В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Нетократия. Что это такое? Этот термин был придуман в редакции журнала «Wired» в начале 1990-х. как сочетание Сети и власти, Интернета и аристократии. В этом слове содержится намек на появление глобального высшего класса, новой правящей элиты, основа влияния которой – знания и онлайновые технологии, в отличие от промышленной и финансовой буржуазии, чье значение постепенно снижается. В русскоязычное пространство Интернета словосочетание вошло в 2000 году вместе с книгой шведских писателей Яна Зодерквиста и Александра Барда, которая так и называлась: «Netoкратия».

Более 10 лет назад, в эпоху эйфории от Интернета, быстрого взлета компаний- доткомов (от англ. dot-com – точка-ком), все, что написано было в этой книге, воспринималось как откровение. Но, как мы помним, вскоре акции доткомов на ведущих мировых торговых площадках лопнули, мы пережили «рубежный» 2000, а Интернет оказался перегружен быстро нарастающими массивами информации. За 15 лет мы перешли от ситуации, когда стоимость коммуникации была главным препятствием, к ситуации, когда сама дешевизна и изобилие информации стали создавать ранее незнакомые трудности.

В очередной раз человечество столкнулось с тем, что коммуникация – это, конечно, хорошо, но этого «хорошо» не должно быть слишком много. На фоне неразберихи с авторскими правами и потоками неточной, некачественной информации, своевременное получение точной и нужной информации катастрофически затрудняется. Проблема «слишком много информации», которая раньше была знакома лишь крупным руководителям прошлого, сегодня распространилась повсюду.

Сегодня Интернет изменил очень многое, да почти все. Производственные процессы – теперь мы можем работать, находясь где угодно, создавая прямо на дому виртуальные офисы; экономику – где все большее значение приобретает виртуальная собственность и оборот «электронных» денег. Видоизменяется само понятие культуры – расширяются границы совместного творчества, произведения распространяются через специальные сети. Нарастает обмен знаниями (мы являемся читателями и одновременно – редакторами той же «Википедии»). Более доступными становятся человеческие контакты, быстрее и чаще завязываются отношения между людьми (появились социальные сети, чаты и форумы). Благодаря блоггерству, сетевым изданиям, хакерам, «Викиликсу» политикам все сложнее «прятать скелеты в шкафу». Государства, корпорации и граждане сегодня почти полностью «оцифрованы», Сеть позволяет получить доступ ко многим их былым секретам. Информацию стало трудно утаить, а обладание информацией – это и есть власть.

Развитие Интернета позволило перенести подготовку политических кампаний, сбор средств и агитацию в Сеть. Кандидаты, политические партии и организации связываются с избирателями через свои веб-сайты, электронную почту, социальные сети, и эта электронная связь значит для них очень многое. В то же время, несмотря на развитие голосования в онлайне, и выход в Интернет политических партий роль Сети в формировании политики остается неясной. Сеть оказывает влияние на политику и помогает лучше понять ее, но при этом информационные технологии все еще мало помогают избирателям в том, чтобы усилить свое влияние на органы власти.

А ведь еще совсем недавно на Интернет возлагались колоссальные надежды как на «инструмент, который должен способствовать окончательному триумфу демократии»... Вместо этого мы получили «смену ролей» государства, парламентской демократии, политических партий, да и всей политики как таковой.

«ДИАЛОГ.UA» предлагает оценить и проанализировать плюсы и минусы развития Интернета, обсудить тенденции, которые порождает виртуальная реальность, проникая в реальность обыденную и повседневную. Интернет и виртуальная реальность не только прошлое и настоящее, но и будущее. Как известно, последняя встреча в Давосе включала в себя панель об Интернет-образовании. Бизнес и просвещение в Сети пересекаются все чаще. Как эти явления взаимосвязаны с тем, что происходит в реальном мире? Что последует за дальнейшим развитием виртуального образования? Кто и когда станет «властелином Сети», и кому на самом-то деле нужна, утверждающаяся на наших глазах «нетократия»?

