В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Идея соблюдения прав человека восходит к передовым достижениям политической мысли Европы 17-18 веков, а также к деятелям Просвещения, таким как Локк, Бентам и Руссо, хотя они и не сформулировали ее конкретно.

В 20-м веке создание ООН стало значительным шагом к улучшению ситуации с правами человека во всем мире. На то время их соблюдение пребывало в ужасном состоянии из-за двух мировых войн.

В 2013 году исполняется 65 лет со дня принятия ООН Всеобщей Декларации Прав Человека. Документ предложил мировую доктрину фундаментальных человеческих прав, заявляя о достоинстве личности независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических убеждений или иных мнений, национального или социального происхождения, имущества, места рождения или иных статусных различий. Декларация требовала обращения с людьми в соответствии с законом, говорила о праве на образование, работу и о праве обладания собственностью – все это было названо неотъемлемыми правами человека.

Однако все это время нарушения прав человека остаются широко распространенным явлением. Масштаб этой проблемы делает создание надежной защиты прав человека довольно трудным делом. Международные организации, такие как ООН, часто оказываются парализованными, столкнувшись с массовым насилием, а многие национальные правительства не желают эффективно защищать и отстаивать права человека, как на своей территории, так и за рубежом. Сегодня ни одно правительство не является последовательным борцом за человеческие права. Существует глубокая связь между кризисом политического развития страны и нарушениями прав человека, а также между соблюдением прав человека и благосостоянием общества.

Кризис политического развития, – это нездоровое явление - существует во многих странах, включая и Украину, и заметно ухудшает ситуацию с правами человека. За примерами не надо далеко ходить.

Так, Европейский Суд предложил Украине срочно реформировать законодательство и административную практику для того, чтобы обосновать ключевые вопросы организации и проведения мирных демонстраций, а также основания для их ограничения. Но украинские суды намерены игнорировать это решение Евросуда до принятия соответствующего закона.

Вместе с тем мы наблюдаем стремление реанимировать скандальный законопроект № 2450 «О порядке организации и проведения мирных мероприятий», который ограничивает свободу мирных собраний в Украине. Правозащитники считают, что украинские суды запрещают мирные собрания граждан на основании нормативных актов СССР.

Многие из опрошенных нами экспертов подчеркивают, что украинским властям следовало бы воздержаться от нарушения гражданских и политических прав человека, включая права на свободу слова, собраний и права на информацию. Вместо применения грубой силы к протестующим, проблемы следует решать демократическим путем, через диалог и расширение участия граждан в политике.

Для восстановления утраченного баланса требуется официальное признание того, что важны не только политические решения, но и сам политический процесс, который нужно проводить открыто, прозрачно, с участием общественности.

Экономическая глобализация подрывает права человека на национальном и даже на международном уровне. Рост мощных негосударственных игроков представляет сложную проблему для сферы прав человека. Международные соглашения по правам человека писались для защиты прав людей перед государством, и ни одно из них прямо не защищает их от негосударственных игроков. Государственное регулирование часто становится затруднительным или невозможным, а политикам не хватает воли, да и способностей что-то изменить к лучшему. Эти тенденции накладываются на сворачивание сфер деятельности государства, права человека приносятся в жертву борьбе с терроризмом и применению мер по борьбе с кризисами, которые либо нарушают, либо игнорируют человеческие права. Все это ведет к тому, что государство утрачивает способность гарантировать даже прожиточный минимум, и становится бессильным хоть что-то сделать с социальным неравенством.

Но, как известно, чем хуже государство защищает своих граждан, тем острее угроза распада государства и анархии.

Будут ли гражданские и политические права сохраняться и дальше? Какие проблемы при соблюдении прав человека появились за последние годы? Какие новые вызовы стоят перед нами сегодня? Как соблюдаются (и соблюдаются ли?) права человека в нашей стране? Возможно ли вообще существование структур легальности там, где легитимность нарушена в принципе? Эти вопросы требуют глубокого осмысления и открытого обсуждения.

Нельзя также исключать, что новые жизненные реалии потребуют сформулировать новые концепции прав человека, чтобы защитить человеческое достоинство и благополучие от новых серьезных угроз, ведь существующие нормы с этой проблемой не справляются. Ясно лишь одно: ни одна из новых проблем не должна привести к отказу от защиты гражданских и политических прав в их нынешнем виде.

