В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

Эта тема оказалась очень непростой, поскольку сделать новым и интересным для читателя то, о чем неустанно говорят накануне вильнюсского саммита практически все СМИ, было достаточно сложно. С другой стороны, мы попытались «объять необъятное» – выяснить, какое же будущее есть у ЕС, и каковы перспективы подписания Украиной Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Оба эти вопроса о будущем, а именно оно с трудом «прочитывается», – и в тексте самого Соглашения и между его строк.

Сможет ли наша страна благодаря подписанию Соглашения об ассоциации провести модернизацию экономики, преодолеть технологическую отсталость, развивать секторы, ориентированные на 5–6 технологические уклады? Каково место Украины в региональном разделении труда (ибо рынок ЕС весьма структурирован), какую нишу наша страна сможет занять? Существуют ли для украинской экономики риски, связанные с вступлением в ЕС, каковы они? Вопросов больше, чем ответов…

Многочисленные опросы показывают, что вряд ли можно с уверенностью утверждать, что жители Украины всецело разделяют европейские ценности, каковыми бы они ни были. Аргументы «за» и «против» европейской интеграции все еще остаются предметом дискуссий. Однако искусственно нагнетаемая истерия со стороны еще одного стратегического партнера Украины, на фоне прекрасно чувствующих себя под «соседской государственной крышей» российских банков и других субъектов предпринимательской деятельности, скорее подталкивает в «общее светлое будущее».

Что получит Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом? Пока только участие в проекте, то есть «пригласительный», а не членский билет. И уже от нас будет зависеть – сможем ли мы это приглашение трансформировать в какие-то экономические и политические выгоды. Будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об ассоциации потенциала? Будем ли ждать, что кто-то сделает за нас то, что уже успели сделать наши западные соседи, или сами начнем меняться? Мяч находится на поле Украины, и у нас расширяется диапазон возможностей, которые мы либо используем, либо, увы, снова отложим «на потом».

Кризис в Европе стал частью ее повседневной жизни, иначе говоря, рутиной. Существует долговой кризис, кризис евро, кризис принятия решений и кризис одобрения этих решений. А вал апокалиптических прогнозов служит лишь одному – распространению мрачных настроений в обществе, в котором их и без того с избытком.

С момента провала проекта общеевропейской конституции, Евросоюзу хронически недостает политического лидерства. Образ единой, привлекательной для всех Европы изрядно потускнел — и прагматизмом его не заменить. Единая валюта без единого государства, без общей налогово-бюджетной и социальной политики, без единого рынка госбумаг, без единого рынка труда, без единых институтов политической солидарности — имеет мало шансов на выживание. Тем более, что валютный союз разрушает социальные системы менее сильных стран, из-за чего политический кризис в ЕС постоянно усугубляет проблему европейского лидерства.

Экономический кризис внес свои коррективы в «победоносное шествие» Европейского Союза по планете. Кроме серьезных экономических проблем на поверхность всплыло то, что в Евросоюзе отсутствует консенсус не только по дальнейшему развитию этого союза государств, но и по множеству вопросов его функционирования. Особенностью этого кризиса стало также дробление финансовых и товарных рынков по национальным границам. Предприятия в наиболее пострадавших странах оказались в худших условиях, чем их конкуренты в странах, не пострадавших от кризиса. Каждый сам за себя, или же все страны-члены ЕС вместе будут выходить из кризиса? Что, и в каком объеме будут решать наднациональные органы Евросоюза? И насколько далеко зайдет процесс централизации внутри ЕС?

Вопросов действительно много, но перед Украиной проблема окончательного интеграционного выбора реально встанет лишь через десятилетия. Как за это время изменится Евросоюз, и какой путь на сближение с ним успеет к тому времени пройти Украина? Об этом сегодня отчаянно спорят эксперты. Но большинство из них сходятся в одном: дорогу осилит идущий.

