В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

Эта тема оказалась очень непростой, поскольку сделать новым и интересным для читателя то, о чем неустанно говорят накануне вильнюсского саммита практически все СМИ, было достаточно сложно. С другой стороны, мы попытались «объять необъятное» – выяснить, какое же будущее есть у ЕС, и каковы перспективы подписания Украиной Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Оба эти вопроса о будущем, а именно оно с трудом «прочитывается», – и в тексте самого Соглашения и между его строк.

Сможет ли наша страна благодаря подписанию Соглашения об ассоциации провести модернизацию экономики, преодолеть технологическую отсталость, развивать секторы, ориентированные на 5–6 технологические уклады? Каково место Украины в региональном разделении труда (ибо рынок ЕС весьма структурирован), какую нишу наша страна сможет занять? Существуют ли для украинской экономики риски, связанные с вступлением в ЕС, каковы они? Вопросов больше, чем ответов…

Многочисленные опросы показывают, что вряд ли можно с уверенностью утверждать, что жители Украины всецело разделяют европейские ценности, каковыми бы они ни были. Аргументы «за» и «против» европейской интеграции все еще остаются предметом дискуссий. Однако искусственно нагнетаемая истерия со стороны еще одного стратегического партнера Украины, на фоне прекрасно чувствующих себя под «соседской государственной крышей» российских банков и других субъектов предпринимательской деятельности, скорее подталкивает в «общее светлое будущее».

Что получит Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом? Пока только участие в проекте, то есть «пригласительный», а не членский билет. И уже от нас будет зависеть – сможем ли мы это приглашение трансформировать в какие-то экономические и политические выгоды. Будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об ассоциации потенциала? Будем ли ждать, что кто-то сделает за нас то, что уже успели сделать наши западные соседи, или сами начнем меняться? Мяч находится на поле Украины, и у нас расширяется диапазон возможностей, которые мы либо используем, либо, увы, снова отложим «на потом».

Кризис в Европе стал частью ее повседневной жизни, иначе говоря, рутиной. Существует долговой кризис, кризис евро, кризис принятия решений и кризис одобрения этих решений. А вал апокалиптических прогнозов служит лишь одному – распространению мрачных настроений в обществе, в котором их и без того с избытком.

С момента провала проекта общеевропейской конституции, Евросоюзу хронически недостает политического лидерства. Образ единой, привлекательной для всех Европы изрядно потускнел — и прагматизмом его не заменить. Единая валюта без единого государства, без общей налогово-бюджетной и социальной политики, без единого рынка госбумаг, без единого рынка труда, без единых институтов политической солидарности — имеет мало шансов на выживание. Тем более, что валютный союз разрушает социальные системы менее сильных стран, из-за чего политический кризис в ЕС постоянно усугубляет проблему европейского лидерства.

Экономический кризис внес свои коррективы в «победоносное шествие» Европейского Союза по планете. Кроме серьезных экономических проблем на поверхность всплыло то, что в Евросоюзе отсутствует консенсус не только по дальнейшему развитию этого союза государств, но и по множеству вопросов его функционирования. Особенностью этого кризиса стало также дробление финансовых и товарных рынков по национальным границам. Предприятия в наиболее пострадавших странах оказались в худших условиях, чем их конкуренты в странах, не пострадавших от кризиса. Каждый сам за себя, или же все страны-члены ЕС вместе будут выходить из кризиса? Что, и в каком объеме будут решать наднациональные органы Евросоюза? И насколько далеко зайдет процесс централизации внутри ЕС?

Вопросов действительно много, но перед Украиной проблема окончательного интеграционного выбора реально встанет лишь через десятилетия. Как за это время изменится Евросоюз, и какой путь на сближение с ним успеет к тому времени пройти Украина? Об этом сегодня отчаянно спорят эксперты. Но большинство из них сходятся в одном: дорогу осилит идущий.

Свернуть

Многочисленные опросы показывают, что вряд ли можно с уверенностью утверждать, что жители Украины всецело разделяют европейские ценности, каковыми бы они ни были. Аргументы «за» и «против» европейской интеграции все еще остаются предметом дискуссий.

