В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Нетократия. Что это такое? Этот термин был придуман в редакции журнала «Wired» в начале 1990-х. как сочетание Сети и власти, Интернета и аристократии. В этом слове содержится намек на появление глобального высшего класса, новой правящей элиты, основа влияния которой – знания и онлайновые технологии, в отличие от промышленной и финансовой буржуазии, чье значение постепенно снижается. В русскоязычное пространство Интернета словосочетание вошло в 2000 году вместе с книгой шведских писателей Яна Зодерквиста и Александра Барда, которая так и называлась: «Netoкратия».

Более 10 лет назад, в эпоху эйфории от Интернета, быстрого взлета компаний- доткомов (от англ. dot-com – точка-ком), все, что написано было в этой книге, воспринималось как откровение. Но, как мы помним, вскоре акции доткомов на ведущих мировых торговых площадках лопнули, мы пережили «рубежный» 2000, а Интернет оказался перегружен быстро нарастающими массивами информации. За 15 лет мы перешли от ситуации, когда стоимость коммуникации была главным препятствием, к ситуации, когда сама дешевизна и изобилие информации стали создавать ранее незнакомые трудности.

В очередной раз человечество столкнулось с тем, что коммуникация – это, конечно, хорошо, но этого «хорошо» не должно быть слишком много. На фоне неразберихи с авторскими правами и потоками неточной, некачественной информации, своевременное получение точной и нужной информации катастрофически затрудняется. Проблема «слишком много информации», которая раньше была знакома лишь крупным руководителям прошлого, сегодня распространилась повсюду.

Сегодня Интернет изменил очень многое, да почти все. Производственные процессы – теперь мы можем работать, находясь где угодно, создавая прямо на дому виртуальные офисы; экономику – где все большее значение приобретает виртуальная собственность и оборот «электронных» денег. Видоизменяется само понятие культуры – расширяются границы совместного творчества, произведения распространяются через специальные сети. Нарастает обмен знаниями (мы являемся читателями и одновременно – редакторами той же «Википедии»). Более доступными становятся человеческие контакты, быстрее и чаще завязываются отношения между людьми (появились социальные сети, чаты и форумы). Благодаря блоггерству, сетевым изданиям, хакерам, «Викиликсу» политикам все сложнее «прятать скелеты в шкафу». Государства, корпорации и граждане сегодня почти полностью «оцифрованы», Сеть позволяет получить доступ ко многим их былым секретам. Информацию стало трудно утаить, а обладание информацией – это и есть власть.

Развитие Интернета позволило перенести подготовку политических кампаний, сбор средств и агитацию в Сеть. Кандидаты, политические партии и организации связываются с избирателями через свои веб-сайты, электронную почту, социальные сети, и эта электронная связь значит для них очень многое. В то же время, несмотря на развитие голосования в онлайне, и выход в Интернет политических партий роль Сети в формировании политики остается неясной. Сеть оказывает влияние на политику и помогает лучше понять ее, но при этом информационные технологии все еще мало помогают избирателям в том, чтобы усилить свое влияние на органы власти.

А ведь еще совсем недавно на Интернет возлагались колоссальные надежды как на «инструмент, который должен способствовать окончательному триумфу демократии»... Вместо этого мы получили «смену ролей» государства, парламентской демократии, политических партий, да и всей политики как таковой.

«ДИАЛОГ.UA» предлагает оценить и проанализировать плюсы и минусы развития Интернета, обсудить тенденции, которые порождает виртуальная реальность, проникая в реальность обыденную и повседневную. Интернет и виртуальная реальность не только прошлое и настоящее, но и будущее. Как известно, последняя встреча в Давосе включала в себя панель об Интернет-образовании. Бизнес и просвещение в Сети пересекаются все чаще. Как эти явления взаимосвязаны с тем, что происходит в реальном мире? Что последует за дальнейшим развитием виртуального образования? Кто и когда станет «властелином Сети», и кому на самом-то деле нужна, утверждающаяся на наших глазах «нетократия»?

Свернуть

Сегодня Интернет изменил очень многое, да почти все. В тоже время, человечество столкнулось с тем, что коммуникация – это, конечно, хорошо, но этого «хорошо» не должно быть слишком много. На фоне неразберихи с авторскими правами и потоками неточной, некачественной информации, своевременное получение точной и нужной информации катастрофически затрудняется. Проблема «слишком много информации», которая раньше была знакома лишь крупным руководителям прошлого, сегодня распространилась повсюду.

Еще совсем недавно на Интернет возлагались колоссальные надежды как на «инструмент, который должен способствовать окончательному триумфу демократии»... Вместо этого мы получили «смену ролей» государства, парламентской демократии, политических партий, да и всей политики как таковой.

