В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Гражданские выступления на киевском Майдане происходят не впервые. Только за годы независимости можно вспомнить и студенческие голодовки 1990-х, и акцию «Украину без Кучмы», и помаранчевую революцию, и налоговый майдан… Более того, майдан перестал быть только киевским феноменом, он стал феноменом украинским. Не зря, видимо, еще Тычина предрек: «На Майдані коло церкви революція іде…».

Что такое украинский Майдан? Можно ли реально влиять на судьбы страны и изменить ее будущее при помощи подобных массовых акций-Майданов? Или Майдан – это не прописанный в украинских законах способ смены власти или принуждения ее к проведению давно назревших реформ? Или это всего лишь удачная политическая технология внутренних и внешних манипуляторов?

Ответы на эти вопросы дает сам Майдан. Сегодня – это не территория и не площадь. Это качественно новое социальное пространство с высокой степенью гражданской самоорганизации, сильной мотивацией. Две его составляющие: политическая – общенациональное стремление к демократии, утверждению свободы, верховенства права и подотчетности власти и социальная – требование справедливости, прозрачности экономики и судебной системы, участия граждан в принятии решений, касающихся их повседневной жизни, тесно переплелись в лозунгах и символах Майдана.

Жестокость и неуступчивость власти приводит к тому, что изменяются состав и настроения участников Майдана. Для многих это стало настоящей школой борьбы – буквально за свою жизнь, жизнь своих семей и друзей.

Государственный патернализм по отношению к гражданам, отсутствие легальных форм оппозиционной борьбы и искоренение «инакомыслия» в Советском Союзе ослабили навыки сопротивления у людей. И было необходимо время, пока эти навыки, свойственные украинскому народу не просто восстановятся, но разовьются и усилятся.

Демократия – шумная дама по определению, однако выступления последних лет раскрывают перед нами более широкое явление, которое происходит на площадях по всему миру. Недовольство – это уже глобальный феномен, хотя и с национальным привкусом. И украинские майданы – лишь одна из составных частей нарастающего протестного движения во всем мире. Несмотря на различия в требованиях демонстрантов, массовые протестные выступления в разных странах имеют общие причины: политику жесткой экономии, коррупцию и вопиющее социальное неравенство. А все эти явления не что иное, как следствия неолиберальной экономической политики последних десятилетий. Более того, поскольку эти протесты в своем подавляющем большинстве направлены на политиков и стремятся изменить политический пейзаж той или иной страны, многие эксперты считают, что «брачный союз между демократией и капитализмом давно закончен».

Нарастающие протесты, прежде всего, высветили несовершенство представительской демократии. Мы живем в эпоху «текучей современности», как назвал ее социолог Зигмунд Бауман, описавший эфемерную природу современных общественных коммуникаций. Бауман говорит, что сегодня общество, подобно жидкости, принимает разные нестабильные формы при очень небольшом внешнем давлении. Оно не способно обрести постоянную форму, что ведет к самым разным последствиям для общественных отношений и политики. Тем временем политические партии, бюрократия и политические институты, похоже, надежно застряли в 17-м веке.

Кризис представительской демократии сам сигнализирует о его причинах. Народ хочет напрямую контактировать с органами власти, а не просто участвовать в выборах. Легитимность власти должна подтверждаться ежедневно, а не раз в четыре года. Даже формальные консультации с народом исключают зашедший так далеко антагонизм в отношениях «власть-народ». Но проявления этого антагонизма будут в большей или меньшей степени продолжаться бесконечно, пока выборы и работа по найму политиков и представителей власти, их обязательность и ответственность не разовьются в постоянное сотрудничество между властью и народом, между политиками и гражданским обществом.

Как далеко может зайти власть, желающая сохранить свои полномочия и привилегии любой ценой, можно увидеть на примере многих государств, переживших революционные перемены в последнее десятилетие. И количество таких стран постоянно растет. Мы живем во время мощного революционного подъема, поскольку народы осознают свое положение, которое становится все хуже и хуже, что заметно во всех странах Запада, в Азии, в Латинской Америке, да и на всем постсоветском пространстве.

