В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Нынешний экономический кризис, называемый также «Великое Сокращение» или «Великая Рецессия», часто воспринимается как кризис мировой монетарной системы, усиленный огромными долгами и утратой доверия к деньгам. Доллар, который столь долгое время был для международных финансов путеводной звездой, теряет былые позиции; мир вскоре может оказаться без единого платежного средства.

Нестабильность – главная проблема и дефект международной финансовой системы наших дней. Она присуща как Украине, так и остальным странам мира. Поэтому независимо от того, сколько у нас имеется гривен, долларов и евро, не обеспеченных товарами, – мы становимся беднее. Ненадежная, регулярно падающая в цене национальная валюта не прибавляет ни оптимизма, ни патриотизма, ни веры в свое будущее и будущее своей страны.

На глобальном же уровне, все чаще встречается термин «Долговой двигатель» – это словосочетание, обозначающее бесконечное, постоянное наращивание долгов частных лиц и государств. Необходимость постоянно подливать топливо в этот «двигатель» преследует практически всех – обычных граждан и предпринимателей, корпорации и государства. А всеобщая задолженность создает такие типы поведения, которые усиливают тенденции к самоуничтожению, а не к развитию и процветанию.

Наши деньги больше не создаются государством, они не создаются ни блестящими идеями, ни тяжелым трудом. Фактически, наши деньги являются национальной учетной системой, которой распоряжаются те, кому она принадлежит, а принадлежит она частной банковской индустрии.

Мы принимаем как само собой разумеющееся, что денег должно не хватать, несмотря на факт, что само создание денежных знаков не требует особых усилий, а в настоящее время они и вовсе превратились в цифры в компьютерах. Мы не видим противоречия в том факте, что часто те люди, которые вносят наибольший вклад в благополучие общества, обладают неизмеримо меньшими благами, чем те, кто вообще ничего не делает. Мы принимаем как должное абсурдность того, что люди ничем не могут помочь себе, чтобы удовлетворить даже самые насущные свои потребности, несмотря на то, что эти люди умеют и хотят работать, и для этого есть все необходимые ресурсы. Мы все еще считаем разумным, что социальные услуги нужно урезать, если не хватает денег, даже если есть все необходимое, чтобы эти услуги оказывались в полном объеме.

Нашей общей проблемой является неспособность людей монетизировать свой труд, и обрести, наконец, экономическую и социальную свободу. А нашим общим заблуждением является вера в государство, в «доброго дядю».

Но наши внутренние денежные проблемы иногда кажутся всего лишь свежим ветром по сравнению с ураганами мировых финансовых кризисов. Мировой экономике необходима стабильная мировая валюта. И вряд ли доллар сможет стать этой основополагающей валютой новой мировой монетарной системы. Американская политика стала слишком хрупкой, слишком непредсказуемой, чтобы найти легкое решение фискальных проблем даже собственной страны.

Поддержание мировой резервной валюты и валюты для ведения торговли больше не входит и в национальные интересы США (во всяком случае, этот вопрос дискутируется).

Кроме того, мир становится слишком сложным и разным, чтобы позволить одной национальной валюте доминировать и в будущем. Многие эксперты отстаивают необходимость «реформы» глобальной финансовой системы. Есть много предложений – от возвращения к золоту, до усиления роли валюты МВФ – так называемых «СДР», и даже создания совершенно новой мировой валюты. Как изменится мировая валютная система в недалеком будущем, и как будет развиваться финансовая система Украины? – Это один из вопросов который мы обсудим в нашем новом диалоге.

«Диалог. UA» попытается также найти ответы на вопросы:

Что придет на смену доллару и когда? Какой может быть новая глобальная валюта (корзина валют/ресурсов/специальные права заимствования/долгов)? Будет ли переход к новой мировой валютно-финансовой системе шоковым или длительным и менее стрессовым? Мгновенный дефолт по всем обязательствам разорит всех или просто сократит мировую элиту? Нужен ли на сегодня «якорь», к которому можно было бы привязать все долги и деньги? Где его взять, что это может быть, если не золото? А если нас ждет регионализация мировых валют, то как и где будут возникать новые региональные валютные зоны, – какими они будут, и как будут взаимодействовать друг с другом? И, наконец, готова ли Украина к деньгам будущего?