Свернуть

Многочисленные опросы показывают, что вряд ли можно с уверенностью утверждать, что жители Украины всецело разделяют европейские ценности, каковыми бы они ни были. Аргументы «за» и «против» европейской интеграции все еще остаются предметом дискуссий.

Что получит Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом? Пока только участие в проекте, то есть «пригласительный», а не членский билет. И уже от нас будет зависеть – сможем ли мы это приглашение трансформировать в какие-то экономические и политические выгоды. Будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об ассоциации потенциала? Будем ли ждать, что кто-то сделает за нас то, что уже успели сделать наши западные соседи, или сами начнем меняться? Мяч находится на поле Украины, и у нас расширяется диапазон возможностей, которые мы либо используем, либо, увы, снова отложим «на потом».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украина ничего не теряет, не получив гарантий будущего членства

21 окт 2013 года
Каких стратегических целей добивается Украина в своем желании стать ассоциированным членом ЕС?

Украина имеет открытую экономику и является страной, которая глубоко интегрирована в международное разделение труда. По итогам 2012 г. стоимостные объемы украинского экспорта составляли около 50,9% ВВП, импорта - 59,3%, таким образом, объем внешней торговли на 10% был больше от объема ВВП. Замечу, что такие показатели «интегрированности», как правило, характерны для развивающихся стран в периоды активного поиска ускорителей экономического роста. Ставка на экспорт – один из наиболее простых путей, поскольку в оборот вовлекаются те ресурсы, которые имеются в распоряжении, но еще не были выведены на внешние рынки, например, сырье, аграрная продукция, услуги. Украина не уникальна в своей экономической истории. Большинство развивающихся стран делают ставку на одни и те же факторы или конкурентные преимущества, пытаясь догнать развитые страны и тем самым повысить уровень и качество жизни населения, внедрить передовые производственные и управленческие технологии.

К сожалению, в современных условиях у развивающихся стран не так много возможностей, чтобы наверстать упущенное историческое время и выйти на сопоставимый с развитыми странами уровень развития. Безусловно, одним из необходимых условий будущего процветания является «попадание в тренд» глобальной экономики. Что я имею в виду? Прежде всего, это адекватность внутренней экономической политики внешним вызовам, способность страны занять «правильное» место в разделении труда, «вписаться» в перспективные взаимосвязи, вывести на рынок продукт, спрос на который был бы высоким и стабильным и т.п. Нужно отдавать себе отчет, что закрытость, попытки в одиночку «порешать» все внутренние проблемы – тупиковый путь; на это нет главного ресурса развития - времени. К тому же, трендом современного развития является группирование стран, формирование интеграционных объединений. Поэтому, сделав неправильный выбор в отношении вектора интеграции, например, не присоединившись ни к одному из блоков, или присоединившись к менее эффективному интеграционному блоку, Украина лишь пополнит ряды стран-аутсайдеров.

Соглашение об Ассоциации с Евросоюзом, с одной стороны - это вызов для украинских производителей, но с другой - шанс сократить отставание Украины от мировых экономических лидеров, шанс уменьшить разрыв между нами. Формирование Зоны свободной торговли с Евросоюзом будет сложным испытанием на зрелость украинской государственности. В экономическом смысле мы, то есть украинский бизнес, украинская власть, украинское общество – сознательно усложняем себе жизнь, чтобы, пройдя через испытания, стать более зрелыми и устойчивыми к внутренним и внешним проблемам.


Что же получит Украина от ассоциации с ЕС?

Во-первых, Украина получит новое качество отношений со своим стратегическим партнером. Европейский Союз является одним из крупнейших экономических партнеров Украины. За период с 1996 года по 2012 г. взаимный товарооборот между Украиной и ЕС вырос в пять с половиной раз. (Для справки: за то же время товарооборот со странами СНГ увеличился более чем в два раза). Сегодня на торговлю со странами ЕС приходится более 28% общего товарооборота Украины. Объем прямых инвестиций в экономику Украины из стран ЕС по состоянию на 1 января 2013 составил 43,0 млрд. дол. США, или 78,9% общего объема инвестиций в Украину.

