В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Нетократия. Что это такое? Этот термин был придуман в редакции журнала «Wired» в начале 1990-х. как сочетание Сети и власти, Интернета и аристократии. В этом слове содержится намек на появление глобального высшего класса, новой правящей элиты, основа влияния которой – знания и онлайновые технологии, в отличие от промышленной и финансовой буржуазии, чье значение постепенно снижается. В русскоязычное пространство Интернета словосочетание вошло в 2000 году вместе с книгой шведских писателей Яна Зодерквиста и Александра Барда, которая так и называлась: «Netoкратия».

Более 10 лет назад, в эпоху эйфории от Интернета, быстрого взлета компаний- доткомов (от англ. dot-com – точка-ком), все, что написано было в этой книге, воспринималось как откровение. Но, как мы помним, вскоре акции доткомов на ведущих мировых торговых площадках лопнули, мы пережили «рубежный» 2000, а Интернет оказался перегружен быстро нарастающими массивами информации. За 15 лет мы перешли от ситуации, когда стоимость коммуникации была главным препятствием, к ситуации, когда сама дешевизна и изобилие информации стали создавать ранее незнакомые трудности.

В очередной раз человечество столкнулось с тем, что коммуникация – это, конечно, хорошо, но этого «хорошо» не должно быть слишком много. На фоне неразберихи с авторскими правами и потоками неточной, некачественной информации, своевременное получение точной и нужной информации катастрофически затрудняется. Проблема «слишком много информации», которая раньше была знакома лишь крупным руководителям прошлого, сегодня распространилась повсюду.

Сегодня Интернет изменил очень многое, да почти все. Производственные процессы – теперь мы можем работать, находясь где угодно, создавая прямо на дому виртуальные офисы; экономику – где все большее значение приобретает виртуальная собственность и оборот «электронных» денег. Видоизменяется само понятие культуры – расширяются границы совместного творчества, произведения распространяются через специальные сети. Нарастает обмен знаниями (мы являемся читателями и одновременно – редакторами той же «Википедии»). Более доступными становятся человеческие контакты, быстрее и чаще завязываются отношения между людьми (появились социальные сети, чаты и форумы). Благодаря блоггерству, сетевым изданиям, хакерам, «Викиликсу» политикам все сложнее «прятать скелеты в шкафу». Государства, корпорации и граждане сегодня почти полностью «оцифрованы», Сеть позволяет получить доступ ко многим их былым секретам. Информацию стало трудно утаить, а обладание информацией – это и есть власть.

Развитие Интернета позволило перенести подготовку политических кампаний, сбор средств и агитацию в Сеть. Кандидаты, политические партии и организации связываются с избирателями через свои веб-сайты, электронную почту, социальные сети, и эта электронная связь значит для них очень многое. В то же время, несмотря на развитие голосования в онлайне, и выход в Интернет политических партий роль Сети в формировании политики остается неясной. Сеть оказывает влияние на политику и помогает лучше понять ее, но при этом информационные технологии все еще мало помогают избирателям в том, чтобы усилить свое влияние на органы власти.

А ведь еще совсем недавно на Интернет возлагались колоссальные надежды как на «инструмент, который должен способствовать окончательному триумфу демократии»... Вместо этого мы получили «смену ролей» государства, парламентской демократии, политических партий, да и всей политики как таковой.

«ДИАЛОГ.UA» предлагает оценить и проанализировать плюсы и минусы развития Интернета, обсудить тенденции, которые порождает виртуальная реальность, проникая в реальность обыденную и повседневную. Интернет и виртуальная реальность не только прошлое и настоящее, но и будущее. Как известно, последняя встреча в Давосе включала в себя панель об Интернет-образовании. Бизнес и просвещение в Сети пересекаются все чаще. Как эти явления взаимосвязаны с тем, что происходит в реальном мире? Что последует за дальнейшим развитием виртуального образования? Кто и когда станет «властелином Сети», и кому на самом-то деле нужна, утверждающаяся на наших глазах «нетократия»?