Что получит Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом? Пока только участие в проекте, то есть «пригласительный», а не членский билет. И уже от нас будет зависеть – сможем ли мы это приглашение трансформировать в какие-то экономические и политические выгоды. Будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об ассоциации потенциала? Будем ли ждать, что кто-то сделает за нас то, что уже успели сделать наши западные соседи, или сами начнем меняться? Мяч находится на поле Украины, и у нас расширяется диапазон возможностей, которые мы либо используем, либо, увы, снова отложим «на потом».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Сегодня ни страна, ни общество, не адекватны вызовам, стоящим перед ними

23 окт 2013 года
Что Украина может получить в краткосрочном и долгосрочном геополитическом и экономическом плане от ассоциации с ЕС?

Сама постановка вопроса, что Украина получит, неразрывно связана с тем субъектом, который будет ей управлять. Рассуждения относительно каких-либо выгод или убытков не имеют смысла вне того контекста и вне субъекта управления, если Украиной и дальше будет управлять власть наподобие этой «оранжевой химии».

Я не вижу каких-либо принципиальных выгод, которые получит Украина от ЕС. Даже если бы она пошла в ТС, принципиально бы ничего не изменилось от любого типа интеграции, который был бы у Украины с каким-либо иным субъектом. А с другой стороны, если субъект меняется и он проявляет себя как полноценно мыслящий, как понимающий национальные интересы и способный их выражать, то тогда, конечно, мы можем получить очень много, как например, получила Турция, которая заключила ассоциацию с ЕС полвека назад.

Несмотря на то, что была изначально более слабой, и открытие своего рынка для европейских товаров должно было повлечь для нее те проблемы, о которых нам рассказывают, этого не произошло. Наоборот, в стране появилась мощная промышленность, от автомобилестроения до производства бытовой техники. Турция превратилась в мощную региональную державу, которая продолжает успешно развиваться. Поэтому постановка вопроса, что мы получим, связана с постановкой вопроса «кто будет получать, и кто будет ставить задачи перед страной». Вне этого контекста вопрос не имеет смысла.


Довольно большая глава Соглашения об ассоциации посвящена конкуренции и регулированию деятельности монополий. Какие последствия это будет иметь для украинских монополистов?

Давайте зададимся простым вопросом, если украинские олигархи-монополисты рекламируют продвижение Украины в ЕС, а 90% из них, начиная от Ахметова и заканчивая массой других, так и поступают – вот и ответ. Они бы не стали это делать, если бы это противоречило их интересам. Поэтому интеграция в ЕС вызывает интерес, прежде всего, у олигархов. Общество и различные социальные группы, кроме олигархов, остаются в стороне от этого процесса, мало что понимая.

Самое главное, простые люди мало понимают свои собственные интересы, не способны политически защищать их, и как следствие, они остаются наблюдателями, которые что-то обсуждают, вносят какие-то суждения по поводу происходящего. Это мало кого волнует, и никак не мешает олигархам реализовывать свои интересы в рамках евроинтеграции.


Даже те, кто торгует подсолнечником, который является для Украины довольно «чувствительной» статьей экспорта?

Если производители подсолнечника получат долю на европейском рынке, чем им плохо? Собственно говоря, ни для кого не секрет, мы получили свою долю на рынке ЕС благодаря таким экологически грязным культурам как рапс и подсолнечник. Украина стала в последние годы мировым лидером по производству подсолнечного масла. Это выгодно европейским агрохолдингам, которые сосредотачиваются на выпуске высокотехнологичных культур, и которые позволяют получать намного большую долю прибыли торговцам семечками или низкокачественным зерном, как это делает Украина.


Сегодня ЕС находится на определенном раздорожье, внутри идут споры, как будет развиваться европейский проект дальше. Что будет происходить с системой социального обеспечения в случае дальнейшего сближения Украины с ЕС?

А причем здесь ЕС? У нас демонтаж социального государства произошел намного раньше чем в ЕС. Украина будет примером для ЕС, как правильно и быстро демонтировать социальное государство и особо не париться, что будет с пенсионерами и бедными.

В этом плане ЕС, если говорить иронично, может ориентироваться на Украину в плане решения своих социальных проблем. Усиления конкурентоспособности на мировом рынке в условиях, когда дешевой рабочей силы много, а рынков сбыта мало – да, это ирония, реально же никак ЕС не повлияет на улучшение или ухудшение ситуации в социальной политике. Это напрямую зависит от самих украинцев, если мы будем сидеть по своим домам и ничего не делать, когда забирают льготы, или когда не выплачивают пенсии и зарплаты.