Соглашение содержит перечень из более 350 директив и других нормативных актов ЕС, с которыми предстоит постепенно гармонизировать законодательство Украины. Большинство законодательных актов придется гармонизировать в период 2-4 лет после начала действия Соглашения. Главными сферами, которые пройдут через регуляторную реформу, являются: охрана окружающей среды, финансовые услуги, транспорт, социальная политика и техническое регулирование. Понятно, что такая гармонизация потребует от Украины определенных финансовых затрат, аккумулировать которые в достаточных объемах будет довольно сложно. Не исключено, что период адаптации сильно затянется, и часть выгод будет упущена. Вместе с тем, в долгосрочной перспективе осуществление регуляторных изменений, предусмотренных Соглашением, будет стимулировать экономический рост, что позволит компенсировать расходы бюджета на реформы. К тому же, некоторый резерв ресурсов может дать повышение эффективности государственного управления.


А может ли сегодняшнее состояние ЕС позволить Украине эти цели реализовать? Не окажется ли Украина в роли стран юга ЕС, в части перспектив? Каковы предпосылки, что мы не станем новой Грецией, ведь производительность труда (конкурентоспособность нашей экономики) в разы ниже, чем у наших европейских партнеров?

Мы сейчас видим в Европе, насколько по-разному страны справляются с вызовами «новых возможностей». Одни страны, например, Польша, Словакия или Эстония, получив доступ к европейскому рынку и дополнительный инвестиционный ресурс, кардинально изменяют национальную экономику, в разы повышают производительность труда и уровень благосостояния граждан, а другие страны, наоборот, оказываются в ситуации глубокого социально-экономического кризиса. Различные результаты различных стран, как минимум, свидетельствуют о том, что не в тексте Соглашения дело. Ключевая проблема здесь в том, будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об Ассоциации потенциала.

Pacta sunt servanda (с латинского «договоры должны соблюдаться») — основополагающий принцип гражданского и международного права. Поэтому когда Украина, как сторона договорных отношений, декларирует свое намерение стать составляющей единого европейского пространства, это означает, что государство, власть берет на себя обязательство реализовать положения договора. Безусловно, подписание Соглашения позволит увеличить торговый оборот между Украиной и странами ЕС – такой эффект от интеграции демонстрировали все присоединяющиеся к блоку страны. Это создаст серьезные перспективы для украинского бизнеса, предоставит возможность установления новых отраслевых контактов. Однако при этом создаст и новые вызовы, как для украинских предприятий, так и для государственных органов. Чтобы достичь успеха на европейском и международном рынках, Соглашение об Ассоциации должно соблюдаться, и это, в свою очередь поможет украинским предприятиям стать более конкурентоспособными и инновационными.


Что мы теряем, вступая в Ассоциацию без обозримой перспективы вступления в ЕС, ведь условия Соглашения с Украиной имеют иные условия, чем в свое время были для стран Центральной Европы, которые в свою очередь стали членами ЕС? И нужно ли Украине стремиться в Евросоюз?

На мой взгляд, актуальное Соглашение ЕС с Украиной является оптимальным в данное время и при данных условиях. ЕС в нашем случае демонстрирует достаточную гибкость, чтобы Украина, не только не стала «маргинализированным» субъектом географической Европы, но и присоединилась к ЕС в те сроки, когда будет к этому готова. Я полагаю, что Украина ничего не теряет, не получив гарантий будущего членства. Если Соглашение будет выполняться относительно последовательно, то страна будет меняться, будет расти уровень политической консолидации общества. В какой-то момент Украина сможет органично интегрироваться в общий европейский рынок, что подразумевает свободное передвижение товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Настоящее Соглашение с ЕС содержит в себе такой уровень сближения в качестве целевого ориентира. Соответственно, когда актуальное соглашение будет исчерпано, появится потребность в новом. Если у Украины будет потребность в том, чтобы стать полноправным членом ЕС, соответствующее соглашение будет подписано.

