В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

В марте 2014 года в мире отмечалось 25-летие создания Интернета. Телевидение – гораздо старше. Но в последние годы борьба между этими средствами передачи информации накалилась не на шутку. Что же ждет нас – слияние или поглощение ТВ Интернетом? Или оба они продолжат свое сосуществование – ведь остается же интересен и посещаем театр, несмотря на появление кино…

Революционность Интернета изменила процесс распространения знаний, а также процесс объединения людей. Социальные сети играют ключевую роль в этом движении, что раньше, на протяжении шести столетий было уделом книг и прессы. Информационные технологии сжали мир и сократили расстояния. Они позволили людям связываться друг с другом и общаться с невиданной ранее свободой. Дискуссии между гражданами сегодня идут гораздо живее, чем они были на греческой Агоре. Люди хотят более широкого участия в политических делах, хотят сотрудничества со своими правительствами. Они хотят стать ближе к органам управления. Полис возвращается, а Интернет стал новой Агорой. Информационная революция углубила кризис современной представительской демократии. По мере смены поколений, спрос на новую модель демократии, скорее всего, будет расти еще больше, и вряд ли обществу удастся обойтись здесь без ТВ и социальных сетей.

Сегодня понятно одно: гражданские инициативы, нарастание которых мы наблюдаем во множестве стран мира, включая Украину, активно используют как ТВ, так и Интернет для облегчения организации и проведения гражданских кампаний, а общее влияние информационных технологий на общество и его участие в политике выросло на порядок. Более того, результаты борьбы за умы сегодня ценятся выше, чем даже борьба за территории.

Способ, с помощью которого мы получаем информацию, влияет не только на наши знания и решения. Он формирует нашу картину мира, создает отношение человека к себе, социуму, политике, стране. Понятия морали, правды и лжи – сегодня очень актуальны для Украины, ведь наше население вдруг узнало, что правда может быть не одна, а с разными взглядами приходится считаться.

Еще более актуальными стали вопросы, а обладают ли наши граждане способностями и навыками отделять «зерна» от «плевел», не тонуть в море чрезмерно больших информационных потоков? Или же ими (гражданами) до сих пор легко манипулировать при помощи «правильно» поданной информации?

Вряд ли стоит разделять веру некоторых экспертов в то, что информационные технологии в одночасье изменят мир, открывая перед нами золотой век демократии, – именно потому, что трудно найти баланс между «онлайном» и реальными действиями. Но то, что без Интернета и ТВ повышать уровень знаний, культуры и духовности общества будет уже невозможно – свершившийся факт. Более того, Интернет еще не охватил всей своей потенциальной аудитории, а манипуляции сознанием, распространение аморального и человеконенавистнического контента порой зашкаливает. Сонмы проплаченных блоггеров и журналистов, отрабатывая сегодня в сети и на телевидении «чьи-то» заказы, сеют в умах граждан отнюдь не «разумное, доброе, вечное».

Именно поэтому «Диалог.UA» предлагает искать ответы на вопросы: Какова должна быть позиция государства в век информационных войн? Потеряло ли государство возможность контролировать и влиять на информационные потоки? Или же методы влияния государства могут быть только радикальными – отключение тех или иных каналов ТВ, сетевых инфо-ресурсов, Твиттера, Youtubе? Каков вклад ТВ и Интернета в социальную организацию общества, повышение уровня доверия и взаимного понимания, способностей сотрудничать ради достижения общих целей? Каковы возможности ТВ и Интернета в росте (или падении) самоорганизации, самосознания и самоуправления социума?

Свернуть

Способ, с помощью которого мы получаем информацию, влияет не только на наши знания и решения. Он формирует нашу картину мира, создает отношение человека к себе, социуму, политике, стране. Понятия морали, правды и лжи – сегодня очень актуальны для Украины, ведь наше население вдруг узнало, что правда может быть не одна, а с разными взглядами приходится считаться.

Еще более актуальными стали вопросы, а обладают ли наши граждане способностями и навыками отделять «зерна» от «плевел», не тонуть в море чрезмерно больших информационных потоков? Или же ими (гражданами) до сих пор легко манипулировать при помощи «правильно» поданной информации?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украина проигрывает России из-за размытости своих ценностей

23 апр 2014 года
Как показали последние события, борьба за общественное мнение, борьба за умы сегодня может иметь самые драматические, и даже геополитические последствия. Почему мы сегодня проигрываем в информационной войне, а точнее, не смогли противостоять пропагандистскому натиску со стороны северного соседа?