Почему проблемы украинцев должны волновать ЕС? Кто сказал, что они должны волновать его в принципе? У ЕС свои цели, свои задачи, и он действует исходя из этих целей, защищая интересы элит, интересы масс, а проблемы индейцев, пусть это индейцы восточноевропейские - это их проблемы, если они не просчитали какие-то последствия от своих действий.

Центральноамериканские индейцы помогали отрядам Кортеса и Писарро завоевать империю майя, потому что у них были свои счеты с доминирующими племенами, но потом они сами стали жертвами корыстолюбивых испанцев. Никто же не виноват, что они были настолько тупы? Происходит естественный отбор. Если мы не способны просчитывать элементарные позиции, то это наша проблема, никого не волнует, что еще один народ исчезнет с лица земли, либо станет еще более бедным или деградирует каким-то образом.


Подписание соглашения об ассоциации – это этап. Где мы будем в отношениях с ЕС через, скажем, 10 лет

Никто не ответит на этот вопрос. Представь, встречаешься с Богданом Хмельницким сразу после подписания Переяславских соглашений и спрашиваешь: дорогой Богдан Зиновьевич, как вы думаете, к чему приведут ваши соглашения, где мы будем через 10 лет? Любой его ответ был бы не правильным. Потому что Хмельницкому в страшном сне не могло присниться, что произойдет с его наследием после его смерти.

Украина тогда, как и Украина сегодня оказалась в эпицентре очень серьезных глобальных процессов. Сегодня ни страна, ни общество, не адекватны вызовам, стоящим перед ними. Если бы они использовали возможности, которые всегда открываются в момент кризиса, как использовала Финляндия после развала Российской империи, либо Польша и прибалтийские республики после развала СССР, но мы не сделали это.

Оказалось, что Финляндия получила независимость почти на столетие раньше Украины, но при этом умудрилась вляпаться во Вторую Мировую войну. Тем не менее, сегодня она является одной из наиболее развитых стран в мире, несмотря на то, что 40 лет назад она была европейским середнячком.

Говорить о том, что будет через 10 лет абсолютно бесперспективно и бессмысленно. Можно говорить о том, что будет максимум на полгода-год, по некоторым направлениям - на три года.


Сейчас в Европе обсуждается определенные направления развития Европейского проекта. Каким вы видите будущее у ЕС? Какие тенденции существуют внутри него?

Борются центростремительные с центробежными. Есть Германия, пытающаяся усилить свои позиции в условиях экономического кризиса охватившего ЕС. Еще есть Юг с огромными проблемами, который наоборот, разрывает ЕС на части.

Глупо говорить однозначно. Говорить о том, что СССР распадется в 1986 году было рано, говорить о том, что он выживет в 1991 –поздно. ЕС пребывает в такой же ситуации. Я скорее европессимист, чем еврооптимист в этом плане, учитывая сложность проблем, сложность вызовов, которые есть в Европе.

Думаю, от ЕС могут отколоться проблемные страны Юга, но с другой стороны, логика будет подстегивать Германию удерживать контроль над ситуацией. Германия прекрасно понимает, что теряя скрепленную Европу, она теряет огромный рынок сбыта, который позволил ей получить огромные преференции, благодаря которым она стала претендовать на более мощные позиции в мировом раскладе.

Кроме того необходимо понимать, что ЕС очень плотно связан с США. Несмотря на все противоречия, западный конгломерат действует как единое целое, с осознанием собственных интересов, и в рамках этих интересов им выгодно, чтобы ЕС существовал для защиты от нестабильного Юга, от опасного и растущего Востока, для того чтобы говорить с мощных позиций с непредсказуемой Россией.

Я думаю, что в ЕС будет очень мощная борьба, будет сильный рост националистических настроений, мы будем свидетелями проблем с мигрантами, прежде всего с мусульманами, которые становятся внутренним вызовом для Европы.

Европа будет неизбежно пересматривать свои собственные политкультурные практики, которых она придерживалась на протяжении последнего полувека, практику мультикультурулизма. Это четкая тенденция, демонстрирующая, что внутри европейских элит началось творческое переосмысление старой модели и соответственно за которыми наверняка последуют новые подходы, более жесткие в отношении некоренных народов и более жестокие с точки зрения защиты европейской традиции.

Это мы видим и на примере Австралии, которая начала проводить жесткую антиэмигрантскую политику. Я думаю, что австралийский премьер будет вдохновлять в отношении такой же политики и Евросоюз. Кроме того, к этому будет подвигать дальнейшая дестабилизация Ближнего Востока, который как мы видим, никак не успокоится и еще долго не успокоится.

