В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Среди основных вызовов, которые стоят сегодня перед Украиной и требуют пристального и глубокого анализа, можно с уверенностью назвать социальную сферу. Выход большой массы людей на Евромайдан засвидетельствовал снижение доверия граждан к проводимой правительством экономической политике. Устойчивая структурная безработица, увеличение разрыва между доходами бедных и богатых граждан, а также множество других ее негативных проявлений в социальной политике, здравоохранении и образовании наблюдаются во всех без исключения регионах Украины. Можно сколько угодно повышать «на копейки» социальные выплаты и заработную плату бюджетников, но при этом итоговые суммы все равно не покрывают насущных элементарных проблем человека. Это сказывается не только на уровне потребления, но и на возможностях передвижения внутри страны и в крупных ее городах, проявляется в неравенстве доступа к услугам в медицине, культуре и образовании. Возникает мультипликационный эффект, приводящий к дискриминации в области прав человека, сегрегации и полной демотивации и деморализации общества.

В Украине сегодня очень высока социальная напряженность, к тому же, ситуация сознательно накаляется. Это делалось и раньше, но только сейчас лозунги о демократических правах и свободах, европейских ценностях подливают масла в перманентно тлеющий конфликт на почве колоссального социального неравенства. И этот конфликт с самым большим потенциалом способен вовлечь максимально широкие массы населения.

За последние годы не только планомерно сокращается в относительном и абсолютном выражении количество бюджетных средств, идущих на социальные цели, но также и существенно меняется система использования средств социальных фондов. Бездумная политика в социальной сфере привела к тому, что все фонды страдают дефицитом, а объем социальных обязательств государства с каждым годом становится все меньше.

Можно ли направить эти средства, идущие в карманы чиновников, в карманы граждан? Вопрос риторический, но в условиях бюджетного кризиса власти придется на него отвечать, чтобы не получить еще и серии голодных бунтов в различных регионах страны.

По количеству долларовых миллиардеров Украина оказалась на 27 позиции мирового рейтинга, расположившись между Египтом и Чили. Об этом свидетельствуют результаты исследования «Перепись миллиардеров 2013», проведенного экспертами международной компании Wealth-X, которая исследует жизнь богатейших людей современности, совместно со швейцарским финансовым конгломератом UBS.

Но в тоже время, Украина попала в тройку беднейших стран Европы. По данным международной компании GFK, реальный разрыв между странами, занявшими первые строчки рейтинга и последние, просто колоссален. Например, первое место по покупательной способности с большим отрывом занял Лихтенштейн – с показателем в 58 848 евро. На втором и третьем местах соответственно расположились Швейцария (36,351 тысяч) и Норвегия (31,707 тысяч евро). Тогда как в Украине этот показатель составляет 2 206 евро.

Острота проблемы социального неравенства определяется соотношением доходов, а не самим наличием богатых и бедных. По этим показателем у нас разрыв значительно больше, чем в европейских странах, и это наиболее сильный раздражитель для общества. Разрыв в богатстве очень большой, он просто не соотносится с развитием экономики, поскольку экономика в стагнации, а разрыв растет. Кроме того, неравенство в современном украинском обществе становится еще и существенным деморализующим фактором.

Политика сокращения расходов на социальные нужды под предлогом «сведения бюджета» фактически стала новым социальным экспериментом, охватившим и Европу, и многие страны мира, включая и США. Так называемая «финансовая дисциплина» стала сегодня полубогом, которому поклоняются все основные политические партии. Чтобы ликвидировать все прежние социальные завоевания трудящихся, они создали особые механизмы – «долговые тормоза» в Европе, «фискальный предел» в США. Прибыли банков и доходы нуворишей бьют рекорды, в то время как социальные права сотен миллионов людей жестко подавляются. В то же время показатели социального неравенства сегодня побили даже рекорды времен Великой депрессии.

