В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Нетократия. Что это такое? Этот термин был придуман в редакции журнала «Wired» в начале 1990-х. как сочетание Сети и власти, Интернета и аристократии. В этом слове содержится намек на появление глобального высшего класса, новой правящей элиты, основа влияния которой – знания и онлайновые технологии, в отличие от промышленной и финансовой буржуазии, чье значение постепенно снижается. В русскоязычное пространство Интернета словосочетание вошло в 2000 году вместе с книгой шведских писателей Яна Зодерквиста и Александра Барда, которая так и называлась: «Netoкратия».

Более 10 лет назад, в эпоху эйфории от Интернета, быстрого взлета компаний- доткомов (от англ. dot-com – точка-ком), все, что написано было в этой книге, воспринималось как откровение. Но, как мы помним, вскоре акции доткомов на ведущих мировых торговых площадках лопнули, мы пережили «рубежный» 2000, а Интернет оказался перегружен быстро нарастающими массивами информации. За 15 лет мы перешли от ситуации, когда стоимость коммуникации была главным препятствием, к ситуации, когда сама дешевизна и изобилие информации стали создавать ранее незнакомые трудности.

В очередной раз человечество столкнулось с тем, что коммуникация – это, конечно, хорошо, но этого «хорошо» не должно быть слишком много. На фоне неразберихи с авторскими правами и потоками неточной, некачественной информации, своевременное получение точной и нужной информации катастрофически затрудняется. Проблема «слишком много информации», которая раньше была знакома лишь крупным руководителям прошлого, сегодня распространилась повсюду.

Сегодня Интернет изменил очень многое, да почти все. Производственные процессы – теперь мы можем работать, находясь где угодно, создавая прямо на дому виртуальные офисы; экономику – где все большее значение приобретает виртуальная собственность и оборот «электронных» денег. Видоизменяется само понятие культуры – расширяются границы совместного творчества, произведения распространяются через специальные сети. Нарастает обмен знаниями (мы являемся читателями и одновременно – редакторами той же «Википедии»). Более доступными становятся человеческие контакты, быстрее и чаще завязываются отношения между людьми (появились социальные сети, чаты и форумы). Благодаря блоггерству, сетевым изданиям, хакерам, «Викиликсу» политикам все сложнее «прятать скелеты в шкафу». Государства, корпорации и граждане сегодня почти полностью «оцифрованы», Сеть позволяет получить доступ ко многим их былым секретам. Информацию стало трудно утаить, а обладание информацией – это и есть власть.

Развитие Интернета позволило перенести подготовку политических кампаний, сбор средств и агитацию в Сеть. Кандидаты, политические партии и организации связываются с избирателями через свои веб-сайты, электронную почту, социальные сети, и эта электронная связь значит для них очень многое. В то же время, несмотря на развитие голосования в онлайне, и выход в Интернет политических партий роль Сети в формировании политики остается неясной. Сеть оказывает влияние на политику и помогает лучше понять ее, но при этом информационные технологии все еще мало помогают избирателям в том, чтобы усилить свое влияние на органы власти.

А ведь еще совсем недавно на Интернет возлагались колоссальные надежды как на «инструмент, который должен способствовать окончательному триумфу демократии»... Вместо этого мы получили «смену ролей» государства, парламентской демократии, политических партий, да и всей политики как таковой.

«ДИАЛОГ.UA» предлагает оценить и проанализировать плюсы и минусы развития Интернета, обсудить тенденции, которые порождает виртуальная реальность, проникая в реальность обыденную и повседневную. Интернет и виртуальная реальность не только прошлое и настоящее, но и будущее. Как известно, последняя встреча в Давосе включала в себя панель об Интернет-образовании. Бизнес и просвещение в Сети пересекаются все чаще. Как эти явления взаимосвязаны с тем, что происходит в реальном мире? Что последует за дальнейшим развитием виртуального образования? Кто и когда станет «властелином Сети», и кому на самом-то деле нужна, утверждающаяся на наших глазах «нетократия»?

