В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Идея соблюдения прав человека восходит к передовым достижениям политической мысли Европы 17-18 веков, а также к деятелям Просвещения, таким как Локк, Бентам и Руссо, хотя они и не сформулировали ее конкретно.

В 20-м веке создание ООН стало значительным шагом к улучшению ситуации с правами человека во всем мире. На то время их соблюдение пребывало в ужасном состоянии из-за двух мировых войн.

В 2013 году исполняется 65 лет со дня принятия ООН Всеобщей Декларации Прав Человека. Документ предложил мировую доктрину фундаментальных человеческих прав, заявляя о достоинстве личности независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических убеждений или иных мнений, национального или социального происхождения, имущества, места рождения или иных статусных различий. Декларация требовала обращения с людьми в соответствии с законом, говорила о праве на образование, работу и о праве обладания собственностью – все это было названо неотъемлемыми правами человека.

Однако все это время нарушения прав человека остаются широко распространенным явлением. Масштаб этой проблемы делает создание надежной защиты прав человека довольно трудным делом. Международные организации, такие как ООН, часто оказываются парализованными, столкнувшись с массовым насилием, а многие национальные правительства не желают эффективно защищать и отстаивать права человека, как на своей территории, так и за рубежом. Сегодня ни одно правительство не является последовательным борцом за человеческие права. Существует глубокая связь между кризисом политического развития страны и нарушениями прав человека, а также между соблюдением прав человека и благосостоянием общества.

Кризис политического развития, – это нездоровое явление - существует во многих странах, включая и Украину, и заметно ухудшает ситуацию с правами человека. За примерами не надо далеко ходить.

Так, Европейский Суд предложил Украине срочно реформировать законодательство и административную практику для того, чтобы обосновать ключевые вопросы организации и проведения мирных демонстраций, а также основания для их ограничения. Но украинские суды намерены игнорировать это решение Евросуда до принятия соответствующего закона.

Вместе с тем мы наблюдаем стремление реанимировать скандальный законопроект № 2450 «О порядке организации и проведения мирных мероприятий», который ограничивает свободу мирных собраний в Украине. Правозащитники считают, что украинские суды запрещают мирные собрания граждан на основании нормативных актов СССР.

Многие из опрошенных нами экспертов подчеркивают, что украинским властям следовало бы воздержаться от нарушения гражданских и политических прав человека, включая права на свободу слова, собраний и права на информацию. Вместо применения грубой силы к протестующим, проблемы следует решать демократическим путем, через диалог и расширение участия граждан в политике.

Для восстановления утраченного баланса требуется официальное признание того, что важны не только политические решения, но и сам политический процесс, который нужно проводить открыто, прозрачно, с участием общественности.

Экономическая глобализация подрывает права человека на национальном и даже на международном уровне. Рост мощных негосударственных игроков представляет сложную проблему для сферы прав человека. Международные соглашения по правам человека писались для защиты прав людей перед государством, и ни одно из них прямо не защищает их от негосударственных игроков. Государственное регулирование часто становится затруднительным или невозможным, а политикам не хватает воли, да и способностей что-то изменить к лучшему. Эти тенденции накладываются на сворачивание сфер деятельности государства, права человека приносятся в жертву борьбе с терроризмом и применению мер по борьбе с кризисами, которые либо нарушают, либо игнорируют человеческие права. Все это ведет к тому, что государство утрачивает способность гарантировать даже прожиточный минимум, и становится бессильным хоть что-то сделать с социальным неравенством.

Но, как известно, чем хуже государство защищает своих граждан, тем острее угроза распада государства и анархии.

Будут ли гражданские и политические права сохраняться и дальше? Какие проблемы при соблюдении прав человека появились за последние годы? Какие новые вызовы стоят перед нами сегодня? Как соблюдаются (и соблюдаются ли?) права человека в нашей стране? Возможно ли вообще существование структур легальности там, где легитимность нарушена в принципе? Эти вопросы требуют глубокого осмысления и открытого обсуждения.

