В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Повестка дня будущего президента

Имя кандидата, победившего или проигравшего на выборах президента Украины, мы узнаем уже в ноябре. Поэтому, представляя для обсуждения на страницах «Диалог.UA» тему «Повестка дня будущего президента», мы сознательно вынесли за рамки нашего диалога вопрос о победителе нынешней избирательной кампании. Мы хотели заглянуть в декабрь 2004 года и увидеть, что же реально предстоит и что удастся сделать будущему президенту, вне зависимости от того, кто займет этот пост.

На самом деле, у нового президента достаточно ограниченный спектр возможностей. Лимит времени на принятие решений, дефицит ресурсов, бремя внешних и внутренних договоренностей, завышенные ожидания единомышленников и оппонентов. Но решать и действовать ему придется в любом случае. Поэтому, вместе с нашими авторами и экспертами, мы задавали масштаб кратко- и долгосрочных задач, стоящих перед будущим президентом.

Сегодня найдется немало людей, считающих, что в Украине невозможно долгосрочное планирование. Это зачастую объясняется непредсказуемостью, нестабильностью и отсутствием долгосрочных проектов в экономике – пока прибыль можно «сбить» быстро и большую, зачем задумываться о завтрашнем дне? Но рано или поздно наступает момент, когда образование уже не то, а детей обучать нужно; здравоохранение уже не там, а быть здоровым хочется. К тому же, кто даст гарантии, что сегодняшний работающий покорно смирится с участью нынешнего пенсионера в будущем? А это все вопросы стабильного общества, и к их решению рано или поздно будет вынужден обращаться следующий президент.

Кроме того, мы проанализировали, за какую же Украину борются кандидаты в президенты, – ведь их программы и речи команды социологов и имиджмейкеров соизмеряли с реальными потребностями общества. Да и ответ на самый распространенный сегодня вопрос о том, как итоги выборов изменят качество жизни в Украине, находится, отнюдь не на поверхности.

Анализируя ожидания украинских граждан перед выборами и программы кандидатов, мы столкнулись с тем, что обе стороны сходятся в одном – и ожидания, и программы очень далеки от идеальных моделей, на фоне доминирования меркантильных, мелкобуржуазных смыслов и провинциального дискурса. Желание понравиться избирателям, высказать понимание их повседневных забот привело к тому, что в программах всех без исключения кандидатов в президенты отсутствуют концепции перемен, способные вывести украинское общество на новый уровень развития. Ни один из кандидатов не сумел подняться до уровня общенационального лидера, предложить обществу консолидирующую идеологию и конструктивное видение будущего. Невостребованными остались знания и опыт тех, кто видит чуть дальше других, способен генерировать и реализовать новые идеи, это будущее приближающие. Поиск альтернативных путей, прорывных алгоритмов развития, реализация долгосрочных проектов – все это по-прежнему остается втуне. Отсюда стихийный протест на фоне полного отсутствия реальных альтернатив и полноценной оппозиции. Отсюда потухшие взгляды и отсутствие веры в реальность скорых перемен к лучшему.

Украина жаждет и боится перемен одновременно – вот неизбежный парадокс, связанный с новым периодом в жизни нашей страны, с повесткой дня будущего президента.

Вне зависимости от результатов выборов, новому президенту, намеренному строить независимое цивилизованное государство, необходимо будет прислушаться к мнению зарождающегося гражданского общества, воспользоваться наработками тех, кто из тысяч нерешенных проблем, стоящих перед Украиной, способен увидеть те, решение которых определит стратегию успеха нашего государства.

Несмотря на инерцию объективных обстоятельств и уже запускающиеся сценарии, гуманитарное сообщество приняло вызов времени и поставило перед собою задачу не только разобраться, но и сформулировать повестку дня будущего президента. Их анализ и широкое обсуждение выносится на суд аудитории «Диалог.UA».

Свернуть

Имя кандидата, победившего или проигравшего на выборах президента Украины, мы узнаем уже в ноябре. Поэтому, представляя для обсуждения на страницах «Диалог.UA» тему «Повестка дня будущего президента», мы сознательно вынесли за рамки нашего диалога вопрос о победителе нынешней избирательной кампании. Мы хотели заглянуть в декабрь 2004 года и увидеть, что же реально предстоит и что удастся сделать будущему президенту, вне зависимости от того, кто займет этот пост.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Если кандидат обещает все, это значит, что он ничего не обещает

Если кандидат обещает все, это значит, что он ничего не обещает: Если кандидат обещает все, это значит, что он ничего не обещает

Александр Пасхавер, президент Центра экономического развития

Для создания атмосферы доверия между государством и обществом, нужно думать о тех сигналах, которые посылает власть своему народу. Сигналы вызывают доверие раньше, чем начинают действовать сами реформы, но они, эти сигналы, должны быть последовательными на протяжении необходимого и достаточного периода времени

Александр Иосифович, как Вы представляете себе повестку дня будущего президента?