«ДИАЛОГ.UA» предлагает оценить и проанализировать плюсы и минусы развития Интернета, обсудить тенденции, которые порождает виртуальная реальность, проникая в реальность обыденную и повседневную.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Интернет-структуры становятся важными инструментами влияния на власть и политику

24 апр 2013 года

Прессу и ТВ давно принято считать "4 властью" однако являются ли ей и интернет-издания, блоггеры и сетевое сообщество в целом? Есть мнение, что уже сформировалась т.н. «нетократия», куда входят создатели поисковиков, порталов, социальных сетей и криптосетей, группы хакеров, наконец, политические блоггеры, ставшие весьма влиятельными персонами. Отсюда и вопрос – действительно ли они способны расшатать основы любого режима?

На наших глазах происходит быстрый процесс смены лидеров внутри понятия "Четвёртая власть". После сокрушительного результата, достигнутого с помощью Интернета, социальных сетей и блоггеров во время попытки "оранжевого" мятежа зимой 2011-2012 года, отношение к Интернету вообще и социальным сетям в частности стало резко меняться. Власть и эксперты осознали, что Интернет-технологии способны изменить состояние умов сотен тысяч и даже миллионов людей, манипулировать огромными массами людей и заставлять их с энтузиазмом выполнять любые действия, включая те, которые ведут миллионы людей к собственной гибели.

Этот факт заставил реально признать интернет-издания, блоггеров и связанные с ними сообщества, составляющей "Четвёртой власти". Также власть обнаружила, что значительные слои населения перестали смотреть телевизор либо совсем, либо почти полностью и, таким образом, совершенно выпадают из-под воздействия этого базового СМИ. А куда они перемещаются? Именно в Интернет! Поэтому разного рода Интернет-структуры становятся важными инструментами влияния на власть и политику и в будущем следует ожидать дальнейшего роста их влияния. Наверняка на выборах 2017-2018 годов использование Интернет-ресурса всех видов увеличится в разы!

Точно также следует ожидать, что в случае повторения попыток организации какой-либо формы "оранжевого" мятежа в период между выборами (что весьма вероятно, особенно в случае каких-то экономических срывов и катаклизмов или природных и техногенных катастроф), сетевые ресурсы будут вообще основным средством воздействия и манипулирования сознанием масс.

Также надо иметь в виду, что Интернет сейчас - это единственный канал распространения информации, где можно вести подрывную пропаганду постоянно и непрерывно, подтачивая опоры существующей власти и готовя её крушение, а также выполняя функции отбора новых лидеров, "раскручивая" их, проверяя степень их влияния на аудиторию и т.д.


В чем сильные и слабые стороны сетевого сообщества на постсоветском пространстве, каковы границы его влияния на политику?

Границы их влияния на политику сейчас определяются несколькими факторами. Первый - степень распространения Интернета в стране и степень вовлечённости людей в социальные сети. Как известно, пенсионеры пока мало представлены в Интернете вообще и социальных сетях, а они составляют основной костяк голосующих на выборах.

Второй - это наличие или отсутствие анонимности в Интернете. Сейчас в ряде стран, в частности в Китае, да и в нашей стране, обсуждается тема ликвидации анонимности в Интернете и регистрации аккаунтов в социальных сетях по паспорту. В случае если данная инициатива будет реализована (с высокой вероятностью, первыми её реализуют у себя китайцы), то влияние Интернета и социальных сетей на политику сразу же резко снизится в несколько раз, так как распространение в сети методом "вирусного заражения контента" с аккаунтов, зарегистрированных по паспорту станет исключительно редким явлением.

К тому же, сразу выйдут из борьбы огромные армии ботов - программ-роботов, которые в автоматическом режиме сами создают свои странички в социальных сетях, ведут их длительное время, а в решающий момент начинают массированно участвовать в сетевой войне, рассылая нужные материалы и участвуя в дискуссиях в сети под видом реальных людей. А развитие технологий сейчас идёт с такой скоростью, что следует ожидать, что к 2017-2018 годам армия ботов будет сопоставима или даже превышать армию реальных людей, которые обмениваются информацией в социальных сетях.

Третий фактор - это запаздывание сознания политиков и чиновников, многие из которых по привычке считают настоящими СМИ - телевидение и бумажные печатные издания и потому мало внимания уделяют общению и использованию сетевых изданий.

В чём сильные и слабые стороны сетевого сообщества в России? Сильная сторона сетевого сообщества - в лёгкости объединения людей, независимо от их местоположения и рода занятий, а также просто огромные возможности по использованию манипулятивных технологий, которые превосходят аналогичные возможности при личном общении в десятки раз!!!

