В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Идея соблюдения прав человека восходит к передовым достижениям политической мысли Европы 17-18 веков, а также к деятелям Просвещения, таким как Локк, Бентам и Руссо, хотя они и не сформулировали ее конкретно.

В 20-м веке создание ООН стало значительным шагом к улучшению ситуации с правами человека во всем мире. На то время их соблюдение пребывало в ужасном состоянии из-за двух мировых войн.

В 2013 году исполняется 65 лет со дня принятия ООН Всеобщей Декларации Прав Человека. Документ предложил мировую доктрину фундаментальных человеческих прав, заявляя о достоинстве личности независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических убеждений или иных мнений, национального или социального происхождения, имущества, места рождения или иных статусных различий. Декларация требовала обращения с людьми в соответствии с законом, говорила о праве на образование, работу и о праве обладания собственностью – все это было названо неотъемлемыми правами человека.

Однако все это время нарушения прав человека остаются широко распространенным явлением. Масштаб этой проблемы делает создание надежной защиты прав человека довольно трудным делом. Международные организации, такие как ООН, часто оказываются парализованными, столкнувшись с массовым насилием, а многие национальные правительства не желают эффективно защищать и отстаивать права человека, как на своей территории, так и за рубежом. Сегодня ни одно правительство не является последовательным борцом за человеческие права. Существует глубокая связь между кризисом политического развития страны и нарушениями прав человека, а также между соблюдением прав человека и благосостоянием общества.

Кризис политического развития, – это нездоровое явление - существует во многих странах, включая и Украину, и заметно ухудшает ситуацию с правами человека. За примерами не надо далеко ходить.

Так, Европейский Суд предложил Украине срочно реформировать законодательство и административную практику для того, чтобы обосновать ключевые вопросы организации и проведения мирных демонстраций, а также основания для их ограничения. Но украинские суды намерены игнорировать это решение Евросуда до принятия соответствующего закона.

Вместе с тем мы наблюдаем стремление реанимировать скандальный законопроект № 2450 «О порядке организации и проведения мирных мероприятий», который ограничивает свободу мирных собраний в Украине. Правозащитники считают, что украинские суды запрещают мирные собрания граждан на основании нормативных актов СССР.

Многие из опрошенных нами экспертов подчеркивают, что украинским властям следовало бы воздержаться от нарушения гражданских и политических прав человека, включая права на свободу слова, собраний и права на информацию. Вместо применения грубой силы к протестующим, проблемы следует решать демократическим путем, через диалог и расширение участия граждан в политике.

Для восстановления утраченного баланса требуется официальное признание того, что важны не только политические решения, но и сам политический процесс, который нужно проводить открыто, прозрачно, с участием общественности.

Экономическая глобализация подрывает права человека на национальном и даже на международном уровне. Рост мощных негосударственных игроков представляет сложную проблему для сферы прав человека. Международные соглашения по правам человека писались для защиты прав людей перед государством, и ни одно из них прямо не защищает их от негосударственных игроков. Государственное регулирование часто становится затруднительным или невозможным, а политикам не хватает воли, да и способностей что-то изменить к лучшему. Эти тенденции накладываются на сворачивание сфер деятельности государства, права человека приносятся в жертву борьбе с терроризмом и применению мер по борьбе с кризисами, которые либо нарушают, либо игнорируют человеческие права. Все это ведет к тому, что государство утрачивает способность гарантировать даже прожиточный минимум, и становится бессильным хоть что-то сделать с социальным неравенством.

Но, как известно, чем хуже государство защищает своих граждан, тем острее угроза распада государства и анархии.

Будут ли гражданские и политические права сохраняться и дальше? Какие проблемы при соблюдении прав человека появились за последние годы? Какие новые вызовы стоят перед нами сегодня? Как соблюдаются (и соблюдаются ли?) права человека в нашей стране? Возможно ли вообще существование структур легальности там, где легитимность нарушена в принципе? Эти вопросы требуют глубокого осмысления и открытого обсуждения.