В этом жанре важно передать понимание насущного, необходимого и должного для ближайшего будущего. Поэтому, когда мы будем говорить о повестке дня президента, то мы будем говорить о том, что он должен хотеть. А как он это будет осуществлять, – уже будет зависеть от многих обстоятельств, это уже будет искусство возможного.

Насколько повестка президента может быть предопределена нашими сегодняшними успехами?

Мы довольно далеко продвинулись в экономическом реформировании. Вместо гигантского робота советского общества, мы создали довольно слабый, но все-таки живой экономический организм. И это уже грандиозное достижение. Это достижение всех 13 лет существования Украины, потому что надо было переболеть какими-то болезнями, надо было пережить кризисы, чтобы понять, в чем же собственно ценность экономики как самодостаточного жизнедеятельного организма. Многие процессы, которые происходили в Украине, можно назвать в нравственном отношении даже уродливыми. Но кризис выступил и источником обновления. Например, деиндустриализация народного хозяйства расчистила поле для новой экономики, для той, которая может быть конкурентоспособной в новых условиях. Поэтому те изменения, которые происходили, были необходимы по сути, а по форме были такими, какими мы есть сами.

И что же следует понимать под насущным и необходимым? О чем должен думать президент в современных условиях?

Наши социальные и политические реформы отстали от экономических. Они уже не соответствуют новой экономической реальности и не решают тех проблем, которые назрели. И основной проблемой является то, что все активные силы общества друг другу не доверяют – граждане не доверяют государству, государство не доверяет гражданам, граждане не доверяют капиталу, капитал не доверяет государству. Атмосфера недоверия всеобъемлюща. На это накладывается наследие как советской, так и досоветской эпох – недоверие к государству, как потенциально враждебному организму, и сцепленное с таким отчуждением от государства тотальное незаконопослушание. Эти два фактора парализуют развитие как общества, так и государства. Поэтому политика новой власти должна быть ориентирована на доверие.

Сейчас перед Украиной поставлены беспрецедентные задачи – мы одновременно должны формироваться как политическая нация, как гражданское общество, как правовое государство и как рыночная экономика. В любой стране Западной Европы эти задачи решались на протяжении столетий. Нам же все это нужно делать в короткий промежуток времени, да еще и с помощью слабого государства и неэффективной бюрократии. Причем общество и активные социальные силы не могут этому государству помочь именно вследствие недоверия.

Так может этот вопрос лучше переадресовать психологам, пусть они пытаются вылечить общество от тотального недоверия?

Мы не больны – мы разочарованы существующим положением вещей. Приведу пример: между банком и его клиентом должны существовать доверительные отношения. Если я не доверяю банку, то я не буду его вкладчиком – я буду вкладчиком другого банка, которому доверяю. Но, если вообще нет банков, которым я бы смог доверять, и таких, как я, большинство – то это ведь не моя личная психологическая проблема, это проблема всего общества.

Гражданину тревожно, страшно, дискомфортно в отношениях с государством. Дорого ли это изменить? Нет, не дорого. Но в существующих условиях это не представляется возможным, потому что мы не можем организовать гражданский контроль над действиями чиновников. А ведь атмосфера доверия складывается из мелочей. Представьте, что украинская пенсионерка приходит в пенсионный фонд: она выстаивает длинную очередь, попадает в кабинет, где ей отвечают, что ее документы еще не пришли и приглашают наведываться. Такое приглашение означает для пенсионерки новые стояния в очереди, неопределенность и страх. А все, что требовалось в данной ситуации, это сказать: «Мы известим удобным для Вас способом, когда придут документы». Альтернативой этому выступает колоссальная растрата человеческого времени и энергии.

Есть вещи еще более банальные: на Западе вы не найдете общественных зданий, куда нельзя въехать на инвалидной коляске. А у нас вы не найдете, куда можно въехать на инвалидной коляске. И я ведь говорю не о тюрьмах или больницах – я говорю об очень мелких вещах, которые нетрудно изменить.

Есть ли понимание проблемы доверия среди кандидатов в президенты?

Я думаю, ни кандидатами, ни государством в целом проблема так не формулируется. Если президент хочет что-то изменить в стране, то он должен думать не только о доходах на душу населения.

