможность самоопределиться. И для многих это, действительно, шанс найти себя. На мой взгляд, уход выпускника филфака в предпринимательство вряд ли можно считать негативным явлением. Да, на рынке – «минус» один учитель, например, английского языка, и «плюс» – потенциальный работодатель. Человек находит свою нишу для профессиональной самореализации, становится частью другого кластера. Хотя такие случаи на общем фоне – единичны.

Низкий уровень базового высшего образования – это один из ключевых факторов, который определяет нехватку профессиональных управленческих кадров. Если говорить о частных корпорациях, то они являются главными заложниками нынешней системы подготовки профессионалов. Последние несколько лет представители крупного бизнеса перестают пассивно «потреблять» выпускников вузов, и стремятся влиять на ситуацию, включаясь в процесс подготовки студентов. Следующий логичный шаг для них, стать законодателями мод, то есть формировать стандарты подготовки специалистов. Но этот процесс только зарождается.


Не является ли несостоятельность украинской управленческой элиты основанием для все большего распространения внешнего управления?

Вопросы управленческой некомпетентности, я предлагаю рассматривать в двух аспектах. С одной стороны, – обеспечение государственного аппарата, который требует своих специфических кадров. А с другой стороны, есть потребности частного капитала. Компании из этого сектора готовы привлекать профессионалов из любых рынков, в том числе других стран. При этом опыт экспатов, которые за последние 20 лет наиболее активно работали в промышленном и финансовом секторах, творчески перерабатываются и адаптируются на местах. По сути, украинские управленцы учатся под управлением зарубежных коллег. А уже со временем формируется отечественная управленческая школа. Теперь же украинские топ-менеджеры конкурируют на глобальном рынке со своими европейскими и азиатскими коллегами. Рычаг контроля за конкретной корпорацией остается в руках собственника или, например, пула инвесторов, которым управленческая несостоятельность влетает в копеечку. Для бизнеса критично важным является компетентность топ-менеджмента.

В государственной системе управления цена ошибки специалистов высшего эшелона является еще более высокой – на кону социально-экономическая система всей страны. Действительно, патерналистский подход, который существует на сегодняшний день, не предполагает включения в войну за таланты госструктур. Сделать карьеру во власти исключительно благодаря лидерским и профессиональным качествам на сегодняшний день крайне сложно. Скорее, эта система привлекательна для людей, которые умеют к ней приспосабливаться и знают, как из нее извлечь личную выгоду. Если во главе системы стоит знающий профессионал, то это значит, что вся вертикаль процветает. Другой вопрос, если это недалекий управленец, который удовлетворяет свои базовые инстинкты, но имеет неограниченную власть. В этом случае страдает вся система.


Есть ли у нас действенные механизмы подготовки управленческих кадров? Где те «грядки», на которых произрастают ростки новой креативной политической и экономической элиты?

Если специалисту интересна управленческая карьера, то он найдет возможности для развития в любых условиях, даже если специальных «грядок» нет. Он очень быстро ощутит недостаток каких-то навыков или знаний и будет искать пути для совершенствования. В целом, бизнес-среда – это главный институт. В крупных компаниях эти «институты» более формализованы, чем в предпринимательской среде. Конечно, если в компании низкий уровень корпоративной культуры, то и управленческая школа может быть несколько ущербной по западным меркам. И в этом случае все зависит от личности,

ее стремления разнообразить свой опыт.

Помимо практики, в Украине на сегодняшний день есть образовательные структуры, в основном частные, которые предлагают арсенал для самосовершенствования. Как правило, это краткосрочные (от нескольких дней до нескольких месяцев) и долгосрочные (от нескольких месяцев до двух лет) программы по отдельным функциональным направлениям, тренинги конкретных навыков. При желании и финансовых возможностях можно составить собственную программу обучения. Но сейчас даже наличие этих возможностей не сопоставимо с потребностями рынка. Управленцев, которые хотят учиться и совершенствоваться намного больше, чем институтов, способных предоставить такие услуги.


Как люди продвигаются к жизненному успеху? Имеются ли в Украине «лифты» для продвижения в социальной иерархии? Как они устроены – по профессиональному принципу или по кумовскому/коррупционному?

Интересный вопрос, потому что многие социальные лифты, которые существовали при СССР, сломаны. Например, это касается армии. Престижность карьеры профессионального военного значительно снизилась из-за тотальной «конверсии» общества и пренебрежительной политики государства. При этом, как только сузились возможности для роста в одних сферах, появились новые возможности в других.

