В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Нынешний экономический кризис, называемый также «Великое Сокращение» или «Великая Рецессия», часто воспринимается как кризис мировой монетарной системы, усиленный огромными долгами и утратой доверия к деньгам. Доллар, который столь долгое время был для международных финансов путеводной звездой, теряет былые позиции; мир вскоре может оказаться без единого платежного средства.

Нестабильность – главная проблема и дефект международной финансовой системы наших дней. Она присуща как Украине, так и остальным странам мира. Поэтому независимо от того, сколько у нас имеется гривен, долларов и евро, не обеспеченных товарами, – мы становимся беднее. Ненадежная, регулярно падающая в цене национальная валюта не прибавляет ни оптимизма, ни патриотизма, ни веры в свое будущее и будущее своей страны.

На глобальном же уровне, все чаще встречается термин «Долговой двигатель» – это словосочетание, обозначающее бесконечное, постоянное наращивание долгов частных лиц и государств. Необходимость постоянно подливать топливо в этот «двигатель» преследует практически всех – обычных граждан и предпринимателей, корпорации и государства. А всеобщая задолженность создает такие типы поведения, которые усиливают тенденции к самоуничтожению, а не к развитию и процветанию.

Наши деньги больше не создаются государством, они не создаются ни блестящими идеями, ни тяжелым трудом. Фактически, наши деньги являются национальной учетной системой, которой распоряжаются те, кому она принадлежит, а принадлежит она частной банковской индустрии.

Мы принимаем как само собой разумеющееся, что денег должно не хватать, несмотря на факт, что само создание денежных знаков не требует особых усилий, а в настоящее время они и вовсе превратились в цифры в компьютерах. Мы не видим противоречия в том факте, что часто те люди, которые вносят наибольший вклад в благополучие общества, обладают неизмеримо меньшими благами, чем те, кто вообще ничего не делает. Мы принимаем как должное абсурдность того, что люди ничем не могут помочь себе, чтобы удовлетворить даже самые насущные свои потребности, несмотря на то, что эти люди умеют и хотят работать, и для этого есть все необходимые ресурсы. Мы все еще считаем разумным, что социальные услуги нужно урезать, если не хватает денег, даже если есть все необходимое, чтобы эти услуги оказывались в полном объеме.

Нашей общей проблемой является неспособность людей монетизировать свой труд, и обрести, наконец, экономическую и социальную свободу. А нашим общим заблуждением является вера в государство, в «доброго дядю».

Но наши внутренние денежные проблемы иногда кажутся всего лишь свежим ветром по сравнению с ураганами мировых финансовых кризисов. Мировой экономике необходима стабильная мировая валюта. И вряд ли доллар сможет стать этой основополагающей валютой новой мировой монетарной системы. Американская политика стала слишком хрупкой, слишком непредсказуемой, чтобы найти легкое решение фискальных проблем даже собственной страны.

Поддержание мировой резервной валюты и валюты для ведения торговли больше не входит и в национальные интересы США (во всяком случае, этот вопрос дискутируется).

Кроме того, мир становится слишком сложным и разным, чтобы позволить одной национальной валюте доминировать и в будущем. Многие эксперты отстаивают необходимость «реформы» глобальной финансовой системы. Есть много предложений – от возвращения к золоту, до усиления роли валюты МВФ – так называемых «СДР», и даже создания совершенно новой мировой валюты. Как изменится мировая валютная система в недалеком будущем, и как будет развиваться финансовая система Украины? – Это один из вопросов который мы обсудим в нашем новом диалоге.

