В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

Эта тема оказалась очень непростой, поскольку сделать новым и интересным для читателя то, о чем неустанно говорят накануне вильнюсского саммита практически все СМИ, было достаточно сложно. С другой стороны, мы попытались «объять необъятное» – выяснить, какое же будущее есть у ЕС, и каковы перспективы подписания Украиной Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Оба эти вопроса о будущем, а именно оно с трудом «прочитывается», – и в тексте самого Соглашения и между его строк.

Сможет ли наша страна благодаря подписанию Соглашения об ассоциации провести модернизацию экономики, преодолеть технологическую отсталость, развивать секторы, ориентированные на 5–6 технологические уклады? Каково место Украины в региональном разделении труда (ибо рынок ЕС весьма структурирован), какую нишу наша страна сможет занять? Существуют ли для украинской экономики риски, связанные с вступлением в ЕС, каковы они? Вопросов больше, чем ответов…

Многочисленные опросы показывают, что вряд ли можно с уверенностью утверждать, что жители Украины всецело разделяют европейские ценности, каковыми бы они ни были. Аргументы «за» и «против» европейской интеграции все еще остаются предметом дискуссий. Однако искусственно нагнетаемая истерия со стороны еще одного стратегического партнера Украины, на фоне прекрасно чувствующих себя под «соседской государственной крышей» российских банков и других субъектов предпринимательской деятельности, скорее подталкивает в «общее светлое будущее».

Что получит Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом? Пока только участие в проекте, то есть «пригласительный», а не членский билет. И уже от нас будет зависеть – сможем ли мы это приглашение трансформировать в какие-то экономические и политические выгоды. Будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об ассоциации потенциала? Будем ли ждать, что кто-то сделает за нас то, что уже успели сделать наши западные соседи, или сами начнем меняться? Мяч находится на поле Украины, и у нас расширяется диапазон возможностей, которые мы либо используем, либо, увы, снова отложим «на потом».

Кризис в Европе стал частью ее повседневной жизни, иначе говоря, рутиной. Существует долговой кризис, кризис евро, кризис принятия решений и кризис одобрения этих решений. А вал апокалиптических прогнозов служит лишь одному – распространению мрачных настроений в обществе, в котором их и без того с избытком.

С момента провала проекта общеевропейской конституции, Евросоюзу хронически недостает политического лидерства. Образ единой, привлекательной для всех Европы изрядно потускнел — и прагматизмом его не заменить. Единая валюта без единого государства, без общей налогово-бюджетной и социальной политики, без единого рынка госбумаг, без единого рынка труда, без единых институтов политической солидарности — имеет мало шансов на выживание. Тем более, что валютный союз разрушает социальные системы менее сильных стран, из-за чего политический кризис в ЕС постоянно усугубляет проблему европейского лидерства.

Экономический кризис внес свои коррективы в «победоносное шествие» Европейского Союза по планете. Кроме серьезных экономических проблем на поверхность всплыло то, что в Евросоюзе отсутствует консенсус не только по дальнейшему развитию этого союза государств, но и по множеству вопросов его функционирования. Особенностью этого кризиса стало также дробление финансовых и товарных рынков по национальным границам. Предприятия в наиболее пострадавших странах оказались в худших условиях, чем их конкуренты в странах, не пострадавших от кризиса. Каждый сам за себя, или же все страны-члены ЕС вместе будут выходить из кризиса? Что, и в каком объеме будут решать наднациональные органы Евросоюза? И насколько далеко зайдет процесс централизации внутри ЕС?

Вопросов действительно много, но перед Украиной проблема окончательного интеграционного выбора реально встанет лишь через десятилетия. Как за это время изменится Евросоюз, и какой путь на сближение с ним успеет к тому времени пройти Украина? Об этом сегодня отчаянно спорят эксперты. Но большинство из них сходятся в одном: дорогу осилит идущий.

Свернуть

Многочисленные опросы показывают, что вряд ли можно с уверенностью утверждать, что жители Украины всецело разделяют европейские ценности, каковыми бы они ни были. Аргументы «за» и «против» европейской интеграции все еще остаются предметом дискуссий.

