В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Недавнее исследование брейн-дрейна (англ. brain drain — утечка умов) из 24 стран, проведенное Мировым Банком, показало, что если бы развивающиеся страны способны были дать образование мирового уровня, а также обеспечить выпускникам возможности для работы и карьерного роста, то миграцию удалось бы снизить. Однако до сих пор этого не происходило. Конечно, можно только приветствовать то, что за рубежом молодые специалисты получают ценные навыки и знания, которые не могут обрести у себя на родине. Но, с другой стороны, обладатели этих знаний и способностей практически никогда не возвращаются на родину...

В то же время, те, кто остается, из-за постоянно нарастающего имущественного разрыва лишаются возможности продвижения по жизни, теряют социальную мобильность. Большие различия в доходах ведут к окостенению социальных структур и снижают шансы людей на улучшение своего социального статуса. В связи с этим многие эксперты даже фиксируют проблему бессмысленности подготовки активных и образованных людей, потому что, оставшись в Украине, они станут маргиналами или, в противном случае, заполнят вакансии за рубежом.

Там, где господствует имущественное неравенство, реализация возможностей становится все более труднодостижимой целью. Не потому ли стала очевидной некомпетентность нынешней украинской политической и бизнес-элиты, неспособных решить основные проблемы страны? И не отсюда ли вымывание людей инициативных, способных к самоорганизации и принятию ответственных решений, имеющих гражданскую позицию в обществе? Если общество не препятствует процессу имущественной сегрегации, нарастающее имущественное неравенство ведет к катастрофическому снижению шансов на самореализацию следующего поколения украинских детей.

И это проблема не только Украины. Даже в Британии правящая элита, похоже, утрачивает «ген компетентности». Все более важной частью британской жизни становится социальный класс и классовая принадлежность. Сегодня классовая принадлежность здесь более важна, чем раса и религиозные взгляды – это разделение можно наблюдать уже среди маленьких детей.

По многим признакам социальная мобильность сейчас в упадке. В обществах с сильным неравенством ступени социальной лестницы становятся круче, либо дальше отстоят друг от друга. А поскольку в Украине большинство политиков, судей, руководителей корпораций и столоначальников имеют схожее происхождение, украинские органы власти, корпорации и учреждения все больше рискуют оказаться оторванными от большинства населения, поскольку перестают работать в интересах общества в целом.

Однако подлинное бедствие – даже не слом «социальных эскалаторов» или социальное расслоение, а моральное разложение элиты, не способной больше предложить адекватную государственную политику. В Украине снова возродилась система родства, появилось разделение на «своих» и «чужих». Соответственно, социальные лифты ориентируются на «своих», а не на отбор лучших. Отсюда деинтеллектуализация всех сфер жизни, нехватка/дефицит профессиональных кадров – классного специалиста найти уже практически невозможно, не хватает даже рабочих, не говоря уже об инженерах. В крайне упрощенных системах управления нет места сложным стратегическим решениям, нет работы на будущее, нет работы даже на ближайшее развитие.

Следуя старой поговорке, люди всегда ищут, где лучше. Но правительство для того и существует, чтобы координировать данные процессы. Если оно заинтересовано в процветании своего государства и своего народа, то оно позаботится о том, чтобы интеллектуальный потенциал страны был реализован на ее территории. У нас же за 21 год в этом направлении не было сделано ни шагу. Более того, множество шагов направлено в обратную сторону, на выдавливание «мозгов» из Украины.

В последнее время распространенным является мнение, что победителем из экономического кризиса выйдет тот, кому удастся достичь пятого или – тем более – шестого технологического уклада, что означает создание и внедрение наиновейших, наиболее эффективных технологий. Те же страны, где живут в основном добычей сырья, потреблением природных ресурсов и выплавкой стали, не имеют будущего. Также нужно принять во внимание, что трудовой вклад – это не просто сумма равноценных усилий, и что очень талантливые люди крайне важны для развития технологий, предпринимательства, для эффективной работы в сфере управления. Следовательно, потеря лучших умов и рук более драматична, чем «просто» демографический кризис, причем этот ущерб трудно сегодня даже оценить должным образом.