Свернуть

Сегодня Интернет изменил очень многое, да почти все. В тоже время, человечество столкнулось с тем, что коммуникация – это, конечно, хорошо, но этого «хорошо» не должно быть слишком много. На фоне неразберихи с авторскими правами и потоками неточной, некачественной информации, своевременное получение точной и нужной информации катастрофически затрудняется. Проблема «слишком много информации», которая раньше была знакома лишь крупным руководителям прошлого, сегодня распространилась повсюду.

Еще совсем недавно на Интернет возлагались колоссальные надежды как на «инструмент, который должен способствовать окончательному триумфу демократии»... Вместо этого мы получили «смену ролей» государства, парламентской демократии, политических партий, да и всей политики как таковой.

«ДИАЛОГ.UA» предлагает оценить и проанализировать плюсы и минусы развития Интернета, обсудить тенденции, которые порождает виртуальная реальность, проникая в реальность обыденную и повседневную.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Виртуальный мир в Украине только начинает строиться

26 апр 2013 года
Чем для Украины является Интернет? Существуют ли какие-то правила, законы его функционирования? Движемся ли мы в сторону «нетократии»?

Давайте начнем с психологии. В самом начале я хочу назвать несколько фамилий. Фамилия первая – это Уолтер Липпман, известный американский журналист. Чем он интересен? Он придумал оригинальную концепцию формирования общественного мнения – ввел такое научное понятие как общественный стереотип. Он считает, что люди живут по стереотипам, то есть по определенным нормам, традициям. И чтобы выйти за рамки стереотипов, человеку нужны серьезные усилия. К Липпману мы еще вернемся.

Теперь переходим к такой фамилии, как Макс Вебер, – это известный одновременно социолог, политолог, историк и экономист – разносторонний ученый. Он утверждал, что для общества характерны три вещи: первое, что люди действуют осмысленно, второе – у них есть ориентация на реакцию других людей, то есть мы все время хотим угадать, чего хотят другие и третье – мы взвешиваем, как нам быть в связи с этим.

Общество состоит из людей. Когда встречается человек, способный осмыслить, угадать и сориентироваться на реакцию других быстрее и точнее, то такое общество будет более «продвинутое». Как «растить» таких пассионариев (версия названия этих людей по Л.Гумилеву)? В тех странах, где людей, которые осмысливают и ориентируются на ожидание других много, и если эти люди видят, например, перспективы современности – сегодня это - использование Интернета, там виртуальное сообщество развивается быстрее.

У нас же сейчас общество ориентированно на быстрый заработок и власть, а Интернет – не является приоритетом, и он до сих пор не такой массовый. У нас массово пользуются Интернетом в основном жители больших городов-милионников, а численность пользователей по всей стране, хотя она каждый год удваивается, должна быть около 40% на сегодня (по данным ГОССТАТА это 5 млн., а по данным маркетинговых агентств – около 20 млн.человек, я наиболее доверяю данным GfK Ukraine – 39%.

Исходя из вышесказанного - люди будут делать так, как делают другие, Вебер говорил, что для того, чтобы усилить эту повторяемость, нужны активные действия власти. И у Вебера есть три типа легитимизации власти. Есть тип харизматический, – это, когда есть пассионарий, – человек, который гениально понимает и ведет других, не поясняя, что и зачем они делают. Вот, например, у Гугла в начале был такой харизматический стиль управления, – у нас такого пока нет, и это означает, что вслед за харизматичными людьми сейчас в Интернет никто не ходит. Может и будут какие-то харизматики, которые будут внедрять Интернет в Украине, но они это будут делать для себя, и будут мессии, которые будут рассказывать, как это хорошо и просвещать других, но на уровне страны пока % харизматического вовлечения в Интернет небольшой, страхи и опасения, из-за неумений – незнаний, пока что гораздо больше «мифических» выгод виртуальности. Это нормально, что люди, сталкиваясь с новым, обычно боятся. Это живая реакция, нормального взрослого человека. У молодежи такого страха перед Интернетом нет.

