В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

Эта тема оказалась очень непростой, поскольку сделать новым и интересным для читателя то, о чем неустанно говорят накануне вильнюсского саммита практически все СМИ, было достаточно сложно. С другой стороны, мы попытались «объять необъятное» – выяснить, какое же будущее есть у ЕС, и каковы перспективы подписания Украиной Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Оба эти вопроса о будущем, а именно оно с трудом «прочитывается», – и в тексте самого Соглашения и между его строк.

Сможет ли наша страна благодаря подписанию Соглашения об ассоциации провести модернизацию экономики, преодолеть технологическую отсталость, развивать секторы, ориентированные на 5–6 технологические уклады? Каково место Украины в региональном разделении труда (ибо рынок ЕС весьма структурирован), какую нишу наша страна сможет занять? Существуют ли для украинской экономики риски, связанные с вступлением в ЕС, каковы они? Вопросов больше, чем ответов…

Многочисленные опросы показывают, что вряд ли можно с уверенностью утверждать, что жители Украины всецело разделяют европейские ценности, каковыми бы они ни были. Аргументы «за» и «против» европейской интеграции все еще остаются предметом дискуссий. Однако искусственно нагнетаемая истерия со стороны еще одного стратегического партнера Украины, на фоне прекрасно чувствующих себя под «соседской государственной крышей» российских банков и других субъектов предпринимательской деятельности, скорее подталкивает в «общее светлое будущее».

Что получит Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом? Пока только участие в проекте, то есть «пригласительный», а не членский билет. И уже от нас будет зависеть – сможем ли мы это приглашение трансформировать в какие-то экономические и политические выгоды. Будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об ассоциации потенциала? Будем ли ждать, что кто-то сделает за нас то, что уже успели сделать наши западные соседи, или сами начнем меняться? Мяч находится на поле Украины, и у нас расширяется диапазон возможностей, которые мы либо используем, либо, увы, снова отложим «на потом».

Кризис в Европе стал частью ее повседневной жизни, иначе говоря, рутиной. Существует долговой кризис, кризис евро, кризис принятия решений и кризис одобрения этих решений. А вал апокалиптических прогнозов служит лишь одному – распространению мрачных настроений в обществе, в котором их и без того с избытком.

С момента провала проекта общеевропейской конституции, Евросоюзу хронически недостает политического лидерства. Образ единой, привлекательной для всех Европы изрядно потускнел — и прагматизмом его не заменить. Единая валюта без единого государства, без общей налогово-бюджетной и социальной политики, без единого рынка госбумаг, без единого рынка труда, без единых институтов политической солидарности — имеет мало шансов на выживание. Тем более, что валютный союз разрушает социальные системы менее сильных стран, из-за чего политический кризис в ЕС постоянно усугубляет проблему европейского лидерства.

Экономический кризис внес свои коррективы в «победоносное шествие» Европейского Союза по планете. Кроме серьезных экономических проблем на поверхность всплыло то, что в Евросоюзе отсутствует консенсус не только по дальнейшему развитию этого союза государств, но и по множеству вопросов его функционирования. Особенностью этого кризиса стало также дробление финансовых и товарных рынков по национальным границам. Предприятия в наиболее пострадавших странах оказались в худших условиях, чем их конкуренты в странах, не пострадавших от кризиса. Каждый сам за себя, или же все страны-члены ЕС вместе будут выходить из кризиса? Что, и в каком объеме будут решать наднациональные органы Евросоюза? И насколько далеко зайдет процесс централизации внутри ЕС?

Вопросов действительно много, но перед Украиной проблема окончательного интеграционного выбора реально встанет лишь через десятилетия. Как за это время изменится Евросоюз, и какой путь на сближение с ним успеет к тому времени пройти Украина? Об этом сегодня отчаянно спорят эксперты. Но большинство из них сходятся в одном: дорогу осилит идущий.

Свернуть

Многочисленные опросы показывают, что вряд ли можно с уверенностью утверждать, что жители Украины всецело разделяют европейские ценности, каковыми бы они ни были. Аргументы «за» и «против» европейской интеграции все еще остаются предметом дискуссий.