Нельзя также исключать, что новые жизненные реалии потребуют сформулировать новые концепции прав человека, чтобы защитить человеческое достоинство и благополучие от новых серьезных угроз, ведь существующие нормы с этой проблемой не справляются. Ясно лишь одно: ни одна из новых проблем не должна привести к отказу от защиты гражданских и политических прав в их нынешнем виде.

Эти и многие другие вопросы, связанные с трансформацией подходов к соблюдению и защите прав человека, мы приглашаем обсудить на страницах «Диалог.UA»

Свернуть

В 2013 году исполняется 65 лет со дня принятия ООН Всеобщей Декларации Прав Человека. Документ предложил мировую доктрину фундаментальных человеческих прав, заявляя о достоинстве личности независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических убеждений или иных мнений, национального или социального происхождения, имущества, места рождения или иных статусных различий. Декларация требовала обращения с людьми в соответствии с законом, говорила о праве на образование, работу и о праве обладания собственностью – все это было названо неотъемлемыми правами человека.

Мы приглашаем обсудить вопросы, связанные с трансформацией подходов к соблюдению и защите прав человека на страницах «Диалог.UA».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Давайте не путать демократию и правовое государство. Это разные вещи

15 июл 2013 года
Можно ли утверждать, что Украина является демократическим государством? В какой мере, и какими гражданскими правами обладают жители нашей страны? Как эти права реализуются на практике?

 Давайте не путать демократию и правовое государство. Это разные вещи. Надо различать права гражданские и политические, которые являются правами первого поколения, и, собственно, демократию – это разные вещи.

Если смотреть с формальной точки зрения на Украину, на ее Конституцию, на те международные правовые документы, которые Украина ратифицировала и обязана выполнять, – то все гражданские и политические права, которые закреплены в этих документах, у нас есть. На бумаге они существуют, и часть из них даже выполняется, поэтому граждане Украины обладают теми правами, которые перечислены в нашей Конституции и в международных документах, к которым Украина присоединилась. Это Европейская конвенция о правах человека и основных свободах, и многие другие документы ООН. В принципе, все это присутствует в нашем законодательстве.

Есть еще демократия, как устройство государства, а есть права человека и правовое государство. Так вот, если говорить о том, что такое правовое государство, то у меня большие сомнения, является ли Украина правовым государством. Именно потому, что у нас возникают проблемы с реализацией наших прав, с их защитой, когда дело касается правоохранительной системы – милиции, прокуратуры, когда дело касается суда. Вот здесь у нас начинаются сбои. С одной стороны, теоретически, на бумаге все существует, а с другой стороны, – на практике, – происходят и нарушения прав человека, и возникают проблемы с тем, чтобы их защитить или восстановить.


Многие эксперты говорят о сворачивании демократических процессов в Украине, и это при том, что мы и без того являемся «частично свободной страной», а не «свободной демократией». Что будет с нашими правами в ближайшем будущем?

Нам нужно стремиться к тому, чтобы улучшать существующую правовую систему и в теории, и на практике. На бумаге, – как правовую рамку, которая определяет, как существует государство, какие процессы в нем происходят и как они регулируются, а также необходимо работать над тем, чтобы на практике эта правовая рамка работала и выполнялась, – тогда у нас ситуация будет улучшаться.

Либо мы ничего этого делать не будем, и Украина и далее будет скатываться вниз в рейтингах, в которых она и так находится далеко не на первом месте.

Либо туда – либо сюда, а можно и застыть посредине. Вот мы посредине и барахтаемся, – вроде как бы и пытаемся что-то делать, но это так: шаг вперед, два шага назад, а потом шаг в сторону.


Возможно, сворачивание прав человека – это процесс закономерный? Так ли актуальны сегодня права человека? Ведь правительства даже признанных демократических государств пытаются ввести нужные им ограничения, а протесты против действий правительств охватывают не только отдельные страны, но и целые регионы…

Права человека никуда не деваются. Они, как были, так и есть. Развитие прав человека происходит в любом случае, потому что начинались процессы защиты прав человека с того, что сейчас называют основоположными правами – гражданскими и политическими. Позже пришли к социально-экономическим правам и так далее. Развитие теории и практики прав человека будет и дальше происходить. К счастью, даже если это происходит не в Украине, а в других странах мира, мы все равно получаем результат.