Нельзя также исключать, что новые жизненные реалии потребуют сформулировать новые концепции прав человека, чтобы защитить человеческое достоинство и благополучие от новых серьезных угроз, ведь существующие нормы с этой проблемой не справляются. Ясно лишь одно: ни одна из новых проблем не должна привести к отказу от защиты гражданских и политических прав в их нынешнем виде.

Эти и многие другие вопросы, связанные с трансформацией подходов к соблюдению и защите прав человека, мы приглашаем обсудить на страницах «Диалог.UA»

Свернуть

В 2013 году исполняется 65 лет со дня принятия ООН Всеобщей Декларации Прав Человека. Документ предложил мировую доктрину фундаментальных человеческих прав, заявляя о достоинстве личности независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических убеждений или иных мнений, национального или социального происхождения, имущества, места рождения или иных статусных различий. Декларация требовала обращения с людьми в соответствии с законом, говорила о праве на образование, работу и о праве обладания собственностью – все это было названо неотъемлемыми правами человека.

Мы приглашаем обсудить вопросы, связанные с трансформацией подходов к соблюдению и защите прав человека на страницах «Диалог.UA».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украинская действительность в последнее время стала тесно ассоцироваться с практикой избирательного правосудия, следовательно, избирательного применения прав и свобод человека

17 июл 2013 года
Сегодня, в период участившихся экономических кризисов и зрелые демократические государства, и совсем юные демократии подвержены угрозе возврата к более авторитарным формам правления, вплоть до возврата к полицейскому государству и ограничению базовых гражданских прав. Почему в еще недавно благополучных демократических странах нарастают протестные настроения?

Судя по всему, гражданские права так и не реализовались в полной мере в современном мире. Заметим, что независимо от экономического и политического устройства стран, в мире нарастают движения гражданских протестов, протесты против непомерных привилегий тонкого слоя элиты на фоне ухудшения условий жизни все большей части населения. При этом, чем менее развито государство, тем больше эти привилегии обосновываются в политической плоскости. Протесты первоначально носят гражданско-правовое очертание, и только по мере обострения гражданского противостояния начинают обретать политическую окраску. И в силу этого, они заканчиваются на гражданских достижениях; перерастание протестов в политическое движение, как правило, является исключением.

На самом же деле, в политизированном обществе, гражданские права постепенно отошли на второй план в пользу политики. Стоит отметить, что, политические и гражданские права касаются разных сфер и уровней общественной жизни, разных правовых и общественных отношений. Если гражданские права охватывают, прежде всего, взаимоотношения людей в обществе, в социуме, то политические права относятся, в первую очередь, к вопросам участия во власти, к вопросам взаимоотношения людей и государственно-политической власти.

Путаница, на мой взгляд, происходит из-за двойственного понимания слова «гражданское». В двадцатом веке, в частности, оно ассоцируется, в первую очередь, с подданством, с принадлежностью к той или иной госудственно-политической юрисдикции. На самом же деле, гражданство следует, в первую очередь, отнести к участию в жизни социума, гражданского общества, – в отличие от военно-политического, или какого-либо другого типа специфического, не универсального объединения людей. Таким образом, я бы обозначил гражданские права и свободы как права людей в силу их участия или принадлежности к территориальному сообществу. Политические же права являются правами, приобретаемыми в силу причастности к властным отношениям, к управлению государством, к политике.

Сегодняшние общественно-политические процессы далеки от обеспечения «идеала свободной человеческой личности, пользующейся гражданской и политической свободой и свободой от страха и нужды», продекларированного во Всеобщей декларации прав человека. Сегодня, мы становимся свидетелеями того, как специфические нарушения прав и свобод человека, допускаемые в качестве исключения в международных конвенциях, становятся правилами.

Так, право на мирное собрание фактически преобразовалось в политически или бюрократически санкционированное право. И чем большее место занимают интересы «государственной и общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравстенности населения или защиты прав и свобод других лиц» в демократическом государстве, чем меньше становится пространство подлинных прав и свобод граждан.

Сегодня появляется все больше и больше свидетельств о повальном, грубом нарушении права человека на защиту законом от вмешательства или посягательств «на его личную семейную жизнь, на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию». Первоначально думалось, что такое исключение стало необходимым только после 11 сентября 2011 года. Однако разоблачение американских и западных спецслужб, уличенных в прослушивании телефонов и просмотре корреспонденции граждан, дает основания утверждать, что эти права никогда не были реализованы, а положение конвенции было мертворожденным.