Свернуть

Сегодня Интернет изменил очень многое, да почти все. В тоже время, человечество столкнулось с тем, что коммуникация – это, конечно, хорошо, но этого «хорошо» не должно быть слишком много. На фоне неразберихи с авторскими правами и потоками неточной, некачественной информации, своевременное получение точной и нужной информации катастрофически затрудняется. Проблема «слишком много информации», которая раньше была знакома лишь крупным руководителям прошлого, сегодня распространилась повсюду.

Еще совсем недавно на Интернет возлагались колоссальные надежды как на «инструмент, который должен способствовать окончательному триумфу демократии»... Вместо этого мы получили «смену ролей» государства, парламентской демократии, политических партий, да и всей политики как таковой.

«ДИАЛОГ.UA» предлагает оценить и проанализировать плюсы и минусы развития Интернета, обсудить тенденции, которые порождает виртуальная реальность, проникая в реальность обыденную и повседневную.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Социальная сеть – это программно-аппаратное средство, оно не может сделать революцию

11 апр 2013 года
Что это за новое понятие – нетократия? Существуют ли какие-то правила, законы функционирования общества, управляемого с помощью сетевых инструментов? Находится ли Украина под властью «нетократии»?

Рассматривать форму управления обществом в отрыве от фаз развития человечества было бы некорректно. Однако на сегодня можно быть уверенным только в том, что человечество находится в состоянии фазового перехода от индустриальной фазы к информационной. И как во времена зарождения индустриального общества современникам Ивана Сусанина нельзя было предсказать и описать Днепрогэс, точно так же и сегодня невозможно предсказать конкретные формы управления государствами. Как и существование самих государств, их потребности в энергии, применимость или неприменимость нанотехнологий, роль генетических инструментов в конкурентности человеческого организма, соотношения нравственности и моральности в будущем обществе.

Нетократия в нынешних трактовках предполагает управление обществом с помощью определенных манипуляций с достоверной информацией, доступ к которой имеют лишь «верхи» социума. Но кто сказал, что в следующей фазе развития человечества вообще будут приемлемы манипуляции, в том числе и информационные? Пока что индексы готовности стран к переходу к информационному обществу включают в себя такие позитивные показатели, как равенство доступа к информации для любого гражданина, внедрение новых технологий образования без географической дискриминации, прозрачность отношений государства, гражданина и бизнеса и многое другое. Поэтому «нетократия» или «инфократия», какое бы слово ни было придумано, – его наполнение нам неведомо. Сегодня можно утверждать только одно: что прогрессивные страны с высоким шансом перейти в следующую фазу развития имеют шкалу ценностей более открытую, прогрессивную и уважительную к свободам личности, чем все остальные. И для человечества было бы полезно максимально сконцентрироваться на следующем этапе развития, потому что «опоздавшие» народы уйдут в маргинал, резервации и забвение.


Автор книги «Нетократия» Александр Бард уверен, что страны, которые сейчас предпринимают усилия, чтобы предоставить широкополосный доступ в Интернет для 80–90 % населения, станут самыми богатыми через 15 лет. Сейчас это Корея, Израиль, Скандинавия. Зачем и кому нужен доступ в Интернет? Да и сам Интернет – это новый канал коммуникации или «базис» новой системы управления?

Они станут не просто богатыми – они станут другими. Например, чтобы выжить при переходе от феодальной фазы к индустриальной, человеку пришлось научиться мыть руки и соблюдать правила гигиены. Не желающие с этим смириться просто вымерли. В фазовом переходе изменяются не просто технологии – изменяются образ жизни, идеология и мораль, физические характеристики человека. По непроверенным лично мною данным, медицинские анализы сегодняшнего здорового человека сто лет назад были показателями больного. Так вот, кроме простых расчетов того, что внедрение высоких технологий ведет в росту ВВП, созданию рабочих мест и прочему, нужно понимать, что комплекс факторов развития с использованием высоких технологий не просто делает народ страны богаче – он дает шанс на выживание и развитие. Потому что откаты в развитии истории известны, и никакого богатства, ни личного, ни общественного, не может быть у племени дикарей с атомной бомбой.

