В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Гражданские выступления на киевском Майдане происходят не впервые. Только за годы независимости можно вспомнить и студенческие голодовки 1990-х, и акцию «Украину без Кучмы», и помаранчевую революцию, и налоговый майдан… Более того, майдан перестал быть только киевским феноменом, он стал феноменом украинским. Не зря, видимо, еще Тычина предрек: «На Майдані коло церкви революція іде…».

Что такое украинский Майдан? Можно ли реально влиять на судьбы страны и изменить ее будущее при помощи подобных массовых акций-Майданов? Или Майдан – это не прописанный в украинских законах способ смены власти или принуждения ее к проведению давно назревших реформ? Или это всего лишь удачная политическая технология внутренних и внешних манипуляторов?

Ответы на эти вопросы дает сам Майдан. Сегодня – это не территория и не площадь. Это качественно новое социальное пространство с высокой степенью гражданской самоорганизации, сильной мотивацией. Две его составляющие: политическая – общенациональное стремление к демократии, утверждению свободы, верховенства права и подотчетности власти и социальная – требование справедливости, прозрачности экономики и судебной системы, участия граждан в принятии решений, касающихся их повседневной жизни, тесно переплелись в лозунгах и символах Майдана.

Жестокость и неуступчивость власти приводит к тому, что изменяются состав и настроения участников Майдана. Для многих это стало настоящей школой борьбы – буквально за свою жизнь, жизнь своих семей и друзей.

Государственный патернализм по отношению к гражданам, отсутствие легальных форм оппозиционной борьбы и искоренение «инакомыслия» в Советском Союзе ослабили навыки сопротивления у людей. И было необходимо время, пока эти навыки, свойственные украинскому народу не просто восстановятся, но разовьются и усилятся.

Демократия – шумная дама по определению, однако выступления последних лет раскрывают перед нами более широкое явление, которое происходит на площадях по всему миру. Недовольство – это уже глобальный феномен, хотя и с национальным привкусом. И украинские майданы – лишь одна из составных частей нарастающего протестного движения во всем мире. Несмотря на различия в требованиях демонстрантов, массовые протестные выступления в разных странах имеют общие причины: политику жесткой экономии, коррупцию и вопиющее социальное неравенство. А все эти явления не что иное, как следствия неолиберальной экономической политики последних десятилетий. Более того, поскольку эти протесты в своем подавляющем большинстве направлены на политиков и стремятся изменить политический пейзаж той или иной страны, многие эксперты считают, что «брачный союз между демократией и капитализмом давно закончен».

Нарастающие протесты, прежде всего, высветили несовершенство представительской демократии. Мы живем в эпоху «текучей современности», как назвал ее социолог Зигмунд Бауман, описавший эфемерную природу современных общественных коммуникаций. Бауман говорит, что сегодня общество, подобно жидкости, принимает разные нестабильные формы при очень небольшом внешнем давлении. Оно не способно обрести постоянную форму, что ведет к самым разным последствиям для общественных отношений и политики. Тем временем политические партии, бюрократия и политические институты, похоже, надежно застряли в 17-м веке.

Кризис представительской демократии сам сигнализирует о его причинах. Народ хочет напрямую контактировать с органами власти, а не просто участвовать в выборах. Легитимность власти должна подтверждаться ежедневно, а не раз в четыре года. Даже формальные консультации с народом исключают зашедший так далеко антагонизм в отношениях «власть-народ». Но проявления этого антагонизма будут в большей или меньшей степени продолжаться бесконечно, пока выборы и работа по найму политиков и представителей власти, их обязательность и ответственность не разовьются в постоянное сотрудничество между властью и народом, между политиками и гражданским обществом.

Как далеко может зайти власть, желающая сохранить свои полномочия и привилегии любой ценой, можно увидеть на примере многих государств, переживших революционные перемены в последнее десятилетие. И количество таких стран постоянно растет. Мы живем во время мощного революционного подъема, поскольку народы осознают свое положение, которое становится все хуже и хуже, что заметно во всех странах Запада, в Азии, в Латинской Америке, да и на всем постсоветском пространстве.

Уличные манифестации, которые в каждой отдельной стране кажутся сугубо национальным явлением, в действительности являются частью глобального политического подъема; при этом все больше его участников начинают понимать, что уличных выступлений недостаточно – необходимо установление контроля над государством.

Очень трудно предсказывать будущее украинского Майдана. Но чем больше людей в Украине выходит на улицы, выражая свое недовольство системой, сбросившей маску «представительской демократии», тем больше вероятность построения реальной демократии, а не ее имитации. Чем больше протестующих против политической коррупции, политики жесткой экономии для всех и роскошного потребления для избранных, против экологической деградации и многих других пороков изжившей себя системы отношений между властью и обществом, тем больше шансов реализовать запрос на давно назревшие перемены.