Так какое же будущее ожидает Украину в связи с депрофессионализацией кадров и потерей своего интеллектуального, творческого и инновационного потенциала? Где те «грядки», на которых прорастают ростки новых креативных политической и экономической элит? И не является ли несостоятельность украинской управленческой элиты основанием для все более расширяющего свои ареалы внешнего управления?

Эти и многие другие вопросы «Диалог.UA» предлагает обсудить на своих страницах украинским и зарубежным профессионалам – экспертам в области кадрового обеспечения больших и малых проектов.

Свернуть

Мы становимся свидетелями двойственного процесса – с одной стороны, идет «утечка мозгов» за рубеж. Наша система образования ещё не совсем разрушена, поэтому многим украинцам удаётся найти работу в чужих землях, с достойной оплатой за свой интеллектуальный и физический труд. С другой стороны, те, кто остается прежде всего из-за нарастающего имущественного разрыва теряют возможность продвижения по жизни, возможность социальной мобильности. Большие различия в доходах ведут к окостенению социальных структур и снижают шансы людей на улучшение своего социального статуса, т.е. снижается вертикальная мобильность. Имущественная сегрегация богатых и бедных усиливается, когда усиливается имущественное неравенство, если общество не препятствует этому процессу, это приведет к катастрофическому снижению шансов самореализации следующего поколения украинских детей.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Мы уже находимся на уровне стран, зависимых от экспорта технологий

21 ноя 2012 года

На Западе отток квалифицированных работников за рубеж давно получил звонкое название «брейндрейн», то есть «утечка мозгов», а в нашей стране об этот вспоминают только от случая к случаю, и обычно перед выборами. При этом называются разные цифры – от 1 до 7 миллионов человек. Насколько серьезна эта проблема?

Адекватной или достоверной статистики по количеству выехавших на работу за границу – не существует. Хотя есть официальные данные, основанные на межгосударственных соглашениях по заполнению квот на те или иные специальности. Есть также неофициальные данные, экспертные оценки, но непонятно, на чём они основаны и какова их достоверность. Чаще всего говорят, что от двух до пяти миллионов наших граждан работают за рубежом, по всему миру. Можно часто услышать, что люди бегут отсюда, но это слишком сильное высказывание и так же ничем не подтверждается. Впрочем, как и обратное – что здесь всё чудесно и лучше не бывает.

В общем-то, есть ещё одна проблема относительно того, что непонятно, кто именно уезжает. Множество людей, едущих куда-нибудь в Испанию или Португалию, занимаются там отнюдь не той работой, которая требует высокой квалификации. И там, терпя бытовые и многие другие лишения, за примитивный физический труд они получают больше, чем могли бы получать здесь, работая по специальности. Но вместе с тем, наши учёные, инженеры, программисты, и т.д., так же востребованы и в качестве специалистов. А кто кем стал и как устроился – мы не знаем.

Много людей, опять же, едут на Запад, чтобы учиться. Сколько их туда поехало, сколько вернулось, сколько уехало снова после возвращения – такой статистики нет. Зато есть ещё и скрытый «отток мозгов» из Украины, когда иностранная кампания для работы на нашей территории нанимает наших лучших специалистов, и они трудятся, хотя и здесь, только на благо не своей страны.

Давно замечено, что эмиграция проходит волнами, и причины ее в прошлом были, в основном, всевозможные беды и природные катаклизмы, длительные периоды неурожаев, войны, революции и тому подобное. Каковы причины этого явления сейчас?

Что касается причин, то для эмиграции их есть немало, особенно для «утечки мозгов». Конечно, материальное благополучие в этом играет большую роль. Но многие считают главным возможность самореализации. К примеру, на поприще фундаментальных наук какое-либо развитие у нас стало совсем невозможным. И тот, кто принимает правила игры нашего научного сообщества, заниматься научной работой уже не сможет.