Свернуть

Сегодня Интернет изменил очень многое, да почти все. В тоже время, человечество столкнулось с тем, что коммуникация – это, конечно, хорошо, но этого «хорошо» не должно быть слишком много. На фоне неразберихи с авторскими правами и потоками неточной, некачественной информации, своевременное получение точной и нужной информации катастрофически затрудняется. Проблема «слишком много информации», которая раньше была знакома лишь крупным руководителям прошлого, сегодня распространилась повсюду.

Еще совсем недавно на Интернет возлагались колоссальные надежды как на «инструмент, который должен способствовать окончательному триумфу демократии»... Вместо этого мы получили «смену ролей» государства, парламентской демократии, политических партий, да и всей политики как таковой.

«ДИАЛОГ.UA» предлагает оценить и проанализировать плюсы и минусы развития Интернета, обсудить тенденции, которые порождает виртуальная реальность, проникая в реальность обыденную и повседневную.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Это заблуждение – считать интернет пространством, достаточно свободным от внешнего мира

29 май 2013 года
Что это за новое понятие – нетократия? Существуют ли какие-то правила, законы функционирования общества, управляемого с помощью сетевых инструментов? Находится ли Украина под властью «нетократии»?

Нетократия – это идея, что люди, распоряжающиеся электронными сетевыми ресурсами (в первую очередь, интернетом), в недалеком будущем станут реальными властителями мира, потеснив старые элиты.

Если вспомнить историю социальной мысли, то уже были весьма похожие идеи, возникшие во второй половине двадцатого века – менеджеризм и телекратия. В первой из них такая роль пророчилась стремительно развивающемуся классу менеджеров, как реальных распорядителей экономических ресурсов. Понятно, что собственниками являются не они, а инвесторы/владельцы, но реальное управление ресурсами осуществляют менеджеры. Но смены элиты не произошло: часть менеджеров высшего эшелона вошла, вероятно, в состав мировых элит, а большая часть менеджеров просто составляет высшие и средние классы.

В концепции телекратии считалось, что ключевые работники СМИ (в первую очередь, телевидения), способны стать новой альтернативной властью в обществе, поскольку журналисты и редакторы – носители прогрессивных идей – могут напрямую коммуницировать с людьми через свои каналы. Но реальность показала, что такого не будет. У частных собственников и государства есть экономические, и не только, каналы давления на СМИ. Как это делается на постсоветском пространстве – хорошо известно. Но и в США, например, независимые СМИ на сегодня составляют крайне незначительную долю. О реальной заангажированности или незаангажированности общенациональных телесетей в Америке можно судить хотя бы потому, что они иногда «дискутируют» друг с другом по экономическим и социальным вопросам, но едины в освещении важных внешнеполитических проблем.

Концепция нетократии отличается тем, что доступ к сетевым ресурсам возможен практически для каждого, практически «с нуля». Необходим лишь собственный интеллектуальный ресурс чтобы стать в сети создателем, а не только потребителем. Но, пророча реальную власть создателям в сети, авторы и апологеты нетократии, скорее, выдают желаемое за действительное. Это заблуждение – считать интернет пространством, достаточно свободным от внешнего мира. Прежде всего, интернет существует физически посредством серверов и каналов связи между ними, а серверы и каналы связи находятся в юрисдикции тех или иных государств, которые располагают правовыми механизмами влияния на владельцев серверов и средств передачи. Связь между государствами и нынешними властвующими элитами вряд ли необходимо объяснять.

Лучшая иллюстрация – инцидент с Джулианом Ассанжем и его ресурсом «Викиликс». На сегодня ресурс возобновил свою работу, и Ассанж тоже не в тюрьме, но этот случай показал, что где бы физически не находился хостинг, и где бы физически не жили владельцы и сотрудники ресурса, их можно легально «достать». И кто выйдет победителем в следующей подобной схватке – не известно.