Второй тип, по Веберу, – это традиционный, это когда у нас есть традиции и мы живем так, как жили вчера. Таких людей у нас большинство и это означает, что вчера еще Интернета не было и что вряд ли я сразу осмыслю все выгоды и преимущества, которые дает мне Интернет.

И третий – рациональный. Рациональный – это когда я могу четко разумно мыслить и понять, что хорошо, а что плохо. Обычно такой тип не воюет с ветряными мельницами и не устраивает харизматические войны, и не говорит, что следующая эпоха должна быть эпохой медиа-пространства. Это – бизнес-сектор, люди, чётко понимающие возможности и опасности интернет-реальности, и умеющие управлять ею. Для них интернет снимает границы – мир становится размером с твой ноутбук.

Поэтому сейчас у нас будут и такие харизматики + рационалисты, – они будут в передовых областях общества - науке, бизнесе, общественных организациях, просветителями. Будут и традиционные: куда все, туда и мы.

У лидера Сингапура, бывшего премьер-министра Ли Куан Ю есть хорошая фраза: «Мир разделяется на две реки – быструю и мертвую». Мы, скорее, входим в мертвую реку, чем в быструю, что меня лично очень огорчает. Это значит, что наше интернет-общество разделится по возрастному признаку. Культура пользования Интернетом у нас, пока что, не слишком высока. Например, мы в институте психологии имени Г.С.Костюка НАПН Украины разрабатываем новые технологии обучения, дистанционные курсы, проводим исследования, и видим, что даже в передовой среде еще до интернет-грамотности далеко.

Вернемся теперь к Липпману. Он говорил о том, что общественное мнение делится на общественное мнение с маленькой буквы (мои знания о мире) и Общественное мнение с большой буквы (псевдомир, виртуальный мир, который предполагает какие-то нормы и правила), и в Украине пока что не создано ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ, этот виртуальный мир, у нас пока нет стереотипов нового мышления и мало мы знаем прототипов, по которым мы бы могли развиваться. А любое проектирование, новая реальность возникает по прототипам. Будем реалистами – всё так, как сегодня, не будет, перемены неизменны, вопрос, кто их возглавляет.


Какие угрозы таят в себе Интернет и социальные сети для традиционного национального государства? По каким правилам идут бои в Интернет и кто солдаты этой войны? Каковы должны быть меры сетевой государственной безопасности?

На самом деле войны сейчас будут проходить те, которые ведет весь мир, и здесь есть несколько стадий, как и у всех подобных игр в Интернете. Мне нравится этапность, предложенная В.Леви:

1 фаза СОЗРЕВАНИЕ – подготовительная, накопительная, скрытая стадия, – когда собираются потенциал, идеи, когда люди подспудно готовятся к чему-то. Кто это делает? Те люди, которые умеют осмыслить происходящее и чувствуют настроение других. Это делают те рефлексивные управляющие, которые умеют сочетать в себе осмысление и угадывание, прощупывание того, чего сейчас нужно людям. Например, Интернет-мемы, популярные «приколы» о том, что Украина такая-то, Россия такая-то, президент такой-то и так далее – возникают ежечасно в огромном количестве, и не все становятся популярными – «не выстреливают», но усиливают тренды – течения общественной мысли. Как пример, для иллюстрации всех фаз – зарождение христианства

2 фаза – СПИЧКИ В ДРОВАХ. Происходит какой-то инцидент, вспышка, инициирующая активный разворот событий. Например, распятие Христа - было таким актом для христианства.