Не лучше ситуация и в прикладных науках. Даже когда случаются удачные разработки, то довести их до сферы материального производства почти никогда не удаётся. А ведь эти люди стремятся создать что-то полезное, и у них, обычно, больше амбиций, чем у грузчика или шофёра. Соответственно, они поедут туда, где для них есть место и стабильная, понятная перспектива. Туда, где не будут внезапно пропадать заказчики, как бывает у нас.

Есть у нас также проблема с управлением кадрами, трудовыми ресурсами. Очень часто учебные заведения работают «как умеют», не реагируя на меняющиеся запросы рынка труда. В итоге мы получаем парадоксальную нехватку кадров вместе с избытком слабо подготовленных специалистов. Их можно было бы брать и доучивать непосредственно на предприятиях, но в условиях общей нестабильности частный бизнес не желает тратить на это свои деньги. Из-за этого многие недоучки стараются, конечно, поехать на заработки куда-либо, но перед ними уезжают доученные работники, несмотря на очевидное снижение квалификации и множество прочих неудобств.

Вот из таких причин и вытекает мощный поток трудовой миграции. Причём он не интересен ни государству, ни легальному частному бизнесу, а, следовательно, никто не занимается достоверной и полной статистикой.

Ну что ж, становится понятно, что цифры, которые попадают в печать, имеют политическую подоплёку, потому и отличаются в несколько раз… При таком положении на рынке труда, какими могут перспективы карьерного роста работников? И вообще, существуют ли у нас социальные лифты и по какому принципу они работают?

Нельзя сказать, что социальных лифтов совсем нет. Но в них попадает абсолютное меньшинство. И факторы профессионализма тут играют не столь важную роль, по сравнению с некими привходящими факторами: знакомства, договорённости, обязательства, родственные связи, и т.д.

Только в некоторых узко специализированных отраслях, таких как программирование, человека приходится ценить по уровню его умений и навыков. Такое бывает даже в государственных учреждениях, особенно связанных с информационными технологиями. Но это локальные явления, а каких-то общих достаточно внятных правил для постоянного карьерного развития и повышения не существует.

Не имея такой перспективы, люди вообще не хотят идти работать. Действительно, не много смысла в том, чтобы устроиться кассиром в супермаркет, когда нет ни малейшего шанса повышения или получения другой специальности, да к тому же через пару месяцев тебя всё равно уволят… Возникает своеобразный замкнутый круг: люди ищут чем заняться, постоянно нанимаясь и увольняясь то там, то здесь, а в сущности – ходят друг за дружкой по кругу.

Конечно, внутри нашей родной страны возникают достаточно большие региональные перекосы. Много людей аккумулирует Киев, и другие областные центры: Донецк, Харьков, частично – Днепропетровск, немного – Львов. Грубо говоря, в Киеве на три вакансии есть один человек, а в Черкасской области на одно место пятьдесят претендентов (по бухгалтерам это соотношение, кажется, 1 к 89). В регионах ситуация чрезвычайно плачевная, а местные производства давно уже не развиваются.

Западные исследователи фиксируют подобную картину во всём мире, то есть квалифицированные специалисты бегут из менее развитых стран в более развитые. Правда, в последнее время картина становится более сложной. Находится ли Украина в русле мировых тенденций?

Да, но надо понимать, что выражение «высокая квалификация» на Западе соответствует среднему техническому образованию по нашим меркам. А доктора наук неплохо себя чувствуют и тут, без смены гражданства. Тогда как у нас мало где остаются одарённые люди, повсеместно происходит вымывание наиболее творческих личностей, способных к инновационным подходам.