Кроме широкополосного доступа, сегодня известна масса технологий, влекущих за собой развитие использования и создания новых возможностей для цивилизации. Компьютерная мышка прожила около двадцати лет, а сегодняшняя тенденция листания экрана, по прогнозам, уже через три года заменится голосом и ручными манипуляциями.

Интернет – это технология с решениями для всех проявлений жизнедеятельности человечества: с хорошими и плохими, тупиковыми и перспективными. С ускоренным обменом информацией, с эффективными инструментами функционирования общества, бизнеса, личности. Но высокие технологии шире: их применение даже без Интернета меняет лицо и металлургии, и медицины, и образования, и музыки, и торговли.

Еще десять лет назад Украина, занимая где-то 70-е место в рейтинге готовности к информационному обществу, использовала технологии такие же, как и весь мир. Сегодня наше отставание проявляется в том, что мы уже не можем использовать все разработки продвинутых стран как на мобильном телефоне, так и в бизнесе. Изменяются принципы взаимодействия, и Украине грозит остаться за обочиной фазового перехода. Тут уместно вспомнить положение аборигенов Австралии, Амазонки, индейцев Северной Америки.

Ну и богатство страны в разные времена понималось совсем по-разному. Индустриальная фаза развивалась за счет притока сельского населения в города, и социальное расслоение в начале этого процесса уже выглядит аморально при сравнении с сегодняшним днем. Многие факторы говорят о том, что Интернет и высокие технологии дают возможность развиваться среднему и мелкому бизнесу, благодаря им, изменяются экономические связи и структуры рынков. Например, Интернет уже изменил продажу контента, и, похоже, посредникам на этом рынке скоро будет нечего делать. Неизвестные музыканты, поэты, писатели получают уникальную возможность напрямую общаться со своими покупателями по всему миру.


Как известно, начало революции в арабских странах связывается с победой социальных сетей: сети их породили, организовали… В других странах также наблюдалась ситуация, когда внешнее воздействие шло посредством Сети. Как вам кажется, в состоянии ли кто-то посредством Интернета и манипуляций общественным мнением довести отдельно взятую страну до революции? В рамках, например, выполнения чьих-то внешних, геополитических задач?

На самом деле происходит огромная путаница в терминологии и сути процессов. Социальная сеть – это программно-аппаратное средство, оно не может сделать революцию. «Аврора» в 1917 году тоже сама не стреляла – она была оружием заговорщиков. При этом остальные корабли российской империи также не были революционерами. Отличие социальных сетей в том, что не может даже очень большая группа заговорщиков использовать их как оружие для финального выстрела. Потому что это инструмент общения друзей и знакомых.

Оболванить каждого, и даже четверть граждан, физически невозможно. Инструмент дает возможность общения с количеством людей на порядок большим, чем традиционным способом, в индустриальной фазе. А общение подразумевает получение информации, ее обсуждение, скорость принятия решений о чем-либо, – в том числе, чтобы собраться на площади. Почему-то считается, что народ легко обдурить. Но я не знаю ни одного примера за 20 лет в информационном бизнесе, чтобы читатель, зритель или электорат слопал «джинсу» и не поморщился. Вопрос в критической массе раздражающих факторов, которые необходимы, чтобы выбросить телевизор на мусорку, договориться с друзьями пойти на площадь или обсудить наличие оружия в своем комьюнити. Революционная ситуация создается всеми доступными средствами – и исполняют революцию тоже всеми доступными средствами. И внешнеполитические факторы воздействия также используют все доступные средства. А далее следует разбираться в социологических данных: какой процент народу «хавает», какой морщится, а какой уже готов удавить первого попавшегося представителя раздражающей тусовки.