В чем же заключается феномен украинского Майдана? Что отличает его от десятков массовых выступлений людей на площадях и улицах в далеких и близких странах? Какое будущее ждет идеи и лозунги Майдана? Каким будет наше общество, получившее прививку «майданной демократии»? На эти и многие другие вопросы мы будем искать ответ в нашем новом диалоге.

Свернуть

Гражданские выступления на киевском Майдане происходят не впервые. Только за годы независимости можно вспомнить и студенческие голодовки 1990-х, и акцию «Украину без Кучмы», и помаранчевую революцию, и налоговый майдан… Более того, майдан перестал быть только киевским феноменом, он стал феноменом украинским. Не зря, видимо, еще Тычина предрек: «На Майдані коло церкви революція іде…».

Что такое украинский Майдан? Можно ли реально влиять на судьбы страны и изменить ее будущее при помощи подобных массовых акций-Майданов? Или Майдан – это не прописанный в украинских законах способ смены власти или принуждения ее к проведению давно назревших реформ? Или это всего лишь удачная политическая технология внутренних и внешних манипуляторов?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Майдан еще не предложил понятный всем смысл новой Украины.

17 фев 2014 года
Столичный майдан одни воспринимают через призму геополитики, другие – считают явлением политическим. Однако в последнее время на майдане появилась даже университет и своя библиотека. А чем для вас является майдан, что в нем для вас главное?

Трудно дать однозначный ответ. Начиналось это все как довольно эмоциональное, даже интеллигентское, явление. А сейчас на него очень многое наслоилось. Самое главное для меня – это молодежь. Впервые молодые люди стали включатся в общую жизнь, задумываясь как им жить дальше. У них появились признаки самоорганизации, и это вселяет надежду.

Второе для меня – это попытка преодоление засилья государства над человеком, которое у нас осталось еще со времен Советского Союза. При этом линия разного отношения государства и гражданина почти точно проходит по линии городов, где было магдебургское право, то есть самоуправляемых городов, и границе самостоятельных княжеств. Естественно, Слобожанщина и Малороссия не имеют этого наследия, но оно каким-то чудом стало проявляться. Попытка преодоления господства государства над человеком, это очень сильная и важная вещь. На востоке и на юге это воспринимается по-другому. Там есть представление о нанимателе, хозяине, государстве, и то, что происходит на западе, для них выглядит попыткой сменить хозяина, а не посмотреть по-другому на себя и мир. Если эти вещи будут рефлексироваться, и о них будет вестись диалог, то может, что-то из этого и получится.

Кроме этого, майдан привлек к себе внимание разведок всего мира, здесь отрабатываются технологии воздействия и противодействия психологическому и интеллектуальному давлению. Как война является полигоном для испытаний оружия, так и майдан является полигоном для испытания технологий воздействия на сознание масс. И это абсолютно не зависит от желания или нежелания тех, кто стоит на майдане.

Есть и аспект международный, отношений между разными странами, хотя он на майдане не доминирует. Мир крупного капитала считает, что на планете слишком много людей, и от них надо избавляться. А технологии управления через экономический, политический кризис – это уже все отрабатывается.

В общем, майдан является средоточием человеческих эмоций, где люди раскрылись как положительно, так и отрицательно. Майдан еще не предложил понятный всем смысл новой Украины.


Майдан - это всегда протест, или здесь заметны и какие-то социальные инициативы?

Безусловно, попытки выдвижения таких инициатив есть. Проблема Украины в том, что система управления здесь давно утратила смысл, а теперь ее пытаются упростить до совсем уж простых версий. При этом рассуждают довольно примитивными противопоставлениями, кто сильнее – правительство или майдан, Запад или Россия… Более сложных форм мышления практически не присутствует.

Неизвестно, когда из недр майдана выйдут более сложные, более внятные смысловые конструкции, идеи. Пока они были только поворотом к Европе, европейским ценностям, - было понятно, а сейчас это просто может не сработать. Вариант с Россией бесперспективен, а вариант собственного пути, хотя бы такого, как в Швейцарии – не обсуждается. Нет интеллектуального усилия, нет социального слоя, где это все могло бы обсуждаться.

Что положительного еще в майдане – запас представлений о свободе здесь выше, чем в Средней Азии и России. Свободных людей в Украине все-таки больше. И это радует.


Выходит так, что свободные люди у нас есть, а интеллектуалов нет?

Безусловно, отдельные люди есть, есть авторитеты. Огромную роль сыграла церковь, при этом церковь пытается взять на себя всю духовность, свести ее к себе одной. Но само участие греко-католической и украинской православной очень значимо. Такого участия церкви в гражданских делах давно не было. Здесь тоже есть запас, потому что Львовский католический университет был среди «застрельщиков» майдана, а это один из важных интеллектуальных центров.

