В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Среди основных вызовов, которые стоят сегодня перед Украиной и требуют пристального и глубокого анализа, можно с уверенностью назвать социальную сферу. Выход большой массы людей на Евромайдан засвидетельствовал снижение доверия граждан к проводимой правительством экономической политике. Устойчивая структурная безработица, увеличение разрыва между доходами бедных и богатых граждан, а также множество других ее негативных проявлений в социальной политике, здравоохранении и образовании наблюдаются во всех без исключения регионах Украины. Можно сколько угодно повышать «на копейки» социальные выплаты и заработную плату бюджетников, но при этом итоговые суммы все равно не покрывают насущных элементарных проблем человека. Это сказывается не только на уровне потребления, но и на возможностях передвижения внутри страны и в крупных ее городах, проявляется в неравенстве доступа к услугам в медицине, культуре и образовании. Возникает мультипликационный эффект, приводящий к дискриминации в области прав человека, сегрегации и полной демотивации и деморализации общества.

В Украине сегодня очень высока социальная напряженность, к тому же, ситуация сознательно накаляется. Это делалось и раньше, но только сейчас лозунги о демократических правах и свободах, европейских ценностях подливают масла в перманентно тлеющий конфликт на почве колоссального социального неравенства. И этот конфликт с самым большим потенциалом способен вовлечь максимально широкие массы населения.

За последние годы не только планомерно сокращается в относительном и абсолютном выражении количество бюджетных средств, идущих на социальные цели, но также и существенно меняется система использования средств социальных фондов. Бездумная политика в социальной сфере привела к тому, что все фонды страдают дефицитом, а объем социальных обязательств государства с каждым годом становится все меньше.

Можно ли направить эти средства, идущие в карманы чиновников, в карманы граждан? Вопрос риторический, но в условиях бюджетного кризиса власти придется на него отвечать, чтобы не получить еще и серии голодных бунтов в различных регионах страны.

По количеству долларовых миллиардеров Украина оказалась на 27 позиции мирового рейтинга, расположившись между Египтом и Чили. Об этом свидетельствуют результаты исследования «Перепись миллиардеров 2013», проведенного экспертами международной компании Wealth-X, которая исследует жизнь богатейших людей современности, совместно со швейцарским финансовым конгломератом UBS.

Но в тоже время, Украина попала в тройку беднейших стран Европы. По данным международной компании GFK, реальный разрыв между странами, занявшими первые строчки рейтинга и последние, просто колоссален. Например, первое место по покупательной способности с большим отрывом занял Лихтенштейн – с показателем в 58 848 евро. На втором и третьем местах соответственно расположились Швейцария (36,351 тысяч) и Норвегия (31,707 тысяч евро). Тогда как в Украине этот показатель составляет 2 206 евро.

Острота проблемы социального неравенства определяется соотношением доходов, а не самим наличием богатых и бедных. По этим показателем у нас разрыв значительно больше, чем в европейских странах, и это наиболее сильный раздражитель для общества. Разрыв в богатстве очень большой, он просто не соотносится с развитием экономики, поскольку экономика в стагнации, а разрыв растет. Кроме того, неравенство в современном украинском обществе становится еще и существенным деморализующим фактором.

Политика сокращения расходов на социальные нужды под предлогом «сведения бюджета» фактически стала новым социальным экспериментом, охватившим и Европу, и многие страны мира, включая и США. Так называемая «финансовая дисциплина» стала сегодня полубогом, которому поклоняются все основные политические партии. Чтобы ликвидировать все прежние социальные завоевания трудящихся, они создали особые механизмы – «долговые тормоза» в Европе, «фискальный предел» в США. Прибыли банков и доходы нуворишей бьют рекорды, в то время как социальные права сотен миллионов людей жестко подавляются. В то же время показатели социального неравенства сегодня побили даже рекорды времен Великой депрессии.