Что получит Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом? Пока только участие в проекте, то есть «пригласительный», а не членский билет. И уже от нас будет зависеть – сможем ли мы это приглашение трансформировать в какие-то экономические и политические выгоды. Будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об ассоциации потенциала? Будем ли ждать, что кто-то сделает за нас то, что уже успели сделать наши западные соседи, или сами начнем меняться? Мяч находится на поле Украины, и у нас расширяется диапазон возможностей, которые мы либо используем, либо, увы, снова отложим «на потом».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Договор об Ассоциации – один из элементов цивилизационного выбора Украины

28 окт 2013 года
Каких стратегических целей добивается Украина в своем желании стать ассоциированным членом ЕС? И что вообще получит Украина от ассоциации с ЕС?

В чем уникальность Украины в данном случае? У нас есть выбор. Когда распался Советский Союз и социалистический блок, то центрально- и восточно-европейские страны не делали цивилизационного выбора: будучи после 1945 г. инкорпорированы в другую цивилизацию, республики бывшего соцлагеря просто вернулись в органичную для себя цивилизационную систему. Тогда как Украина в последние 20 лет делает выбор и с этим связаны нынешние трудности. Украина всегда находилась между европейской и российской цивилизацией и наша задача сейчас сделать выбор. Другими словами, речь идет не о том, чтобы «вернуться в европейский дом», а сделать выбор, в каком доме дальше жить. И сделав выбор – придерживаться его в дальнейшем, несмотря на объективные и субъективные проблемы, которые обязательно будут возникать при его реализации. Это, если говорить геополитически.

Другой момент европейского выбора, это обеспечить стране условия для устойчивого долгосрочного развития. Акцентирую внимание именно на долгосрочном развитии, поскольку основные выгоды от евроинтеграции будут в длительной временной перспективе, тогда как рисков больше в краткосрочном периоде – чем и пытаются воспользоваться критики данного геополитического выбора.


 А может ли сегодняшнее состояние ЕС позволить Украине эти цели реализовать? Не окажется ли Украина в роли стран юга ЕС, в части перспектив? Каковы предпосылки, что мы не станем новой Грецией, ведь производительность труда (конкурентоспособность нашей экономики) в разы ниже, чем у наших европейских партнеров?

Есть такая украинская пословица: «поки товстий схудне – тонкий здохне». Скорее, развалятся те страны, которые постоянно заявляют о том, что Европейский Союз вот-вот развалится. Пока что Европейский Союз демонстрирует большую адаптивность к вызовам, чем многие авторитарные режимы, которые еще недавно, казалось, будут существовать еще долго или, по крайней мере, переживут своих основателей. «Арабская весна» показала, что не пережили.

Как это ни банально, но демократическая система до сих пор самая лучшая из худших политических систем, она не идеальна, но при этом она адаптивна. Это первый момент.

Второй момент – перспектива вхождения Украины в Европейский Союз создает новые вызовы, скорее, для Евросоюза. Он изменится до неузнаваемости. Поэтому нельзя говорить, что войдя в ЕС, Украина рискует стать Грецией. Да и у Греции возникли проблемы не потому, что она в Европейском Союзе, а потому, что ее не надо было брать в Евросоюз.

Возвращаясь же к вопросу, хотел бы обратить внимание, что на сегодняшний день не идет речь о вступлении в Евросоюз, а пока лишь о договоре о зоне свободной торговли и ассоциированном членстве, то есть, в данном случае, никоем образом нельзя экстраполировать негативный опыт Греции на эти отношения. Это две разные вещи.

Можно вспомнить дискуссии, когда Украина вступала в ВТО, какие будут плюсы и какие минусы. Евросоюз, как и ВТО, это некий кодекс правил, по которым надо играть, только более жесткий. Дает новые возможности, но и повышает конкуренцию. А если относится к вступлению в Европейский Союз, получению ассоциированного членства либо вхождению в зону свободной торговли, как к наступлению коммунизма, то ничего из этого хорошего не получится. То есть мы вступаем в некую игру, в которой нужно повышать свою конкурентоспособность. ЕС - это потенциально больший рынок, больший доступ к инвестициям и так далее. А если мы заключаем договор об ассоциации, но при этом будем ухудшать у себя инвестиционный климат, то Украина ничего не получит – куда бы она не вступила. Хоть в Таможенный Союз, хоть в Европейский Союз, хоть в марсианский союз – ничего не получит. Мяч находится на поле Украины и у нас расширяется поле возможностей, которое мы либо используем, либо не используем.