Однако интеллектуалы в Украине не объединены ни местом, ни общей коммуникацией. Есть отдельные яркие голоса, отдельные авторитеты, но пока нет общего смысла, нет идеи, куда и как все могут собраться, чтобы усилия интеллектуалов увлекли за собой остальных.


В чем значение майдана, тут только политика или все же здесь присутствует и какое-то другое измерение?

Да, есть, это измерение человеческой свободы, но для меня главное то, что здесь сталкиваются две базовые идеологемы, что является ценностью, и за что надо бороться – за власть или свободу.

То, что в майдане есть противопоставление, есть люди, которых интересует свобода, а не власть, является очень важным. Потому что в последнее время основной ценностью стала власть, власть денег, власть силы и т.д. А вот свобода мысли такой ценностью до сих пор не является.


Насколько совпадают ценности, смыслы и цели тех, кто стоит на майдане, с ценностями и идеями, так называемой системной оппозиции?

Думаю, что во многом сильно расходятся. Оппозиция всегда говорит: возьмем власть и дадим вам свободу. Боремся за свободу или боремся за власть.

Но мы много раз видели, что того, кто захватывает власть, ничего, кроме сохранения власти уже не интересует. Поэтому на майдане есть много интересов, направленных в разные стороны, но, безусловно, люди хотят иного, чем оппозиция. И все заслоняют, конечно, изувеченные и погибшие. Эмоциональный фон закрывает всякое другое осмысление, перспективы, всем хочется быстрее от этого избавиться.


Майдан начинался как место мирного процесса, но он со временем становится все менее мирным. Возникло радикальное крыло, появились люди, которые называют себя «практически смертниками». Почему это происходит, и кто в этом виноват?

Всякое насилие неприемлемо, но когда это происходит, и никто друг друга не слышит – это вызывает эскалацию насилия. Оно будет нарастать, пока не будет взаимных уступок, взаимного понимания и попыток услышать друг друга. Пока диалога не было. Были лишь уступки со стороны власти. Власть уступила, потому что не смогла подавить массовые выступления. Во власти не нашлось достаточного количества людей, которые бы поняли, что подавить майдан в принципе невозможно. Чем больше будет давления – тем больше будет сопротивления, и даже видимый успех в подавлении скоро превратится в свою противоположность.


Протестные движения ширятся по планете уже не один год, и их лидеры уже накопили определенный опыт, пытаются осмысливать его. Как вы считаете, есть ли смысл в некой институционализации такого явления как майдан, то есть создания политической партии, движения, некой постоянно действующей политической структуры?

Движение может быть, но не политическое, а общественное, хотя нам это сложно разделять, где политическое, а где общественное. Никакие новые партии, с моей точки зрения, ничего не изменят, потому что сама идея выборов еще не стала хорошо осмысленной идеей. Даже самые честные выборы могут привести к господству глупости и подлости.


Беседовал А.Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна у небезпеці!

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Майдан живет наивным представлением о том, что все решается в Киеве

Валерій Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Майдан – це готовність стояти за власну гідність

Денис Богуш, президент «Богуш комьюникейшнз».

Майдан дал миру пример, как народ может отстаивать свою волю

Володимир Фесенко, директор Центру прикладних політичних досліджень "Пента"

Революції повторюються, коли їх цілі не реалізовані повністю.

Володимир Чемерис, Голова Інституту Республіка, правозахисник

Революція має піти вглиб

Вікторія Черевко, заступник голови політичної Партії Демократичний Альянс

Майдан починається з тебе

Володимир Золотарьов, журналіст

Постійною є формула - виходь на майдан

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

«З журбою радість обнялася»

Геннадий Балашов, предприниматель, лидер партии «5/10»

У Майдана забрали победу

Оксана Мельничук, историк, советник по культурной политике Национального института стратегических исследований

Мы переживаем что-то новое, чего не переживало человечество

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

Майдан назавжди звільнив Україну від ностальгії за радянською імперією

Максим Розумний, завідувач відділу стратегічних комунікацій Національного інституту стратегічних досліджень.

«Євромайдан» ще не до кінця усвідомив себе та свої цілі

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Майдан став частиною сучасної політичної культури України

Юрій Макаров, журналіст, літератор

Право на спротив

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту всесвітньої історії НАН України

Є об’єктивні потужні чинники, які будуть каталізувати докорінні зміни

Петро Петриченко, Голова Громадської палати України, генеральний секретар Національної конфедерації профспілок

Проблема нашої держави – серед опозиції і влади ніхто не займається вирішенням проблем людей

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Никто не предложил Майдану внятный план действий, и как его реализовывать

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,285