Эти и многие другие вопросы, связанные с трансформацией подходов к соблюдению и защите прав человека, мы приглашаем обсудить на страницах «Диалог.UA»

Свернуть

В 2013 году исполняется 65 лет со дня принятия ООН Всеобщей Декларации Прав Человека. Документ предложил мировую доктрину фундаментальных человеческих прав, заявляя о достоинстве личности независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических убеждений или иных мнений, национального или социального происхождения, имущества, места рождения или иных статусных различий. Декларация требовала обращения с людьми в соответствии с законом, говорила о праве на образование, работу и о праве обладания собственностью – все это было названо неотъемлемыми правами человека.

Мы приглашаем обсудить вопросы, связанные с трансформацией подходов к соблюдению и защите прав человека на страницах «Диалог.UA».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Пока что мы понимаем демократию очень плоско и очень пошло

19 июн 2013 года
Последние пару лет западные правозащитники отмечают снижение рейтинга гражданских и политических свобод в Украине. Действительно ли у нас происходит ущемление свобод, или правозащитные организации выполняют некий заказ?

Я по образованию философ и стараюсь на жизнь смотреть более философски, нежели узко политически. Из курса философии я помню, что политика и право не могут быть выше двух вещей – уровня благосостояния и уровня культуры. То есть политико-правовая среда зиждется на уровне жизни граждан и зависит от общего уровня культуры. Поэтому когда говорят о катастрофе с правами граждан, я не верю – ведь у нас есть достаточно высокий базовый уровень культуры. И любое обвальное понижение прав будет встречено очень негативно всеми категориями граждан, будь то инженеры, писатели, депутаты, или торговцы, просто исходя из общекультурного генетического кода.

Да и уровень благосостояния у нас хоть и нельзя назвать оптимальным, но он, так сказать, щадящий. Когда говорят о низком благосостоянии, я спрашиваю: а сколько автолюбителей в Украине сдали свои номера?

В Греции, к примеру, только в Афинах сдавали номеров до ста тысяч в месяц. Просто чтобы не платить автомобильные налоги, и чтобы не было соблазна потратить последнюю копейку на последнюю заправку топливного бака. Но как я не старался найти подобную статистику по Украине – её нет. Поскольку и прецедентов нет. Зато рост продаж автомобилей у нас один из самых больших в Европе. И с учётом теневого сектора экономики, я не считаю уровень достатка наших граждан самым низким в Европе. Он, конечно, не выше, чем в Греции, но не ниже, чем в Болгарии и некоторых других странах Евросоюза. По крайней мере, на Майдане пока не было актов самосожжения, из-за невозможности оплатить коммунальные услуги, а в Болгарии было уже семь таких случаев.

Но я не рискнул бы утверждать, что у нас всё безупречно или просто нормально в сфере прав человека. Есть устаревшие законы, есть устаревший уголовный кодекс, который уже меняется. Но наиболее печально, что есть очень плохие традиции и большие проблемы с нашим социально-политическим генотипом – вредные гены есть и у общества, и у среднестатистической личности. И они влияют на формирование правовой среды.


Изменения в плане прав и свобод происходят не только у нас, но и в Европе, в Америке, всюду. Как меняется, так сказать, «глобальный правовой климат»?

В былые времена, отличие социалистической действительности от райской идиллии Запада определяли так: когда к советскому человеку подходит милиционер – он вздрагивает, а если на «загнивающем» Западе к простому обывателю подходит полицейский – тот улыбается. Теперь дело обстоит иначе – если ко мне подходит полицейский, где-нибудь во Франции – то там я тоже вздрагиваю. Несколько раз меня уже укладывали лицом на асфальт. Однажды, в аэропорту, я оставил на полу ручную кладь и отошёл шагов на десять – пива купить. Так за это меня чуть не лишили права посещать Еврозону, сделав соответствующую отметку в паспорте. И это несмотря на дипломатический паспорт…

Так что, везде мир становится жёстче. Хотя это не оправдывает нашу жёсткость – мы должны жить своим умом. Не надо к нашему «вредному» геному добавлять «вредные» западные веяния, где полицейский больше не улыбается, а видит в каждом опытнейшего террориста, который притворяется наивным потерявшимся пешеходом.

Вот так по-философски я оцениваю ситуацию – нет ничего катастрофического в области прав человека, но и взлёта к вершинам демократии также не ожидается.


То есть, в рейтинге «Фридом Хауз» больше просматривается влияние политического заказа?