А актуальность прав человека как была, так и осталась – по той простой причине, что постоянно происходят нарушения этих прав. Они в каждой стране, как были, так и будут. И не важно, что будет завтра или послезавтра, независимо от того, как будут развиваться правовые процессы в Украине, – мир постепенно движется в сторону все более полной защиты прав человека.


Но от кого в первую очередь зависит, соблюдаются ли права человека в той или иной стране? Кто в Украине должен отвечать за нарушения прав человека?

Когда мы говорим о правах человека, именно о правах человека, а не о том, что происходит в отношениях между отдельными людьми, в первую очередь, следует оценивать соблюдение или не соблюдение прав человека со стороны государства. То есть, государство может либо нарушить права человека, либо не обеспечить возможности их реализовывать.

Если, например, что-то произошло, и меня задержали, и «дали по голове» вместо того, чтобы разобраться и провести расследование, – здесь государство нарушило мои права, потому что «по голове» давать нельзя, нельзя применять физическое насилие к человеку, даже если он подозревается или обвиняется или уже обвинен и осужден за преступление. Вот здесь государство уже нарушило мои права. А когда у меня отбирают свободу слова, не дают мне выйти на митинг, создать общественную организацию или зарегистрировать религиозное объединение или еще что-то, – то здесь государство не дает мне реализовать мою свободу. Она у меня есть, и государство не должно вмешиваться, но если нет правовой рамки, которая бы мне обеспечивала возможность пользоваться моей свободой, то это значит, что государство снова-таки не выполняет свои обязательства.

Возвращаясь к частным человеческим отношениям. До тех пор, пока я выясняю свои отношения с моим соседом просто так – это не касается прав человека. Но когда мои отношения с ним затрагивают мои интересы настолько, что мне нужно пойти в суд, а государство не обеспечило мне этого суда – это уже нарушение моих прав человека. Или если в этом суде сосед заплатил денег, и решение было не правомерным, без учета существующей правовой рамки того уголовного, административного или любого другого кодекса, который мы применяли в данной ситуации, то здесь мы говорим о том, что государство нарушило мое право на справедливый суд. Потому что суд должен быть справедливым и должен базироваться на той законодательной рамке, которая существует в стране, а не на том, кто и сколько может заплатить, или кто и какие связи имеет.

В этот момент государство уже вмешалось в мои права.


Еще одна тенденция, о которой хотелось бы поговорить – это права меньшинства, которые повсеместно наступают на права большинства. Где та «золотая середина», которая даст возможность защищать права меньшинства, не ущемляя при этом прав большинства граждан?

Когда Украина решила подписать Международный пакт о гражданских политических правах или Международный пакт о социально-экономических правах, или когда Украина решила вступить в Совет Европы (не путаем с Евросоюзом), или когда подписала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, – именно тогда наше государство взяло на себя определенные обязательства. То есть, до этого момента никто Украине особо ничего не навязывал, она сама захотела и сделала. А уже в этих документах были заложены все основные права человека, включая запрет на дискриминацию по тому или иному признаку.

Отдельных специфических прав меньшинств, как таковых не существует. У каждого меньшинства, как и у каждого большинства, такие же права человека, они все универсальные. Когда мы говорим о дискриминации меньшинств, мы чаще всего говорим о дискриминации конкретного человека, именно потому, что он принадлежит к этому меньшинству или обладает той или иной защищаемой характеристикой, то есть, он к примеру, крымский татарин, ром или гей или еще кто-то. В этом контексте это важно. А если мы говорим о том, что делает Европа сейчас в отношении Украины, – то я смутно представляю ситуацию, когда кто-то пришел из Европы взял нас за шкирку и насильно заставил подписывать или работать над подписанием плана договора об Ассоциации или планов, связанных с либерализацией визового режима, – Украине это тоже надо. Да, эти документы предполагают определенные шаги, которые Украина должна сделать, но они не предполагают ничего нового. Того, чего бы не было в Украине уже сегодня.