Очень часто в политических документах ЕС фигурируют такие понятия как «достаточный прогресс», «европейские ценности» и т.п. На первый взгляд, это какие-то эвфемизмы, которые отсутствуют в основополагающих Договорах ЕС. Но, в то же время, это те естественные ограничители, с помощью которых члены ЕС могут оберегать устойчивость Сообщества от внешних негативных воздействий. Они помогают отказаться от сближения с теми странами, участие которых в ЕС не отвечает интересам сообщества.


Каковы наиболее перспективные отрасли экономики Украины, которые станут точками роста в случае инкорпорации нашей страны в европейский рынок?

Поскольку Соглашение с ЕС отражает, прежде всего «спрос на интеграцию» со стороны крупного бизнеса, то логично предположить, что именно традиционные отрасли экономики ожидают позитивного эффекта от интеграции. Это металлургия, химическая промышленность, энергетика, легкая промышленность. Можно ожидать либерализации доступа на рынки ЕС для машиностроения, так как предусмотрено снижение ввозных пошлин в ЕС на большинство товаров: средняя ставка ввозной пошлины на электрическое оборудование сокращается с 2,8 % до нуля, на автотранспортные средства - с 6,3 % в среднем до 2,0 % и т.д. При этом предусматривается право Украины на осуществление защитных мер для производителей легковых автомобилей продолжительностью до 15 лет.

Не оправданы страхи относительно наплыва дешевой сельскохозяйственной продукции из ЕС, наоборот, мне кажется, что аграрии смогут расширить свое присутствие на рынках стран ЕС. Соглашение предусматривает, что ЕС не сможет экспортировать в Украину субсидированные сельскохозяйственные товары, т.е. продукцию по низким ценам. Напротив, для украинского сельскохозяйственного экспорта в ЕС предусмотрены нулевые ставки либо на всю товарную группу, либо на определенный объем поставок. Так, стороны согласились применять нулевые ввозные пошлины в ЕС на товары, которые не охвачены тарифными квотами (это около 80% тарифных линий) и введение нулевой тарифной ставки в пределах квот для экспорта в ЕС украинской продукции животноводства, зерновых культур. Одновременно предусматривается установление нулевых ввозных пошлин в ЕС почти на все пищевые продукты (около 85% тарифных линий) и введение тарифных квот с нулевой ставкой в пределах квоты для экспорта в ЕС продукции сахара и сиропов, соков, других пищевых продуктов.

Должна заметить, что в последние несколько лет торговля Украины с ЕС стагнирует. Это говорит о том, что потенциал имеющихся соглашений с ЕС практически исчерпан. Поэтому нужен новый договор, создающий качественно новые стимулы для взаимовыгодного сотрудничества.


Сможет ли наша страна благодаря подписанию Соглашения об Ассоциации провести модернизацию экономики, преодолеть отсталость, развивать сектора, ориентированные на 5-6-й технологический уклад?

За последние годы Украина продемонстрировала значительные позитивные результаты в таких отраслях как металлургия, химическая промышленность, сельское хозяйство, перерабатывающая промышленность. В тоже время, такие отрасли как машиностроение столкнулись с исключительно жесткой конкуренцией на мировых рынках. А такие отрасли, как легкая промышленность сократили производство. В настоящее время мы вынуждены признать, что достигли своеобразного «потолка» в экстенсивном развитии традиционных экспортных отраслей экономики. Тогда как новые отрасли – телекоммуникации, сложное машиностроение и т.п., - или убыточны, или работают на грани убыточности. Так что в нашей экономической повестке дня – обеспечение нового качества экономического роста.