С одной стороны, в Украине сложилась почти традиция недооценки человеческого труда, это видно, хотя бы по зарплате. С другой стороны, производительность труда в нашей стране также очень низка. Если при такой производительности начать всем платить больше, то экономика в целом станет совершенно неконкурентоспособной. Повышение производительности повлечёт за собой увольнение большого числа сотрудников, что приведёт к значительным социальным потрясениям. К этому никто не готов, хотя держать много людей на низких зарплатах – тоже не самый оптимальный вариант.

Нужны совершенно новые идеи, которые дадут дополнительные рабочие места вместе с повышением производительности. Но пока что мы не видим такой заинтересованности ни со стороны государства, ни со стороны крупного бизнеса.

Интересен ещё тот факт, что разница в оплате квалифицированного и более простого труда у нас не велика, а подчас бывает и отрицательной. (Например, специалисты по ремонту лифтов получают чуть больше сторожа, но меньше молодого здорового землекопа). Таким образом, снижается заинтересованность в получении более высокого образования, и значительная часть интеллектуального потенциала остаётся нереализованной.

В конце концов у нас нет даже специалистов по оценке и прогнозированию того же рынка труда. Те министерства, которые за это отвечают, никогда этим не занимались и не занимаются. Всё делается как-то на-глазок, что и сказывается на сложившейся ситуации.

Ну и к чему же придёт, таким образом, наша держава? В конце концов, отток наиболее квалифицированных работников и пассионарных личностей неминуемо отражается и на качестве государственного управления, не так ли?

Надо отбросить ложный пафос по поводу уровня нашего образования и признать, что мы уже находимся на уровне стран, скажем так, весьма зависимых от экспорта технологий.

Недавно мне попался отчёт Министерства образования, где с гордостью представлен список наших студентов, которые учатся в Церне, Гарварде, и т.д. Конечно же, приукрашивается информация о том, до какого уровня доведены наши университеты, и не говорится, сколько наших учёных и преподавателей окончательно перебрались на Запад (или Восток).

Если дальше так пойдёт, то наша страна превратится в потребителя некачественных продуктов и устаревших идей, а поставлять сможет только природные ресурсы и…«человеческую биомассу».


Беседовал А.Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

І крешем, і кришим, і крушим як стій

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Мы не должны потерять новое поколение, которое идет за нами

Тарас Владимирович Фиников, Президент Международного фонда исследований образовательной политики

Если не поднимется градус социального оптимизма, то на что-то лучшее можно не надеяться

Наталія Юріївна Кривда, Академічний Директор Единбурзької бізнес-школи у Східній Європі

Саме менеджмент компанії має бути носієм основних цінностей, що сповідує компанія

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

В Украине нет субъекта, который бы хотел управлять страной

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Нам вкрай необхідна реіндустріалізація України

Татьяна Мокротоварова, главный редактор интернет-портала «Комментарии»

Управленцев, нуждающихся в обучении, намного больше, чем институтов, которые могут их обучать

Евгений Фёдоров, депутат Государственной Думы России

Причина миграции – колониальная система управления

Ярослав Рущишин, сенатор Українського Католицького Університету

Конкуренцію в Україні необхідно наповнити новим змістом

Людмила Калита, директор по персоналу АО «Банкомсвязь»

Выбор мы всегда делаем сами

Дмитро Потєхін, директор Групи європейської стратегії

Якість приватного менеджменту — це проекція майбутніх виборців Європарламенту

Юрій Ковбасюк, президент Національної академії державного управління при Президентові України

Українська освіта сьогодні перестає грати роль реально працюючого соціального «ліфта»

Марина Ткаченко, эксперт по вопросам социального проектирования Института Горшенина, писатель

Мы называем управлением то, что управлением не является

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

У элиты одно будущее, у общества другое, а у страны третье

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

«Заробитчане» - это мощный коллективный инвестор

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

У державі сьогодні діють потужні механізми «негативної селекції»

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Україна стає «інкубатором сірості»

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

В Украине профессионалы и интеллектуалы просто не востребованы

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,079