Возвращаясь к правам меньшинств или к нарушениям прав меньшинств, – то, что содержится в документах, над выполнением которых Украина сейчас работает, она обязана всего-навсего создать анти дискриминационный закон. Некое законодательство, которое бы защищало людей от всех видов дискриминации, и не важно относят они себя к этому меньшинству или нет. Я могу быть 10 раз еврейкой, но не считать себя меньшинством. И никак это не выражать, но если завтра меня не возьмут на работу только потому, что я еврейка, вот тогда будет иметь место дискриминация именно по этому признаку, потому, что я отношусь к тому, что является в Украине этническим меньшинством. И вот для этого мне нужен этот закон.

Но говорить, что Европа нам что-то навязала, и что права меньшинств наступают на права большинства – это не так.

Запрет на дискриминацию находится в Конституции Украины, ее наша страна сама подписала и сама приняла еще в 1990-х, и международные документы о правах человека, которые Украина подписала, – они тоже содержат в себе этот запрет.

Проблема заключалась в том, что этот запрет не был прописан в отдельном законе и очень плохо работал на уровне Конституции, на уровне прямого применения норм международного права в Украине. Это недостаток нашей судебной системы, недостаток правовой системы. На этот недостаток много лет обращали наше внимание те договорные органы, в которых Украина отчитывается, поскольку взяла на себя определенные обязательства. И этот недостаток всплыл уже в рамках переговоров с Евросоюзом, и все что необходимо сделать – это создать комплексный антидискриминационный закон, который бы одинаково работал для всех – и для геев, и не для геев.

И гей парады тут вообще ни при чем, потому что и у геев, и у тех, кто против них, и у любого религиозного сообщества или церкви, или у группы верующих, и у любой другой группы людей, объединенных своим признаком, есть право на мирные собрания. И вот это право есть в украинском законодательстве, и оно должно быть одинаковым, и для всех соблюдаться – нравится это нам или нет. То есть, хотят люди с определенной сексуальной ориентацией пройтись по улице и заявить о своем праве на равенство, – они могут это сделать. Точно так же, как это могут сделать те, кто делает это гораздо чаще – те, кто против такого равенства.

Антидискриминационный закон уже сели и написали в прошлом году. Его разработал Минюст, проголосовал парламент, подписал Президент, и на сегодня у нас есть первый антидискриминационный закон, который теперь нужно немного доработать. Потому, что писали его в спешке и «задней лапой», чтобы угодить Европе в перечне тех шагов, которые Украина должна предпринять. И Украина его формально предприняла, но настолько формально, что он никого не устраивает, и сейчас над ним работают. На сегодня в парламенте зарегистрирован проект с дополнениями к этому закону, и посмотрим, пройдет он или не пройдет.

Все что нужно сделать, – это создать качественный закон, который можно использовать на практике всем – мне, вам, нашей соседке по этажу и еще кому-то.

Помимо проекта «Без границ», в котором я работаю, я еще являюсь членом координационного совета Коалици против дискриминации, это объединение 42 общественных организаций, которые работают с разными целевыми группами и с разными аспектами, связанными с проблемой дискриминации и неравенства в Украине. Кто-то занимается образованием, кто-то мониторингом, а кто-то – юридической помощью, как мы.

Если вообще посмотреть, что в стране происходит, то нормы Конституции, запрещающие дискриминацию, были на протяжении более 20 лет, а статистики, какая дискриминация в стране распространена, и какие случаи фиксировались, – у нас ее нет. Мы говорим о государственной статистике. Поэтому, если смотреть в целом, то дискриминации в Украине не было и нет. А если совсем серьезно, то какие-либо исследования в области того, дискриминация каких групп есть, на каком уровне, и как это происходит, и что с этим те или иные структуры пытаются делать, – таких данных очень мало, и их делали в основном общественные организации.