Что получит Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом? Пока только участие в проекте, то есть «пригласительный», а не членский билет. И уже от нас будет зависеть – сможем ли мы это приглашение трансформировать в какие-то экономические и политические выгоды. Будут ли достаточно компетентными органы власти, чтобы консолидировать общество и обеспечить максимальный эффект заложенного в Соглашении об ассоциации потенциала? Будем ли ждать, что кто-то сделает за нас то, что уже успели сделать наши западные соседи, или сами начнем меняться? Мяч находится на поле Украины, и у нас расширяется диапазон возможностей, которые мы либо используем, либо, увы, снова отложим «на потом».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Грех не использовать соседство с ЕС в целях нашего собственного развития

15 ноя 2013 года
Каких стратегических целей добивается Украина в своем желании стать ассоциированным членом ЕС? И что вообще получит Украина от ассоциации с ЕС?

Для начала отмечу, что нет понятия «ассоциированный член ЕС». Это некоторые наши политики и журналисты трактуют таким образом понятие «ассоциация с ЕС», что не вполне корректно. Кстати и понятие «ассоциация с ЕС» трактуется весьма расширительно и разноречиво, в том числе потому, что договора об ассоциации с ЕС весьма разнятся между собой по задачам и содержанию. Понятие «ассоциация с ЕС» - это красивая формула, обозначающая особый режим сотрудничества с ЕС. Для нас гораздо большее значение имеет «углубленная и всеобъемлющая зона свободной торговли с ЕС», фактически означающая частичную интеграцию в экономическое пространство ЕС. Замечу также, что влиятельный европарламентарий из Великобритании Эндрю Дафф (Andrew Duff) только предлагает ввести в основополагающие документы ЕС понятие «ассоциированного членства».

Что касается стратегических целей европейской интеграции Украины, то это, прежде всего, - выбор европейской модели развития, предполагающий демократический характер политической системы, верховенства права, конкурентную рыночную экономику, высокий уровень социальных стандартов. В переводе на простой язык – это желание рядовых украинцев «жить как в Европе». Для многих украинцев это, одновременно, и нежелание жить по постсоветски – в условиях авторитарных (или, в лучшем случае, полуавторитарных) политических режимов, олигархической экономики, избирательного правосудия, широкого распространения коррупции и т.д. Для части наших граждан европейская интеграция – это форма «бегства от Москвы», предохранитель от возвращения в Российскую неоимперию. Опыт большинства восточноевропейских стран, ставших членами ЕС, показывает, что европейская интеграция способствует экономической, социальной и политико-правовой модернизации. И для нас это также одна из важнейших задач в процессе европейской интеграции.

Надо, однако, понимать, что ассоциация с ЕС, а в еще большей степени углубленная и всеобъемлющая зона свободной торговли с ЕС - это промежуточный этап в европейской интеграции Украины. Финальная цель – полное членство в ЕС. Соглашение об ассоциации (далее - СА) создает только предпосылки для постепенной реализации выше названных стратегических целей европейской интеграции. Это импульс для структурных преобразований в Украине и притока европейских инвестиций в нашу страну. Что касается конкретных выгод от СА в краткосрочной и среднесрочной перспективе, то этой теме посвящают целые брошюры и объемные тексты. Я бы не хотел дублировать их содержание.


 А может ли сегодняшнее состояние ЕС позволить Украине эти цели реализовать? Не окажется ли Украина в роли стран юга ЕС, в части перспектив? Каковы предпосылки, что мы не станем новой Грецией, ведь производительность труда (конкурентоспособность нашей экономики) в разы ниже, чем у наших европейских партнеров?

Очень правильный вопрос. Автоматического эффекта от СА не будет. Это «окно возможностей» (а на первых порах скорее даже «форточка возможностей»), которую еще предстоит открыть и отрегулировать, чтобы часть наших производителей не сдуло европейским конкурентным «сквозняком». И главная проблема не в нынешнем состоянии ЕС, а в том, как национальные элиты относятся к европейской интеграции. Если это – иждивенчески-потребительское отношение по принципу «не учите нас жить, лучше помогите материально», если самим ничего не делать, а ожидать рецептов реформ из Брюсселя, то эффект европейской интеграции будет минимальным, более того, могут возникнуть проблемы, подобные тем, что переживают сейчас некоторые страны Южной Европы. Кстати, обратите внимание, что финансово-экономическая ситуация в восточноевропейских странах ЕС – новичках Евросоюза, существенно лучше, чем в странах Южной Европы. Большинство новых членов ЕС (из бывшего социалистического лагеря) стремятся максимально использовать модернизационный эффект евроинтеграции и целевую помощь ЕС, выделяемую на развитие инфраструктуры. Хотя в этом регионе есть и проблемные страны. Очень непростая ситуация, например, в Болгарии.