Уличные манифестации, которые в каждой отдельной стране кажутся сугубо национальным явлением, в действительности являются частью глобального политического подъема; при этом все больше его участников начинают понимать, что уличных выступлений недостаточно – необходимо установление контроля над государством.

Очень трудно предсказывать будущее украинского Майдана. Но чем больше людей в Украине выходит на улицы, выражая свое недовольство системой, сбросившей маску «представительской демократии», тем больше вероятность построения реальной демократии, а не ее имитации. Чем больше протестующих против политической коррупции, политики жесткой экономии для всех и роскошного потребления для избранных, против экологической деградации и многих других пороков изжившей себя системы отношений между властью и обществом, тем больше шансов реализовать запрос на давно назревшие перемены.

В чем же заключается феномен украинского Майдана? Что отличает его от десятков массовых выступлений людей на площадях и улицах в далеких и близких странах? Какое будущее ждет идеи и лозунги Майдана? Каким будет наше общество, получившее прививку «майданной демократии»? На эти и многие другие вопросы мы будем искать ответ в нашем новом диалоге.

Свернуть

Гражданские выступления на киевском Майдане происходят не впервые. Только за годы независимости можно вспомнить и студенческие голодовки 1990-х, и акцию «Украину без Кучмы», и помаранчевую революцию, и налоговый майдан… Более того, майдан перестал быть только киевским феноменом, он стал феноменом украинским. Не зря, видимо, еще Тычина предрек: «На Майдані коло церкви революція іде…».

Что такое украинский Майдан? Можно ли реально влиять на судьбы страны и изменить ее будущее при помощи подобных массовых акций-Майданов? Или Майдан – это не прописанный в украинских законах способ смены власти или принуждения ее к проведению давно назревших реформ? Или это всего лишь удачная политическая технология внутренних и внешних манипуляторов?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

У Майдана забрали победу

12 мар 2014 года
Массовые протестные движения в последние годы прошли во многих странах, в том числе и в примерно такой же форме, как и в Украине – с палатками, занятием территории и прочими вещами. Чем уникален наш Майдан? В чем наиболее характерные особенности этого феномена?

Майдан начинался с ненависти к олигархам во главе с Януковичем, и желания от них избавиться. А дальше все идет по классике – подрывается моральный дух судебной системы, милиции, сам олигархический строй тоже начинает вести себя неправильно… У Майдана был очень мощный моральный стержень – идти в Европу. С чего все и началось. Дальше его немножко подменили.

Я не думаю, что Майдан закончился, потому что он еще будет продолжаться, но пока что результат этих трех месяцев – чистый переворот. Люди, которые пришли к власти, это те же самые олигархи, только «вид сбоку» - то, что мы сейчас и наблюдаем. Дальше идет сценарий, такое у меня впечатление, что все ради Юли, и даже обстановка в Крыму Путиным дестабилизируется для того, чтобы посадить ее в президенты и вести дела с ней. Он ее понимает. Юле нужны деньги и слава, и он ей их даст.

Майдан это хорошо организованное действо. Когда мы смотрим Венесуэлу, когда мы заново просматриваем кадры Египта, мы видим, что организация примерно одна и та же. Наш Майдан только одним отличается от них всех, что он был зимний. Наши люди оказались достаточно подготовленными, чтобы зимой долго находиться на морозе. Если шины в Венесуэле, Таиланде, Никарагуа и Египте это вещь не очень приятная из-за жары, то у нас люди возле них просто грелись, и чад им не мешал. Вспоминаю песню группы «Крематорий» - «мусорный ветер, дым из трубы».


В состоянии ли оказался наш Майдан реализовать запрос на перемены в стране? Стал ли он базой для чего-то нового?