Даже в самых «свободных» западных странах необходимость подобного влияния на интернет может быть легально обоснована «угрозой терроризма», или «борьбой с детской порнографией», или «контролем над соблюдением авторских прав». Но это уже крайние открытые меры воздействия. Основное влияние действующих элит на интернет осуществляется косвенно. Могут ли основатели мощнейших сетевых ресурсов (таких как «Фейсбук» и другие) свободно определять политику развития своих ресурсов? Нет, уже не могут. С тех пор как получили сторонние инвестиции на развитие своих проектов. Теперь стратегия развития определяется коллегиально. Вспомните, как один из основателей «Эппл» – Стив Джобс – был уволен из своей же компании инвесторами, им же привлеченными, из-за серьезных стратегических разногласий. Его приняли обратно только спустя большой период времени.

Если покопаете, кто там в инвесторах глобальных сетевых ресурсов и провайдеров, то, возможно, выйдете на «хвосты» представителей нынешних элит. Контроль через собственность – через владение или совладение – это «внеполитический» и «внеюридический», малозаметный для общественности контроль.

Как одно из следствий, например, создание и функционирование на базе социальных сетей некоего «всемирного гражданского общества» с политическими целями, идущими вразрез с целями глобальных мировых элит – сложная задача.

А насчет «демократичных» популярных интернет-ресурсов, например «Википедии», которая существует за счет частных взносов – их тоже можно контролировать: в «Википедии» важная информация легко манипулируется. Компании и частные лица через специально нанимаемых людей или агентств отслеживают появление негатива на страницах о себе в «Википедии», но, часто, не удаляют ее просто так (это легко замечают модераторы-волонтеры), а переформулируют в нужном ключе, «опровергая» ее рядом фактов или псевдо-фактов, так что негатив нейтрализуется по всем правилам ресурса.

Поэтому, нетократия – это только возможность гораздо большего влияния, чем раньше, на мировые процессы общественностью, группами или отдельными людьми, находящимися на сегодня далеко от ядра мировых элит. Но возлагать на нее одну надежды о серьезном перераспределении властных ресурсов в мире – чересчур романтично.


Автор книги «Нетократия» Александр Бард уверен, что страны, которые сейчас предпринимают усилия, чтобы предоставить широкополосный доступ в Интернет для 80–90 % населения, станут самыми богатыми через 15 лет. Сейчас это Корея, Израиль, Скандинавия. Зачем и кому нужен доступ в Интернет? Да и сам Интернет – это новый канал коммуникации или «базис» новой системы управления?

Известный факт, что легкость и скорость реализации деловых процессов способствуют экономическому росту. Интернет, к тому же, еще и финансово удешевляет эти процессы. Уже все это дает «фору» странам с хорошим интернетом.

Есть еще другое достоинство интернета – он позволяет легко действовать глобально. Информационные порталы мирового значения, уникальные по наполнению онлайн-журналы, интернет-сервисы (телекоммуникационные, в первую очередь) могут быть запущены как из экономически развитых Соединенных Штатов, так и из Украины – относительное равенство здесь существует. Необходимы лишь, в первую очередь, хорошие идеи и талант в их реализации. Я говорю об «относительном равенстве», потому что существуют еще умения, которые дает специальное образование, и широта кругозора, что дает культура страны в целом.

Интернет – это шанс для многих людей, а, может быть, и некоторых стран, вырваться вперед в глобальной конкуренции. Но, одним интернетом «сыт не будешь», есть и другие факторы богатства страны: природные ресурсы, географическое положение, развитость каких-то индустрий, международные экономические связи и пр., и интернет как индустрия играет здесь далеко не первую роль.

В качестве же прообраза некоторой системы управления отдельные аспекты организации интернета могут быть использованы. Но в целом, система управления обществом – значительно более многомерная система, чем интернет, и базис ее лежит в психологии человека, а не в идеологии созданных им механизмов-технологий (т.е., интернета).