«Диалог. UA» попытается также найти ответы на вопросы:

Что придет на смену доллару и когда? Какой может быть новая глобальная валюта (корзина валют/ресурсов/специальные права заимствования/долгов)? Будет ли переход к новой мировой валютно-финансовой системе шоковым или длительным и менее стрессовым? Мгновенный дефолт по всем обязательствам разорит всех или просто сократит мировую элиту? Нужен ли на сегодня «якорь», к которому можно было бы привязать все долги и деньги? Где его взять, что это может быть, если не золото? А если нас ждет регионализация мировых валют, то как и где будут возникать новые региональные валютные зоны, – какими они будут, и как будут взаимодействовать друг с другом? И, наконец, готова ли Украина к деньгам будущего?

Свернуть

Нынешний экономический кризис, называемый также «Великое Сокращение» или «Великая Рецессия», часто воспринимается как кризис мировой монетарной системы, усиленный огромными долгами и утратой доверия к деньгам. Доллар, который столь долгое время был для международных финансов путеводной звездой, теряет былые позиции; мир вскоре может оказаться без единого платежного средства.

Нестабильность – главная проблема и дефект международной финансовой системы наших дней. Она присуща как Украине, так и остальным странам мира. Поэтому независимо от того, сколько у нас имеется гривен, долларов и евро, не обеспеченных товарами, – мы становимся беднее. Ненадежная, регулярно падающая в цене национальная валюта не прибавляет ни оптимизма, ни патриотизма, ни веры в свое будущее и будущее своей страны.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Девальвация разрушает прежде всего средний класс, малый и средний бизнес

26 дек 2012 года

Апокалиптические прогнозы относительно мировой валютно-финансовой системы мы слышим сейчас чаще, чем когда-либо. Есть под ними реальные обоснования?

Считаю, что сегодня нет оснований для апокалиптических сценариев и прогнозов. Есть ослабление европейской валюты, но оно было прогнозируемым для специалистов в области денежных систем. Общая валюта может вводиться только для тех экономик, которые внутри интегрированы, которые являются едиными для перемещений капиталов, услуг и рабочей силы. А также для стран, чьи экономики равномерны и адекватны в распределении капитала по всей своей глубине. Европа таковой не является, и конструкция европейской системы денежной единицы оказалась достаточно слабой, не синтезированной, не единой, разорванной на разные части. Поэтому можно было сделать прогноз, что евро на данном этапе не сможет быть конкурентом доллару.

Что касается доллара, который тоже сегодня зашатался, то тут необходимо говорить не о его состоятельности, а об определенном кризисе американской экономики. В докризисный период американская экономика примерно 15-16 лет не имела проблем с деньгами, – это, наверное, был самый длительный период успешного, динамичного, перспективного и высокого роста этой экономики. Она перегрелась, и накопленные капиталовложения в некоторых секторах и возникшие перекосы в перераспределении капиталов привели к тому, что возникли неплатежи, задолженности, нехватка средств. И для поддержания своей системы американцы пошли путем увеличения денежной массы, эмиссии доллара, держания низких процентных ставок. Политически эта задача была поставлена для того, чтобы чиновники, которые пребывали в это время у власти, не несли ответственности за экономическое падение, безработицу, кризис.

Такой экономический аспект, как затягивание кризиса, даст о себе знать и после разрешения структурных проблем американской экономики. А это разрешение проблем обязательно состоится, поскольку экономика Соединенных Штатов - самоуправляемая, самовоспроизводящаяся. Нужно только подождать еще 3-4 года, может быть, немногим больше, поскольку кризис не выразился в таком динамичном процессе, в нем были включены тормозные элементы, которые затягивают и динамику восстановления.

Я думаю, что все равно эта экономика выйдет из состояния, в котором она есть, и устойчивость доллара с недопустимостью инфляции мировой денежной системы мы через несколько лет увидим воочию.

Также уже формируется денежная система юаня, которая тоже будет очень мощной, и она будет дополнять мировую финансовую систему. Какие-то будут созданы компромиссные условия для разных денежных систем, чтобы и Китай был защищен в этом смысле, иначе он будет вести себя не так, как всем хочется.

Поэтому я бы сказал, что мы стоим перед началом определенных контролируемых трансформаций в Мировом финансовом пространстве.