Немного детективной лирики от соседей. Говорят, там целые отряды правящей «гэбухи» сидят в Сети (раньше на форумах, теперь в социальных сетях, блогах и проч) и внедряют в массы нужные им идеи и мотивации. То есть, полный контроль над телевизором им не помог, приходится работать на самом современном уровне. Но, судя по Болотной площади, не помогли и высокие технологии с Интернетом. Впрочем, наверняка, идти на Болотную кто-то призывал как лидер, в том числе и в комьюнити, и в твитере, а кто-то просто договаривался со своими друзьями, а они со своими, чтобы вместе, чтобы не так страшно, и какой кому плакат нарисовать. Результаты революций в арабских странах и у соседей разные не потому, что проникновение Интернета в массы разное, а потому что постгеноцидные народы бывшего СССР и молодые агрессивные арабские народы по-разному вспыхивают, требуют и договариваются.


Какие угрозы таит в себе Сеть для традиционного национального государства? По каким правилам идут бои в Интернете, и кто солдаты этой войны? Какие сферы может затрагивать информационно-сетевое противоборство государств? Каковы должны быть меры сетевой государственной безопасности?

Почему-то в украинском информационном пространстве всех беспокоит негатив и угрозы. Наверное, про пользу и позитив говорить не модно. Но самая главная угроза – попасть в изоляцию. Уже знаменитый Китайский файервол отгораживает граждан от мира. Где здесь плюс? А гражданам Северной Кореи запрещены даже простые мобильники. По странной случайности именно в этих странах проблемы с ценностями, гражданским обществом и свободным обменом со всем миром культурными и общественными достижениями, научными разработками и воспроизводством технологий. Кто-то попытается возражать, потрясая показателями экономики Китая, – но есть негативный прогноз успешности перехода китайского народа в информационную фазу, а это может означать роль производственного придатка, как и в индустриальной фазе, где есть сырьевые страны.

Угрозы кибератак со стороны дикарей тоже могут происходить, и здесь стоит говорить о системах безопасности жизненно важных процессов государства. О бизнес-системах, в том числе международных, должны заботиться сами бизнесы. Когда «досят» государственные сайты, с одной стороны, это может находиться в русле требований народа, которого, например, не замечают на площади или даже просто на уровне писем от общественных организаций, – и это может стать позитивом в конструктивном решении взаимоотношений граждан и госаппарата. В Украине всегда следует помнить о том, что насильственная остановка государственного сайта скорее сыграет на руку государству, которое облегченно вздохнет. И даже существующие механизмы информирования общества выполнять не будет, а жизненно важных процессов у нас в Интернете, к сожалению, пока нет.

Кроме тайных солдат и загадочных хакеров, есть и цивилизованные проявления борьбы за геополитическое влияние. Например, недавняя попытка внедрить правила регулирования Интернета через МСЭ (Международный союз электросвязи) по инициативам России в своей основе имеет, с одной стороны, попытку России получать деньги за запросы на свои серверы, – такой себе интернет-роуминг, – а заодно и внедрить стандарты контроля за личностью под эгидой безопасности и борьбы с терроризмом. Против этой инициативы (опять же, по странной случайности) не возражали страны, где демократических ценностей скорее нет, чем они преобладают во внутренней и внешней политике.

А чиновникам уважаемой международной организации тоже было бы выгодно увеличить свое влияние на схлопывающемся рынке традиционной связи. Не удалось. Но это не означает, что такие инициативы не возникнут в ООН, на форумах по управлению Интернетом и других мероприятиях. И в такой ситуации Украине нужно понимать и защищать свое национальное информационное пространство, как идеологически, так и экономически. Даже если кому-то во власти кажется, что за возможность контролировать внутри можно сдать нечто снаружи – результатом может стать исчезновение внутренностей.