Поэтому политический класс нашей страны должен понимать – для того, чтобы СА заработало и принесло положительные результаты, надо самим провести масштабную реформаторскую работу. Проще говоря – на Брюссель надейся, но сам не плошай!

Что касается нынешнего состояния ЕС, то главная проблема для нас – это даже не структурный кризис в Евросоюзе и долговой кризис в отдельных странах ЕС, что нас почти не касается, а низкие темпы экономического развития ЕС. Это тревожит самих европейцев, об этом должны помнить и мы. И хотя еврокомиссар Штефан Фюле обещает нам существенное ускорение темпов экономического роста после подписания СА, я не такой оптимист в этом плане. Конечно, Евросоюз – это один из крупнейших и богатейших рынков современного мира, но нам еще надо найти свои ниши на этих рынках, что частично мы сделали еще до подготовки СА, закрепиться на них и расширить свое присутствие в европейском экономическом пространстве. Сделать это будет очень непросто. Во-вторых, было бы непростительной стратегической ошибкой оказаться в односторонней экономической зависимости от стагнирующих европейских рынков. Если мы хотим ускоренного экономического роста, то должны, во-первых, сформировать эффективную и динамичную модель развития украинской экономики, во-вторых, более активно и масштабно работать на динамично развивающихся рынках Азии, Латинской Америки и, в ближайшей перспективе, Африки.


 Что мы теряем, вступая в Ассоциацию без обозримой перспективы вступления в ЕС, ведь условия Соглашения с Украиной имеют иные условия, чем в свое время были для стран Центральной Европы, которые в свою очередь стали членами ЕС? И нужно ли Украине стремиться в Евросоюз?

Я бы иначе сформулировал вопрос – не «что мы теряем?», а «что мы не получаем?» без обозримой перспективы членства в ЕС. Мы не получим прямые трансферты из бюджета ЕС на инфраструктурные и модернизационные проекты, которые получали новые члены ЕС из региона Центральной и Восточной Европы. Не стоит драматизировать эту ситуацию, лучше изучить положительный опыт Турции, которая использовала европейскую интеграцию без четкой перспективы полного членства для эффективных реформ и масштабного расширения экономического сотрудничества с ЕС, в том числе и для привлечения весомых европейских инвестиций.

Нужно ли Украине стремиться в Евросоюз? Стремиться нужно, но помня, что европейская интеграция – это не самоцель, а инструмент модернизации. Надо не мечтать и «волать» о членстве в ЕС, а активно работать над европеизацией Украины. Экономически наиболее приемлемая для нас модель – максимальная либерализация внешнеэкономических отношений и с ЕС, и с Таможенным Союзом. Об этом, кстати говорил в этом году в Ялте (на ежегодной конференции Ялтинской Европейской Стратегии) бывший глава ВТО Паскаль Лами. Увы, но Россия против такой модели интеграционной политики Украины. Но работать в этом направлении надо.


  Как вы оцениваете объем инвестиций, который потребуется от Украины, чтобы перейти на нормы европейских стандартов? Ведь для тех же Польши или Чехии (и др. центрально-европейских стран) адаптация к нормам и регламентам ЕС оплачивалась, в том числе и за счет трансфертов из бюджета ЕС, тогда как в нашем случае большая доля расходов ляжет на наши плечи.

Это пусть оценивают коллеги-экономисты. Что касается перехода на европейские стандарты и регламенты, то этот процесс уже активно идет еще даже до подписания СА. По информации Министерства экономического развития Украины наша страна уже присоединилась ко всем пяти общим регламентам ЕС, из 27 так называемых вертикальных регламентов к 22 мы уже присоединились, 16 – уже действуют в Украине.


Какие наиболее перспективные отрасли экономики Украины, которые станут точками роста в случае инкорпорации нашей страны в европейский рынок?

И этот вопрос лучше адресовать коллегам-экономистам. Насколько я знаю, большие надежды на расширение своего присутствия на рынках ЕС имеют аграрники, которые уже сейчас четверть своей продукции экспортируют в страны ЕС. Активно осваивают европейские рынки украинские кондитеры, представители ряда других отраслей. Создание углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС станет импульсом для отечественного бизнеса в поиске новых ниш на европейских рынках. Это уже вопрос бизнес-стратегирования. А государство должно не мешать, а помогать нашим экспортерам, выходящим на европейские рынки.


 Сможет ли наша страна благодаря подписанию Соглашения об Ассоциации провести модернизацию экономики, преодолеть отсталость, развивать сектора, ориентированные на 5-6-ой технологические уклады?