В то же время, следует отметить, что актуальность тех или иных гражданских прав меняется в зависимости от задачи эпохи. Поэтому многие гражданские и политические права, за которые боролись в начале ХХ века, сегодня стали менее актуальными, – не в силу их реализации, а в силу появления новых, более актуальных задач общества. Так, например, права на труд, на образование, на равенство женщин и мужчин, отошли на задний план, не успев реализоваться до конца, уступив императивам общественного порядка, праву на жизнь, на национально-государственную безопасность.

Для Украины вопрос реализации положений международно Пакта о гражданских и политических правах тем более является актуальным, хотя бы в части исполнения положения о праве народов на самоопределение. Ведь, как ни крути, но кругом, как с запада, так и с востока, крупные государства оказывают давление на страну, дабы она следовала тому или иному пути развития. Во всяком случае, Украина уже давно перестала быть самостоятельной в выборе политического статуса, в определении своего пути экономического, культурного, и социального развития.

А внутри страны, очевидны конфликты и напряженность вокруг расовой, языковой, религиозной, половой, политико-идеологической, национальной, социальной, имущественной проблематики, на основании которых некоторые радикальные силы пытаются проводить водораздел между людьми. А пакт о гражданских и политических правах как раз и призывает обеспечить равенство в этих вопросах.


Какими гражданскими правами обладают жители Украины? И насколько реализуемы в нашей стране права, декларируемые Конституцией Украины и международными документами о правах человека?

Обеспечение прав и свобод человека и достойных условий жизни человека стоит на первых позициях в Конституции Украины. Статья 3 Основного закона определяет, что права и свободы человека и их гарантия определяют содержание и направленность деятельности государства. А обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства. При этом статья 21 гласит, что права и свободы человека являются неотчуждаемыми и нерушимыми.

Таким образом, украинские граждане де-юре обладают всеми правами, определенными в международных конвенциях, под которыми страна подписывалась. К тому же фактически все основные положения Конвенций прямо отражены во втором разделе Конституции страны. Среди таких прав – право на свободное развитие, равноправие во всех сферах общественно-политической жизни; право на жизнь, на неприкосновенность жилья; право на тайну корреспонденции и телефонных разговоров, неприкосновенность личной и семейной жизни. Конституция гарантирует гражданам Украины также право на свободное передвижение и выбор места жительства, на свободу мысли и слова, право на информацию и все аспекты работы с ней; право на свободу вероисповедания и мировоззрения; на объединение в политические партии и общественные организации, свободу собраний, и др.

Де-факто же эти конвенции действуют только частично и избирательно. Главным основанием для невыполнения этих международных обязательств Украиной служит слабость экономического потенциала страны, а также правовое наследие Советсткого Союза. Однако, чаше всего, экономическая и историческая аргументация стали только прикрытием для политического обоснования правовых дискриминаций. Например, украинская действительность в последнее время стала тесно ассоцироваться с практикой избирательного правосудия, следовательно, избирательного применения прав и свобод человека.

 Прежде всего, гражданские права не однозначно определяют демократичность государства. Ведь, как видим, декларации гражданских прав в условиях рыночного либерализма приводят общество к некоторому когнитивному диссонансу. Обеспечение гражданских прав и свобод человека не позволяет утихомирить жажду людей к обогащению, лишь бы она не утолялась за счет прав других граждан. На этой почве десятилетиями углублялся разрыв между гражданами в благосостоянии, что, в свою очередь, привело к разным положениям по отношению к политической власти, к иерархическому расслоению общества.

Другой пример: политический либерализм, и, собственно, принципы свобод человека, фактически сталкиваются с императивами охраны здоровья и нравственности населения, когда речь идет о легализации однополых браков, или о легализации марихуаны. И таких узких правовых мест сегодня масса.

Следует иметь в виду, что международные конвенции допускают послабления в отношении бесприкословного соблюдения прав и свобод человека в демократическом обществе с целью защиты общественной морали, общественного порядка, или по императивам государственной безопасности, а также для защиты частной жизни.