Проблемными окажутся Алжир, Иордания, и все это будет заставлять европейские страны более активно защищаться на внешнем периметре, и это будет подталкивать их к тому, чтобы сообща держать этот периметр, потому что в противном случае Европа повторит судьбу Римской Империи и орды варваров хлынут на ее периферию, а затем проникнут и в сердцевину.


Что волнует рядовых граждан больше всего, это визовый режим с ЕС - будет ли он, якобы смягчаясь, ужесточаться или все же он со временем действительно станет более либеральным?

Если мы получим ассоциацию, то визовый режим будет смягчаться, это очевидно, так же как он стал более мягким в отношении большинства стран, с которыми ЕС заключила ассоциацию.

Поэтому для украинцев сейчас попасть в ЕС тяжелее, чем жителям Алжира или Чили. Я думаю, режим будет смягчаться. Тем более, как показывает социология, мигранты из Восточной Европы ассимилируются в европейское общество, и с ними нет таких проблем как с турками или арабами.

В этом плане Украина интересна как демографический донор, хотя она сама требует демографического донора, но Европа ощущает свою слабость с точки зрения демографии. Мы хорошо знаем, что индекс фертильности в большинстве европейских стран, очень низок, на уровне воспроизводства, поэтому нужно искать выход - либо повышать рождаемость, либо внедрять новые технологии, чтобы компенсировать недостаток людей, и не так серьезно страдать от демографических проблем, либо – брать такие страны как Украина, высасывать из них рабочую силу и мозги, взамен обеспечивая границу. Как Дакия была не очень развитым периметром Римской Империи, так и Украина станет не очень развитым периметром Европейской империи.


Беседу вел А.Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

Ассоциация с ЕС позволит Украине создать свою полноценную национальную экономику

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна на вічних розтоках

Ігор Шевляков, експерт Міжнародного центру перспективних досліджень

Найбільший ризик, пов`язаний з Угодою про Асоціацію, – це невиконання Україною взятих на себе зобов’язань

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Асоціація з Євросоюзом – це основний ключ до модернізації України

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Благодаря Ассоциации, уже с февраля Украина может получить доступ к европейским рынкам

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Украина ничего не теряет, кроме своих цепей

Володимир Цибулько, політичний експерт

Україна зближується з ЄС через відмову Росії від подальшої кооперації

Володимир Лановий, президент Центра ринкових реформ

Україна має всі можливості для успішної євроінтеграції, потрібно просто надати їх людям

Мовчан Вероніка, директор з наукової роботи Інституту економічних досліджень і політичних консультацій

Як Україна скористається новими можливостями, залежить від неї самої

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Грех не использовать соседство с ЕС в целях нашего собственного развития

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

В мировой экономике благотворительность – ширма, за которой прячется жесткая мировая конкуренция

Тарас Качка, експерт з європейської інтеграції, учасник переговорної групи від України на перемовинах про зону вільної торгівлі з ЄС

Ідея європейської інтеграції полягає в тому, щоб управління в Україні нічим не відрізнялося від управління в більшості європейських країн

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Соглашение об ассоциации с ЕС для Украины это шанс пойти прогрессивным путем

Максим Розумний, завідувач відділу стратегічних комунікацій Національного інституту стратегічних досліджень

Завдяки Договору про асоціацію, Україна отримає значні переваги на Євроазiйскому просторі

Олесь Ільченко, письменник, з Женеви спеціально для «Діалог.UA»

Спільнота Північноатлантичної цивілізації, – набагато надійніший гарант безпеки нашої країни, ніж Росія

Дмитрий Выдрин, политолог

Через десять лет у нас не будет олигархов, поскольку их в Европе просто не существует

Олексій Молдован, кандидат економічних наук, Завідувач сектору грошово-фінансової стратегії Національного інституту стратегічних досліджень

Якщо не ставити за стратегічну мету повноцінне приєднання до ЄС, то в політичній асоціації та зоні вільної торгівлі для України немає сенсу

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Договор об Ассоциации – один из элементов цивилизационного выбора Украины

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Исторический путь Украины состоит в том, чтобы вернуться в семью европейских народов

Ирина Клименко, зав.отдела внешнеэкономической политики НИСИ, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник

Украина ничего не теряет, не получив гарантий будущего членства

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Україна буде «безкінечно наближатися» до Євросоюзу, але навряд чи стане його членом

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,202