Вопрос неоднозначный, я соглашусь с тем, что идет борьба за умы, но он не сводится к информационной плоскости. Я не возьмусь судить о технической стороне в информационном плане. Для меня, очевидно, что у россиян очень сильно работает момент праведной правоты. На самом деле мы проигрываем в неотчётливости ценностной позиции, которая есть dв Украине. Это если коротко.

В философском плане это связано во многом с большой отчетливостью в ценностном плане. У них есть православие, и есть российский патриотизм, а в Украине это все «в плавающем состоянии». Именно поэтому любая новость двоится в плане оценки. Думаете, в восточной Украине не знали, что Янукович коррупционер или вор? Они нанизывают это на другие ценностные основания. А этот очень широкий ценностный диапазон в Украине не дает какой-то отчетливости. В результате, Россия подавляет именно в определенности.

Еще вопрос, мы хотим в Европу или нет. Но ведь это очень не определенно, Европа очень разная. Правовое сознание Европы очень разное, оно сакрализовалось, скажем, в северной Европе через протестантизм и формировалось очень долгое время.

А мы хотим - не научившись работать как немцы, не научившись вести себя, как европейцы, оформлять отношения в обществе в отчетливом правовом плане. Это выглядит слишком декларативно. Вопрос упирается в то, какие ценностные и даже религиозные надстройки мы имеем? Да, в России есть конфликтное российское православие, которое, с моей точки зрения, давным-давно исказило христианские ценности, и мы имеем очередную квазирелигию крестоносцев, а не религию сострадания и любви. Но в Украине мы не видим и этого, у нас какая-то ценностная размытость.

По сути, ваш вопрос о том, что чем глубже мы будем брать, тем больше мы будем упираться в то, что в Украине нет отчетливости, устойчивости ценностной и религиозности. В религиозном плане мы видим разношерстность и пестроту. Есть Киевский патриархат, Московский патриархат, автокефальная церковь, католики, протестанты… Россия в этом плане очень четко знает, в чем ее стержень, и способна на что-то опираться.


Недавно украинский МИД, направил ноту МИДу России, в которой указал на нагнетание радикальных настроений, ксенофобию и прочие нехорошие вещи. Началась любопытная дипломатическая перепалка двух министерств, но, к сожалению, ни на украинском телевидении, ни даже в украинском секторе Интернета не видно сколь-нибудь значимого информационного сопротивления. Этим занимаются энтузиасты, которым не хватает ни ресурсов, ни знаний. Что мы можем противопоставить, и в чем наша правда?

Глубинно ответ на этот вопрос связан с тем, что слишком мало прошло времени для формирования государства. Даже не по историческим меркам, а по меркам одного человека, это срок небольшой. «Помаранчевая революция» 2004 года – это тринадцать лет независимости, сейчас это двадцать три года, это какие-то этапы развития, но этого явно недостаточно.


Да, но, к примеру, в Израиле двадцать лет истории это очень большой срок, они сумели за это время создать атомную бомбу…

Согласен, но там, очевидно, сами религиозные основания являются более отчетливыми, а у нас не совсем понятно, чем мы отличаемся. Невозможно российское православие однозначно воспринимать, например, как сатанинскую религию, это же не коммунизм. Там была светлая линия - Александр Мень, с другой стороны - Чаплин, Гундяев, которые представляют другую линию.

Понятно, что мы сейчас в очень интенсивном режиме должны мобилизоваться как нация. Путин нас сейчас и сплачивает, но не за что-то, а против чего. Не за свободу как за положительную ценность, а за «не зависимость», то есть ценность неприятия чего-то.

Если брать глубинно – это связано с ценностно-религиозной определенностью. А у нас непонятно, что такое украинское православие, в отличие от Израиля, где совершенно ясно, что такое иудаизм и какова его роль для этой страны. Чем украинское православие отлично от российского православия, которое проклинало Майдан? Это серьезная проблема.


Как вы думаете, не потеряло ли государство возможность контролировать информационные потоки? Пока мы видим лишь отключение некоторых российских телеканалов, что население наше восприняло неоднозначно. Какой должна быть позиция государства в таком непростом вопросе?

Общее ощущение, что что-то у нас все же делается. С одной стороны, правительство, которое мы имеем, промежуточное, и оно не удовлетворяет тем требованиям, которые выдвигал Майдан. Сейчас мы не можем иметь идеальную власть, которая имеет рычаги влияния во всех регионах. Приходится опираться на промежуточный вариант, но и у него не будет сил, если его будут подрывать и принижать, десакрализовывать.