Насколько важно доверие, при условии, что реформы и так будут осуществляться?

В последнее время, читая российские газеты, я обращаю внимание на то, что реформы, которые вообще-то очень нужны, по мнению самих россиян, являются инструментом их уничтожения.

В чем же должны состоять будущие реформы?

Я бы выделил три блока реформ: создание эффективного государства, социальные реформы и реорганизация отношений между властью и капиталом.

В первом блоке целесообразно предпринять следующие шаги. Во-первых, провести политическую реформу. Она должна обеспечить зависимость власти от воли граждан, ввести действенные механизмы политических сдержек и противовесов, процедуры неконфликтного разрешения кризистных ситуаций.

Во-вторых, нужно провести административную реформу. Она должна обеспечить подчиненность бюрократической машины демократически победившим политикам, стимулировать кардинальное обновление постсоветской бюрократии, персонифицировать ответственность чиновника за результаты его действий или бездействия, обеспечить качество и преемственность бюрократических процедур. Критерием успешности административной, как и политической реформы должно быть повышение доверия к исполнительной власти.

Не похожи ли эти действия на некоторую имитацию европейской модели?

Что в этом плохого? Если мы выбираем европейскую модель жизни, то, соответственно, заимствуем и систему их институций. Будут ли они работать хорошо? Скорее всего, сначала они будут работать очень плохо, потому что само общество имеет другие стереотипы и навыки. Но, тем самым, мы приучаем общество к этим институциям. Если у президента не будет полномочий снимать премьер-министра тогда, когда ему захочется, то это будет совершенно другой президент. Пока министр не является зависимым от парламента, пока он не будет представителем общества по отношению к власти, он не сможет противостоять бюрократии. Сейчас же министр выступает на стороне бюрократии – он сам выступает в роли главного бюрократа.

В рамках блока реформ, связанных с эффективным государством, нужно говорить и о независимой судебной системе. Не будет ли хуже, если судебная система окажется независимой? Возможно, это будет ужасно, потому что люди-то останутся те же. Возможно, вследствие реформы, у нас появится два центра коррупционной власти. Но лучше иметь несколько таких центров, которые будут конкурировать друг с другом – это путь к уменьшению коррупции вообще.

Далее, государство не может создать гражданское общество, но оно должно, как минимум, не мешать ему. И здесь я бы поддержал идею о самофинансировании гражданского общества. Дело в том, что у нас нет закона, который позволял бы организациям гражданского общества зарабатывать себе деньги. Как наша организация может заработать деньги на существование – только получить грант. А это уже прямая дорога к конфликту, который разгорается в последнее время вокруг «грантоедов». Нормальная процедура развития не только гражданских, но и социальных организаций, заключается в том, что эти организации могут зарабатывать деньги, но должны их тратить только на уставные цели. Это позволило бы максимально усилить институты гражданского общества. Отсутствие такого закона говорит о том, что государство не склонно растить себе контролера.

Не приведет ли введение такого закона к злоупотреблениям?

Поначалу обязательно приведет. А отсутствие такого закона уже увеличило количество злоупотреблений, причем во всех сферах, вследствие маломощности гражданского контроля над государством.

В чем состоит второй блок реформ?

Второй блок – это социальные реформы. И здесь хотелось бы выделить не все, а только то, что требует действительно незамедлительных решений. Максимальное отставание наблюдается в двух сферах – в системе здравоохранения и жилищной сфере.

Если о здравоохранении говорят долго и упорно, то о жилищной реформе говорят не так уж и много? Что же нужно делать с жильем?

Проблема состоит в том, что человек среднего достатка не в состоянии купить себе жилье. Прекрасным выходом из этой ситуации было развитие ипотечного кредитования. Если мы не можем удовлетворить фундаментальные потребности граждан, то у них возникают закономерные сомнения по поводу того, можно ли жить в этой стране, можно ли доверять такому государству.

Однако, для того, чтобы провести полноценную жилищную реформу, нужна развитая и стабильная финансовая система. А для этого еще нужно созреть. Ведь ипотека – это атрибут уже развитой экономики. Но нам уже можно думать об этих вещах – у нас довольно стабильная гривня, у нас есть квалифицированные банковские кадры. Провести какие-то стандартные для всего мира процедуры мы можем.

Но еще более важной для нас является сфера медицинского обслуживания. Надо бы ее не разрушать, а медленно и осторожно трансформировать. К сожалению, эти разработки практически не ведутся. Этим занимаются какие-то любители, которые делают небольшие эксперименты из чего можно сделать вывод, что для государства система здравоохранения неактуальна.

