В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Гражданские выступления на киевском Майдане происходят не впервые. Только за годы независимости можно вспомнить и студенческие голодовки 1990-х, и акцию «Украину без Кучмы», и помаранчевую революцию, и налоговый майдан… Более того, майдан перестал быть только киевским феноменом, он стал феноменом украинским. Не зря, видимо, еще Тычина предрек: «На Майдані коло церкви революція іде…».

Что такое украинский Майдан? Можно ли реально влиять на судьбы страны и изменить ее будущее при помощи подобных массовых акций-Майданов? Или Майдан – это не прописанный в украинских законах способ смены власти или принуждения ее к проведению давно назревших реформ? Или это всего лишь удачная политическая технология внутренних и внешних манипуляторов?

Ответы на эти вопросы дает сам Майдан. Сегодня – это не территория и не площадь. Это качественно новое социальное пространство с высокой степенью гражданской самоорганизации, сильной мотивацией. Две его составляющие: политическая – общенациональное стремление к демократии, утверждению свободы, верховенства права и подотчетности власти и социальная – требование справедливости, прозрачности экономики и судебной системы, участия граждан в принятии решений, касающихся их повседневной жизни, тесно переплелись в лозунгах и символах Майдана.

Жестокость и неуступчивость власти приводит к тому, что изменяются состав и настроения участников Майдана. Для многих это стало настоящей школой борьбы – буквально за свою жизнь, жизнь своих семей и друзей.

Государственный патернализм по отношению к гражданам, отсутствие легальных форм оппозиционной борьбы и искоренение «инакомыслия» в Советском Союзе ослабили навыки сопротивления у людей. И было необходимо время, пока эти навыки, свойственные украинскому народу не просто восстановятся, но разовьются и усилятся.

Демократия – шумная дама по определению, однако выступления последних лет раскрывают перед нами более широкое явление, которое происходит на площадях по всему миру. Недовольство – это уже глобальный феномен, хотя и с национальным привкусом. И украинские майданы – лишь одна из составных частей нарастающего протестного движения во всем мире. Несмотря на различия в требованиях демонстрантов, массовые протестные выступления в разных странах имеют общие причины: политику жесткой экономии, коррупцию и вопиющее социальное неравенство. А все эти явления не что иное, как следствия неолиберальной экономической политики последних десятилетий. Более того, поскольку эти протесты в своем подавляющем большинстве направлены на политиков и стремятся изменить политический пейзаж той или иной страны, многие эксперты считают, что «брачный союз между демократией и капитализмом давно закончен».

Нарастающие протесты, прежде всего, высветили несовершенство представительской демократии. Мы живем в эпоху «текучей современности», как назвал ее социолог Зигмунд Бауман, описавший эфемерную природу современных общественных коммуникаций. Бауман говорит, что сегодня общество, подобно жидкости, принимает разные нестабильные формы при очень небольшом внешнем давлении. Оно не способно обрести постоянную форму, что ведет к самым разным последствиям для общественных отношений и политики. Тем временем политические партии, бюрократия и политические институты, похоже, надежно застряли в 17-м веке.

Кризис представительской демократии сам сигнализирует о его причинах. Народ хочет напрямую контактировать с органами власти, а не просто участвовать в выборах. Легитимность власти должна подтверждаться ежедневно, а не раз в четыре года. Даже формальные консультации с народом исключают зашедший так далеко антагонизм в отношениях «власть-народ». Но проявления этого антагонизма будут в большей или меньшей степени продолжаться бесконечно, пока выборы и работа по найму политиков и представителей власти, их обязательность и ответственность не разовьются в постоянное сотрудничество между властью и народом, между политиками и гражданским обществом.

Как далеко может зайти власть, желающая сохранить свои полномочия и привилегии любой ценой, можно увидеть на примере многих государств, переживших революционные перемены в последнее десятилетие. И количество таких стран постоянно растет. Мы живем во время мощного революционного подъема, поскольку народы осознают свое положение, которое становится все хуже и хуже, что заметно во всех странах Запада, в Азии, в Латинской Америке, да и на всем постсоветском пространстве.