Политики могут болтать до бесконечности о долгах и дефиците бюджета, пока это не касается ущерба живым людям, причиняемого их решениями по урезанию социальных расходов. Значительная часть населения Украины уже давно не видит роста своих доходов. И уровень их жизни почти не меняется к лучшему, если не ухудшается. По разным оценкам, от 30 до 40 % семей половину своего пищевого рациона производят самостоятельно – то есть держат приусадебное хозяйство. Именно этих граждан в первую очередь и волнует проблема бедности и инфляции. Именно эти граждане могут взорваться протестом, попав в безвыходную, на их взгляд, экономическую ситуацию.

Украине придется искать более эффективные формы децентрализации, в том числе и бюджетных социальных расходов, увеличивать роль промежуточных эшелонов между властью и обществом. Давно назрела необходимость оживлять социальный диалог, расширять перспективы для малого и среднего бизнеса – главного мотора экономики, открывать здесь и сейчас возможности для профессионалов и горизонты для молодого поколения, представители которого все чаше ищут пути самореализации за рубежом.

«Диалог.UA» попросил экспертов ответить на ряд актуальных в рамках этой темы вопросов, а также подобрал ряд статей о социальной сфере в других странах. Приглашаем всех читателей принять участие в обсуждении одной из наиболее насущных проблем Украины.

Свернуть

Среди основных вызовов, которые стоят сегодня перед Украиной и требуют пристального и глубокого анализа, можно с уверенностью назвать социальную сферу. Выход большой массы людей на Евромайдан засвидетельствовал снижение доверия граждан к проводимой правительством экономической политике. Устойчивая структурная безработица, увеличение разрыва между доходами бедных и богатых граждан, а также множество других ее негативных проявлений в социальной политике, здравоохранении и образовании наблюдаются во всех без исключения регионах Украины. Можно сколько угодно повышать «на копейки» социальные выплаты и заработную плату бюджетников, но при этом итоговые суммы все равно не покрывают насущных элементарных проблем человека. Это сказывается не только на уровне потребления, но и на возможностях передвижения внутри страны и в крупных ее городах, проявляется в неравенстве доступа к услугам в медицине, культуре и образовании. Возникает мультипликационный эффект, приводящий к дискриминации в области прав человека, сегрегации и полной демотивации и деморализации общества.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Ни одно государство не может отказаться от социальной сферы

13 янв 2014 года
На днях Президент порадовал журналистов сообщением, что, несмотря на сокращение поступлений в бюджет, снижения социальных выплат, что предлагал МВФ, не будет. Однако мы знаем, что и страны Евросоюза, и Россия с ее впечатляющим бюджетным профицитом, сокращают социальную сферу. Что будет делать наше государство, и какая в этом логика?

На этот вопрос достаточно сложно дать прямой ответ. Проблемы в социальной сфере и в социальной политике накопились не вчера. К сожалению, мы имеем результат управленческих решений, которые принимались в течении всех предшествующих лет.

Действительно, сегодня в нашем обществе «температура» накалена, существует огромное, почти критическое неудовлетворение происходящим. Хотя социальная сфера находится в кризисе не только у нас. Уже последние двадцать-двадцать пять лет активно, в научных кругах, обсуждается вопрос кризиса социального государства, говорят о постепенном «демонтаже социального государства».

Сегодня современная социальная политика оказалась в эпицентре изменений. Поставлена под сомнение эффективность практически всей системы социального регулирования, которая сложилась в Западных странах. Много плюсов обернулось на минусы. Европейская модель социального государства вступила в кризис, результат которого мы еще не осознаем.

Первые признаки этого кризиса – сокращение социальных бюджетов, замораживание заработных плат, подъем пенсионного возраста и т.д. По мнению многих экспертов, кризис социального государства, в первую очередь касается развитых стран, и этот кризис имеет более глубокое проявление, в Европе, т.е. там, где государства имеют более высокие социальные обязательства. Особенно остро кризис проявляется там, где высокие социальные обязательства не подкреплены высокой производительностью труда. Это в первую очередь, конечно, касается Украины.