Политики могут болтать до бесконечности о долгах и дефиците бюджета, пока это не касается ущерба живым людям, причиняемого их решениями по урезанию социальных расходов. Значительная часть населения Украины уже давно не видит роста своих доходов. И уровень их жизни почти не меняется к лучшему, если не ухудшается. По разным оценкам, от 30 до 40 % семей половину своего пищевого рациона производят самостоятельно – то есть держат приусадебное хозяйство. Именно этих граждан в первую очередь и волнует проблема бедности и инфляции. Именно эти граждане могут взорваться протестом, попав в безвыходную, на их взгляд, экономическую ситуацию.

Украине придется искать более эффективные формы децентрализации, в том числе и бюджетных социальных расходов, увеличивать роль промежуточных эшелонов между властью и обществом. Давно назрела необходимость оживлять социальный диалог, расширять перспективы для малого и среднего бизнеса – главного мотора экономики, открывать здесь и сейчас возможности для профессионалов и горизонты для молодого поколения, представители которого все чаше ищут пути самореализации за рубежом.

«Диалог.UA» попросил экспертов ответить на ряд актуальных в рамках этой темы вопросов, а также подобрал ряд статей о социальной сфере в других странах. Приглашаем всех читателей принять участие в обсуждении одной из наиболее насущных проблем Украины.

Свернуть

Среди основных вызовов, которые стоят сегодня перед Украиной и требуют пристального и глубокого анализа, можно с уверенностью назвать социальную сферу. Выход большой массы людей на Евромайдан засвидетельствовал снижение доверия граждан к проводимой правительством экономической политике. Устойчивая структурная безработица, увеличение разрыва между доходами бедных и богатых граждан, а также множество других ее негативных проявлений в социальной политике, здравоохранении и образовании наблюдаются во всех без исключения регионах Украины. Можно сколько угодно повышать «на копейки» социальные выплаты и заработную плату бюджетников, но при этом итоговые суммы все равно не покрывают насущных элементарных проблем человека. Это сказывается не только на уровне потребления, но и на возможностях передвижения внутри страны и в крупных ее городах, проявляется в неравенстве доступа к услугам в медицине, культуре и образовании. Возникает мультипликационный эффект, приводящий к дискриминации в области прав человека, сегрегации и полной демотивации и деморализации общества.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Лучшая социальная политика государства — это ее отсутствие

20 янв 2014 года
Многие ли граждане в Украине пользуются социальной поддержкой государства?

Большинство украинцев в той или иной степени пользуются «социальной поддержкой». Думаю, группы, которые совсем не используют социальные программы с одной стороны и полностью зависят от государства — с другой - минимальны. Большинство находится посередине. Украинцы воспринимают социальные программы государства, как «дармовщинку», которой грех не воспользоваться. Поэтому даже те, кто обеспечивает себя сам, не гнушаются пользоваться государственными программами.


А какова, на ваш взгляд, должна быть социальная политика государства?

Лучшая социальная политика государства — это ее отсутствие. Не будем забывать, что государство ничего не создает и не может создать по определению, оно только изымает из процесса роста национального богатства и перераспределяет. Эта деятельность наносит ущерб социуму многими способами, замедляя и искажая процесс роста богатства в обществе, прививая иждивенчество, разрушая социальные институты (семья, соседские и т. п. связи), разрушая мораль и т. д. Также не будем забывать о том, что не государство создало то, что мы привыкли считать «социальным страхованием». Оно просто национализировало уже существовавшую в обществе систему социального страхования, причем многие функции даже не смогло воспроизвести. Например, общества взаимного страхования рабочих в Великобритании не только имели собственных врачей, больницы и санатории, не только платили пособия по безработице и пенсии, но и обеспечивали помощь в поиске работы, если член такого общества переезжал на новое место. Социальное страхование должно вернуться в гражданское общество и стать частью здорового экономического процесса, основанного на добровольной деятельности, а не на насилии.


Какой объем социальных обязательств способна покрыть современная экономика Украины?

Считается, что критический объем отношения бюджета к ВВП — 20%. В Украине сейчас 50-60% ВВП распределяется через бюджет. Большая часть этих расходов — так называемые «социальные» расходы. Учитывая крайне низкий уровень капитала в стране, приемлемый уровень будет в районе 10% ВВП с последующим снижением. Тогда мы можем надеяться на какой-то рост.