Третий блок реформ должен обеспечить доверие между капиталом и государством. Отношения между этими двумя субъектами основаны на взаимных претензиях и взаимном теневом взаимодействии. Часто это связано с распределением и перераспределением собственности. В споре с собственником государство не должно заявлять: «Поскольку мы нарушали закон, когда передавали собственность в частные руки, то давайте теперь нарушим это право собственности и заберем ее назад». Это варварский подход. Напомню, что право собственности относится к неотъемлемым правам человека.

Но сущность реформ – это не все. Для создания атмосферы доверия, нужно думать о тех сигналах, которые посылает власть обществу. Сигналы вызывают доверие раньше, чем начинают действовать сами реформы. Обществу нужно, чтобы эти сигналы были достаточно последовательны на протяжении определенного периода времени.

Среди этих трех блоков реформ есть какие-то приоритеты?

Все это нужно делать одновременно. И доверие здесь выступает источником, который колоссально усиливает общественное развитие. Граждане, которые раньше были скептично настроены к изменениям, становятся активными участниками общественного процесса.

Кто-то из кандидатов осознает необходимость и целесообразность подобных изменений?

Те программы, которые я читал, показались мне нетехнологичными. Может, они построены правильно с точки зрения избирательной кампании, но, в то же время, не позволяют оценить кандидата. Если кандидат обещает все, это значит, что он ничего не обещает.

Если ставить вопрос более жестко, что из того, что я назвал, нужнее всего, то я бы назвал здравоохранение и правоохранительную систему. Отсутствие этих двух вещей нас делают просто дикарями по отношению к другим развитым странам.

Можно ли говорить о некоем противодействии при проведении этих реформ?

Конечно же, где-то реформы будут извращены, где-то будет происходить отторжение. Но другого пути у нас нет.

Беседу вел Юрий Таран

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Земля. NET»

З 1 січня 2013 року в Україні відкриють для публічного доступу електронний Державний земельний кадастр. Старт віртуального кадастру вчора підтвердив під час презентації тестового режиму даної системи голова Державного агентства земельних ресурсів України (Держземагентство) Сергій Тимченко.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олена Вітер, експерт Ради з енергетичної політики

„Озиратися назад і довго думати на даний момент просто неприпустимо”

Галина Яворская, государственный эксперт Национального института проблем международной безопасности.

Украине пора перестать бросаться из крайности в крайность

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

„Украина вышла из тени России”

Владимир Шуваев, руководитель Центра социальных и политических коммуникаций

«На публичном уровне вопросы рисков от вступления в ЕС так и не обсуждались»

Игорь Кирюшин, народный депутат 4-го созыва

Может быть, стоит сконцентрировать наши усилия не на Европе, а на Соединенных Штатах?

Олександр Литвиненко, заступник директора Національного інституту стратегічних досліджень

Розвиток відносин України з Росією може стати ресурсом для євроінтеграції

Іван Полтавець, співробітник Інституту економічних досліджень і політичних консультацій.

Зростання ВВП не є самодостатньою метою

Валерій Новицький, доктор економічних наук, професор, заввідділом зовнішньоекономічних досліджень Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України

„Головними ресурсами для сучасної економіки є праця та інформація. Будь-що інше можна купити”

Ігор Луценко, економіст

Особливої уваги заслуговує стратегічне планування

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Нужно отслеживать потенциальную “взяткоемкость” нормативних актов

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Нужно научиться управлять

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

Источник проблем – далеко не экономика

Олексій Плотніков, доктор економічних наук, професор, заввідділом міжнародних валютно-фінансових відносин Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України

„Нам треба поставити свою економіку на рейки новітніх технологій”

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

„Можна перегнути палицю зі стабілізацією і таким чином суттєво знизити темпи зростання”

Олександр Литвиненко, експерт Українського центру економічних і політичних досліджень ім. Разумкова.

Нові громадські організації стануть реальним інструментом у захисті прав громадян

Ігор Семиволос, керівник Центру близькосхідних досліджень.