В целом же, демократия не является гарантией прав и свобод человека, хотя реализация прав человека рассматривается именно в контексте демократического общества. При этом в разных документах по правам и свободам человека подчеркивается, что права человека реализуются или ограничиваются в той мере, в какой они соответствуют интересам демократического общества. Другими словами, целесообразность прав и свобод человека определяется именно интересами демократии, а не наоборот. Несмотря на приоритет правового государства в западных странах, все же первенство политики в открытом или завуалированном виде также присутствует.

Более того, вполне можно утверждать, что демократия и демократический строй не фигурируют среди основных, базовых документов по правам и свободам человека. Этот вопрос поднимается только в более поздних, дополнительных, преимущественно специфических или региональных соглашениях. Ранее элементы демократического строя нашли отражения в разных, розрозненных документах по правам человека. И только в последнее десятилетие появилась задача соединять эти розрозненные документы воедино в один пакет глобальной документации по продвижению демократии.


Международная правовая организация Freedom House зафиксировала снижение рейтинга политических прав в Украине. С чем связаны подобные тенденции в нашей стране?

У таких организаций есть определенный трафарет, определенная линейка, набор критериев, по которым они измеряют те или иные страны. Отход от этих мерок и влечет за собою плохие оценки. Замечу, при этом, что эти оценки, к тому же связаны с геополитической целесообразностью.

В отчете этой организации ухудшение избирательного закона, преследование оппозиции, дискриминационная языковая политика в пользу русскоязычного сообщества, избирательное правосудие, ухудшение состояния свободы слова ( в т.ч. подавление средств массовой информации), а также силовое подавление массовых протестов и демонстраций указываются как основные факторы ухудшения рейтинга страны. В частности, под вопросом оказались честность выборов и свободное волеизъявление населения на последних выборах в парламент. Под вопросом также оказалась возможность оппозиционных сил полноценно участвовать в выборах. А многие меры власти, направленные на ручное управление или регулирование деятельности гражданских и общественных объединений, довольно-таки сомнительны с точки зрения международных норм.

Очень сильно увеличилось влияние олигархических групп, и церкви в политической жизни страны, в политическом выборе населения.

В целом, под сомнением оказались права и возможности «участия граждан в ведении государственных дел, как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей». А также возможность «голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей».


Несет ли кто-то ответственность в нашей стране за несоблюдение (или нарушение) политических прав граждан? Какие механизмы в принципе могут привлекать к ответственности виновных в нарушении прав человека в Украине, которая все еще не является правовым государством?

В каких отношениях находятся права человека и правовое государство? Правовое государство представляют как такой порядок, где все решает законодательство, без оглядки на политику и политические процессы, расовую принадлежность, половые признаки, религиозную принадлежность, имущественное положение, и др. В этом случае политика является также подвластной правовой системе, что является нормативным подходом к политике. Политика в таком режиме полностью должна быть упорядочена, структурирована, предсказуема. Политически позволительно только то, что прописано законом. Такая система позволяет более или менее формализовать все вопросы, связанные с правами и свободами человека, а также с политическими процессами.

В общественных же системах, где политика находится поверх общества и правовой системы, многое решается вне правового поля, в политической плоскости. Но, и, как правило, законодательное поле пропитано политикой и формируется с оглядкой на нее. Здесь, сфера гражданского общества, и личностей, относится к гражданскому праву. А все, что касается общества в целом, государства, нации и, следовательно, государственной, публичной власти – это сфера политики. В таких государствах, например, полностью исключается участие иностранцев в сфере политики, поскольку она выделена из правовых отношений, из формализованных, структурированных процедур. Чаше всего, гражданские права, индивидуальные права и свободы также отсекаются на верхнем политическом этаже, поскольку это исключительная сфера коллективистских отношений. Таким образом, можно констатировать, что в так называемых неправовых государствах права человека соблюдаются или реализуются только в той части, где они не затрагивают политической жизни, где они не перекликаются с политикой.