Уличные манифестации, которые в каждой отдельной стране кажутся сугубо национальным явлением, в действительности являются частью глобального политического подъема; при этом все больше его участников начинают понимать, что уличных выступлений недостаточно – необходимо установление контроля над государством.

Очень трудно предсказывать будущее украинского Майдана. Но чем больше людей в Украине выходит на улицы, выражая свое недовольство системой, сбросившей маску «представительской демократии», тем больше вероятность построения реальной демократии, а не ее имитации. Чем больше протестующих против политической коррупции, политики жесткой экономии для всех и роскошного потребления для избранных, против экологической деградации и многих других пороков изжившей себя системы отношений между властью и обществом, тем больше шансов реализовать запрос на давно назревшие перемены.

В чем же заключается феномен украинского Майдана? Что отличает его от десятков массовых выступлений людей на площадях и улицах в далеких и близких странах? Какое будущее ждет идеи и лозунги Майдана? Каким будет наше общество, получившее прививку «майданной демократии»? На эти и многие другие вопросы мы будем искать ответ в нашем новом диалоге.

Свернуть

Гражданские выступления на киевском Майдане происходят не впервые. Только за годы независимости можно вспомнить и студенческие голодовки 1990-х, и акцию «Украину без Кучмы», и помаранчевую революцию, и налоговый майдан… Более того, майдан перестал быть только киевским феноменом, он стал феноменом украинским. Не зря, видимо, еще Тычина предрек: «На Майдані коло церкви революція іде…».

Что такое украинский Майдан? Можно ли реально влиять на судьбы страны и изменить ее будущее при помощи подобных массовых акций-Майданов? Или Майдан – это не прописанный в украинских законах способ смены власти или принуждения ее к проведению давно назревших реформ? Или это всего лишь удачная политическая технология внутренних и внешних манипуляторов?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Мы переживаем что-то новое, чего не переживало человечество

7 мар 2014 года
Майдан – это уникальное явление, но в чем же его уникальность?

Сегодня я писала письмо своим британским коллегам, с которыми мы делаем большой культурный проект «Коли цвіте папороть»; папоротник – символ раскрытия духа. Проект задумывался задолго до Майдана, и ключевой его стержень – символ папоротника – это символ торжества и раскрытия духа. А когда началось движение, связанное с майданом, мне показалось, что начинает раскрываться цветок папоротника.

Для Украины это очень мощный символ, может, не до конца раскрытый, и поэтому он остается понятным в узком кругу людей, которые знают символику, мифологию, понятным для тех украинцев, которые глубоко копают и уж точно понимают, что они не от обезьян произошли.

И вот, когда все это началось, мне показалось, что это раскрывается цветок папоротника. Может, это начинается раскрытие украинского духа, и все, что происходит сегодня на Майдане, мне кажется, что это революция духа, восставшего против отживающего материального. Восстание прогрессивной силы, как у Франко: «Дух, що тіло рве до бою».

Вот это и происходит: восстание нового, прогрессивно мыслящего поколения, прозревших, пробудившихся людей против спящих консерваторов, я бы даже сказала, маразматиков. Потому что, когда смотришь на реакцию, которая сейчас наступает, а сейчас мы переживаем состояние реакции, контрреволюции, – возникают ассоциации с гоголевскими персонажами: «поднимите мне веки», упырями и прочей нечистью. С одной стороны, есть воины света, они кажутся абсолютно бессильными, к сожалению, но они сильны духом. Вот так я оцениваю все это.

Это не сравнить ни с какой помаранчевой революцией, после которой мы все испытали чувство глубокого разочарования. Поэтому я надеюсь, – а если исходить из логики раскрытия цветка папоротника, то это процесс необратимый, и никакими процессами его не задавишь, – это космическое явление, и глупо ему сопротивляться. И я сочувствую тем людям, которые не понимают, что надо подключаться к этой энергии, – они теряют контакт с Космосом на сегодняшний день.