Ещё одна сильная сторона - в относительной дешевизне распространения информации и проведения организационных акций в Интернете. Ещё одна сильная сторона - в огромной степени оперативности реагирования на событие, т.к. с использованием мобильного Интернета можно мгновенно передать на сайт или в социальную сеть репортаж с места события, фотографии и даже видеоролики без использования дорогостоящей и громоздкой аппаратуры, которую использует телевидение. А также возможность скрытного ведения фото и видеосъёмки, аудиозаписи или даже прямого репортажа с места событий, что трудно и очень дорого организовать методами традиционного телевидения.

Ещё одна сильная сторона сетевого сообщества - анонимность, что позволяет создать иллюзию того, что человек может не отвечать за любые свои действия и соответственно возможность толкнуть его на такие действия, которые он никогда бы не совершил, если бы не прятался под "никнеймом" и аватаром.

Слабая сторона сетевого сообщества в России заключается в том, что оно в значительной степени захвачено (можно даже сказать монополизировано) всего одним социальным слоем - интеллигенцией, причём преимущественно прозападной и либеральной, которая выступает в сети от имени всего народа и, крайне агрессивно продвигает, только свою точку зрения в Интернете.

Ещё одна слабая сторона в Интернете - это проблема свободы слова. В Сети существует уже сотни миллионов, если не миллиарды сайтов, каждый из которых проводит свою индивидуальную политику ограничения свободы слова.

Сайтов или сообществ в социальных сетях, которые допускают полную свободу высказывания уже сейчас мало, а со временем становится всё меньше, а методы реагирования на нежелательные высказывания всё жёстче - бан, занесение в "чёрный список", стирание нежелательных комментариев, массированная атака членов сообщества на участника, высказывающего точку зрения, отличающуюся от принятой в данном сообществе, троллинг разной степени жёсткости и т.д.

Ещё одна слабая сторона - пока ещё несерьёзное отношение официальных лиц, политиков, чиновников, медийных фигур к Интернету, восприятие его как «недоСМИ».


Недавно я сам подписал петицию в защиту слонов, направленную в адрес премьер-министра Таиланда и набравшую в Сети более миллиона голосов. Как сообщается, премьер уже принял соответствующее решение. Это обнадеживает, но – по большому счету, вернули ли онлайновые технологии гражданам хотя бы часть власти?

Конечно, нет. Я думаю, при любом развитие технологий, широкие слои народа никогда и нигде (ни в одной стране мира) не получат доступа к реальной власти, т.к. всегда являются только объектом манипулирования, а не его субъектом.

Другое дело, что появление сетевых онлайновых технологий приведёт к формированию новой части элиты, формируемой по другим принципам, по сравнению с остальной элитой. Эта новая элита реально претендует на участие в управлении в той или иной форме, однако ранее она не могла эти претензии реально осуществить, т.к. была вытеснена из традиционной элиты существующими механизмами отбора элиты. Однако, со временем механизмы отбора элиты будут совершенствоваться, чтобы учесть возможности фильтрации новой элиты также и в системе Интернет-сетей.


На Западе эта проблема обсуждается уже давно: как отразилось появление сетевых технологий на личной жизни граждан? Каков баланс плюсов и минусов?

Платой за возможность что-то реально сказать и быть услышанным большим количеством людей, которую даёт Интернет, стала почти полная ликвидация приватности личной жизни. Сейчас каждое высказывание в Интернете попадает в базу данных о человеке, которое его высказал, каждая фотография оседает в личном досье. Появилась возможность отслеживать местоположение человека в реальном масштабе времени.

Все материалы, находящиеся в компьютере, подключённом к сети, в принципе доступны для любого человека, даже поверхностно знакомого с принципами хакинга. Защита информации в сети требует огромных усилий, и никто и никогда не может быть до конца уверен, что эту информацию удалось защитить, даже если дело касается высших лиц государства, поэтому секретную информацию можно хранить только на компьютере, который никогда не соприкасается с Интернетом в принципе.

Плюсы или минусы этого явления зависят от того, нужно ли вам сохранить конфиденциальность своей личной жизни или наоборот, вы заинтересованы в публичности и скандалах вокруг своей персоны (в этом явно заинтересованы политики, артисты, публичные деятели и ещё некоторые категории людей), но так как соотношение людей заинтересованных в публичности, и тех, кто заинтересован в конфиденциальности составляет примерно 1 к 1 миллиону, то соответственно, можно сделать вывод, что почти полная потеря конфиденциальности является минусом.

В дальнейшем, по мере развития средств обработки информации, следует ожидать появления индивидуального досье буквально на каждого пользователя Интернета с подробной информацией о его привычках, слабых и сильных сторонах, связях, чертах характера, болезнях, взаимоотношениях с близкими и множестве другой информации.