Если говорить о ситуации внутри Украины, насколько реально то, что традиционные политические партии уйдут с политической сцены, а им на смену придут «сетевые партии» (или сообщества), лидерами которых будут известные блогеры? Так ли это? Кто создает украинским властям интернет-неприятности?

Неприятности власти создают себе сами. Игнорирование требований и пожеланий общества, или его значимой части, влечет за собой целый спектр неприятностей, и хорошо, если только электоральных. Не бывает рыбы и новостей второй свежести. Не бывает виртуальных неприятностей. Просто неприятности обнаруживаются всеми инструментами, которые есть в доступе. Часть жителей Северной Кореи имеет мобильную связь, несмотря на все запреты. Я уверена, что в ближайшее время уйдут со сцены партии, которые не выберут своей идеологией информационное общество, не научатся обеспечивать свое пополнение лидерами гражданского общества, лидерами мнений различных сообществ. Партиям необходимо научиться общаться с помощью новых инструментов. Сегодняшний сетевой мир давно не общается баннерами, так же как цивилизованный мир не общается бигбордами. Современные инструменты очень хорошо вскрывают фальшь в общении. Поэтому никакие купленные боты не смогут изменить общественное мнение и повлиять на его выработку. Появятся в результате новые лидеры-блогеры, или существующие лидеры сумеют лидировать в сети – без разницы. Главное, что критерии лидерства будут означать, в том числе, умение использовать технологии и быть открытыми в разговоре с обществом. Ну и такие мелочи, как принятие эффективных решений командой с планированием конкурентного проекта «Украина».

Миссия бизнеса «Фейсбука» – сделать мир лучше за счет ответственности персонального общения. Эта сеть пришла к нам из общества с демократическими ценностями, с другим менталитетом политиков. Поэтому данный инструмент невозможно заточить под диктаторскую идеологию. Открытка деревенского домика не может заменить мультимедийного конструктора «сделай виллу своими руками».


Нарастание виртуализации экономики, уход торговли в Сеть, рост офшоризации, коммерческого шпионажа – все это «маркеры» новой эры. Только в 2012 году 35% компаний потеряли данные в результате кибератак, а 25% – из-за незащищенности программного обеспечения. Каковы принципы взаимодействия Интернета и бизнеса?

Я уже упоминала, что Интернет изменяет структуры рынков и экономики. Фактически, Сеть дает бизнесу доступ к любому человеку в мире. Есть термин «принцип длинного хвоста», суть которого состоит в том, что каждый может использовать свой шанс найти покупателей. И их может оказаться неожиданно много у тех, кто не имел такого шанса еще пять лет назад. И это главная возможность и достижение, обеспечиваемое современными технологиями. Шпионаж и преступления были всегда – преступники учатся, бизнес тоже. Вроде бы никто останавливаться не собирается, и называется это – Прогресс. Кто-то против?

Есть такой сценарий возможного будущего: индустриальная фаза перейдет во всемирное террористическое государство. Так что – отключить Интернет, разбить компьютеры, поджечь самолеты? Похоже, человечество к этому не готово. Поэтому главная задача государств – обучение правоохранительных органов, обучение судебной системы, конкурентное специальное образование для бизнеса и госструктур. Глобализация современного мира может дать очень много, например, в Украине продаются оборудование и технологии, которые наш бизнес не инвестировал. Поверьте, эти инвестиции ежегодно превышают бюджет Украины в несколько раз. На базе этих разработок строится масса украинских бизнесов – дистрибуция, внедрение, сервис. На чужих инвестициях мы можем модернизировать образование, медицину, управление государством и производство ракет. Украина входит в десятку стран – аутсорсеров программного обеспечения. И сама является офшором для многих развитых стран. И это означает, что мы помогаем другим странам экономить средства на разработку, а совсем не то, что иногда провозглашают наши чиновники – украинские программисты не платят налоги! Принципов взаимодействия бизнеса и Интернета я не понимаю. Я уверена лишь в одном: если есть реальный бизнес, то он может быть и в Интернете, может быть реальный бизнес только в Интернете, но если бизнеса нет – то Интернет не поможет!