Какова роль интеллектуалов в создании смыслов Майдана, кто формулирует «повестку дня» Майдана? И не только сейчас, на Евромайдане, а в процессе любых революционных преобразований?

Я давно считаю, что наше общество, по сути своей, опережает развитие так называемых лидеров и политиков. Еще в первые дни этого протестного движения я назвала его революцией.

Слово «революция» у нас трактуется немножко неправильно. У нас значение этого слова ассоциируется с 1917 годом, хотя тогда был просто переворот и ничего больше. А РЕ-волюция – это возвращение к истокам. Впервые это слово применялось англичанами, когда они восстали против своего короля, который хотел узурпировать и монополизировать власть, а у них была хартия «Вольности» 13-го века. И вот они восстали, это была одна из первых буржуазных революций в Европе и они как раз восстали против узурпации, за возвращения к истокам. Поэтому процесс возвращения к истинным ценностям называется РЕ-(э)волюция.

И, конечно же, то, что происходит у нас – это революция.

Наши политики – это самозванцы, которые непонятно откуда взялись, и они так далеки от государственного видения и мышления, что напрашивается вопрос: что они тут делают?

Вот надпись со стороны Украинского дома: «Поймите, нас задолбало», – это очень хорошее объяснение. Задолбали и политики, и лидеры этой оппозиции, а общество – оно пошло далеко вперед. Понятно, что у нас есть некие привычки, стереотипы, что должен быть лидер. А может мы переживаем что-то новое, чего не переживало человечество, – движение без лидера, например, когда общество само организуется, может это новая форма самообустройства, которая была нам не известна ранее, ведь у нас все так привыкли навешивать ярлыки, по полочкам раскладывать.

Я с огромным интересом и замиранием сердца за всем наблюдаю, пытаюсь быть активным наблюдателем, но не всегда это получается, и мне кажется, что мы все втянуты в этот процесс, что мы все участники этого процесса: и пассивные, и активные.


Майдан ассоциируют с гражданским обществом – его рождением, развитием, активизацией. Куда же девается гражданское общество после Майдана? Почему гражданское общество не сохраняется и не усиливается, когда Майдан расходится?

Гражданское общество развивается стремительными темпами – вырастает из детских штанишек и превращается в зрелого юношу с горящим взором, которому надо обязательно себя реализовать, реализовать идеалы, в которые он верит. У меня вот такой сейчас ассоциативный ряд.

Мне кажется, гражданское общество зародилось во время помаранчевого движения, это был важный этап, подготовительный. Мы сделали выводы, вынесли уроки, набили шишки, и теперь это новый виток развития гражданского общества, более зрелый.

И я думаю, это касается всей Украины, а Киев – молодец. Я уже в который раз горжусь тем, что я киевлянка, потому что понимаю, что дух предков витает в городе, несмотря на то, что многое тут пытаются уничтожить и застроить новоделом. Но это же священная земля, она находится под защитой архангела Михаила и она не может не генерировать движение освобождения духа. Логично, что все это в Киеве происходит, и низкий поклон всем смельчакам, которые в трудных регионах, где жуткий политический маразм, – как какой-то инсульт, где вся политическая жизнь в коме, – и есть люди, которые из этой комы пытаются выскочить и вытаскивают других, пытаются еще что-то делать. И это требует большого мужества и смелости в Харькове, Одессе, Донецке, Луганске, в Крыму – везде, где выходят поддержать прогресс на евромайданы. Мне не понятно, почему Кличко до сих пор не поехал туда и не поддержал их, мне кажется это было бы самым крутым его шагом, если бы он это показал и просто поддержал людей, которые в Киеве поддержали его. Я считаю, что Украину охватило национальное всеукраинское протестное движение.


Как вы думаете, могут ли совпадать ценности, смыслы и цели тех, кто стоит на Майдане, с ценностями и программами тех, кто при помощи Майдана обретает власть?