И все же, в отличие от прошлых лет, сейчас заметно снижение доверия к американскому доллару. Возможен ли кризис доллара и с чем он может быть связан?

Доллар показал в этих условиях, что он крепче, чем другие валюты, если не принимать во внимание такую валюту развивающихся стран, как китайский юань, – он оказался стабильнее фунта и евро. Несмотря на кризис.

Но нельзя забывать, что долларовая система, порядок эмиссии американской денежной единицы служит задаче подъема прежде всего экономики США, а не других стран, мобилизация ресурсов которых помогает американцам. Пока что такой денежный мировой порядок, организованный на основе доллара, позволяет поддерживать эквивалентность международных расчетов и сохранность стоимости резервов национальных валют. Ситуация изменится тогда, когда страны перейдут к расчетам между собой в другом денежном эквиваленте и откажутся от использования американской валюты в качестве резервной. Для этого необходимо, как минимум, чтобы доллар «поплыл» и появилось другое ликвидное, легкодоступное для всех государств средство. Пока что до этого, как вы понимаете, далеко. А искусственное, экспансионистское вытеснение, например, какой-нибудь группой стран денежной единицы США из мировых платежей способно подорвать международную торговлю и привести к разорению многих народов. Поэтому в принципе все страны заинтересованы в поддержании стабильности доллара.


Громадный перевес финансового сектора над реальной экономикой в наши дни стал очевиден, как и вызванный этим перекосом негатив. Масса людей живет в нужде, а экономика задыхается без инвестиций. К чему ведет нас эта тенденция?

Можно сказать, что есть превышение долговых бумаг и объемов долговых обязательств по сравнению с реальными потоками платежей, инвестиций и кредитов. И такая денежно-кредитная масса служит перетягиванию финансовых ресурсов общества на сторону банков и других кредитных учреждений. И вот в этом смысле банковские учреждения заигрались, они очень хорошо жили и приумножали деньги в несколько раз путем печатания новых долговых бумаг, создавая массу вторичных, третичных и т.п. обязательств.

Перенакопление фиктивного долгового капитала привело к формальной избыточности финансовых средств, что они намного, в недопустимых масштабах, превышают промышленный и другой материальный капитал. Естественно, определенные кредиторы, которые не смогли свести свои балансы по долгам и по новым ресурсам, должны «лопнуть». И европейская банковская система на уровне коммерческих единиц, и значительная часть неамериканской банковской системы должны выбросить такие жертвы. Мы знаем, что в Америке примерно так и случилось. Крупнейшие банки-владельцы ценных бумаг и страховые компании фактически были признаны банкротами, и были использованы механизмы их определенной реструктуризации и передачи прав другим владельцам.

В Европе пошли по другому пути: начали оказывать финансовую помощь именно банкам-банкротам. И Международный Валютный Фонд, в итоге, изменил свои принципиальные позиции. Вместо помощи государственным денежным системам, к чему обязывает его устав, он предложил кредиты частным финансовым учреждениям. Позиции последних сохранены, их поругали и посчитали, что пора образовывать Европейский банковский союз, который будет контролировать на территории ЕС беспечных кредиторов.

На самом деле, наверное, надо было идти по пути структурных изменений, и те банки, которые давали беспечные, материально неподкрепленные кредиты, должны были за это понести ответственность. Это и было бы очищением рынка европейских долговых бумаг от пустых суррогатов, по которым кредитовались дефицитные бюджеты южно-европейских стран. Были бы устранены фиктивные кредитные потоки, которые под собой не имели гарантий реального обеспечения. Эти огромные долги порождались банковскими системами, которые не имели достаточной ликвидности. Они рисковали запредельно и поэтому в действительности перестали быть банками. То, что в Европе оставляют их на плаву, пролонгирует фиктивность финансовых капиталов и невозможность увеличения инвестиций в реальную экономику.