Риторика стосовно іноземного втручання – це атрибут “холодної війни”

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Перспектива «холодной войны» уже заметна

Валерій Вакарюк, голова правління Фонду підтримки реформ

„Наш виборець відчуває себе дурнем”

Ігор Коліушко, експерт з публічного права, голова правління ГО "Центр політико-правових реформ"

Передвиборчі програми писалися виключно для ЦВК

Валерий Соловей, эксперт «Горбачев-фонда»

«Если бы Путин не ездил сюда помогать Януковичу, то шансы на нормальный диалог с Украиной у него были бы большими»

Тамара Гузенкова, эксперт Российского института стратегических исследований

«Если новая власть очень быстро захочет пересмотреть формат украино-российских отношений, то неизбежно произойдет их ухудшение»

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Пошук мостів

Наталя Погоріла, соціолог

„Вибори стали своєрідним викликом для соціологів, і ті його прийняли з честю”

Ірина Бекешкіна, соціолог, науковий керівник фонду "Демократичні ініціативи"

Українцям довелося обирати між минулим і майбутнім

Віра Нанівська, керівник Міжнародного центру перспективних досліджень.

Основа демократії – конкуренція еліт

Евгений Копатько, социолог, Донецкий информационно-аналитический центр.

Договор элит связан с последним этапом избирательной кампании

Віктор Циганов, Академія МВС України

„Маємо справу з протистоянням між одними й тими самими групами одного явища, яке має назву „паразитичний капіталізм”

Іван Полтавець, науковий співробітник Інституту економічних досліджень та політичних консультацій

Економічної кризи зараз немає, і найближчим часом не очікується

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

Культурная политика требует диалога

Олександр Богомолець, Центр близькосхідних досліджень

Громадянська нація повинна бути джерелом нового українського проекту

Олександр Гриценко, письменник, культуролог

Україні потрібно творити соцієтальну культуру

Григорій Перепелиця, заступник директора Національного інституту стратегічних досліджень

Зовнішні загрози для України провокуються зсередини країни

Александр Литвиненко, заместитель директора Национального института стратегических исследований

Нужно бороться за Киев, а не против Киева

Георгій Крючков, народний депутат України, фракція КПУ, голова Комітету з питань національної безпеки і оборони.

Владі вдалося втримати ситуацію в конституційному полі

Володимир Горбулін, помічник Президента України, керівник Центру євроатлантичної інтеграції, директор Інституту проблем національної безпеки

Завдяки свідомості суспільства та влади вдалося уникнути силового розвитку подій

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

«Украинцы показали себя в качестве настоящих граждан»

Сергій Згурець, експерт Центру досліджень армії, конверсії та роззброєння, головний редактор журналу „Defense Express”

„Ядро оборонного комплексу України є надмірним для наших збройних сил”

Олександр Рудик, Асоціація аналітиків політики, кандидат політичних наук

Будущему президенту – больше еврооптимизма

Андрей Федоров, заместитель директора Европейского института интеграции и развития

Украина – это страна проблем, отложенных «на потом»

Каганець Ігор Володимирович, головний редактор журналу нової еліти “Перехід-IV”, www.perehid.org.ua

Порядок в Україні буде лише тоді, коли президенти відповідатимуть за свою діяльність

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

«Не навреди» – первая заповедь будущего президента

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Економічна система потребує тонкої настройки

Михайло Погребінський, директор Київського центру політичних досліджень і конфліктології

Потрібно подолати наслідки виборчого синдрому

Віра Нанівська, директор Міжнародного центру перспективних досліджень

„Серйозні реформи можна проводити лише впродовж перших кількох місяців президентства”

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

„За наявної системи влади президент не зможе в повному обсязі реалізувати свої обіцянки”

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Выбор десятилетия

Олексій Плотніков, доктор економічних наук, професор, завідувач відділу міжнародних валютно-фінансових відносин Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України

Рівень життя в сьогоднішній Україні має встигати за економічним зростанням

Олег Зарубінський, народний депутат України, перший заступник Голови Комітету Верховної Ради з питань Європейської інтеграції

Стабільність може існувати і в болоті.

Виктор Мусияка, народный депутат Украины, профессор права

Должна начаться эпоха новых общественных отношений, новых возможностей.

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

У нас сформувалася система паралельних світів влади і населення

Костянтин Матвієнко, корпорація стратегічного консалтингу „Гардарика”

Новому президентові доведеться долати колосальне відчуження суспільства від держави

Дмитрий Выдрин, политолог

Грядут перемены, но не радикальные

Владимир Малинкович, политолог

Президент должен научиться делиться властью

Сергій Дацюк, философ

Для нового порядку денного потрібна нова мова

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Надеждам на лучшее сбыться не суждено. Да не сбудутся опасения худшего!

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Зміни об`єктивно назріли. Але чи будуть вони у це пятиріччя?

Анатолій Гуцал, радник директора Національного Інституту стратегічних досліджень при Президентові України

Далеко заглядывать в будущее не в правилах украинского характера

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,088