Я думаю, что у них совпадают цели и смыслы. Просто те люди, которые называют себя оппозицией, наверное, они хорошие люди, наверное, они думают, что они очень прогрессивные, передовые борцы, но они сами не понимают, что они заложники той системы, из которой они сами вышли. Им не хватает смелости называть вещи своими именами, им не хватает смелости сказать, что то, что делала власть Януковича – это фашизация власти и то, чем занимались власть, эти репрессии, – это настоящий элементарный фашизм, и говорить нужно об этом вслух и громко. И то, что власть Януковича их называла провокаторами и экстремистами – это переворачивание ситуации с ног на голову. Это власть Януковича занималась экстремизмом и фашизмом, потому что это они мучили людей, это они месяцами не реагировали на протестующих.

Есть такой документ: «Всеобщая декларация прав человека» – это основа всего европейского законодательного права, и он имеет верховенство над украинским законом. Так вот, в преамбуле «Декларации» написано черным по белому, что если государство не обеспечивает право человека на жизнь, не обеспечивает защиту этой жизни и не обеспечивает защиту его прав, то человек имеет право на восстание против такого правительства. Сейчас это в Украине и произошло.

И все обвинения в сторону протестантов, что это их действия были противоправными, что это нарушение порядка – безосновательны. Нет, это власть Януковича нарушила порядок и закон, и общество восстало, и это право поруганного общества защищено «Всеобщей декларацией прав человека». И не зря заявления и со стороны Совета Европы, и со стороны ООН – все говорят о злостных нарушениях прав человека в Украине. Почему этим не воспользовалась оппозиция с самого начала Майдана, – то ли это непонимание, то ли страшно сделать такое смелое заявление и возглавить расследование, то ли ума не хватает.


Можно ли что-то изменить при помощи подобных массовых акций-Майданов? И если да, то что именно? Это смена элит? Государственного строя? Конституции? Налогового или бюджетного кодекса? Внешнеполитической или экономической ориентации? Майдан – это способ смены власти, требование реформ или это всего лишь удачная политтехнология?

Майдан уже все изменил. Конституция, бюджет – все это производные от кропотливой работы, политической и государственной деятельности. Я не знаю, как это может повлиять на бюджет и Конституцию, но слово «революция» предполагает, что надо вернуться к той Конституции, которая была грубым образом нарушена. Изменили ее мгновенно, без правового обоснования, а теперь рассказывают о каких-то группах, которые нужно создавать, о комиссиях. А нужно просто отменить бесправный акт, который был принят в 2010 году, и быстро поставить все на свои места, но у нас любят мудрствовать, а не предпринимать какие-то действия.

Но Майдан меняет людей, их уже не заставишь думать как раньше и те, кто один раз почувствовал вкус свободы, уже никогда не вернутся в рабство. Я думаю, что нас ждет новое общество. Процесс обновления идет, может быть, не так быстро, как хотелось бы, и это будет очень болезненный процесс, ведь мы будем иметь дело со столкновениями между поколениями. И уходящее поколение, и его мировоззрение будут в мучительных судорогах хвататься и держаться за прошлое, но время уже поменялось, и ни в какой Советский Союз возврата нет.


Майдан – это всегда протест или же проявление/выдвижение социальных инициатив?

Нужно сначала понять, что такое социальная инициатива. Это та инициатива, которая направлена на улучшение социальных взаимоотношений самого общества. И вот социальные инициативы возникают сейчас в процессе стояния людей на майданах разных городов.

Но Майдан как явление изначально был связан с другим. Это возмущение людей, которых задолбало, что их постоянно обманывают, не выполняют требования и обещания. То есть это протестное движение, а социальные требования – они будут возникать потому, что в стране нарушен социальный баланс. Потому что нас и наших родителей воспитывали, что надо думать о душе в первую очередь, что деньги – это ничто, что все люди равны и так далее, а теперь получается, что у нас типичный капитализм: есть богатые и бедные, и богатые вытирают ноги об бедных. В Европе этого уже давно нет.