Я пытался узнать, как составляются подобные рейтинги. Являясь членом академического совета «Человек года», могу сказать, что у нас подобная работа проводится вполне открыто – в интернете опубликован и состав совета, и процедура определения рейтингов. А вот о международных правовых организациях получить такую информацию мне пока не удалось. Кто у них эксперты и какова методика оценок – неизвестно. Возникают ли у них споры, кто высказал особое мнение, хорошо ли они знают нашу страну и часто ли в ней бывают? Если бывают, то с кем встречаются? Может только с властью, может только с оппозицией, или, хоть иногда, с нашими независимыми экспертами? В общем, нет разумного повода проявлять большое доверие ко многим рейтинговым агентствам.


Любые изменения, прежде всего, затрагивают права меньшинств. Много ли в Украине найдётся субъектов, или скажем иначе - меньшинств, чьи права хорошо защищены? Разумеется, я не имею в виду привилегированное правящее меньшинство…

Или привилегированное сексуальное меньшинство? Как я вижу, у нас не сформировался ещё образ меньшинства, и соответственно – мало что можно сказать о защите его прав. Мы ещё не доросли до понимания демократии, как системы, в которой большинство защищает права меньшинства. У нас бытует мнение, что при демократии большинство повсеместно навязывает любому меньшинству свою волю.

Я неустанно рассказываю, в каком обществе мне хотелось бы жить. Например, было бы приятно, если бы оппозиция, обладающая моральным большинством в гуманитарной сфере, выступила бы хоть раз в защиту русского языка и русскоязычного населения. Если бы Яценюк, Кличко и Тягнибок сказали бы в один голос: «мы умрём на баррикадах, но не позволим третировать русскоязычных граждан!»

Вы понимаете этот принцип? Он касается не только носителей русского языка, за которыми стоит Путин с его газом. Но и венгров, которых какие-то молодчики в этом году избивали в Берегово, за то, что они отмечали День Венгерской революции.

Пока что мы понимаем демократию очень плоско и очень пошло – как благо большинства за счёт угнетения слабого меньшинства.


Конституция гарантирует нам множество разных прав, и обеспечивать их соблюдение должно государство. Но в реальности мы видим нечто иное, картина более сложная – заметно участие СМИ, да и ЕСПЧ время от времени подает голос. Чем подкреплены наши права, кроме работы государственной машины, кто их защищает?

Тут можно исходить из старого тезиса, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Если общество не будет защищать свои права, то никакой европейский суд не заставит его жить лучше. Любой дополнительный сервис должен быть пристроен к базовому. Если нет ай-фона, то вы не подключите к нему наушники. И если нет гражданского общества – то куда приткнуть европейский суд с его решениями? Он не «базовый» гаджет. Только гражданское общество может обеспечить права личности, в том числе и за счет дополнительного международного сервиса, а оно у нас очень слабое.


А достаточно ли у него силы для существования демократии вообще?

Гражданское общество должно иметь массу независимых институтов. Это и независимая пресса, и независимая экспертная среда, и так далее. В некоторых странах Европы, даже не самых богатых, существует интересное правило: эксперты в своей среде сами определяют, кто из них имеет наибольшую репутацию. В разных сферах есть разные центры, которые добиваются лучших результатов в какой-либо экспертной деятельности. И когда эти центры коллегами определены и названы, правительство выделяет им деньги на развитие и исследования. Причём не важно, хвалят они правительство или нет – система работает автоматически. Эти центры похожи на ронинов, у которых нет хозяина, но есть деньги для исполнения своей благородной миссии.

Пока у нас не будет такого, то трудно рассчитывать на лучшее. Можно, конечно, ссылаться на то, что денег нет, но если б меньше крали, скажем, на ремонте дорог, то даже несколько миллионов гривен повлияли бы очень благотворно. Таким образом выходит, что засевшее в госучреждениях воронье ворует не только наш кусок хлеба – оно ворует наше гражданское достоинство и наши гражданские свободы и возможности.


Это, видимо, один из тех вредных генов, о которых вы говорили. А какие ещё есть?

В прошлом было много учёных, которые описывали достоинства и недостатки своих народов. Возьмём, например, Сергея Булгакова, ставшего в монашестве отцом Сергием. Он преподавал в киевском политехе, знал научную среду, академическую среду и простых прихожан. По его мнению, наш народ умеет терпеть и выживать в очень неблагоприятных условиях, но имеет и плохие качества. Прежде всего, это зависть и неуважение к старшим. Мы завидуем другим народам, мы завидуем коллегам на работе, мы завидуем более успешным членам своей семьи. И мы одна из немногих стран, где возраст не даёт никаких привилегий, кроме маленькой пенсии. Да и то – что ещё дальше будет с пенсионным возрастом и обеспечением – вызывает тревогу.