СА создает благоприятные предпосылки для модернизации нашей экономики, а вот насколько удастся это сделать, зависит от эффективности государственной экономической политики и действий бизнеса. Развитие секторов, ориентированных на 5-6-ой технологические уклады, решающим образом зависит от прихода в Украину стратегических инвесторов, работающих в этих секторах, и поиска партнеров для соответствующих кооперационных проектов. Автоматически это не произойдет даже в случае подписания СА, а уже тем более не произойдет без подписания этого Соглашения. Для этого надо кардинально улучшать инвестиционный и бизнес-климат в стране и целенаправленно работать с потенциальными инвесторами. Параллельно надо менять в лучшую сторону и ситуацию в сфере образования.


   Существуют ли для украинской экономики риски в связи со вступлением в ЕС – каковы они?

Никакого вступления в ЕС нет, и не предвидится даже в среднесрочной перспективе. Если говорить о рисках после подписания СА, то они, конечно, существуют, особенно в первые 2-3 года после запуска зоны свободной торговли с ЕС. Главный макроэкономический риск – это увеличение импорта из стран ЕС, что может ухудшить на первых порах баланс нашей внешней торговли. Еще один потенциальный риск – существенное усиление конкуренции на ряде внутренних рынков из-за более широкого и активного прихода конкурентоспособных европейских производителей. Дополнительный риск на ближайший период – усиление экономического давления России, вытеснение или ухудшение доступа на российские рынки для наших производителей. Но у этой проблемы – политические, а не экономические причины, и это просто надо пережить.


 Большая глава Соглашения об Ассоциации посвящена конкуренции и регулированию деятельности монополий, – какие последствия это будет иметь для украинских олигархов-монополистов?

Как раз за олигархов я меньше всего волнуюсь. Они умеют приспосабливаться к меняющимся условиям. В конце концов, европейская интеграция это и их выбор, причем осознанный. С искусственными монополиями придется расставаться, но это будет не одномоментно, и не так просто и быстро, как кажется.


 Какова, по-вашему, степень готовности хозяйствующих субъектов воспользоваться преимуществами подписания Соглашения об ассоциации или выгоды предполагаются лишь для избранных, и то не с украинским паспортом?

Кто уже работает на европейских рынках или целенаправленно готовится к выходу на них, тот и имеет большую степень готовности воспользоваться преимуществами СА. Паспорта здесь не причем.


  Как будет происходить эволюция системы социального обеспечения в случае вступления Украины в ЕС – соц. помощь, пенсионная система, политика урезания социальных расходов, дабы сократить дефицит бюджета и т.д.

СА не предполагает урезания социальных расходов. С дефицитом бюджета надо бороться, преодолевая огромные масштабы коррупции в системе государственных закупок и выстраивая эффективную финансовую политику. Реформа системы социального обеспечения требуется не потому, что это обусловлено СА, этого требует логика модернизация экономики. Но при этом будут действовать политические ограничения. Многое будет зависеть от политической воли руководства страны и степени его готовности к решительным и последовательным действиям в сфере социальных реформ. Скорее всего, это будет очень болезненный и противоречивый процесс, который начнется только после президентских выборов 2015 г., и то, возможно, не сразу.


 Как украино-европейские отношения влияют на будущее нашей страны? Могли бы вы сделать прогноз о месте и роли Украины в Ассоциации с ЕС через 10 лет? Как, по-вашему, это будет выглядеть?

Я критично отношусь к долгосрочным прогнозам. В научной политологии нет таких инструментов, которые бы позволяли надежно прогнозировать развитие и глобальных и внутринациональных политических процессов на период более 5 лет. Геополитические обвалы могут происходить непредсказуемо и в короткий период времени. Научное прогнозирование предполагает формулирование различных сценариев развития с разной степенью вероятности.

Исходя из нынешних тенденций, а также из возможного развития политической и экономической ситуации в Украине, ЕС и России (с учетом формирования Евразийского Союза), можно предположить несколько возможных сценариев развития украино-европейских отношений на ближайшие 10 лет:

- Идеалистичный сценарий – Успешная европеизация Украины: Европейская интеграция становится стимулом для быстрых и успешных реформ в Украине. В Украине усиливаются проевропейские настроения. Европейский Союз преодолевает нынешние кризисные тенденции и возвращается к политике расширения на Восток. Украина получает реальную возможность полного членства в ЕС. Успешная европеизация Украины становится катализатором соответствующих процессов и политических преобразований в России и Беларуси. Откровенно говоря, этот сценарий мне представляется далеко не самым вероятным.