Я хотела бы остановиться на этом вопросе более подробно, потому как это важно. Главными причинами «демонтажа» социального государства называют переход от индустриального к постиндустриальному типу общества. Вспомним, почему и когда появилось социальное государство. Оно появилось совсем не по причине стремления к общему благосостоянию.

Первые побудительные мотивы идеологов социального государства были достаточно прагматичны. Феномен социального государства возник благодаря мощной революционной волне, которая в середине XIX прокатилась по многим европейским странам. Революции реально были угрозой существующему социальному строю. Фактически теория социального государства стала противовесом угрозе революционных преобразований. Основной задачей социального государства, в тот период, стало смягчение социальных противоречий и ослабление напряжений революционных настроений. Институты власти того времени беспокоила не бедность как таковая, а крайняя бедность, которая способствовала распространению нищенства, воровства, разбоя. А уже во второй половине ХІХ века появляются новые тенденции экономические кризисы, вынужденные массовые увольнения, безработица. Первая развитая система социальной защиты, благодаря Отто фон Бисмарку, фактически включала систему страхования от социальных рисков. Это было медицинское, пенсионное страхование, страхование по инвалидности. И эти меры способствовали установлению социального порядка, который контролируется и регулируется государством. Потом уже в ХХ веке совершенствование системы социальной защиты происходило вследствие соревнования двух систем – капиталистической и социалистической.

Сегодня же эффективность той сложившейся системы стоит под вопросом. Мы наблюдаем процессы обеднения большей части населения, колоссальное социальное расслоение. Страх потери социального статуса и возможностей выживания, привели к массовому недовольству людей, развитию процессов социальной дезадаптации и, как следствие, росту маргинальной среды. Решение растущих социальных проблем требует огромных государственных финансовых расходов на содержание медицинских, социальных, специальных образовательных и пенитенциарных учреждений, правоохранительных органов, судебных и иных инстанций. Реального социального эффекта данные расходы при существующей системе не дают. Напротив, наблюдается тенденция роста многих общественно-опасных явлений.

Эти тенденции предопределили и позицию международных финансовых организаций, рекомендации которых сводится к необходимости сокращения государственных расходов. Хотя в последнее время позиции МВФ звучат уже значительно мягче.

Результат кризиса в Греции показал, что программы экономии не способны спровоцировать экономический рост. В докладе МВФ по финансовой ситуации в Греции было сказано что, программа жесткой государственной экономии и сокращения всех расходов привела к неожиданным для аналитиков МВФ последствиям. Вместо того чтобы стабилизироваться, экономика вошла в еще больший кризис. Поэтому сегодня аналитики МВФ дают мягкие рекомендации о том, что сокращать расходы необходимо, но делать это следует постепенно.


Возможно, значительного сокращения расходов на социальные нужды в будущем году и не будет – как-никак, приближаются выборы. Но есть определенные глобальные тренды, и они явно затрагивают социальную сферу. Что вообще происходит вокруг нас?

Сегодняшние современные изменения достаточно ярко иллюстрирует прогноз глобальных тенденций, который был представлен на Всемирном экономическом форуме. Среди этих трендов были названы, такие как усиление разрывов в доходах между богатыми и бедными, а это приводит к увеличению расходов для экономики, социальной политики, охраны здоровья. Следующая тенденция – увеличение безработицы, что негативно будет влиять на благосостояние и политическую стабильность. И наконец – падение доверия к государственному управлению, кризис легитимности национальных правительств и других государственных институтов.

Современные тренды являются следствием победы сложившегося экономического подхода – «финансы ради финансов». Сегодня объемы финансовых ресурсов являются самоцелью, происходит фетишизация экономического роста. Хотя сегодня доказано, что экономический рост не влияет на качество жизни. Ярким примером этого является Индия, темпы экономического роста одни из самых высоких, и при этом один из самых высоких уровней бедности.