 Что мы теряем, вступая в Ассоциацию без обозримой перспективы вступления в ЕС, ведь условия Соглашения с Украиной имеют иные условия, чем в свое время были для стран Центральной Европы, которые в свою очередь стали членами ЕС? И нужно ли Украине стремиться в Евросоюз?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть на отдельные категории субъектов. Например, потеряется ряд неконкурентоспособных производств, которые производят продукцию ниже рыночного уровня, но при этом потребляют энергетические, материальные, человеческие ресурсы. С другой стороны, украинские потребители смогут получить более качественную и дешевую продукцию, то есть они выигрывают. Это первый уровень.

Второй уровень – это вопрос, где эти потребители заработают на более конкурентоспособную и более дешевую продукцию, если будут закрываться неконкурентоспособные отечественные производства? Ответ на него частично дан выше - если Ассоциация открывает более широкие возможности (а они будут открываться потому, что ЕС – это более дешевый капитал, большая мобильность трудовых ресурсов и снова-таки, если мы выполняем «домашнее задание» по улучшению инвестиционного климата), то естественно, расширяются возможности зарабатывать. С другой стороны, любой переход является болезненным и некоторые изменения в краткосрочном периоде могут быть болезненными. Поэтому договор предусматривает этапность.

Некоторые политические силы используют прогнозируемые краткосрочные проблемы для критики сближения с ЕС. При этом проводятся некорректные параллели. Например, вспоминая вступление в ВТО, они утверждают: Украина вступила в мае 2008 года в ВТО, и доллар был по 5 гривен, а спустя полгода доллар стал 8 и вся промышленность остановилась и, мол, также будет после присоединения к зоне свободной торговли с ЕС. Конечно, здесь лукавство – про мировой экономический кризис не упоминают. Недавно, например, индийская рупия девальвировала на 20%, но индийцы не связывают с этим негативным фактом свое участие в торговых союзах. Есть и другие факторы, но, к сожалению, политики пытаются использовать недопонимание общественностью этих процессов.


 Сможет ли наша страна благодаря подписанию Соглашения об Ассоциации провести модернизацию экономики, преодолеть отсталость, развивать сектора, ориентированные на 5-6ой технологические уклады?

Конечно, только в этом случае и стоит говорить про кардинальную модернизацию экономики. Конечно, есть ряд позитивных моментов и в варианте присоединения к Таможенному Союзу. Например, если будет удешевлен газ, если будут устранены торговые барьеры, но там нет новых технологий, там нет сравнимых с западными капиталов, более того, капитал пытается «утечь» из стран Таможенного Союза. И если у нас инвестиционный климат будет лучше, «тамсоюзный капитал» придет к нам безотносительно, где мы будем числиться в Таможенном Союзе или в зоне свободной торговли с ЕС. Более того, если мы будем под зонтиком отношений с Евросоюзом, то и российскому капиталу будет у нас проще, мы можем стать для него «тихой гаванью».

Но если мы вступим в Таможенный Союз, то европейский капитал пугливый, он не будет работать в таких условиях. Поэтому зона свободной торговли с ЕС даст нам больше – капитал, технологии плюс еще мы станем более конкурентоспособными. Отставание по темпам модернизации Украины означает, что у нас есть куда вкладывать и где еще зарабатывать и опять же – плохо, что у нас низкие зарплаты, но пока они выйдут на средний европейский уровень, мы привлекательны для размещения производств. То есть наши слабости могут сыграть нам на пользу на какой-то период.

После вступления в Евросоюз стран ЦВЕ часть производств переместилась из Западной Европы на восток, и сейчас, когда эти страны достигли более высокого уровня развития, часть производств перейдет к нам.


 Каково место Украины в региональном разделении труда – ибо рынок ЕС весьма структурирован, какую нишу наша страна сможет занять? И кого при этом потеснить?

Мне кажется, ниши по большому счету уже найдены. Как показывают последние тенденции, Украина четко выходит в специализацию разделения мирового труда в сфере продовольствия – производство и переработка сельхозпродукции, пищевая промышленность. Поэтому видно, что эти направления усиливаются, а вот традиционные, как экспорт металла и химическая промышленность все больше и больше теряет привлекательность. И я думаю, что продовольствие это ведущее направление.


 Как будет происходить эволюция системы социального обеспечения в случае вступления Украины в ЕС – соцпомощь, пенсионная система, политика урезания социальных расходов, дабы сократить дефицит бюджета и т.д.