Свернуть

Нынешний экономический кризис, называемый также «Великое Сокращение» или «Великая Рецессия», часто воспринимается как кризис мировой монетарной системы, усиленный огромными долгами и утратой доверия к деньгам. Доллар, который столь долгое время был для международных финансов путеводной звездой, теряет былые позиции; мир вскоре может оказаться без единого платежного средства.

Нестабильность – главная проблема и дефект международной финансовой системы наших дней. Она присуща как Украине, так и остальным странам мира. Поэтому независимо от того, сколько у нас имеется гривен, долларов и евро, не обеспеченных товарами, – мы становимся беднее. Ненадежная, регулярно падающая в цене национальная валюта не прибавляет ни оптимизма, ни патриотизма, ни веры в свое будущее и будущее своей страны.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Выход – в децентрализации политической и финансовой власти

16 янв 2013 года

Долги, дефициты бюджетов, нестабильность валют, инфляция – мы об этом слышим почти каждый день. Но это только часть происходящего. Можно ли в общем охарактеризовать проблемы мировой финансовой системы?

Основная проблема мировой финансовой системы в том, что она не учитывает в полной мере потенциальный валовой продукт. Когда в Англии или Америке вводятся локальные деньги — так это, собственно, и есть попытка более точно оценить недооценённый валовой продукт.

Грубо говоря, каждый из нас может произвести и вложить в общую копилку гораздо больше, но мы не полностью реализованы. Соответственно, когда мы объединяемся в какое-то узкое сообщество и пытаемся оценить возможности своего взноса в общий валовой продукт, то можем эмитировать определённую сумму валюты, дополнительно к имеющейся в общемировом масштабе.

Это подобно фьючерсам, то есть извлечениям выгод из будущего производства: деньги получаем сегодня, а произведём что-нибудь завтра. Неплохо было бы эти вещи даже глобализовать, если бы удалось выработать автоматический механизм оценки действительного потенциала соответствующих сообществ.


На Западе всё чаще критикуют систему частичного резервирования, которая порождает долг, который невозможно выплатить, отток капитала в оффшоры и другие неприятные вещи. Недостатки ее очевидны, но есть ли альтернатива этой системе?

Прежде всего, надо понимать, что крупные финансовые резервы для экономики могут быть вредны. Вспомните парадокс бережливости Кейнса: чем больше мы откладываем на «чёрный день», тем быстрее он наступит. То есть, крайне нежелательно обездвиживать денежную массу, выводя её в оффшоры или золотовалютные резервы — из-за этого и возникает экономический кризис.


Доверие к американскому доллару, особенно после 2008-го года, мягко говоря, несколько снизилось. Причем не только среди русских или арабов, скупающих золото, но и на международных торговых площадках. По сути дела, в США сейчас ходят «внутренние» доллары, заметно отличающиеся от тех, что знакомы нам, по дизайну. Что ждет американский доллар?

Если Соединённые Штаты не смогут в ближайшее время решить проблему дефицита бюджета и нарастить ВВП — им угрожает дефолт. О последствиях можно долго фантазировать: раскол Америки, третья мировая, и т.д. Но в любом случае, такую систему, где единственной резервной валютой является доллар, нужно менять. Потому что именно эта система создаёт недооценку потенциального валового продукта. Среднестатистический человек реализован, может быть, процентов на двадцать — как по правилу Парето. Соответственно, процентов восемьдесят он недопроизводит и столько же недопотребляет. Сегодня это и есть проблема доллара.

Если подойти к вопросу неординарно, то можно сказать, что все последние арабские и ближневосточные конфликты — это попытка американцев убрать олигархические режимы, которые не позволяют всему населению повысить уровень потребления. У нас все хорошо говорят о Каддафи, о ливийском социализме, а я предлагаю сравнить уровень доходов на душу населения в Ливии и, допустим, в Катаре. Сразу станет всё понятно — в Ливии это 14,5 тыс. долларов в год, а в Катаре, или в Арабских Эмиратах, доходит до 89 тыс. При том, что запасы углеводородов в Ливии значительно больше.

Экстраполируя сказанное на весь мир, можно подсчитать, что, отобрав у олигархических верхушек доходы от углеводородов и раздав их людям, миллиард человек могли бы получать по тысяче долларов в месяц дополнительно. То есть, возросло бы и потребление, и сбыт американских товаров — чего, собственно, и хотят Соединённые Штаты. В этом отношении США являются, скорее, нашими союзниками, тогда как олигархи стремятся замазать нам глаза.