- Вялотекущая евроинтеграция: Украина продолжит сближение с ЕС, но в умеренных формах и темпах. Структурные реформы будут проводиться непоследовательно и противоречиво, и в Украине, и в ЕС. Украина не получает перспективы членства в ЕС либо из-за собственной неготовности, либо вследствие неготовности ЕС к дальнейшему расширению. Возможно Украина получит статус «ассоциированного члена ЕС», если этот статус (или другой подобный) будет закреплен в основополагающих документах ЕС. Этот сценарий представляется наиболее вероятным, исходя из нынешних тенденций в Украине и ЕС.

- Активная многовекторность Украины: Украина проводит достаточно успешные экономические преобразования, ускоряет свое социально-экономическое развитие. А вот Евросоюз застревает в нынешних кризисных тенденциях. Возможен даже выход некоторых стран из состава ЕС. В этих условиях происходит некоторое охлаждение проевропейских настроений в Украине, руководство страны отказывается от установки на членство в ЕС, сохраняя особые партнерские отношения с Евросоюзом, одновременно развивая особые партнерские отношения с Евразийским Экономическим Союзом (далее - ЕАС) и Китаем, возможно, и с Турцией. Вероятность такого сценария – ниже среднего.

- Зависание Украины между ЕС и ЕАС. Такой сценарий может быть обусловлен и низкой эффективностью структурных реформ в Украине (либо их отсутствием), и политической нестабильностью в Украине, и нарастающим разочарованием украинских граждан в европейской интеграции, что будет связано с отсутствием явных положительных последствий от СА и сохранением кризисных тенденций в ЕС. Украинское руководство будет совершать хаотические метания между ЕС и ЕАС, но без явного и системного сближения с одним из этих экономических союзов. Вероятность такого сценария –средняя.

Раскол Украины на русскоязычное и украиноязычное государственные образования (в виде «мягкого развода» или в более конфликтных формах). Этот сценарий может стать следствием резкого обострения внутриполитической борьбы Украины (в том числе и по вопросам выбора между европейской и евразийской интеграцией) и активных действий России, направленных на разъединение украинского государства. В итоге русскоязычная часть Украины может выбрать интеграцию в Евразийский Союз, а украиноязычная часть Украины может сохранить курс на европейскую интеграцию и при условии успешных реформ даже получить право на членство в ЕС. Такой сценарий в ближайшей перспективе маловероятен, но в случае нарастания кризисных тенденций в украинской политике его вероятность может увеличиться.


 Что будет делать Украина, подписав (и взяв на себя обязательства) о вхождении в Ассоциацию с ЕС, если сам ЕС развалится?

Полный развал Евросоюза (т.е. полное прекращение его существования в качестве единого субъекта) крайне маловероятен. Этого не хотят абсолютное большинство европейцев (как элиты, так и рядовые граждане) в абсолютном большинстве стран ЕС. Может пересмотреть формат своих отношений с ЕС Великобритания. Возможен выход некоторых стран из зоны евро (либо их исключение из этой зоны). Еще более вероятна трансформация ЕС в союз с разной степенью интеграции: федеративный союз с неформальным лидерством Германии, страны, сохраняющие большую степень экономической автономии, ассоциированные члены ЕС или страны с частичной интеграцией в экономические и политические структуры Евросоюза (если будет реализована идея Эндрю Даффа). Собственно говоря, разноуровневая интеграция уже сейчас существует в ЕС – не все страны Евросоюза входят в зону Шенгена, не все перешли на единую европейскую валюту. Если в ближайшие годы произойдет очередная структурная трансформация Евросоюза (что весьма вероятно), то мы можем использовать это обстоятельство в своих интересах (либо для начала переговоров о переходе к более высокому уровню интеграции с ЕС, либо для пересмотра некоторых условий СА).


Каково будущее европейского проекта? Есть ли будущее у ЕС как объединения? Формат? Останется ли Старый Свет самым конкурентоспособным регионом планеты? Совершит ли ЕС новый модернизационный рывок?

Будущее у европейского проекта, конечно же, есть. Другое дело, что, как и в нашем случае, могут проявиться различные варианты европейского будущего.

Например, существует «Идеалистичный сценарий» – успешные структурные реформы ЕС. «Реформы, осуществляемые в странах еврозоны (в том числе реформы, ограничивающие национальный суверенитет), способствуют тому, что европейская экономика вступает в новую эпоху Возрождения» (это цитата из одного из сценариев корпорации «Ройял Датч Шелл» на период до 2030 г.). Моя субъективная оценка – вероятность реализации этого сценария ниже среднего.