Социальная защита населения государством в ходе кардинальных изменений роли самого государства будет сохраняться?

«Социальная защита населения» - это первое, что должно измениться, так как она является основой «государствозависимости» современного общества. Приватизация этих функций имеет значение не только сама по себе, но и приводит к далекоидущим последствиям. Например, в случае ликвидации государственной пенсионной системы, обязательно обострится проблема денежной монополии государства, так как существующая сегодня инфляционная система прямо препятствует сбережениям.


Последующая эволюция системы социального обеспечения в Украине будет предполагать такие понятия как социальное равенство или социальная солидарность?

Надеюсь, что эволюция системы социального обеспечения будет проходить в направлении возвращения в гражданское общество к широкому спектру услуг — от обычной «бесплатной» семейной и соседской помощи и благотворительности к страховым кассам, частным пенсионным фондам и банковским счетам в деньгах, покупательная способность которых не может быть произвольно изменена правительством. «Социальное равенство» и «социальная солидарность» в таких системах — просто слова.

Уровень жизни падает. Однако, у всего есть причины. В данном случае, это административно-правовой хаос, исходящий от государства, который, к тому же, постоянно усиливается. В таких условиях резко сокращаются временные горизонты, деятельность ориентирована на краткосрочные проекты, а доходы потребляются, а не сберегаются. То есть, общественное богатство не растет и даже сокращается, а капитал проедается, что делает восстановление еще более трудным.


Что необходимо изменить, чтобы уменьшить социальное неравенство в Украине?

Люди изначально неравны и это является одной из главных причин прогресса и существования социальных институтов, его обеспечивающих. Если под социальным неравенством понимать неравные возможности в отношениях с государством, то в этом смысле необходимо ликвидировать все существующие ныне привилегии.


Украине есть чем гордиться в плане качества жизни?

Украинцы пока что более свободны в некотором смысле, по сравнению с западными людьми, они не страдают от последствий политкорректности, не подвергаются преследованиям и давлению «комиссий по этике» и т. п. Кроме того, они довольно быстро приспосабливаются к изменению ситуации и не доверяют государству, что тоже есть большой плюс.


Мы наблюдаем смерть не рожденного среднего класса? И снова «откатываемся» к делению общества на 2 класса - «богатых» и «бедных»?

Не факт, что такой разрыв действительно возрастает. Известные мне данные весьма сомнительны и заслуженно подвергаются критике. В силу роста экономики многие современные «бедные» живут лучше тех, кто еще лет 50 назад считался средним классом (если говорить о развитых странах). Если же говорить об уровне формальных доходов, то это, скорее, результат государственного регулирования. Опять-таки, «богатые» и «бедные» - неоднородные понятия. Например, в США, с одной стороны, часть «богатых» - это деятели корпораций и банковского сектора, которые в этой стране имеют значительные привилегии, дарованные государством. С другой стороны, богатыми также являются, например, люди, работающие в инновационных секторах, куда государство еще не добралось со своим регулированием, их богатство не связано с привилегиями и, можно сказать, вполне заслужено. То же самое можно сказать и о бедных. Существование таких ограничений, как минимальная зарплата, продолжительность рабочей недели, разнообразных привилегий для женщин, «молодых специалистов» и т. п. создает безработицу и бедность. С другой стороны, государственная поддержка бедных производит бедность, для людей ленивых и бестолковых бедным быть просто выгодно.

Я бы не говорил о «среднем классе», этот термин с моей точки зрения, устарел. Я бы говорил о производительном классе, тех людях, которые создают ценные для других продукты. Конфликт, который в острой форме существует в нашей стране, существует не между богатыми и бедными, а между производительным классом и паразитами. С одной стороны «мастеровые» (с широкой дифференциацией уровня дохода в своей группе), с другой — чиновники, причиновниченные «бизнесмены», бюджетники и прочие бюджетозависимые люди (с еще большей дифференциацией дохода в этой группе).


Нарастание социального неравенства неизбежно порождает социальную нестабильность. Когда эволюционный путь развития становится невозможным и социальный котел начинает плавиться?