Мне кажется, сейчас есть проблема перегруженности украинской экономики социальными обязательствами. Другими словами, мы имеем некачественные социальные услуги, но зато у нас их много. Де факто, образование у нас не бесплатное, медицина у нас не бесплатная и т.д. Перспектива реформ - это постепенное внедрение рыночных отношений в социальной сфере, но при этом следует максимально смягчить этот переход. Европейская интеграция должна подстегнуть этот процесс. Но социальное законодательство, нагрузка на государство и бизнес будет уменьшаться в любом случае.

Что касается непосредственно влияния евроинтеграции, то общий уровень жизни будет повышаться, это означает, что люди будут получать более качественные социальные услуги. Скажем, человек будет получать не 100 долларов, а 200, но при этом 100 из них будут идти на медицину, на образование и другие социальные услуги, но это будут более качественные услуги. То есть, уровень жизни не просто улучшится на 100%, в виде зарплаты: в конечном случае те услуги, которые сейчас плохие и бесплатные, он будет получать за деньги, но эти услуги станут качественнее. К этому все идет.

Украина представляет собою смешанную систему – есть либеральный рынок, но при этом с анклавами социализма и это дестабилизирует стратегическое долгосрочное развитие страны. Соответственно, вхождение в современные экономические системы, а именно Европейский Союз, как раз будет инструментом переформатирования внутренних экономических и социальных структур естественным путем. При этом не верьте тем, кто говорит, что Европейский Союз будет Украине что-то приказывать или навязывать, это будет естественная реакция платежеспособного спроса и рынка. Сейчас, допустим, развитие рынка медицинских услуг сдерживается бесплатной медициной. Платежеспособный спрос необходимо трансформировать в рыночные структуры и это поднимет уровень самой медицины и сопутствующих отраслей. А то ведь, если что-то со здоровьем случается серьезное, то нужно ехать за рубеж на лечение, поскольку в Украине лечения нужного уровня получить зачастую невозможно. И самое прискорбное, что при нынешней ситуации и принципах работы даже теоретически получить современную систему здравоохранения невозможно.


Как украино-европейские отношения влияют на будущее нашей страны? Могли бы вы сделать прогноз о месте и роли Украины в Ассоциации с ЕС через 10 лет? Как, по-вашему, это будет выглядеть?

Здесь идет подмена понятий. Ассоциированное членство это похоже на договор о дружбе. Договариваемся, что мы друзья и ведем себя как друзья. А вопрос сформулирован – как будто мы устанавливаем семейные отношения. Это тоже самое, если спросить, какое место и роль Украины в ВТО через 10 лет, по большому счету, вопрос и ответ будут бессодержательными.

С другой стороны, именно здесь кроется проблема политизации вопроса евроинтеграции. А вопрос этот не политический, а геополитический, цивилизационный. Можно привести другую метафору. Если бы Украина не была членом УЕФА и сейчас бы она вступала в эту европейскую футбольную ассоциацию, то те же политические силы, что критикуют сейчас европейскую интеграцию, политизировали вопрос и утверждали, что футбол в Украине умрет из-за вступления в УЕФА.

ЕС является нашим стратегическим партнером и с экономической точки зрения мы должны ему продавать как можно больше своей продукции, а получать от него продукцию как можно дешевле и как можно качественнее. Тоже самое с другим стратегическим партнером - Россией, один в один. Если Украина будет просто выполнять свое «домашнее задание», тогда Украина из ассоциации приблизится к членству в ЕС и нарастит взаимовыгодное сотрудничество с РФ. Если Украина не будет модернизироваться, она не приблизится ни к одному из указанных центров силы и будет постоянно находится под геополитическими молотом и наковальней.

Другими словами, ничего экстраординарного не произойдет, апокалиптические прогнозы - из-за политизации. Это как с ВТО, когда прогнозировали полный крах украинской экономики, порабощение, а его как нет, так и не было. К сожалению, вступление совпало с мировым экономическим кризисом, если бы не это - тогда бы плюсы были более очевидными.


Что будет делать Украина, подписав (и взяв на себя обязательства) о вхождении в Ассоциацию с ЕС, если сам ЕС развалится? Каково будущее европейского проекта? Есть ли будущее у ЕС как объединения? Формат? Останется ли Старый Свет самым конкурентоспособным регионом планеты? Совершит ли ЕС новый модернизационный рывок?