Говоря о глобальных трендах, следует сказать о том, что сегодня в постиндустриальном мире появляются принципиально новые тенденции. Во-первых, происходит перераспределение богатства современного общества в пользу собственников постиндустриальных фирм. Сегодня в США из 12% миллионеров, только 1% получили свое состояние в наследство. Остальные миллионеры в первом поколении сделали свои состояния на инновациях. Сегодня происходит сокращение темпов создания новых рабочих мест. Индустриальные отрасли их практически не создают. Безработица в мире становится очень длительной. МОТ приводит данные о том, что за последние годы 55% прироста глобальной безработицы дали станы Европейского Союза, при том, что в европейском регионе сосредоточено только 15% мировой рабочей силы. Дальше, глобальным трендом становится коммерционализация и снижение качества образования. Фактически исчезает необходимость в бесплатном образовании. Образование становится личным делом каждого. Доступ к качественному образованию становится элитарным. И как следствие глобальных трендов происходит снижение необходимости в системе социального обеспечения, особенно в старости. Усложняется доступ к системе охраны здоровья для представителей бедных слоев населения. К счастью, это в большей степени касается США, где 25% населения фактически не имеют доступа к системе охраны здоровья. В Европе на пути мед реформ стоят интересы хорошо организованной врачебной корпорации и сопротивление гражданского общества. Поэтому перспективы реформ системы охраны здоровья пока еще не определены.

Процессы глобализации приводят к тому, что государства пытаются универсализировать свои социальные модели. И как следствие, происходит процесс нивелирования национальных моделей и размывание национального суверенитета. Собственно под давлением глобальных рынков национальные правительства теряют возможность влиять на экономические циклы, и как следствие ограничиваются возможности для эффективной внутренней политики.

Тем не менее, нужно сказать, ну, во всяком случае, в это верить, что расширение критики социального государства, не означает того, что социальное государство себя исчерпало. Резервы для модернизации существуют в каждой стране, и Украина не является исключением.


Социальную политику часто понимают как финансовую помощь наиболее уязвимым группам населения. Правильно ли это – сводить государственную политику к подачкам, и нет ли лучшей альтернативы?

Парадоксальность современной ситуации сегодня заключается в том, что для многих людей, в современных условиях, единственный путь выживания – быть и казаться бедными, больными, социально беспомощными. В этом случае государство включает какую-то систему помощи, льгот, поддержки. Таким образом, существующая социальная система притягательна, прежде всего, для маргинальных слоев. В принципе, увеличение социальных расходов фактически направлено на поддержание, и как следствие, на воспроизводство, так называемого «социального дна». Т.е. эффект от социальной политики – минимальный. Как это ни странно, но чем больше общество и государство вкладывает в «тушение социального пожара», тем больше растет «черная социальная дыра». Выхода откуда для большинства людей практически нет. Т.е. государственные расходы растут, а эффект - минимальный. При этом, проявляется еще одна закономерность – чем выше статус человека, тем меньше этот человек желает быть привязан к государству. Скажем так, обеспеченный челок, стремится отделиться от государства, которое требует от успешного человека помощи менее успешным. Т.е. рушится принцип солидарности в обществе. Таким образом, идеологически побеждает тезис о том, что «каждый должен быть сам за себя». Т.е. успешные и состоявшиеся не желают делиться с бедными и обездоленными.

Надо сказать, что на современное состояние социальной политики в нашей стране влияют тенденции всех предшествующих лет. На протяжении всех лет независимости социальная политика в стране как целостная, комплексная политика не сформирована. Вследствие существования множества причин в стране проводились только минимальные социальные реформы. И сегодня продолжается реализация шагов, которые направлены на преодоление последствий, а не на предупреждение негативного влияния социальных рисков. Фактически, социальная политика у нас подменена нагромождением разного рода слабо обоснованных и не подкрепленных возможностями бюджета льгот, компенсаций, субсидий и т.д. К сожалению, социальная политика нашей страны направлена на поддержку социально неактивных членов общества, тогда как большая часть граждан, которые хотят и могут самостоятельно себя обеспечивать, ощущают недостаток внимания со стороны государства.