Вместе с тем, современные тенденции мирового развития (тренды, о которых я упоминала выше) не оставляют шансов быть успешными странам, которые не совершают прорыва в технологической сфере, не располагают развитой инфраструктурой и не имеют развитой институциональной структуры рыночной экономики – качественной правовой системы, конкурентной среды, развитых финансовых рынков, эффективной экономической политики. Все эти атрибуты конкурентоспособной экономики Украине, так или иначе, необходимо внедрять; создавать условия, которые необходимы для развития современных видов производств товаров и услуг.

Собственно стратегический смысл подписания Соглашения в том, что задачи в области модернизации и реформ из декларации намерений превращаются в международное обязательство Украины. А также в международное обязательство ЕС (хотя и в меньше мере, чем Украины) помочь нам в этих исключительно сложных преобразованиях – опытом, поддержкой, ресурсами, советами... Иными словами, Соглашение способствует созданию в Украине драйверов технологической модернизации. Именно поэтому я считаю подписание Соглашения стратегически правильным выбором вектора интеграции.

Что же касается заданного вопроса, то сегодня еще рано говорить о перспективах нашей страны с точки зрения того, будут или не будут созданы новые сектора, базирующиеся на новых технологических укладах. По сути, заданный вопрос – это вопрос о том, сможет ли Украина воспользоваться интеграционными возможностями, извлечет ли из них пользу и выгоду. Не будем забывать, что Соглашение об Ассоциации – это не страховка от бедности. Это возможность нового этапа развития, новые трудности и поиск путей их преодоления. Достойно ли ответит Украина на вызов? Надеюсь на это.


Каково место Украины в региональном разделении труда – ибо рынок ЕС весьма структурирован, какую нишу наша страна сможет занять? И кого при этом потеснить?

Я бы не преувеличивала структурированность и «тесноту» европейского рынка. Европа - это рыночная экономика, «заточенная» на интерес потребителя. Поэтому, если украинский бизнес предложит продукт, привлекательный с точки зрения цены и качества, на него обязательно найдется покупатель. Так уже происходит, и на европейский рынок выходит все больше украинских предприятий, а еще больше готовятся к этому. Однако не редко эффективный бизнес, происхождением из Украины, уже после освоения соседних рынков, мигрирует в другие юрисдикции, в том числе и в ЕС. Сейчас это объективный процесс. Вообще, мне кажется, одним из важных последствий евроинтеграции станет создание благоприятных условий внутри страны - для отечественного бизнеса и для возникновения новых конкурентных преимуществ, которые помогут Украине выйти на европейские рынки с такими товарами и услугами, которых, возможно, у нас еще не существует.

Украине еще так много предстоит перестроить и построить, что только с этой точки зрения мы очень привлекательная экономика. Не менее привлекательная, чем, скажем, китайская, поскольку на данный момент обе наши экономики считаются странами со средним уровнем дохода и с большим потенциалом развития. На волне модернизации Украина может и должна войти в ассоциацию с ЕС не как проситель помощи, а как молодая стабильная экономика, открывающая для Объединенной Европы новые перспективы социально-экономического и политико-гуманитарного развития. Сотрудничество в сферах космической и авиационной промышленности, оборонно-промышленного комплекса, ряде отраслей машиностроения может дать «второе дыхание» стабильно высокому, но недостаточно реализованному технологическому потенциалу Украины в этих сферах.

Украина может принести в Евросоюз дополнительные конкурентные преимущества за счет совместного преодоления нарастающих рисков развертывания ресурсных кризисов в мире – энергетического и продовольственного. Сельское хозяйство Украины на основе его капитализации, повышения производительности и углубления уровня переработки продукции может быть практически неисчерпаемой в среднесрочном периоде базой для развития внешнеэкономических (и не только) преимуществ Украины и Европы.