Я бы не сказал, что только относительная дефицитность инвестиционных ресурсов ограничивает капиталовложения и обуславливает падение ВВП большинства стран Европы. Есть также неверие в перспективы европейского бизнеса, в его конкурентоспособность и увеличение его присутствия на мировых рынках. Владельцы денег решили, что не время сейчас вкладывать деньги в устаревающие континентальные активы. Как известно, потеряла свою конкурентность и декапитализируется Нокия, еще недавно мировой лидер на рынке мобильных средств связи. Практически в 2 раза упало производство автомобилей в 2012-м году во Франции. Частные инвесторы придерживают деньги, конвертируя их либо в золото, либо в другие подобные ценности (антиквариат, недвижимость в привлекательных городах мира, частично, в какие-то государственные ценные бумаги).

Такое решение инвесторов связывают с двумя явлениями: с недоверием к производственной сфере и к финансовым посредникам. Чтобы преодолеть первое, нужно перестраивать производство и находить новые отрасли перспективного спроса, а не поддерживать старые предприятия, как поступают в европейских странах. Также необходимо, чтобы была более прозрачной посредническая финансово-кредитная система, чтобы было понимание инвестором, какое состояние экономики, какова ее динамика, какие гарантии, – в общем, нужно снизить риски для таких инвестиционных процессов.


Сейчас наша страна столкнулась с ситуацией, когда реально не хватает гривны – и это на фоне ее ослабления относительно доллара. В чем же тогда людям хранить свои сбережения? Встает и вопрос относительно будущего нашей национальной валюты.

Проблема состоит в том, что валютных ресурсов, которые являются базой для денежного, монетарного поддержания гривны, у нас не хватает из-за того, что мы активно живем в долг и, прежде всего, в долг живет государство: оно позаимствовало небывалые суммы на внешних рынках за последние 3-4 года. Валюта временно пришла, и у всех сложилось впечатление, что плохих тенденций нет, но, на самом деле, мы стоим над пропастью, поэтому нам не дают новых кредитов, а сроки оплаты старых кредитов подошли.

Ресурсом обеспечения этих долгов должна стать экономика. То есть, нужно получать валюту, прибыли от внешней торговли. Но для этого нужно осуществить трансформацию экономики, а не то, что делается с нею в нашей стране, когда идет откат к централизму, к диктату чиновников, к администрированию рынков, хозяйственных отношений, к подавлению инновационных и предпринимательских инициатив.

В таких условиях экономика не может получить кредитно-валютные и инвестиционные ресурсы на мировых рынках для собственного возрождения и оказания помощи государству. А то, что сейчас номинально и временно не хватает средств в гривне для каких-то операций, платежей и расчетов, для погашения кредитов, – это сделано достаточно искусственно и, к сожалению, ошибочно. Боязнь власти столкнуться с инфляцией привела к другой крайности – сокращению денежной массы. У нас продолжают использоваться методы ручного управления ликвидностью, а это приводит к удорожанию кредитов, о чем свидетельствует динамика процентных ставок.

Ограниченный ресурс денег используется только для централизованных бюджетных инвестиционных проектов. Нормальное же финансирование реального сектора экономики нарушено.

Из-за такой политики, которая привела к падению производства, к ухудшению всех балансов – валютного, бюджетного, – мы стоим перед угрозой срыва финансовых показателей. Поэтому гривна как раз и станет опять промокашкой, которая впитает все проблемы, изъяны, провалы нашей экономики и действительности, и она будет ослаблена, и правительство рассчитается по долгам за счет средств граждан, – все станут беднее.

Сегодня госбюджет используется только для того, чтобы рассчитаться с долгами. Так уже было в нашей истории 3 раза, когда происходила стремительная девальвация. Она, прежде всего, разрушает средний класс, малый и средний бизнес. Устоят только те компании, которые работают на валютных западных рынках.