Я считаю, что это жуткое жлобство – ездить на «Лексусе» в стране с раздолбанными дорогами, жлобство – носить золотые часы, когда на улице ходят нищие, жлобство – строить замки в Конче-Заспе, когда дети умирают от рака, а государство не может их лечить и постоянно собираются деньги через Интернет и ТВ от простых граждан. Поэтому социальная революция должна произойти, должно быть возвращение, ведь мы же строили какой никакой социализм и его идеология она не так уж нам чужда. Франция и Швеция благополучно живут при социализме, и вся прочая северная Европа, но я думаю, у нас это будет потом, сначала надо политическую составляющую вылечить.


Последний Евромайдан – в чем его отличие от предыдущих?

Мне есть, с чем сравнивать, я помню голодовку, я не принимала в ней участие, но мы ходили постоянно охранять людей, которые там голодали, моя учительница истории принимала в ней участие. Я тогда как раз на историческом факультете училась, и наш истфак был в передовых движениях, я прекрасно помню все эти: «Кравчучок, Кравчучок, пташечка, улетай ты в Москву до Ивашечка», «Масол – на засол», тогда это было очень классно, потому что тогда все студенты вышли, это было потрясающе – все студенты Киева, и нужно отдать должное всем тем страшным советским политикам, ненавистному пленуму ЦК КПСС, которые вышли к студентам и их услышали.

Это отличает тех людей, ту власть, которая имела некие представления о государственном строительстве, в отличие от нынешних выскочек, которые вообще не понятно откуда взялись, и никакого отношения к государственному правлению не имеющие, не имеющие представления, как управлять государством. Тогда это была эйфория, потому что мы все ходили со знаками Народного Руха, все тайно разучивали гимн Украины. Кстати, тогда за жовто-блакытный флаг и гимн могли посадить, и тогда это было большой смелостью, я бы сказала. Но не было ощущения агрессии, ни у кого даже мысли не было, что будут вводить войска или что-то подобное. Мы понимали, что мы одержим какую-то победу. Для нас было большой победой, что наших ребят уже не отправляли за пределы Украины, что поменяли премьер-министра – это была победа. Это было очень классно, я вспоминаю это с гордостью. А вот после помаранчевой революции, наоборот, всех обманули. И я считаю, что Ющенко вообще надо выслать из Украины и лишить гражданства за то, что он сделал с таким движением, он просто приватизировал все, что ему не принадлежало, изнасиловал страну и довел ее до такого состояния, в котором Украина сейчас находится. Я считаю, что во всем он виноват. Я бы судила его в первую очередь, а не их всех, они все – результат его политики. А то движение – я о нем не сожалею, тогда было продолжение, тогда этот цветок папоротника открывался, и сейчас, мне кажется, я надеюсь, что все хорошо закончится. Все-таки началась новая эра. И я очень надеюсь, что Украине улыбнется удача.

Но у майданов прошлого и того, что присходит сейчас нет ничего общего: совершенно разные посылы. Тогда вопрос независимости Украины не вызывал ни у кого ни малейшего сомнения, тогда же на референдуме 90% граждан высказались за независимость. И тогда было стыдно, что ты не научился говорить по-украински, стыдно, что не знал гимн Украины. Это было делом чести, поддержать Украину, было гордостью, а сейчас я в недоумении от того, что обсуждается вопрос на каком языке говорить, от кадров, когда милиционеры просто надругались над украинским флагом.

Из-за того, что люди поют гимн и носят государственный флаг, – это вызывает какие-то реакции у правоохранительных органов, а сейчас у них очень много даже не то, чтобы злости, а недоумения. Здесь уже уместно такое выражение: «я в шоке». Мы наблюдаем какие-то вещи, которые недопустимы в независимой стране. Такое впечатление, что в стране находится 5-ая колонна, которая все время изнутри подрывает страну, и напрашивается вопрос: на кого тогда работает Служба безопасности Украины? Извините, что я говорю по-украински. И если говорить по-украински, носить флаг и петь гимн – это является бандеровством, то я бандеровец, ярый!


При каких условиях Майдан может перестать быть местом мирного протеста? Где та граница, за которую власти и обществу лучше не заходить?