Так или иначе, но если Америка не добьётся подобного расширения, то дни её будут сочтены. А возможна ли демократия в станах с азиатским менталитетом, если даже в России мы видим, что на всех выборах к власти приходят одни и те же жулики, принадлежащие к одним и тем же кланам?

Далее допустим, что «замороженная», или, иначе говоря, зарезервированная денежная масса всё же попала в обращение. Это оживит и потребительский спрос, и экономики, хотя повысит и инфляцию. Следовательно, кроме демократии и избавления от олигархических кланов нам необходимы и механизмы защиты потребителя, автоматическая индексация его доходов.


Недавние рейды против украинских валютчиков вызывают воспоминания о советском, да и не только советском, прошлом, когда деньги были привязаны к доллару, обеспеченному золотом. Возможно ли возвращение – пусть в той или иной форме, к прежнему золотому стандарту?

Если возвращаться к золотому стандарту, то нужно возвращаться и к соответствующей численности населения, то есть — к 1 млрд. людей на планете, как в 1800-м году. Одной из причин отказа от золотого стандарта является то, что прирост населения Земли слишком высок по сравнению с добычей золота. В таких условиях золотой стандарт является особенно губительным для бедного населения, потому что владелец золота будет автоматически становиться всё богаче просто благодаря неуклонному росту цены на золото.

В 1944-м году оно стоило 35$ за унцию, а в 2010-м, когда мы с Германом Стерлиговым создавали золотую биржу, цена на золото достигла 1400$ за унцию. Собственно говоря, причиной кризиса 1929-го года в США был дефицит денежной массы. (Или дефляция, поскольку её обратная сторона — кризис перепроизводства).

В общем, золотой стандарт — это для нас плохо. Первый миллиардер — Джон Рокфеллер — появился в 1916-м году, а сегодня их уже 1200 человек. Они заполонили все оффшоры, в которых теперь хранится примерно 20-30 триллионов долларов. Это практически половина мирового ВВП, и это деньги, извлечённые из оборота. И естественно, их стараются превратить в золото. Отсюда и такой бешеный спрос на «презренные металлы». Более того, здесь же причина неэффективности вливания дополнительных денег в экономику — они при первом цикле оборота оседают на оффшорных счетах и дальше не работают. Даже печатать деньги стало бессмысленно; из такого кризиса нет нормальных путей выхода.


Никто пока не назвал это революцией, но факт остается фактом - в последние три десятилетия финансовый сектор обрел господство над реальной экономикой. Это видно и по составу богатейших людей планеты, среди которых большая часть уже не промышленники, а финансисты. Что может изменить эту тревожную ситуацию?

Действительно, миллиардеры построили убежища для себя и своих денег. Они стараются стать неким мировым правительством, лоббируют золотые стандарты, меры жесткой экономии, ведущие к обнищанию населения, и многое другое. Как заставить их вернуть деньги в экономику? Для этого нужна такая инфляция, которой они не смогут управлять. Но только с механизмом защиты населения.


Этот механизм должно создать правительство, а оно, грубо говоря, «в кармане» у тех, кто имеет власть над станком, печатающим деньги. Имеется ли политический выход из этой ловушки?

Выход в децентрализации власти. Сегодня мы имеем возможность создавать независимые сообщества и перестраивать свою жизнь изнутри. Старая централизованная система уже не может эффективно позаботиться о каждом из нас. Президента можно сравнить с директором Эрмитажа, который не в состоянии увидеть все экспонаты, что там хранятся; он не может обойти даже всех хранилищ. Поэтому каждому отдельному человеку и относительно небольшим людским сообществам нужно давать больше возможностей для обустройства окружающего мира.

Политический рынок, если можно так сказать, ждёт глобальная децентрализация. Он начал терять свои главные инструменты. Вся его машина держалась на централизованной информации, но теперь есть Интернет и социальные сети. Вслед за информационным каналом будут децентрализованы и ресурсные каналы, и финансовые. Уже есть такие вещи, как прямые инвестиции, или коллективные покупки. Хотя пока что у нас всё ещё централизовано, даже отопление и канализация.