Поэтому гривна для хранения сбережений, конечно же, исключается, – это и так все понимают. И, наверное, лучше всего хранить сбережения в твердых международных валютах. Люди это понимают и поступают соответствующим образом. Правительство пытается установить разные барьеры на этом пути – паспортизация, теперь налоги на валютные операции. Такие административные методы, конечно, ничего хорошего не дадут, и мы это уже видим. Ситуация значительно хуже, чем была год назад.


Попытки НБУ осуществить дедолларификацию украинской экономики, предпринимаемые в последнее время – это результат кризиса мировой валютно- финансовой системы или осознанная валютная политика?

Эти заявления национального банка звучали все 20 лет существования нашей независимой денежной системы. Что нужно сократить долларовое присутствие в украинской экономике. И зачем это делает власть, те или другие чиновники, руководители национального банка? Управляя гривной, они подчиняют себе все национальное хозяйство. Следовательно, те сферы, которые обслуживаются иностранной валютой, не подпадают под их влияние. Никто бы не возражал против политики дедолларизации, если бы гривна была тверже доллара. Но периодические ревальвации и девальвации происходят как раз с украинской валютой. Если бы в стране свободно обращался доллар, он бы был более популярен и вытеснил гривну на периферию расчетных операций. Выиграли бы субъекты экономики и потребители, которые периодически переживают денежно-валютные катаклизмы и теряют заработанное. Но это не устраивает властьимущих. Они бы не смогли печатать такую массу денег, раздавать в таких гигантских масштабах централизованные кредиты и накручивать умопомрачительные проценты. Такого рода валютные катаклизмы, провалы, которые сейчас переживает Украина, не коснулись бы владельцев долларов и тех, кто работает с долларом.

Я усматриваю в этом очень серьезный внутренний конфликт между обществом и государством. Если государство не может создать стабильную денежную систему, оно должно допустить те возможности, которые стабилизируют жизнь людей, а не иначе. А если чиновники обманывают, если говорят, что работают на гривну и гарантируют ее стабильность, а потом проваливают ее курс на 160 %, то как можно с этим государством вообще иметь дело и надеяться, что такие заявления, такая борьба с долларом носит конструктивный характер?

Любое искусственное вытеснение доллара в сегодняшней ситуации – это ослабление денежной системы. У людей пропадают сбережения, у предприятий истощаются ресурсы, банки теряют свою капитализацию, – то есть, в таких условиях запрет на доллар, дедолларизация – во вред стране.

Беседу вела Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Деньги: от классицизма до постмодерна

Лесь Герасимчук, культуролог

Наївні нотатки про гроші

Анатолий Баронин, Директор Аналитической группы" Da Vinci AG"

Тренд на формирование региональных валютных союзов, на мой взгляд, сегодня нивелирован ситуацией в еврозоне

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Нинішня фінансова політика має конкретний фіскальний підтекст

Андрій Новак, економіст

Девальвація гривні — це питання часу

Александр Савченко, ректор Международного института бизнеса

Кризис невозможен

Андрей Бардиан, директор Института Социальных Финансовых Коммуникаций «Инсофком», Россия

Выход – в децентрализации политической и финансовой власти

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Поиск новых мировых валют наверняка будет продолжаться

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

Колебания валютного курса – только пена на поверхности океана, масштаб и глубина которого определяются конкурентоспособностью национальной производственной базы

Олексій Молдован, кандидат економічних наук, Завідувач сектору грошово-фінансової стратегії Національного інституту стратегічних досліджень

Очень сложно управлять многими процессами, когда экономика использует иностранную валюту

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

За стабильность региональной валюты расплачиваются суверенитетом

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Некваліфікована політика нашого уряду і Нацбанку привела до втрати золотовалютного запасу

Максим Сероус, независимый финансовый аналитик, автор блога eurodollar.com.ua

Существующая финансовая система имеет ряд структурных дисбалансов

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Ніяке рішення в сфері фінансів не приведе до виходу з кризи

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,070