От масштаба вовлеченности, от того, сколько инициирующее событие сможет захватить людей, и зависит время наступления третьей стадии ЭКСПАНСИИ – распространение. Каким образом происходит распространение? Когда первый взрыв активности прошел, о нем начинают рассказывать, запускается активный мем - информационный вирус, и начинается что-то, подобное распространению вируса. Мы начинаем говорить (это начальная стадия), и заканчиваем, когда структурируются разные направления новой идеи, например, православие, католицизм, в нашем примере. То есть, эта волна делится на несколько волн, проходя сквозь многих мемоносителей - она искажается. Целью успешного управленца данным событием, если предположить, что есть управляющий, будет выделить какую-то одну, самую ВАЖНУЮ волну, а остальные – будут лишь отвлекающими, поддерживающими, усиливающими основную ветку.

И четвертая стадия – это ЛОКАЛИЗАЦИЯ. ТО, что останется после разделения и угасания СИЛЬНЫХ первых волн. Разветвился христианский мир на несколько Церквей или обрядов, произошла их локализация, момент, когда фиксируется эта норма, – это и есть четвертая стадия. Не все управляемые идеи доходят до нее. Можно предположить, что большее количество.

Сегодня Украинский Виртуальный мир не выглядит управляемым единой политикой, едиными принципами. Пока что этот процесс выглядит хаотичным и эклектично копирующим чужие мемы.


В наше время противоборство между различными центрами силы носит во многом информационный характер. Насколько реально то, что традиционные политические партии уйдут с политической сцены, а им на смену придут «сетевые партии», лидерами которых будут, например, известные блоггеры?

Интернет – это виртуальная реальность, и она является проекцией «реальной» реальности. Поэтому в Интернете будут все те же «комнаты», которые есть в реальной реальности. Будут комнаты светлые и радостные, будут патологические, будут левые и правые, реальные – идеальные и придуманные. Но все это часть виртуального отображения реального мира.

Интересным был бы анализ нашего интернета. Мы делали анализ психологических особенностей – как меняет интернет взрослых. Часть выводов в том, что Интернет, как и всякое новое знание, несет в себе, определенные угрозы. Он меняет людей. Он повышает супер-потребление, создает новые супер-эмоции, требует супер-производительности или супер-скорости, чтобы успеть отреагировать на изменения.

А что касается противоборства между государствами, – есть иллюзия, что интернет-Украина пока еще не игрок. Хотя, если взять статистику, то Украина занимает одно из первых мест по кибер-атакам. У украинских программистов довольно высокий уровень знания, но это все же избранные, единицы, а не общая культура.

Интернет-культура Украины пока что формируется, и психология пользования Интернетом пока что реактивная – реагирующая на, отражающая.


Автор книги «Нетократия» Александр Бард утверждает, что страны, которые сейчас предоставляют широкополосный доступ в Интернет для 80–90% населения, станут самыми богатыми через 15 лет. Сейчас это Корея, Израиль, Скандинавия. Почему так важен доступ в Интернет? Что это, новый канал коммуникации или «базис» будущей системы управления?

Я поддерживаю это мнение. Есть исследование, которое англичане проводили, что пенсионеры, которые пользуются Интернетом и социальными сетями – гораздо здоровее, гораздо качественнее живут. То есть, психологическое качество жизни повышается. У англичан есть пословица, что в Англии каждый город – это Лондон. Конечно, такая пословица возникла не из-за Интернета, но Сеть делает ее все более близкой к реальности. Интернет делает каждый город, поселок или хутор – столицей мира. ЕСЛИ мы умеем этим пользоваться. А вот если бы в Украине каждый город был Киевом, если бы везде был широкополосный Интернет – безусловно, возможностей у людей было бы больше. Это был бы большой шаг к просвещению.

Но вот, даже если бы доступ и был, то кто и чем пользовался бы – тоже вопрос. То есть, с тем, что Интернет развивает людей – я с этим согласна.

Я считаю, что Интернет – это канал трансляции. Трансляции чего? Транслировать можно все: нормы, какие-то управленческие воздействия. То есть, я могу транслировать все, что угодно, и именно транслировать, а не коммуницировать. Интернет меняет наш мир, развивает определенное мышление, развивает децентрацию.