У большинства народов к пожилым людям относятся гораздо лучше. Я недавно был в Узбекистане, так там вся система местного самоуправления (махаля) держится на старейшинах. Старейшины аула, или квартала, определяют, кому и чем помочь. Будь то свадьба, похороны, полевые работы – старейшины скажут, сколько собрать денег и какую выполнить работу. И старших там уважают все – и большие чиновники, и бизнесмены на крутых «тачках»…

Еще к нашим более новым порокам я бы добавил равнодушие. Чужая боль и страдание нас уже не волнуют. По радио и телевидению идут мольбы о помощи больным детям, к таким же нищим гражданам, а по улицам носятся «Майбахи», и кто-то летит в своём самолёте поужинать на остров Маврикий. Да вместо одного такого ужина можно сделать десятки неотложных операций.


Да уж, маловато будет желающих отдавать деньги на спасение чужих жизней, когда намечена поездка в богатые страны. Может, таково влияние Запада? И как вообще на нас влияет соседство с Европой?

Европа влияет и хорошо, и плохо, но у меня нет таких весов, чтобы сказать какой точно баланс. На каждого влияет по-разному.

Многие из моих знакомых уже успели там пожить и поработать. Есть женщина, которая работала сиделкой – она научилась состраданию к больным, которое обнаружила у португальцев. А другие вернулись с ожесточённым сердцем. Всё зависит от того, за каким опытом обратиться к Западу. Это как в том известном фильме: одни спрашивают себя «в чём сила, брат?», а другие – «в чём дело, брат?». Соответственно, одни научатся милосердию, а другие – банковским аферам. И обзаведутся такими же профильными друзьями.

Как говорится, природа не терпит пустоты. Если раньше мы, как и весь советский народ, стремились к коммунизму, то теперь горизонт коммунизма заменён горизонтом Европы. Мы непроизвольно экстраполируем свои ожидания от светлого коммунистического будущего на европейское процветание. Я даже вывел и опубликовал формулу евро-коммунизма: от каждого немца – по труду, от каждого француза – по способностям, каждому украинцу – по потребностям. Ну что ж, мы прошли через много разных заблуждений. И через это тоже придётся пройти.


Беседу вел А.Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Украинская действительность в последнее время стала тесно ассоцироваться с практикой избирательного правосудия, следовательно, избирательного применения прав и свобод человека

Ирина Федорович, со-координатор Коалиции по противодействию дискриминации в Украине

Давайте не путать демократию и правовое государство. Это разные вещи

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Захист політичних прав в Україні можливий лише завдяки громадянському суспільству

Ірина Погорєлова, журналіст

Україна не має права на громадянський конфлікт

Віктор Тимощук, голова Центру політико-правових реформ

Ми маємо явні тенденції до згортання демократії

Тарас Березовець, політтехнолог

В защите прав человека в Украине заинтересовано гражданское общество и журналисты. Не политики

Вадим Пивоваров, исполнительный директор Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранитель

В Украине ситуация с правами человека зависит от того, кто занимает пост Министра внутренних дел

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Право – это лишь возведённая в закон воля господствующего класса

Станіcлав Шевчук, доктор юридичних наук, професор, суддя ad hoc Європейського суду з прав людини

Законами також можна порушувати права людини

Борис Безпалий, український політик, народний депутат України 3-го, 4-го та 5-го скликань

Для України нинішні права її громадян – це досягнення

Володимир Чемерис, Голова Інституту Республіка, правозахисник

Порівняно з нашими сусідами, Росією та Білоруссю, українці можуть почувати себе значно вільніше

Олександра Матвійчук, Голова Правління Центру Громадянських Свобод

У країні з демократичною формою правління і відносно вільною пресою ніколи не було значного голоду

Александр Мучник, президент Института демократии и прав человека, заслуженный юрист Украины

В Украине весь свод прав человека является абсолютно фиктивным

Ігор Когут, голова Ради громадської організації «Лабораторія Законодавчих Ініціатив», директор Української школи політичних студій

Не вистачає основного – небайдужого, освіченого, відповідального громадянина-власника, людини для якої гідність, право і свобода є цінністю, котрому є що втрачати і є що захищати

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,154