В целом, Украина унаследовала от Советского Союза правовую систему второго типа. Отсюда, преобладание политической целесообразности над нормативным правом. Формально, в Украине политические права граждан определены Основным законом страны – Конституцией; и в силу этого, в целом, за нарушение политических прав граждан отвечают конституционный суд и все правоохранительные органы страны. Однако здесь и зарыта собака: детская болезнь демократизма заключается в том, что когда все отвечают, то в конечном итоге не отвечает никто. И все же, особо выделается в Конституции роль судебной системы и уполномоченного по правам человека в защите прав и свобод человека в Украине.

Громкие политико-правовые процессы в стране наблюдались в 2004 году, когда оспаривались в суде результаты второго тура президентских выборов. Сегодня, как видим, административный суд также принимает решения в отношении результатов избирательных процессов, в отношении деятельности политиков. А в последнее время, административный суд оказался в центре дискуссий в связи с его решением о неправомочности отдельных депутатов.

Тем не менее, политические разбирательства в Украине де-факто не попадают в правовое поле. Политические конфликты решаются, прежде всего, политическим путем. Поэтому выходом из кризиса 2004 года стал политический консенсус, который, в дальнейшем оказался вне правового поля, вне Конституции. Точно так же многие проблемы, возникшие в последние годы на вершине политической власти, решались и решаются путем переговоров между сторонами, и разработки определенного компромиссного решения. Регламент Верховной Рады, например, является одним из таких квази-правовых документов, которые время от времени подвергаются пересмотру из политических соображений. Мне, например, с трудом представляется, чтобы регламенты Британского Парламента, Бундестага, Французского парламента, или американского сената пересматривались так часто, по сути - каждый раз в связи с новым раскладом сил в Парламенте.

Судебно-правовые процессы в стране в последнее время позволяют констатировать отсутствие устойчивой системы реализации и защиты политических прав человека в Украине. Так, например, сегодня нельзя говорить об эффективном обеспечении защиты прав и свобод человека, особенно когда «это нарушение было совершено лицами, действующими в официальном качестве». Все очевиднее становится масштаб «пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращения или наказаний». Становятся достоянием общественности факты, когда человек «без его свободного согласия подвергается медицинским или научным опытам». Наконец, страна оказалась на грани нарушения положений международных конвенций, требующих законодательного запрета «всякого выступления в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющего собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию».

Сегодня, понятно, что во всех государствах существует свое Raison D’Etat, – сфера национальных, государственных интересов, интересов национальной безопасности, куда не допускаются никакие претензии на индивидуальные права и свободы. В связи с этим, международные конвенции о правах человека допускают отход от общих правил и принципов в целях «охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других». В этом контексте можно сказать, что украинская Конституция оказалась довольно-таки прогрессивной, поскольку, в отличие от основных международных документов, здесь де-юре не допускаются никакие отклонения от прав и свобод человека по каким-либо причинам, кроме самих прав и свобод человека. И демократия здесь не служит таким основанием для исключения.


В последнее время много говорят о правах меньшинства (в широком смысле этого понятия). Это просто дань политической моде или реальный пересмотр прав большинства с целью обеспечения прав меньшинства?

Исследования Amnesty International указывают на то, что спорный языковый закон, принятый недавно, обеспечил языковые права только русскоязычного населения. В то же время, все остальные этнические меньшинства ровным счетом ничего не получили от этого закона. Это к тому, что, на самом деле, во всяком случае, в Украине, меньшинство никак не стало особым субъектом законодательных процессов. Кстати, в так называемых развитых либерально-демократических государствах эти, так называемые, меньшинства также с боем отвоевывают каждый элемент своих прав. Таким образом, на сегодня не в полной мере реализуется конвенция о том, что «В тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком».

Сегодня имеет место борьба новых ценностных веяний за свое существование, за свою социализацию, за признание в обществе, если хотите, за власть. И все громкие крики по поводу прав меньшинств не являютя ничем иным, как борьбой за признание, за институционализацию и легализацию этих новых ценностных веяний. Естественно, на начальном этапе это принимает форму борьбы между традиционалистским большинством, и наступающим, экспансирующим меньшинством. Раньше эти вопросы решались, как с помощью политических интриг и конспираций, так и с помощью силовых решений. Таким образом, выживали и получали путевку в жизнь, легализовались только самые стойкие, действительно затребованные веяния. Специфика же современного мира заключается в том, что силами информационных каналов и общественно-политического радикализма можно довести популярность и «обоснованность» практически любого веяния. И, в отличие от старого порядка, многие современные правовые конфликты происходят не между традиционализмом и новаторством, а между реальными и надуманными, навязанными искусственными ценностями. Например, в обществе сложно признать актуальность прав на аборт, или на однополый брак (бесплодные семьи) в условиях устаревания населения, в условиях демографического вымирания нации.