Уровень базовых социальных стандартов определяется не исходя из объективных потребностей, а исходя из финансовых возможностей бюджета. Соответственно, низкий уровень доходов делает невозможным сокращение существующих льгот, которые и компенсируют заниженные стандарты оплаты труда. Несправедливая система существования льгот поддерживается большей частью населения, для населения льготы являются аналогом признания заслуг. Попытки снятия льгот воспринимаются как посягательство на заслуженное право. Стареющее население вообще очень болезненно реагирует на подобніе попытки. Единственный выход из сложившейся ситуации – это постепенное повышение уровня жизни, и увеличение реальных доходов населения.


Надеюсь, этот вопрос настроит вас на более оптимистичный лад: есть ли Украине чем гордиться в плане качества жизни?

Да, не смотря на то, что в нашей стране социальную политику эффективной не назовешь, тем не менее, за последние несколько лет сделано очень много. Например, в результате создания в регионах перинатальных центров детская смертность в стране сократилась на 25%, а материнская почти в два раза. В этом году Министерство социальной политики, можно сказать, отработало за все предыдущие годы. Идет разработка новых механизмов предоставления социальных услуг. Сделана огромная работа по социальному обеспечению семей с детьми. Сейчас реализуются президентские социальные инициативы. Благодаря им, в регионах осуществляется очень жесткий мониторинг их выполнения.


В чем корень проблем социальной сферы – нехватка средств, нехватка внимания, или, скажем так, некие особенности национального характера?

Сегодня уже много говорят и пишут о том, что в стране сложился своего рода «социальный договор» т.е. коллективная безответственность пронизала все общество. От европейцев нас отличает, прежде всего, как сейчас принято говорить, правовой нигилизм. Пренебрежение к закону - характерная черта нашего социума. Ведь недаром говорят, что жесткость нашего законодательства, компенсируется слабостью его выполнения. Для европейцев – закон является императивной нормой, внутренним убеждением. Вот когда существующий у нас «социальный договор» будет разрушен, тогда может появиться и надежда на обновление.

Беседу вел А.Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Симулякр соціальної турботи

Павло Розенко, провідний експерт Центру ім. О. Разумкова, громадський діяч

Для нинішньої влади ближчий той вектор розвитку, де зберігається система нерівних можливостей

Черенько Людмила, зав. відділом дослідження рівня життя населення Інституту демографії та соціальних досліджень ім. М.В. Птухи НАНУкраїни

У період кризи бідним залишається лише виживати і очікувати на кращі часи

Олексій Шестаковський, кандидат соціологічних наук, науковий співробітник Інституту економіки та прогнозування НАН України

Соціальні виплати не можуть збільшуватися без зростання економіки

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Социальная политика должна выполнять функцию предохранительной сетки

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Переосмыслить социальный мир

Владимир Золоторев, журналист

Лучшая социальная политика государства — это ее отсутствие

Анатолій Луценко, політолог, політтехнолог, директор «GMT Group»

Ефективна соціальна політика потребує реформи місцевого самоврядування

Юрій Гаврилечко, експерт ГО «Фонд суспільної безпеки»

Держава має створювати умови, щоб дотримувалися соціальні стандарти

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Социальная политика в Украине – это проблема защиты прав человека

Леонід Ільчук, Центр перспективних соціальних досліджень Мінсоцполітики та НАН України, кандидат політичних наук, доцент, Заслужений працівник соціальної сфери України, директор

Соціальна політика не повинна бути турботою лише держави

Олесь Ільченко, письменник, Женева

Боюся, що таке поняття, як економіка України стало майже віртуальним

Дмитро Боярчук, директор CASE-Україна

Держава має відповідати за те, щоб рівень життя її громадян не був надто низьким, щоб люди не деградували.

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Денег в нашей стране должно хватать на все социальные нужды

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Треба проводить не політику економії, а політику відновлення балансу

Олександр Майборода, доктор історичних наук, професор.

Вимагати від суспільства обмежень можна тільки в обмін на ясну і чітку перспективу

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,217