Как известно, начало революции в арабских странах связывается с победой социальных сетей: сети их породили, организовали… В других странах также наблюдалась ситуация, когда внешнее воздействие шло посредством Сети. Как вам кажется, в состоянии ли кто-то посредством Интернета и манипуляций общественным мнением довести отдельно взятую страну до революции? В рамках, например, выполнения чьих-то внешних, геополитических задач?

Сами социальные сети ничего не «породили» – они были использованы как уникальный инновационный инструмент для быстрой и скрытой мобилизации людских масс. Революции были вызваны рядом социальных и политических (в том числе, внешнеполитических) факторов, а не стадией развития интернета. Но те, кто эти революции организовывал, выбрали средство коммуникации очень четко. Если бы украинская «оранжевая революция» происходила сейчас, очень возможно, что интернет был бы использован в таком же качестве и с не меньшей полнотой.

После событий в арабских странах, думаю, редкое правительство не предприняло никаких действий или хотя бы не задумалось о контроле над интернетом со стороны своих служб государственной безопасности (если ранее это уже не делалось). Действия тут могут быть разные: от простого ограничения или запрета (в Китае, например, «Фейсбук» запрещен, а «Гугл» вынужден сотрудничать с властью фильтруя результаты поиска), до «умного», как, например, в США, сканирования интернета (и гласно, и не гласно).

Повторить подобный «трюк» с использованием социальных сетей в целях революции где-нибудь в следующий раз будет гораздо сложнее – потребуется придумывать что-то новое. Но сети богаты на возможности, даже если говорить только про уже существующие и использующиеся технологии. Например, анонимные зашифрованные сети (которые составляют один из пластов так называемого «скрытого интернета»).

Беседовала Татьяна Гребнева

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Архітектура постмодернової вигадки

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

После капитализма: виртуальная футуристика

Дмитрий Голубов, лидер Интернет Партии Украины

Интернет – это средство, и как любое средство оно может быть бесполезным, как «Кольт» с заевшим барабаном

Анатолий Гришин, аналитик, airdogs.net

Контролировать огромное количество источников информации в Интернете невозможно и бессмысленно

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Суть не в тому, як Мережа маніпулює свідомістю, а в тому, як нею можуть маніпулювати учасники Мережі

Артем Афян, керуючий партнер ЮК Юскутум, що представляє інтереси порталу EX.UA

На Інтернет може спиратися, як демократія, так і тоталітарна держава

Валерий Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Принципы взаимодействия Интернета и бизнеса просты: бизнес должен жить в Интернете, точно так же, как он живет на улицах города

Андрей Колодюк, Young Global Leader of World Economic Forum

Для того чтоб «зажечь» людей, совершить революцию или переворот используют информацию

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Интернет способен взрывать неустойчивые общества

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Пока Интернет это дикое поле и человечество не научилось с ним работать

Юнона Лотоцкая (ранее Ильина), ведущий научный сотрудник лаборатории Новых информационных технологий обучения Института психолог

Виртуальный мир в Украине только начинает строиться

Дмитрий Терехов, Сопредседатель Общероссийской общественной организации "Журналисты России"

Интернет-структуры становятся важными инструментами влияния на власть и политику

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

Мы скорее выходим из общества знания, чем приходим к нему

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Говорити про торжество нетократії в Україні зарано

Микола Ожеван, головний науковий співробітник відділу досліджень інформаційного суспільства та інформаційних стратегій Національного Інституту стратегічних досліджень, д.ф.н., професор

Традиційні моделі управління сьогодні стають неефективними

Сергій Дацюк, философ

Становление нетократии

Эллина Шнурко-Табакова, издатель ИД «СофтПресс», член правления ИнАУ, председатель правления Ассоциации предприятий Информационных технологий Украины, председатель комитета по защите свободы слова и прав человека Интернет Ассоциации Украины

Социальная сеть – это программно-аппаратное средство, оно не может сделать революцию

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Интернет – это, прежде всего, поле и средство социальной коммуникации

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,144