Эта информация в свою очередь может быть использована в коммерческих целях, для "впихивания" человеку тех товаров, которые наиболее индивидуально подходят лично ему, а может быть использована для давления на человека как используя его личные слабости, так и через его родных, близких, знакомых, использование против него разного рода компрометирующих материалов, почерпнутых из Сети и личной переписки и т.д. Разумеется, всё это является несомненным минусом. Собственно такой набор информации уже сейчас собирается на всех более или менее влиятельных фигур самого разного рода (от политиков до бандитов и коррупционеров), но в будущем, этот процесс захватит практически всё человечество, т.к. скоро Интернет будет даже у дикарей в джунглях Амазонки.


Экономический аспект он-лайн революции – это то, что уже ощущаем и мы, в связи с ростом продаж через Интернет. Вопрос, что это дает экономике в целом?

Разумеется, возможность осуществления, как продаж, так и покупок с использованием Интернета, даёт огромный толчок развитию экономики и способствует удобству и комфорту поиска необходимых товаров и их покупки, а также снижает цены на товары и издержки торговли. Возможности поиска и ознакомления с новыми товарами в Интернете практически безграничны. Например, при покупке дома или земельного участка вы можете детально просмотреть сотни и тысячи предложений, тогда как в случае физического объезда объектов, вы могли бы посмотреть от силы десятки предложений. Тоже касается и других товаров. Всё это является несомненным плюсом Интернет-торговли, которая уже сейчас занимает 14% от всего объёма торговли, а в будущем быстро перевалит за 50%.

Однако имеются и недостатки: во-первых, это затруднение выбора при наличии тысяч предложений по тому или иному товару "глаза разбегаются" и сделать правильный выбор трудно.

Во-вторых, это возможность НАВЯЗЫВАНИЯ вам товаров, которые не особенно нужны или вообще не нужны.

В-третьих, подлинная интернет-торговля возможна только при онлайновых платежах, а сейчас во всём мире средства защиты и безопасности интернет-платежей существенно отстают от возможностей взлома всевозможных платёжных систем. Это соревнование преступного посягательства на ваши средства и средства защиты продолжится и в будущем, но видимо, обеспечить полную безопасность онлайновых платежей принципиально невозможно, что составляет существенный минус экономического аспекта использования Интернета.


Беседу вел А.Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Архітектура постмодернової вигадки

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

После капитализма: виртуальная футуристика

Дмитрий Кракович, социолог, директор исследовательского центра DK Media Research & Consulting

Это заблуждение – считать интернет пространством, достаточно свободным от внешнего мира

Дмитрий Голубов, лидер Интернет Партии Украины

Интернет – это средство, и как любое средство оно может быть бесполезным, как «Кольт» с заевшим барабаном

Анатолий Гришин, аналитик, airdogs.net

Контролировать огромное количество источников информации в Интернете невозможно и бессмысленно

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Суть не в тому, як Мережа маніпулює свідомістю, а в тому, як нею можуть маніпулювати учасники Мережі

Артем Афян, керуючий партнер ЮК Юскутум, що представляє інтереси порталу EX.UA

На Інтернет може спиратися, як демократія, так і тоталітарна держава

Валерий Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Принципы взаимодействия Интернета и бизнеса просты: бизнес должен жить в Интернете, точно так же, как он живет на улицах города

Андрей Колодюк, Young Global Leader of World Economic Forum

Для того чтоб «зажечь» людей, совершить революцию или переворот используют информацию

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Интернет способен взрывать неустойчивые общества

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Пока Интернет это дикое поле и человечество не научилось с ним работать

Юнона Лотоцкая (ранее Ильина), ведущий научный сотрудник лаборатории Новых информационных технологий обучения Института психолог

Виртуальный мир в Украине только начинает строиться

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

Мы скорее выходим из общества знания, чем приходим к нему

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Говорити про торжество нетократії в Україні зарано

Микола Ожеван, головний науковий співробітник відділу досліджень інформаційного суспільства та інформаційних стратегій Національного Інституту стратегічних досліджень, д.ф.н., професор

Традиційні моделі управління сьогодні стають неефективними

Сергій Дацюк, философ

Становление нетократии

Эллина Шнурко-Табакова, издатель ИД «СофтПресс», член правления ИнАУ, председатель правления Ассоциации предприятий Информационных технологий Украины, председатель комитета по защите свободы слова и прав человека Интернет Ассоциации Украины

Социальная сеть – это программно-аппаратное средство, оно не может сделать революцию

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Интернет – это, прежде всего, поле и средство социальной коммуникации

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,179