Сегодняшнее интервью российского дипломата Чуркина для «Евроньюс» для меня многие вещи проясняет. Он сказал, что Россия против подписания Украиной соглашения с ЕС. Его спросили, а какая вам разница? Он ответил, что Украина должна тогда имплементировать некоторые европейские законы, а они нам мешают. Он так и сказал. Эти законы нарушают баланс сил на всем пространстве. Значение этих законов наши люди, может быть, и не осознавали, но они должны были проникнуть и в нашу Конституцию, и тогда они стали бы мешать каким-то олигархическим интересам. Возможно, торговле газом, возможно, им не нужен свободный рынок, возможно, свободная финансовая система. То есть там, в соглашении с ЕС, очень много таких вещей. И, по сути, в чем был заинтересован Путин и против чего Майдан выступил – для олигархов «быдло масса» должна тупо работать на шахтах, плавить сталь, а они всем этим торговать. А Майдан в основном поддерживал малый и средний бизнес, айтишники, люди, которые каждый день должны зарабатывать себе на жизнь. И вот из-за этого и поднялся Майдан. Может быть, люди сами толком не знали, из-за чего все это, но они чувствовали ситуацию, и ожидали, что все это и произойдет.

Правда, после любой революции есть реакция. И сейчас идет реакция, и она нехорошая, потому что мы видим, кого они назначают БЮТ, Турчинов, Яценюк – все губернаторы бютовские, в двух областях вообще невиданное дело – олигархов назначили на газо-металлические потоки, и уже с прикрытием чиновниками. Недавно мне позвонила моя бывшая помощница, говорит, что Коломойский взял себе в советники старого губернатора днепропетровской области Швеца. То есть они все понаползали еще больше. Мы видим, как «Энергоатом» отошел Мартыненко, мы видим, как они все подминают под себя, включая центральные телеканалы, как включилась цензура. Еще вчера я мог придти на «Громадське ТВ», то сейчас я даже с подбитым глазом, едва вырвавшись из крымского плена, слышу от них, мол «у нас совещание, и вообще не до вас». Вот уже и «Громадське ТВ» начало искажать информацию.

И этим занялись все. Все начали манипулировать информацией в личных интересах, за это кто-то платит. Это большая потеря. Мы не знаем, чем сейчас будет заниматься «Правый сектор», или вообще люди на Майдане – у них забирают победу. Цинично забирают победу. Потому что получается, что Майдан стоял ради Юли? Чтобы она вышла на свободу, и пошла в «императрицы», и стала завтра работать с Путиным?

В то же самое время она едет на конгресс Европейской Народной Партии, и выступает там «принцессой бала» - на инвалидной коляске, одета в «Луи Виттон», а рядом еще и дочь. Что еще для пиара надо? Майдан разве ради этого стоял? Он стоял не ради этого. Хотя сейчас они, может быть, и подпишут с ЕС договор об ассоциации. Я вижу, что их тянут. И может быть, вся эта заварушка в Крыму для того, чтобы до выборов президента Украина не подписала никаких договоров с Евросоюзом. А потом, возможно, новый президент уже и не будет ничего подписывать… Мы этого не знаем.


Так ради чего же тогда стоял Майдан?

Майдан обманут и ограблен. Победа Майдана забрана теми же олигархами, что были и раньше, которые, быть может, хотели избавиться от Януковича, которого, быть может, уже нет в живых. Он свою функцию для них выполнил. Теперь главное – Юля. Мы видим, что все по-прежнему, Украиной старается управлять «Газпром», потому что здесь газовая труба, а Путин боится, что оторвут Украину, а потом начнут добычу сланцевого газа, месторождения которого у нас есть, и тогда уже российский газ точно никому не нужен будет – он сильно дорогой. Вот мы и видим, что «Газпром» по-прежнему старается управлять Украиной и идущими через нее потоками.


Как-то безнадежно все выглядит… Вот вы только что вернулись из Крыма, что же там происходит?

Пока безнадежно. И я не вижу выхода. Я вижу, что Крымом нынешняя украинская власть не занимается, она делит министерские портфели. Они ничего не слышат, и не хотят туда ехать. Вот я в Крым съездил, и на собственной шкуре понял, что там происходит. Потому что по «картинке» оттуда этого я не мог понять. Крым, это малый и средний бизнес, другого там просто нет. У них кафешки, это самое главное. Для них массажные кабинеты, может быть, важнее, чем газовая труба. Съездив, я многое понял, я начал видеть. И что я увидел?