Опыт последних лет свидетельствует о том, что кардинальные перемены в мировой экономике могут совершаться очень стремительно. Вспомните, еще пять лет назад всем нам казалось, что энергетическая зависимость от России – это, по меньшей мере, наша судьба. Но сейчас все очень круто изменилось. И я не исключаю, что Соглашение об Ассоциации, как факт нашей истории, стало возможным только потому, что Украина «вошла в тренд» изменившегося европейского энергетического рынка и освободилась от энергетической по форме, но колониальной по сути, зависимости. Поэтому ожидаемо важной сферой сотрудничества Украины с ЕС будет энергетическая безопасность, развитие энергетической инфраструктуры, обеспечение стабильных поставок газа, диверсификация источников энергоносителей, формирования прозрачного и независимого энергетического рынка, развитие секторов возобновляемой энергетики и энергосберегающих технологий. В 2011 году Украина присоединилась к Энергетическому Сообществу ЕС, а, следовательно, взяла на себя обязательства формирования открытого энергетического рынка и стандартов этого рынка.


Большая глава Соглашения об Ассоциации посвящена вопросам конкуренции и регулированию деятельности монополий, – какие последствия это будет иметь для украинских олигархов-монополистов?

Да, вы абсолютно правы, подчеркивая, что вопросы конкуренции и антимонопольного регулирования – это ключевые элементы европейской демократии, которым в Соглашении об Ассоциации отводится одно из центральных мест. Если перефразировать вопрос, то он о том, зачем нашим «олигархам» вообще понадобилось это Соглашение, допустят ли они утрату монопольной ренты, согласившись на политику демонополизации, почему вообще они «не выбрали» Таможенный Союз с Россией, где авторитарная власть оберегает крупный капитал?

Нельзя, конечно, исключить, что реализация Соглашения в части утверждения демократических принципов в экономике и политике, будет идти трудно и медленно. Будем реалистами. Будем помнить, что в некоторых развитых европейских странах еще несколько десятилетий тому назад господствовали фашистские, мафиозные, расистские и прочие режимы. При том, что в этих странах существовала рыночная конкуренция, конкуренция в политике (т.е. демократия) утверждалась очень трудно. В Украине же не существовало ни политической, ни рыночной конкуренции. Мне кажется, именно поэтому европейские партнеры проявляют больше терпимости и понимания к нашим трудностям, нежели мы сами.

Думаю, что консенсус в элитах по поводу европейской интеграции – это демонстрация определенной зрелости украинского общества. Давайте рассматривать украинских олигархов-монополистов как часть украинского общества. Повторюсь, Украина не уникальна в своей экономической истории. Другие страны тоже в свое время прошли через фазу монополизации (фазу укрупнения бизнеса). Но на каком-то этапе монополизация становится для бизнес-империи фактором приближающегося заката; самые прозорливые руководители сознательно идут на внутренние перестройки, и в конечном счете отказываются от монополизма. Наш ли это случай? Думаю, ближайшее будущее даст ответ.


Какова, по-вашему, степень готовности хозяйствующих субъектов воспользоваться преимуществами подписания Соглашения об ассоциации или выгоды предполагаются лишь для избранных, и то не с украинским паспортом?

По моим оценкам, бизнес имеет достаточно опыта, чтобы открывать для себя и европейский, и мировой рынки. Есть мнение, что вести бизнес в Европе легче, чем в Украине. Я думаю, что для среднего бизнеса пробиться на европейский рынок будет труднее, чем крупному. Причем, крупному бизнесу в Европе действительно будет комфортнее. Что касается преимуществ, то самые разные категории предприятий смогут воспользоваться выгодами евроинтеграции, хотя и по-разному. Первыми получат преимущества те компании, которые уже присутствуют на рынках ЕС. На начальных этапах реализации Соглашения выгоды получат также игроки внутреннего рынка, (хочу в это верить), которым должно стать легче вести дела в своей стране.

А основные преимуществ от сближения с Европой мы, как потребители, увидим тогда, когда в Украине будет снижен уровень коррупции, когда на внутреннем рынке появится больше новых компаний и продуктов, а мы будем уверенны, что на рынке присутствуют только безопасные для здоровья товары по доступным ценам.