Давайте вспомним, что сейчас начаты переговоры между Соединенными Штатами Америки и ЕС о зоне свободной торговли. Можно сделать вывод, что, скорее всего, обе стороны прогнозируют, что их экономики усилятся. По большому счету, если бы иметь свободную торговлю с ЕС, то в перспективе после заключения договора ЕС и США, у нас расширится доступ на еще один рынок, при чем крупнейший мировой рынок. Естественно, что в связи с восхождением Китая, рынок ЕС будет относительно меньшим, но Европейский Союз останется одним из ключевых игроков на мировом рынке труда, на мировом рынке капитала, просто как рынок и плюс как политическая сила. Сейчас тяжело прогнозировать какие-то политические аспекты, поскольку есть предпосылки к некому новому европейскому изоляционизму из-за новых вызовов. На примере Сирии можно сказать, что в ЕС сохраняется верность традиционным ценностям и он готов, в случае реальных вызовов, к активной внешней политике. Но я не исключаю, что через 10 лет, наоборот, в Евросоюзе будет усиленная тенденция к изоляционизму и тогда будет другая геополитическая реальность, сейчас мы не можем прогнозировать с должной степенью вероятности.


Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Земля. NET»

З 1 січня 2013 року в Україні відкриють для публічного доступу електронний Державний земельний кадастр. Старт віртуального кадастру вчора підтвердив під час презентації тестового режиму даної системи голова Державного агентства земельних ресурсів України (Держземагентство) Сергій Тимченко.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

Ассоциация с ЕС позволит Украине создать свою полноценную национальную экономику

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна на вічних розтоках

Ігор Шевляков, експерт Міжнародного центру перспективних досліджень

Найбільший ризик, пов`язаний з Угодою про Асоціацію, – це невиконання Україною взятих на себе зобов’язань

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Асоціація з Євросоюзом – це основний ключ до модернізації України

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Благодаря Ассоциации, уже с февраля Украина может получить доступ к европейским рынкам

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Украина ничего не теряет, кроме своих цепей

Володимир Цибулько, політичний експерт

Україна зближується з ЄС через відмову Росії від подальшої кооперації

Володимир Лановий, президент Центра ринкових реформ

Україна має всі можливості для успішної євроінтеграції, потрібно просто надати їх людям

Мовчан Вероніка, директор з наукової роботи Інституту економічних досліджень і політичних консультацій

Як Україна скористається новими можливостями, залежить від неї самої

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Грех не использовать соседство с ЕС в целях нашего собственного развития

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

В мировой экономике благотворительность – ширма, за которой прячется жесткая мировая конкуренция

Тарас Качка, експерт з європейської інтеграції, учасник переговорної групи від України на перемовинах про зону вільної торгівлі з ЄС

Ідея європейської інтеграції полягає в тому, щоб управління в Україні нічим не відрізнялося від управління в більшості європейських країн

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Соглашение об ассоциации с ЕС для Украины это шанс пойти прогрессивным путем

Максим Розумний, завідувач відділу стратегічних комунікацій Національного інституту стратегічних досліджень

Завдяки Договору про асоціацію, Україна отримає значні переваги на Євроазiйскому просторі

Олесь Ільченко, письменник, з Женеви спеціально для «Діалог.UA»

Спільнота Північноатлантичної цивілізації, – набагато надійніший гарант безпеки нашої країни, ніж Росія

Дмитрий Выдрин, политолог

Через десять лет у нас не будет олигархов, поскольку их в Европе просто не существует

Олексій Молдован, кандидат економічних наук, Завідувач сектору грошово-фінансової стратегії Національного інституту стратегічних досліджень

Якщо не ставити за стратегічну мету повноцінне приєднання до ЄС, то в політичній асоціації та зоні вільної торгівлі для України немає сенсу

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Исторический путь Украины состоит в том, чтобы вернуться в семью европейских народов

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Сегодня ни страна, ни общество, не адекватны вызовам, стоящим перед ними

Ирина Клименко, зав.отдела внешнеэкономической политики НИСИ, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник

Украина ничего не теряет, не получив гарантий будущего членства

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Україна буде «безкінечно наближатися» до Євросоюзу, але навряд чи стане його членом

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,267