Революции обычно происходят тогда, когда часть публики упирается в некий потолок возможностей, которые, как она считает, для нее вполне достижимы. Обычно это происходит на волне роста, когда поле возможностей расширяется, а не на спаде, когда они сокращаются. В нашем случае, события, вызвавшие майдан, связаны с легендой о доброй Европе, где всех накормят, спасут и дадут заработать. Эта легенда согревала сердца многих людей и когда они увидели, что окно закрывается и их лишают возможностей, на которые они рассчитывают, они вышли на улицы.


Помощь бедным и нетрудоспособным все больше становится основной социальной функцией государства, но можно ли сводить всю социальную политику только к защите и помощи бедным?

Помощь бедным и нетрудоспособным расширяется потому, что государству свойственно расширяться и постоянно находить все новые поводы для своего существования. С бедностью, как таковой, эта борьба никак не связана, ее причиной является только рост соответствующих бюджетов. Наглядно это хорошо заметно на примере «борьбы» с наркотиками в США. С начала 70-х расходы на борьбу с наркотиками в расчете на одного наркозависимого выросли в десятки раз, общая сумма затрат близка к 1,5 триллионов долларов, но количество наркозависимых не изменилось.


Каковы должны быть шаги государства, чтобы могла проводиться полномасштабная социальная политика?

Должна быть проведена приватизация «социальных» функций, причем, в первую очередь, пенсионной системы. Для начала, должен быть ликвидирован пенсионный фонд, а его бюджет перенесен в государственный бюджет, затем на некоторый переходный период, введена возможность отказа пенсионеров от пенсий и переход их на непосредственное обеспечение гражданами взамен освобождения их от налогов (с возможностью обратного действия в случае неудовлетворительного состояния). Для этого налоги должны быть в максимальной степени переведены в прямую форму и прямо привязаны к соответствующим расходам бюджета. Последующие поколения пенсионеров должны будут сами заботиться о себе, для чего должны существовать пенсионные фонды и другие возможности. Остальные социальные услуги должны оказываться частными фондами, страховыми кассами и т. п. В этом случае социальная политика будет полномасштабной и эффективной, поскольку она не будет больше привязана к государству.

Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Симулякр соціальної турботи

Павло Розенко, провідний експерт Центру ім. О. Разумкова, громадський діяч

Для нинішньої влади ближчий той вектор розвитку, де зберігається система нерівних можливостей

Черенько Людмила, зав. відділом дослідження рівня життя населення Інституту демографії та соціальних досліджень ім. М.В. Птухи НАНУкраїни

У період кризи бідним залишається лише виживати і очікувати на кращі часи

Олексій Шестаковський, кандидат соціологічних наук, науковий співробітник Інституту економіки та прогнозування НАН України

Соціальні виплати не можуть збільшуватися без зростання економіки

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Социальная политика должна выполнять функцию предохранительной сетки

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Переосмыслить социальный мир

Анатолій Луценко, політолог, політтехнолог, директор «GMT Group»

Ефективна соціальна політика потребує реформи місцевого самоврядування

Юрій Гаврилечко, експерт ГО «Фонд суспільної безпеки»

Держава має створювати умови, щоб дотримувалися соціальні стандарти

Ольга Пищулина, к.с.н., зав. отделом социальной политики НИСИ

Ни одно государство не может отказаться от социальной сферы

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Социальная политика в Украине – это проблема защиты прав человека

Леонід Ільчук, Центр перспективних соціальних досліджень Мінсоцполітики та НАН України, кандидат політичних наук, доцент, Заслужений працівник соціальної сфери України, директор

Соціальна політика не повинна бути турботою лише держави

Олесь Ільченко, письменник, Женева

Боюся, що таке поняття, як економіка України стало майже віртуальним

Дмитро Боярчук, директор CASE-Україна

Держава має відповідати за те, щоб рівень життя її громадян не був надто низьким, щоб люди не деградували.

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Денег в нашей стране должно хватать на все социальные нужды

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Треба проводить не політику економії, а політику відновлення балансу

Олександр Майборода, доктор історичних наук, професор.

Вимагати від суспільства обмежень можна тільки в обмін на ясну і чітку перспективу

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,046