Допустим, 2 года назад ХИСИ – Харьковский институт социальных исследований –сделал неплохое исследование по дискриминации в сфере труда, трудоустройства. И у них были вполне ожидаемые результаты, которые многие из тех, кто регулярно сталкивается с поиском работы, могут сами озвучить, даже не понимая, что это дискриминация.

Они установили, что на рынке труда Украины присутствует возрастная дискриминация, причем как в одну, так и в другую сторону. Работу сложно найти и слишком молодым людям, и людям постарше. Есть идеальный возраст кандидата на трудоустройство с точки зрения работодателя – где-то между 25 и 35, до 40 лет, а все остальные вываливаются из этого счастливого возраста.

Точно также с другими группами. Есть некие разрозненные данные, которые собирают общественные организации, но говорить о цельной картине невозможно, потому что нет государственной структуры, которая бы отвечала за эту проблему и работала с ней, нет статистики.

На сегодня, благодаря этому новому закону о запрете дискриминации, эта функция возлагается на офис уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Работают они только полгода; посмотрим, насколько системной и эффективной будет их работа.


Дает ли дополнительный толчок развитию прав человека Интернет?

Однозначно изменился доступ к информации, но мне всегда казалось, что если человек хочет что-то узнать, то у него есть все шансы это сделать. Все зависит от активности человека, от его желания узнать, разобраться в ситуации, попробовать что-то изменить, особенно, если речь идет о нарушении прав человека.

С развитием Интернета, с увеличением широты охвата и использования Сети в Украине, как минимум, у людей повысился доступ к информации. Не нужно идти в библиотеку, не нужно писать письмо от руки. Кстати, недавний закон о доступе к информации привел к тому, что даже запрос в госорган можно сделать через Интернет, и получить ответ через Интернет, не полагаясь на «Укрпочту» и не тратясь на почтовую марку. Теперь можно пойти ногами в общественную организацию, а можно найти в Интернете того, кто рядом находится, и кому можно написать онлайн.

Многие наши коллеги имеют специальную форму на сайте, куда человек может написать письмо, задать вопрос и получить ответ.

Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Украинская действительность в последнее время стала тесно ассоцироваться с практикой избирательного правосудия, следовательно, избирательного применения прав и свобод человека

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Захист політичних прав в Україні можливий лише завдяки громадянському суспільству

Ірина Погорєлова, журналіст

Україна не має права на громадянський конфлікт

Віктор Тимощук, голова Центру політико-правових реформ

Ми маємо явні тенденції до згортання демократії

Тарас Березовець, політтехнолог

В защите прав человека в Украине заинтересовано гражданское общество и журналисты. Не политики

Вадим Пивоваров, исполнительный директор Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранитель

В Украине ситуация с правами человека зависит от того, кто занимает пост Министра внутренних дел

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Право – это лишь возведённая в закон воля господствующего класса

Станіcлав Шевчук, доктор юридичних наук, професор, суддя ad hoc Європейського суду з прав людини

Законами також можна порушувати права людини

Борис Безпалий, український політик, народний депутат України 3-го, 4-го та 5-го скликань

Для України нинішні права її громадян – це досягнення

Дмитрий Выдрин, политолог

Пока что мы понимаем демократию очень плоско и очень пошло

Володимир Чемерис, Голова Інституту Республіка, правозахисник

Порівняно з нашими сусідами, Росією та Білоруссю, українці можуть почувати себе значно вільніше

Олександра Матвійчук, Голова Правління Центру Громадянських Свобод

У країні з демократичною формою правління і відносно вільною пресою ніколи не було значного голоду

Александр Мучник, президент Института демократии и прав человека, заслуженный юрист Украины

В Украине весь свод прав человека является абсолютно фиктивным

Ігор Когут, голова Ради громадської організації «Лабораторія Законодавчих Ініціатив», директор Української школи політичних студій

Не вистачає основного – небайдужого, освіченого, відповідального громадянина-власника, людини для якої гідність, право і свобода є цінністю, котрому є що втрачати і є що захищати

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,136