Улучшить свой уровень жизни сейчас имеют больше шансов те, кто готов к социальной и географической мобильности. Это люди, которые готовы передвигаться и по горизонтали, и по вертикали, менять места работы, переезжать в другие города и т.д. И чем раньше, например, со студенческой скамьи, человек проявляет такую мобильность, тем больше шансов, что к 35 годам он займет ту или иную управленческую должность. Но это в большей степени касается жителей крупных городов. В регионах ситуация более драматична.

По своим правилам живет бюджетная сфера и госслужба, которые в определенной степени продолжают выполнять роль социальных лифтов. По данным российских исследований, 50% опрошенной молодежи считает карьеру чиновника привлекательной. На вопрос – почему Вы хотите работать на госслужбе? – около трети опрошенных сказали, что их привлекает возможность решить свои личные вопросы и повысить собственное благосостояние. Вполне рациональные аргументы, думаю, ситуация в Украине аналогична. Другой вопрос, какие инструменты повышения материального положения используются на госслужбе, финансирование которой зажаты в тиски бюджетного финансирования. И чем определяется уровень нахождения в этой иерархии профессиональными талантами или незаурядными социальными навыками, нужными знакомствами, семейными связями?


Можно ли утверждать, что качество менеджмента (как государственного, так и корпоративного) является проекцией качества нашего будущего?

Бесспорно. Рыба гниет с головы. И чем профессиональнее менеджеры, которые возглавляют компании, тем более очевидной становится взаимосвязь между их умениями и талантами, и теми результатами, которые они получают и для корпорации, и для общества в целом.

Нужно признать, что управленческая элита в Украине находится еще в стадии формирования. Быстрорастущим компаниям приходится закрывать менеджерские позиции за счет внутренних кадров или привлеченных специалистов, многие из которых еще не до конца «созрели». Большинство молодых управленцев переживают кризис некомпетентности, преодолевать который им приходится в процессе работы. При этом в спину дышат еще более молодые конкуренты, что стимулирует всех участников гонки к постоянному самосовершенствованию. И, конечно, это путь проб и ошибок.

Управленцы, какими бы незаурядными качествами они не обладали, не работают в вакууме. На их решения оказывает влияние множество факторов. Начиная от собственников предприятия, культура взаимоотношений с которыми тоже формируется, заканчивая взаимодействием с госорганами. И опять же, если и со стороны государства, и со стороны компании диалог ведет профессионал, то даже в очень горячем споре будет достигнут компромисс, выгоду от которого получат все.

Беседу вела Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

І крешем, і кришим, і крушим як стій

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Мы не должны потерять новое поколение, которое идет за нами

Тарас Владимирович Фиников, Президент Международного фонда исследований образовательной политики

Если не поднимется градус социального оптимизма, то на что-то лучшее можно не надеяться

Наталія Юріївна Кривда, Академічний Директор Единбурзької бізнес-школи у Східній Європі

Саме менеджмент компанії має бути носієм основних цінностей, що сповідує компанія

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

В Украине нет субъекта, который бы хотел управлять страной

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Нам вкрай необхідна реіндустріалізація України

Олена Кочемировская, заведующая сектором проблем трудовых отношений и человеческого потенциала НИСИ

Мы уже находимся на уровне стран, зависимых от экспорта технологий

Евгений Фёдоров, депутат Государственной Думы России

Причина миграции – колониальная система управления

Ярослав Рущишин, сенатор Українського Католицького Університету

Конкуренцію в Україні необхідно наповнити новим змістом

Людмила Калита, директор по персоналу АО «Банкомсвязь»

Выбор мы всегда делаем сами

Дмитро Потєхін, директор Групи європейської стратегії

Якість приватного менеджменту — це проекція майбутніх виборців Європарламенту

Юрій Ковбасюк, президент Національної академії державного управління при Президентові України

Українська освіта сьогодні перестає грати роль реально працюючого соціального «ліфта»

Марина Ткаченко, эксперт по вопросам социального проектирования Института Горшенина, писатель

Мы называем управлением то, что управлением не является

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

У элиты одно будущее, у общества другое, а у страны третье

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

«Заробитчане» - это мощный коллективный инвестор

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

У державі сьогодні діють потужні механізми «негативної селекції»

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Україна стає «інкубатором сірості»

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

В Украине профессионалы и интеллектуалы просто не востребованы

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,149