Путин как-то сказал, что «наша армия будет стоять за спиной народа». Сам народ не особо активно выходит, он опасается. Те люди, что стоят на площадях, это обычные бабушки и дедушки. Людей на площади посвозили специально – они ходят в кубанках, и называют себя казаками. Путин говорит, что это и есть «народ», который спасает себя от фашистов и бандеровцев. А вторая группа людей, которых посвозили, это старославяне. Это монахи, которые пооткрывали там монастыри. Меня, кстати, избивали именно они – монахи волосатые, что было очень обидно.


Это какое-то новое явление – монахи-садисты, или хорошо забытое старое?

Да. Но туда начал прибиваться криминальный элемент. Получается как на Ближнем Востоке – смесь криминала и фундаменталистов. На Востоке вводят законы шариата, возвращаются к старым традициям. Фактически возвращаются в средневековье. Путин сознательно нагоняет в Крыму атмосферу ужаса. На улицах – ряженые: казаки, кубанцы, монахи-староверы… Когда меня били, мне много чего говорили, и что Европа это Содом и Гоморра, и про афонский монастырь, что туда надо ездить, и про Богородицу, и про бороды, что их надо носить…

А когда я уже увидел лица людей, которые меня похитили – они с длинными волосами и в бородах. Тогда я понял, что это были какие-то бешеные монахи с криминальными наклонностями. А что? Под видом монаха очень удобно грабить – таких людей боятся, они могут «именем Господа» требовать деньги, так и ограбили и меня – забрали деньги, документы. Ну и местная «блатнота», которая меня сдала, мелкий мошенник типа Самвела, который держит несколько обменных пунктов и решал, сдавая меня, какие-то свои задачи. Это и есть опора нынешнего режима в Крыму. И это очень опасно, потому, что они могут почувствовать «вкус крови».

Меня они били еще щадяще. Но пару таких избиений, и они могут войти во вкус, и уже начать похищать людей, особенно богатых, и требовать выкупа. То есть Чечня в чистом виде.


Как охарактеризовать политику центральной власти в Крыму?

В Крыму сейчас нет власти. Там нет милиции. Милиция там слабая, ободранная. Милиционер, задержавший меня, не мог даже протокол написать. Он писал протокол в страницу два часа – мысли не собранные. Тут рядом бегают их «атаманы», и они не могут понять, что делать. Большая часть милиции на стороне этих старославян, которые их волю подавили, и они начинают уже сами за них агитировать. Главная их задача, которую они решают, это не допустить людей из Киева, которые могут говорить, к контакту с людьми на площади. Потому что когда начинаешь контактировать с ними и рассказывать, все меняется. Крымчане ведь оказались без информации.


То есть народ все же не безнадежен?

Крымский народ шикарный! Он готов слушать. Я говорил людям – посмотрите на меня, какой я вам бандеровец? Я что, с бананом российскую армию захватил? Я стал говорить с людьми, меня слушали, но тут появились эти типы в рясах и с косами, и начали меня оттеснять. Но лица у них – криминальные, это точно.

Турчинов и компания просто не знают, что делать. Порошенко съездил, ему там чуть не надавали, вернулся, и то хорошо. Я вот сегодня знаю, что делать. Надо изымать криминал с улиц. Условно говоря, должна быть группа «охотников за головами», ездить на неопознанных машинах, и изымать с улиц криминальный элемент. Создать какую-то тюрьму, «склад», я ее называю, и туда их всех. Потому что пока они на улицах, покоя не будет. Эти обычные банды – это и есть режим Аксенова! Его опора, это даже не люди с деньгами, а те, кто за бутылку водки отца и мать продаст. А завтра денег у них не будет, они будут отбирать у людей последнее – вплоть до пенсий у бабушек. И все это будет «во имя Господа». А сейчас их задача - не допустить распространения правдивой информации.