Как украино-европейские отношения влияют на будущее нашей страны? Могли бы вы сделать прогноз о месте и роли Украины в Ассоциации с ЕС через 10 лет? Как, по-вашему, это будет выглядеть?

Я не ожидаю от Соглашения об ассоциации чуда. Темпы изменений в Украине будут зависеть от того, насколько последовательно будут создаваться в нашей стране институты рыночной экономики. Например, насколько быстро наша судебная система станет независимой, а права собственности получат адекватную защиту; насколько эффективно органы государственной власти будут распоряжаться бюджетными ресурсами, насколько свободней станет бизнес в реализации своих бизнес-проектов. По сути, прогресс в развитии будет зависеть от того, в какой мировой экономический тренд сумеет «вписаться» Украина. Потенциально, сценарии могут быть самыми разными. Десять лет мы, как страна, можем потратить на продолжение мучительных поисков своего места в Европе, и в итоге ограничиться всего лишь ролью «житницы Европы». Но можем, открыв рынки для инвестиций и технологий и раскрепостив творческую энергию предпринимателей, дать толчок для нового качества роста. Это могут быть как традиционные отрасли, так и совершенно новые, о которых мы и не догадываемся. Но я не сомневаюсь, что успех Ассоциации будет зависеть не столько от объема европейского рынка или финансовой помощи Евросоюза, сколько от реформ, трансформирующих украинский рынок в европейский.

Представить себе, как это будет выглядеть довольно просто: сегодня для этого нужно получить шенгенскую визу и съездить в одну из стран ЕС, присоединившихся к Сообществу в 2004 году, - так сказать попутешествовать на машине времени.


Что будет делать Украина, подписав (и взяв на себя обязательства) о вхождении в Ассоциацию с ЕС, если сам ЕС развалится? Каково будущее европейского проекта? Есть ли будущее у ЕС как объединения? Останется ли Старый Свет самым конкурентоспособным регионом планеты? Совершит ли ЕС новый модернизационный рывок?

Будущее Украины в Европейском Союзе, или вне его, будет определяться исключительно Украиной. Те обязательства, которые присутствуют в Соглашении об Ассоциации имеют самостоятельную ценность для Украины, поскольку их реализация улучшит жизнь именно наших граждан. Европейский Союз во многих отношениях репрезентирует те тренды мировой экономики, которые в экономическом смысле могут быть воспроизведены и в Украине. А, например, для полноценного присоединения к линии тренда, который формирует интеграционную базу Евразийского Союза, у Украины нет ресурса; в том союзе Украина играла бы заведомо ограниченную роль.

Можно много спорить по поводу того, сможет, или не сможет ЕС осуществить свои стратегические цели. Однако страны-члены ЕС пока в этом не сомневаются. Они солидарны в своем стремлении двигаться к обозначенным целям сообща, причем поступаясь в каких-то вопросах национальным суверенитетом. Обеспечение устойчивого роста с использованием самых передовых технологий производства, гарантия прав человека и безопасной среды обитания, высокие стандарты социального обеспечения, развитая медицина и здравоохранение, демократические политические режимы, - именно эти общие цели (ценности) удерживают ЕС от развала. Пока Европейский Союз как международная организация будет предлагать в качестве базы интеграции подобные ценности и развивать конкурентные преимущества экономических систем на базе этих ценностей, я уверенна, что Сообществу в данном его качестве ничего не угрожает. Выход или присоединение отдельных стран особо не влияют на жизнеспособность всего европейского интеграционного проекта. Мне кажется, что выгоды членства в ЕС (или в общем рынке ЕС) для стран-участниц слишком очевидны, чтобы допустить развал Союза.