Получается коллизия, правительство говорит одно, Ярош – другое, там кто-то еще что-то говорит, а в итоге выигрывает Путин, мол, в Украине власти нет, там занимаются грызней. То, чем занимаются силовики сейчас – нейтрализацией вооруженных групп, нужно признать, что это оправдано. Блокирование телеканалов - попытка контроля ситуации, очевидно, что сейчас, в данный момент, это необходимо.

Я к телевидению отношусь в целом отрицательно, одно время телевизор вообще не включал. Сейчас опять начал смотреть, это довольно практично, когда в одной новостной передаче все сразу. Одно дело долго искать в Интернете, и другое дело посмотреть какую-то компиляцию. В основном смотрю три канала, предпочитаю «1+1», там идет не только жесткая критика России и наших оппонентов, но там есть попытка заложить положительный заряд, показать, что нас объединяет, скажем, с восточными регионами.


Адекватно ли наше, украинское ТВ отреагировало на происходящее в стране?

В целом приходится собирать информацию довольно фрагментарную, но если ориентироваться на «1+1», то, на мой взгляд, адекватно.


Возможности самоорганизации общества через Интернет – насколько они реализованы? В каком направлении мы можем двигаться, какова роль этой динамичной среды в нашей жизни?

Я считаю, что Интернет настолько гибок, что если он не дает чего-то большего, то наверно, этого большего и нет. Очень сложно что-то запретить, если есть какая-то инициатива – создаются специальные сайты. Интернет работает достаточно эффективно, просто воспринимается ли он как таковой?

К Интернету подключено намного меньше людей, чем тех, кто смотрит телевизор, и очень сильно отличается аудитория, поэтому он работает. Аудитория Интернета более активна, она более личностная. А телевизор дает хорошую «прокачку» определенных месиджей, поэтому в политической борьбе ставка на телевидение является правильной. Если это информационная война – нам еще нужно усиливать свои позиции. Но не через запрещение российских каналов. Нужно заинтересовать подачей информации на русском языке восточные регионы, чтоб люди почувствовали свою «включенность», участие в жизни страны. Нужно понять, что жители юго-восточных областей не за Януковича, а против того, что официальный Киев их по-прежнему не замечает.

Беседу вел А.Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Татьяна Мокротоварова, главный редактор интернет-портала «Комментарии»

События последних шести месяцев в Украине – лучший тренинг на противостояние манипуляциям

Вікторія Бабенко, доцент кафедри радіомовлення і телебачення Львівського національного університету імені Івана Франка

Телебачення – це постійний потік, а Інтернет – пошук.

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Иллюзии и виртуальность эфира

Петро Лазарєв, автор-аналітик інформаційно-аналітичного порталу inpress.ua

Наше суспільство в якійсь мірі поділено на касти тих, хто користується Інтернетом і тих, хто не уявляє свого життя без телевізора

Діана Дуцик, головний редактор сайту Media Sapiens (ГО "Телекритика"), заступник директора Могилянської школи журналістики

Українська влада має повністю переглянути власну комунікаційну стратегію

Эллина Шнурко-Табакова, издатель ИД «СофтПресс», член правления ИнАУ, председатель правления Ассоциации предприятий Информационных технологий Украины, председатель комитета по защите свободы слова и прав человека Интернет Ассоциации Украины

События в Украине показали, что манипулировать людьми с неограниченным доступом к разным информационным источником в онлайне, практически невозможно

Алексей Шевченко, философ, политолог

Проблема реальности и щит Персея

Дмитрий Кракович, социолог, директор исследовательского центра DK Media Research & Consulting

На Интернет-сайт «надавить» сложнее

Лариса Гармаш, кандидат философских наук, доцент

ТВ и Интернет это всего лишь инструменты, они не дают гарантий достоверности

Сергій Рачинський, незалежний медіа-експерт

Місія ТБ - спекулювати та підігрівати вже те, що в наших умах існує

Александр Ольшанский, президент компании Internet Invest, глава оргкомитета Форума интернет-деятелей (iForum)

Абсолютной достоверности в медиа достичь невозможно

Світлана Єременко, медіа-експерт, керівник проекту з моніторингу регіональних медіа. Український освітній центр реформ

Необхідно вибудувати контрпропагандистське забезпечення країни

Виктор Щербина, доктор социологических наук

Внятной информационной стратегии Украина не имеет, да и иметь не хочет

Ольга Михайлова, политолог

В плюрализме Интернета сложно поддерживать мозги в стерильно «промытом» виде

Елена Скоморощенко, директор Института социального партнерства, к.ф.н.

Телевидение и Интернет – это всего лишь средства

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,135