Прямая противоположность «идеалистичному сценарию» – вариант выхода нескольких европейских стран из состава ЕС. Этот сценарий в ближайшей перспективе маловероятен.

Более вероятные сценарии названы выше, в частности - трансформация ЕС в союз с разной степенью интеграции.

В обозримой перспективе Европа останется одним из самых богатых регионов в мире, где сосредоточены огромные финансовые ресурсы и передовые технологии. Но конкурентоспособность Старого Света уже сейчас сталкивается с серьезными вызовами. Главный вызов – стагнация темпов экономического роста в ЕС. Как решить эту проблему? – пока неясно. Один из возможных рецептов – расширение ЕС за счет динамично развивающихся экономик соседних стран. И если мы будем способны добиться у себя в стране экономического чуда, то это будет шанс и для нас, и для нашей европейской интеграции, и новый импульс для более активного развития европейской экономики.

Но сегодня нарастание экономического и социального напряжения в Европе является болезненной проблемой и для ЕС, и для простых европейцев. Даже в Германии новое поколение немцев впервые за послевоенную историю будет жить несколько беднее своих родителей. Еще одна серьезная проблема – демографический кризис и старение населения в Старой Европе, параллельно с наплывом мигрантов, размывающих культурный каркас Европейской цивилизации. Для новых стран ЕС актуальна другая проблема – отток молодежи и квалифицированных специалистов в более развитые страны ЕС и за океан.

Европу не стоит идеализировать. В ЕС немало своих проблем. И Евросоюз нуждается в новом импульсе для развития. Но очевидно и другое – это один из наиболее развитых регионов в мире. И грех не использовать это соседство в целях нашего собственного развития.

 Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

Ассоциация с ЕС позволит Украине создать свою полноценную национальную экономику

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна на вічних розтоках

Ігор Шевляков, експерт Міжнародного центру перспективних досліджень

Найбільший ризик, пов`язаний з Угодою про Асоціацію, – це невиконання Україною взятих на себе зобов’язань

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Асоціація з Євросоюзом – це основний ключ до модернізації України

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Благодаря Ассоциации, уже с февраля Украина может получить доступ к европейским рынкам

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Украина ничего не теряет, кроме своих цепей

Володимир Цибулько, політичний експерт

Україна зближується з ЄС через відмову Росії від подальшої кооперації

Володимир Лановий, президент Центра ринкових реформ

Україна має всі можливості для успішної євроінтеграції, потрібно просто надати їх людям

Мовчан Вероніка, директор з наукової роботи Інституту економічних досліджень і політичних консультацій

Як Україна скористається новими можливостями, залежить від неї самої

Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

В мировой экономике благотворительность – ширма, за которой прячется жесткая мировая конкуренция

Тарас Качка, експерт з європейської інтеграції, учасник переговорної групи від України на перемовинах про зону вільної торгівлі з ЄС

Ідея європейської інтеграції полягає в тому, щоб управління в Україні нічим не відрізнялося від управління в більшості європейських країн

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Соглашение об ассоциации с ЕС для Украины это шанс пойти прогрессивным путем

Максим Розумний, завідувач відділу стратегічних комунікацій Національного інституту стратегічних досліджень

Завдяки Договору про асоціацію, Україна отримає значні переваги на Євроазiйскому просторі

Олесь Ільченко, письменник, з Женеви спеціально для «Діалог.UA»

Спільнота Північноатлантичної цивілізації, – набагато надійніший гарант безпеки нашої країни, ніж Росія

Дмитрий Выдрин, политолог

Через десять лет у нас не будет олигархов, поскольку их в Европе просто не существует

Олексій Молдован, кандидат економічних наук, Завідувач сектору грошово-фінансової стратегії Національного інституту стратегічних досліджень

Якщо не ставити за стратегічну мету повноцінне приєднання до ЄС, то в політичній асоціації та зоні вільної торгівлі для України немає сенсу

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Договор об Ассоциации – один из элементов цивилизационного выбора Украины

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Исторический путь Украины состоит в том, чтобы вернуться в семью европейских народов

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Сегодня ни страна, ни общество, не адекватны вызовам, стоящим перед ними

Ирина Клименко, зав.отдела внешнеэкономической политики НИСИ, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник

Украина ничего не теряет, не получив гарантий будущего членства

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Україна буде «безкінечно наближатися» до Євросоюзу, але навряд чи стане його членом

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,133