Что нужно делать, это создать специальное подразделение СБУ с широкими полномочиями. Подобное раньше делал Москаль. Собрать в него патриотов Украины, дать денег, чтобы они, как патриоты Украины, туда въехали на свой страх и риск – и очищали Крым от криминала. В Штатах в период действия «сухого закона» было создано такое подразделение, с целью очищения улиц от распоясавшегося криминала. Тогда просто начали убивать эту мелкую шушеру.

Но, поскольку нынешняя киевская власть ничего не делает, то может быть, Крым уже потерян. Потому что уже начала окапываться украинская армия по эту сторону, а в самом Крыму власти нет. Милиция не работает, выключается телевидение, оставшиеся части нашей армии, судя по всему, уйдут, ее уже объявили оккупационной, а русскую – «местной» армией. Так что части нашей армии могут разоружить и с позором изгнать из Крыма. Офицерам, готовым защищать единство Украины до конца, я думаю, не стоит жертвовать собой. Идет какой-то безумный закулисный размен.

Самим крымчанам я советую покинуть Крым. Там будет то же, что и в Чечне. Бай Крыма будет летать в Москву, станет богатым человеком, но он станет правителем нищих. А если еще Запад введет эмбарго, Крым будет жить при керосинках, потому что Украина адекватно отреагирует, если отключит электроэнергию.


Выходит так, что Майдан, решив одну проблему, породил множество других – территориальные потери, олигархи у власти, разочарованное общество. Что же дальше – осенью новый Майдан, новый виток?

...Пока не придут к власти люди, решающие вопрос экономического возрождения Украины. Даже если дадут финансовую помощь, без таких людей лучше не станет. Основной вопрос в том, что пока люди у нас нищие, к нам не идут деньги. Нам нужно экономически возрождаться, стать богатыми, тогда с нами будут считаться. Тогда мы станем приоритетом даже для России.

Моя партия «5/10» постоянно говорит о том, что нам нужна безналоговая территория, защищенная войсками НАТО. Если Россия аннексирует Крым, тогда на Украине должны появиться войска НАТО, и граница Европы должна переместиться на границу России. Тогда возникнет несколько другой мир, и может быть, это будет хорошо. Крым, это большая потеря, но он может привести к таким человеческим жертвам, что это трудно себе и представить.


Беседу вел А.Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна у небезпеці!

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Майдан живет наивным представлением о том, что все решается в Киеве

Валерій Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Майдан – це готовність стояти за власну гідність

Денис Богуш, президент «Богуш комьюникейшнз».

Майдан дал миру пример, как народ может отстаивать свою волю

Володимир Фесенко, директор Центру прикладних політичних досліджень "Пента"

Революції повторюються, коли їх цілі не реалізовані повністю.

Володимир Чемерис, Голова Інституту Республіка, правозахисник

Революція має піти вглиб

Вікторія Черевко, заступник голови політичної Партії Демократичний Альянс

Майдан починається з тебе

Володимир Золотарьов, журналіст

Постійною є формула - виходь на майдан

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

«З журбою радість обнялася»

Оксана Мельничук, историк, советник по культурной политике Национального института стратегических исследований

Мы переживаем что-то новое, чего не переживало человечество

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

Майдан назавжди звільнив Україну від ностальгії за радянською імперією

Максим Розумний, завідувач відділу стратегічних комунікацій Національного інституту стратегічних досліджень.

«Євромайдан» ще не до кінця усвідомив себе та свої цілі

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Майдан став частиною сучасної політичної культури України

Юрій Макаров, журналіст, літератор

Право на спротив

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту всесвітньої історії НАН України

Є об’єктивні потужні чинники, які будуть каталізувати докорінні зміни

Петро Петриченко, Голова Громадської палати України, генеральний секретар Національної конфедерації профспілок

Проблема нашої держави – серед опозиції і влади ніхто не займається вирішенням проблем людей

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Никто не предложил Майдану внятный план действий, и как его реализовывать

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

Майдан еще не предложил понятный всем смысл новой Украины.

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,197