Как известно, последняя встреча в Давосе включала в себя и панель об интернет-образовании – что это и зачем?

Это затем, что украинское образование находится в той самой изоляции от мирового сообщества. Фактически, наша средняя и высшая школа – жертвы геноцида со стороны украинского государства. Начальной школы просто нет. Уже десяток лет эксперты по образованию транснациональных корпораций бьются в Украине за внедрение новых технологий обучения. Которые не состоят в том, что кому-то дали ноутбуки, как-то подключили к Интернету, а где-то сделали презентацию физического опыта в «пауерпоинте». Современное образование, используя современные технологии, давно базируется на коллективной работе учеников и учителей, на раннем выявлении склонностей и способностей детей, подразумевает раннюю специализацию и получение первой профессии по окончанию школы. Высшее образование – это уже возможность выбирать место получения знаний, научной работы и уровня конкурентоспособности по отношению к специалистам и ученым других стран.

Я думаю, что наши олигархи уже поняли, что эффективно эксплуатировать свои ресурсы невозможно без грамотной рабочей силы. Поэтому уже работает масса профессиональных программ для многих производственных областей. Ну а некоторые решили внедрить что-то из мирового опыта у себя – на родине происхождения капитала, так сказать. Только вот без системной работы министерства образования, без партнерства бизнеса и государства вопросы будущего образования не решить. Для многих родителей есть одна проблема: в какой стране и по какой системе учить своих детей? А самый острый вопрос очень прост: как научить всех украинских учителей тому, что уже давно знают и умеют их ученики? Это вопрос стандартов и компетенций в долгосрочном обсуждении.

Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Архітектура постмодернової вигадки

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

После капитализма: виртуальная футуристика

Дмитрий Кракович, социолог, директор исследовательского центра DK Media Research & Consulting

Это заблуждение – считать интернет пространством, достаточно свободным от внешнего мира

Дмитрий Голубов, лидер Интернет Партии Украины

Интернет – это средство, и как любое средство оно может быть бесполезным, как «Кольт» с заевшим барабаном

Анатолий Гришин, аналитик, airdogs.net

Контролировать огромное количество источников информации в Интернете невозможно и бессмысленно

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Суть не в тому, як Мережа маніпулює свідомістю, а в тому, як нею можуть маніпулювати учасники Мережі

Артем Афян, керуючий партнер ЮК Юскутум, що представляє інтереси порталу EX.UA

На Інтернет може спиратися, як демократія, так і тоталітарна держава

Валерий Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Принципы взаимодействия Интернета и бизнеса просты: бизнес должен жить в Интернете, точно так же, как он живет на улицах города

Андрей Колодюк, Young Global Leader of World Economic Forum

Для того чтоб «зажечь» людей, совершить революцию или переворот используют информацию

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Интернет способен взрывать неустойчивые общества

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Пока Интернет это дикое поле и человечество не научилось с ним работать

Юнона Лотоцкая (ранее Ильина), ведущий научный сотрудник лаборатории Новых информационных технологий обучения Института психолог

Виртуальный мир в Украине только начинает строиться

Дмитрий Терехов, Сопредседатель Общероссийской общественной организации "Журналисты России"

Интернет-структуры становятся важными инструментами влияния на власть и политику

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

Мы скорее выходим из общества знания, чем приходим к нему

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Говорити про торжество нетократії в Україні зарано

Микола Ожеван, головний науковий співробітник відділу досліджень інформаційного суспільства та інформаційних стратегій Національного Інституту стратегічних досліджень, д.ф.н., професор

Традиційні моделі управління сьогодні стають неефективними

Сергій Дацюк, философ

Становление нетократии

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Интернет – это, прежде всего, поле и средство социальной коммуникации

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,164