Банк, эмитируя денежную массу, должен оценивать таким образом потенциал нашего труда. Но он, как видно, нас недооценивает. Согласно теории Абрахама Маслоу, человек не останавливается на удовлетворении своих первичных потребностей — далее он превращается в творца. Поэтому надо давать ему дополнительные возможности, дополнительные деньги. Тогда он становится созидателем или, как минимум, созидательным потребителем, поддерживающим созидателя. Но когда нет такого потребителя, то и общемировой бизнес топчется на месте.

Однако человечество не стоит на месте. Люди ищут выход – и находят его. Это и создание новых локальных и даже транснациональных электронных валют, и различные сетевые сообщества – сети коммерческого бартера, клиринговые сети, Глобальная касса взаимопомощи и многое другое. Здесь уже накоплен огромный опыт, но постоянно изобретается и что-то новое, чему очень способствуют информационные технологии.


Веками человечество знало только золотые и серебряные деньги. Затем пришли деньги бумажные, теперь – электронные. Какими будут деньги будущего?

Они будут индивидуальными. Вплоть до того, что каждый будет эмитировать свою валюту. Конечно, это будет похоже на коммунизм — если вы ещё не в курсе, то я открываю вам глаза… То, что происходит сейчас — это социализм и кризис социализма. Америка попала в такую ситуацию потому, что она не в состоянии сократить свои расходы. А её расходы — это сумма социальных обязательств. Дальше, как утверждают классики марксизма, и наступит коммунизм.

Что касается денег, то это эквивалент нашего трудового ресурса. Никто лучше нас самих не знает, сколько мы сможем завтра произвести. Значит, наиболее объективной окажется индивидуальная валюта. На что это будет похоже? А вот на что: каждый сможет зайти в интернете на нужную страницу и заявить: завтра я сделаю то-то и то-то, произведу столько-то того-то и того-то. Всё это можно будет сложить и вычислить реально необходимое на планете количество денег.

Пол Самуэльсон, один из самых выдающихся экономистов прошлого века, в работе «Модель сосуществующих поколений» рассматривал вопросы долгосрочных равновесий в экономике. Одна из его концепций сводилась к следующему: если завтра нечто будет в избытке, то почему нам не одолжить это самим себе сегодня? Тогда развитие ускорится и «завтра» наступит быстрее. Применительно к нашей теме это означает, что мы можем одолжить себе сколько угодно денег сегодня, лишь бы быстрее достичь такого уровня развития, когда деньги перестанут быть главным фактором в экономике.

Человечеству внутренне присущи предпосылки к инновационному росту, оно стремится к дешевым и практически неограниченным источникам энергии и ресурсам. Доля материальных ресурсов в себестоимости производимых вещей, в конечном итоге, снизится настолько, что законы современной экономики перестанут действовать. Ведь экономика, в сегодняшнем понимании, это наука выживания в условиях ограниченных ресурсов. То есть, со временем, система ценностей изменится, и она будет больше ориентирована на духовно-интеллектуальные способности человека.

Беседу вел А.Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Деньги: от классицизма до постмодерна

Лесь Герасимчук, культуролог

Наївні нотатки про гроші

Анатолий Баронин, Директор Аналитической группы" Da Vinci AG"

Тренд на формирование региональных валютных союзов, на мой взгляд, сегодня нивелирован ситуацией в еврозоне

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Нинішня фінансова політика має конкретний фіскальний підтекст

Андрій Новак, економіст

Девальвація гривні — це питання часу

Александр Савченко, ректор Международного института бизнеса

Кризис невозможен

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Поиск новых мировых валют наверняка будет продолжаться

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

Колебания валютного курса – только пена на поверхности океана, масштаб и глубина которого определяются конкурентоспособностью национальной производственной базы

___Володимир Лановий, ___президент Центра ринкових реформ

Девальвация разрушает прежде всего средний класс, малый и средний бизнес

Олексій Молдован, кандидат економічних наук, Завідувач сектору грошово-фінансової стратегії Національного інституту стратегічних досліджень

Очень сложно управлять многими процессами, когда экономика использует иностранную валюту

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

За стабильность региональной валюты расплачиваются суверенитетом

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Некваліфікована політика нашого уряду і Нацбанку привела до втрати золотовалютного запасу

Максим Сероус, независимый финансовый аналитик, автор блога eurodollar.com.ua

Существующая финансовая система имеет ряд структурных дисбалансов

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Ніяке рішення в сфері фінансів не приведе до виходу з кризи

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,131