Это очень сложный вопрос, потому что власть так просто никто никогда не отдаст. Надо быть мудрым политиком, чтобы понять, что твое время прошло, надо быть патриотом, чтобы сказать: я сделал все, что смог, если можете – сделайте лучше. Вот это мудрость политика, эти люди входят в историю, а так бороться за власть и держаться за нее, как шавка Жучка, – это признаки не очень большого ума и полное отсутствие государственного мышления. Тут даже не стоит поднимать вопрос о патриотизме, тут его просто нет. Апатрид, – есть такое понятие, когда у человека нет гражданства. Вот у меня такое впечатление, что у нас при власти Януковича были апатриды, которым все равно Украина это или нет, люди, которые забыли, кто они и откуда.

«Но есть и Божий суд, наперсники разврата!» Ведь странно, что люди забывают, что есть и высший суд. Им не страшно?

У царя Соломона есть хорошая притча: самое страшное – потерять страх Господний. Так вот, у всех, кто при власти, – у них нет страха Господнего. Они думают, что они все могут, и не понимают, что они временно в этой жизни, что они проходят путь испытаний, которые им не под силу. И мне их искренне жаль, что же будет с ними позже?

Вот есть Врадиевка, милиция насилует людей; люди погибают в шахтах, потому что не выделяют денег на безопасность шахт; людей просто насилуют всеми этими финансовыми махинациями, банки просто издеваются над людьми своими ставками. Над населением просто издеваются, а мы должны покорно ходить? Это абсолютно справедливое возмущение, справедливое восстание и я его полностью поддерживаю.

Я пацифист по натуре, я муравья не могу раздавить, но если меня бьют, – я буду защищаться, а они бьют. И не имеют на это никакого права, а лицемерие, которое показывают правоохранительные органы – все это закончится Гаагским судом, придет время, и это произойдет. А может быть еще суд Линча и тогда их никто не защитит, никакой суд, поэтому мирный протест, когда тебе плюют в лицо и избивают, ну, надо защищаться в таких мирных протестах и все. Как это на их языке: «Пацан сказал, пацан сделал». Ребята, это же ваш жаргон, так принимайте свои же правила игры, вы же их навязали. Они хотят свои правила игры, а в ответ сразу выдвигают Конституцию. А где же вы были раньше? Ну вот, теперь мы квиты: за что боролись, на то и напоролись.

Жаль только, что у оппозиции не хватает духа и мозгов правильно все это сформулировать и спозиционировать. Очень жаль, потому что из них рано или поздно сделают террористов.


Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна у небезпеці!

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Майдан живет наивным представлением о том, что все решается в Киеве

Валерій Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Майдан – це готовність стояти за власну гідність

Денис Богуш, президент «Богуш комьюникейшнз».

Майдан дал миру пример, как народ может отстаивать свою волю

Володимир Фесенко, директор Центру прикладних політичних досліджень "Пента"

Революції повторюються, коли їх цілі не реалізовані повністю.

Володимир Чемерис, Голова Інституту Республіка, правозахисник

Революція має піти вглиб

Вікторія Черевко, заступник голови політичної Партії Демократичний Альянс

Майдан починається з тебе

Володимир Золотарьов, журналіст

Постійною є формула - виходь на майдан

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

«З журбою радість обнялася»

Геннадий Балашов, предприниматель, лидер партии «5/10»

У Майдана забрали победу

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

Майдан назавжди звільнив Україну від ностальгії за радянською імперією

Максим Розумний, завідувач відділу стратегічних комунікацій Національного інституту стратегічних досліджень.

«Євромайдан» ще не до кінця усвідомив себе та свої цілі

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Майдан став частиною сучасної політичної культури України

Юрій Макаров, журналіст, літератор

Право на спротив

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту всесвітньої історії НАН України

Є об’єктивні потужні чинники, які будуть каталізувати докорінні зміни

Петро Петриченко, Голова Громадської палати України, генеральний секретар Національної конфедерації профспілок

Проблема нашої держави – серед опозиції і влади ніхто не займається вирішенням проблем людей

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Никто не предложил Майдану внятный план действий, и как его реализовывать

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

Майдан еще не предложил понятный всем смысл новой Украины.

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,313