Как известно, на последней встрече в Давосе много времени было посвящено Интернет-образованию. Чем оно так привлекательно?

Интернет-образование – это отличная возможность повысить свой уровень знаний. Сейчас несколько ведущих университетов мира открыли доступ к онлайн-лекциям. Вам нужен только язык - или даже проще! - терпение, перевести лекцию автопереводчиками. Это ведет к тому, что уровень образования может быстро расти. А это дает толчок определенному развитию, но в каком направлении образование будет развиваться?

Проблема у нас в чем? Мы развиваемся в суперпотреблении, в суперпроизводстве, но выпадаем в «псевдовыбор» - по причине низкой культуры вообще. Имея возможность пользоваться Интернетом, но не умея им пользоваться, мы выбираем то же самое, что выбираем в жизни. Поэтому Интернет сам по себе человека не меняет по сути – это как раньше были колеса деревянные, сейчас суперлегкие сплавы и качук – но смысл колеса – круг на оси – не поменялся. Усложнился, но не изменился. Изменение – это поезд на воздушной подушке. Когда Виртуальная реальность позволит нам выйти в такие изменения? Но возможность такую несет в себе – из-за доступа к лучшему, глобализации информации и пр.

Поэтому, Интернет-культура и обучение тому, как пользоваться Интернетом, –важные вещи. А иначе люди сворачивают к псевдовыбору, они не выходят на реальный выбор, кажется, что они выбирают, но просто воспроизводят нормы - «делают как все».

Если не будет специального Интернет-образования, то есть, знания, как пользоваться Интернетом, что он может дать, как развивать культуру общения – его влияние будет формальным (помните колесо?), хотя сегодня и такое развитие будет полезным нашему обществу.


Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Архітектура постмодернової вигадки

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

После капитализма: виртуальная футуристика

Дмитрий Кракович, социолог, директор исследовательского центра DK Media Research & Consulting

Это заблуждение – считать интернет пространством, достаточно свободным от внешнего мира

Дмитрий Голубов, лидер Интернет Партии Украины

Интернет – это средство, и как любое средство оно может быть бесполезным, как «Кольт» с заевшим барабаном

Анатолий Гришин, аналитик, airdogs.net

Контролировать огромное количество источников информации в Интернете невозможно и бессмысленно

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Суть не в тому, як Мережа маніпулює свідомістю, а в тому, як нею можуть маніпулювати учасники Мережі

Артем Афян, керуючий партнер ЮК Юскутум, що представляє інтереси порталу EX.UA

На Інтернет може спиратися, як демократія, так і тоталітарна держава

Валерий Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Принципы взаимодействия Интернета и бизнеса просты: бизнес должен жить в Интернете, точно так же, как он живет на улицах города

Андрей Колодюк, Young Global Leader of World Economic Forum

Для того чтоб «зажечь» людей, совершить революцию или переворот используют информацию

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Интернет способен взрывать неустойчивые общества

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Пока Интернет это дикое поле и человечество не научилось с ним работать

Дмитрий Терехов, Сопредседатель Общероссийской общественной организации "Журналисты России"

Интернет-структуры становятся важными инструментами влияния на власть и политику

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

Мы скорее выходим из общества знания, чем приходим к нему

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Говорити про торжество нетократії в Україні зарано

Микола Ожеван, головний науковий співробітник відділу досліджень інформаційного суспільства та інформаційних стратегій Національного Інституту стратегічних досліджень, д.ф.н., професор

Традиційні моделі управління сьогодні стають неефективними

Сергій Дацюк, философ

Становление нетократии

Эллина Шнурко-Табакова, издатель ИД «СофтПресс», член правления ИнАУ, председатель правления Ассоциации предприятий Информационных технологий Украины, председатель комитета по защите свободы слова и прав человека Интернет Ассоциации Украины

Социальная сеть – это программно-аппаратное средство, оно не может сделать революцию

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Интернет – это, прежде всего, поле и средство социальной коммуникации

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,083