Как повлияло на декларирование и осуществление политических прав человека появление и развитие Интернета? Как эти права преломляются и отражаются в информационном обществе, в Сети?

Пожалуй, компоненты прав и свобод человека в современном мире формируют определенную систему. Равновесие или баланс этой системы меняется в зависимости от динамики каждого из ее компонентов. Таким образом, рост Интернета и преувеличение значения права на информацию отрицательно сказываются на других правах, – например, на праве на частную жизнь, или праве на образование. А политические права – их тем более ожидают потрясения в связи с просматриваемыми глобальными изменениями на политическом поле во всем мире.

В целом, Интернет показывает, как меняются этические ценности в современном мире, в том числе политическая этика. В частности, усложняется структура политических ценностей и интересов. Вместо более или менее укрупненных, обобщенных политических групп и классов, Интернет позволяет отражать более мелкие политические интересы. В таком движении демократия и демократические ценности постепенно отходят на задний план в пользу либеральных и индивидуалистических ценностей. Таким образом, гражданские и политические права, а также права человека, которые были ориентированы именно на демократию, могут уступить новым веяниям, или приобретут оттенки либерализма.

Но, в то же время, возможно, Интернет сделает вклад в некоторую натурализацию прав человека. В контексте виртуализации общества, политика, а, следовательно, и политические права, могут терять былое значение. На первых позициях снова могут оказаться именно гражданские права. Более того, тот нормативный, контрактный уклон, который приобрела система прав и свобод человека после Второй Мировой Войны, может снова уступить место конструированию прав и свобод человека на основании его естественных, природных, прирожденных нужд, достоинств и свойств.


Беседовала Татьяна Гребнева

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Ирина Федорович, со-координатор Коалиции по противодействию дискриминации в Украине

Давайте не путать демократию и правовое государство. Это разные вещи

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Захист політичних прав в Україні можливий лише завдяки громадянському суспільству

Ірина Погорєлова, журналіст

Україна не має права на громадянський конфлікт

Віктор Тимощук, голова Центру політико-правових реформ

Ми маємо явні тенденції до згортання демократії

Тарас Березовець, політтехнолог

В защите прав человека в Украине заинтересовано гражданское общество и журналисты. Не политики

Вадим Пивоваров, исполнительный директор Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранитель

В Украине ситуация с правами человека зависит от того, кто занимает пост Министра внутренних дел

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Право – это лишь возведённая в закон воля господствующего класса

Станіcлав Шевчук, доктор юридичних наук, професор, суддя ad hoc Європейського суду з прав людини

Законами також можна порушувати права людини

Борис Безпалий, український політик, народний депутат України 3-го, 4-го та 5-го скликань

Для України нинішні права її громадян – це досягнення

Дмитрий Выдрин, политолог

Пока что мы понимаем демократию очень плоско и очень пошло

Володимир Чемерис, Голова Інституту Республіка, правозахисник

Порівняно з нашими сусідами, Росією та Білоруссю, українці можуть почувати себе значно вільніше

Олександра Матвійчук, Голова Правління Центру Громадянських Свобод

У країні з демократичною формою правління і відносно вільною пресою ніколи не було значного голоду

Александр Мучник, президент Института демократии и прав человека, заслуженный юрист Украины

В Украине весь свод прав человека является абсолютно фиктивным

Ігор Когут, голова Ради громадської організації «Лабораторія Законодавчих Ініціатив», директор Української школи політичних студій

Не вистачає основного – небайдужого, освіченого, відповідального громадянина-власника, людини для якої гідність, право і свобода є цінністю, котрому є що втрачати і є що захищати

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,332