Что касается вопроса, ставящего под сомнение способности ЕС сохранять и развивать конкурентоспособность на мировом рынке. Прошлый опыт скорее указывает на то, что ЕС способен адекватно ответить на глобальные вызовы. Анализируя историю ЕС, можно найти немало примеров того, как страны-члены сообща находили новаторские решения для, казалось бы, неразрешимых проблем. Послевоенное восстановление, становление демократических государств после эпохи господства фашизма, разработка механизмов межгосударственного сотрудничества в сфере политики и экономики, создание пространства единой экономической политики и т.п. Сейчас ЕС – вторая экономика в мире после США (на территории которых за последнее столетие войн вообще не было). Особые трудности связаны и с тем, что ЕС это не одна страна, а 28, и все вопросы там решаются на основе консенсуса (т.е. медленно и основательно).

Не так давно между ЕС и США были возобновлены переговоры о создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП). Новое интеграционное объединение – это в том числе и ответ ЕС на вызовы конкурентоспособности. Кстати ни ЕС, ни США, в отличии от Украины, не сомневаются, что либерализация торговли и инвестиций может дать колоссальный экономический эффект. Так, по расчетам европейских экспертов, экономические выгоды в целом составят порядка € 119 млрд. в год для ЕС и € 95 млрд. в год для США. Именно такой тренд может либо обрести, либо потерять Украина.

Беседовала Татьяна Гребнева

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

Ассоциация с ЕС позволит Украине создать свою полноценную национальную экономику

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна на вічних розтоках

Ігор Шевляков, експерт Міжнародного центру перспективних досліджень

Найбільший ризик, пов`язаний з Угодою про Асоціацію, – це невиконання Україною взятих на себе зобов’язань

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Асоціація з Євросоюзом – це основний ключ до модернізації України

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Благодаря Ассоциации, уже с февраля Украина может получить доступ к европейским рынкам

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Украина ничего не теряет, кроме своих цепей

Володимир Цибулько, політичний експерт

Україна зближується з ЄС через відмову Росії від подальшої кооперації

Володимир Лановий, президент Центра ринкових реформ

Україна має всі можливості для успішної євроінтеграції, потрібно просто надати їх людям

Мовчан Вероніка, директор з наукової роботи Інституту економічних досліджень і політичних консультацій

Як Україна скористається новими можливостями, залежить від неї самої

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Грех не использовать соседство с ЕС в целях нашего собственного развития

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

В мировой экономике благотворительность – ширма, за которой прячется жесткая мировая конкуренция

Тарас Качка, експерт з європейської інтеграції, учасник переговорної групи від України на перемовинах про зону вільної торгівлі з ЄС

Ідея європейської інтеграції полягає в тому, щоб управління в Україні нічим не відрізнялося від управління в більшості європейських країн

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Соглашение об ассоциации с ЕС для Украины это шанс пойти прогрессивным путем

Максим Розумний, завідувач відділу стратегічних комунікацій Національного інституту стратегічних досліджень

Завдяки Договору про асоціацію, Україна отримає значні переваги на Євроазiйскому просторі

Олесь Ільченко, письменник, з Женеви спеціально для «Діалог.UA»

Спільнота Північноатлантичної цивілізації, – набагато надійніший гарант безпеки нашої країни, ніж Росія

Дмитрий Выдрин, политолог

Через десять лет у нас не будет олигархов, поскольку их в Европе просто не существует

Олексій Молдован, кандидат економічних наук, Завідувач сектору грошово-фінансової стратегії Національного інституту стратегічних досліджень

Якщо не ставити за стратегічну мету повноцінне приєднання до ЄС, то в політичній асоціації та зоні вільної торгівлі для України немає сенсу

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Договор об Ассоциации – один из элементов цивилизационного выбора Украины

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Исторический путь Украины состоит в том, чтобы вернуться в семью европейских народов

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Сегодня ни страна, ни общество, не адекватны вызовам, стоящим перед ними

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Україна буде «безкінечно наближатися» до Євросоюзу, але навряд чи стане його членом

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,216