В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

В марте 2014 года в мире отмечалось 25-летие создания Интернета. Телевидение – гораздо старше. Но в последние годы борьба между этими средствами передачи информации накалилась не на шутку. Что же ждет нас – слияние или поглощение ТВ Интернетом? Или оба они продолжат свое сосуществование – ведь остается же интересен и посещаем театр, несмотря на появление кино…

Революционность Интернета изменила процесс распространения знаний, а также процесс объединения людей. Социальные сети играют ключевую роль в этом движении, что раньше, на протяжении шести столетий было уделом книг и прессы. Информационные технологии сжали мир и сократили расстояния. Они позволили людям связываться друг с другом и общаться с невиданной ранее свободой. Дискуссии между гражданами сегодня идут гораздо живее, чем они были на греческой Агоре. Люди хотят более широкого участия в политических делах, хотят сотрудничества со своими правительствами. Они хотят стать ближе к органам управления. Полис возвращается, а Интернет стал новой Агорой. Информационная революция углубила кризис современной представительской демократии. По мере смены поколений, спрос на новую модель демократии, скорее всего, будет расти еще больше, и вряд ли обществу удастся обойтись здесь без ТВ и социальных сетей.

Сегодня понятно одно: гражданские инициативы, нарастание которых мы наблюдаем во множестве стран мира, включая Украину, активно используют как ТВ, так и Интернет для облегчения организации и проведения гражданских кампаний, а общее влияние информационных технологий на общество и его участие в политике выросло на порядок. Более того, результаты борьбы за умы сегодня ценятся выше, чем даже борьба за территории.

Способ, с помощью которого мы получаем информацию, влияет не только на наши знания и решения. Он формирует нашу картину мира, создает отношение человека к себе, социуму, политике, стране. Понятия морали, правды и лжи – сегодня очень актуальны для Украины, ведь наше население вдруг узнало, что правда может быть не одна, а с разными взглядами приходится считаться.

Еще более актуальными стали вопросы, а обладают ли наши граждане способностями и навыками отделять «зерна» от «плевел», не тонуть в море чрезмерно больших информационных потоков? Или же ими (гражданами) до сих пор легко манипулировать при помощи «правильно» поданной информации?

Вряд ли стоит разделять веру некоторых экспертов в то, что информационные технологии в одночасье изменят мир, открывая перед нами золотой век демократии, – именно потому, что трудно найти баланс между «онлайном» и реальными действиями. Но то, что без Интернета и ТВ повышать уровень знаний, культуры и духовности общества будет уже невозможно – свершившийся факт. Более того, Интернет еще не охватил всей своей потенциальной аудитории, а манипуляции сознанием, распространение аморального и человеконенавистнического контента порой зашкаливает. Сонмы проплаченных блоггеров и журналистов, отрабатывая сегодня в сети и на телевидении «чьи-то» заказы, сеют в умах граждан отнюдь не «разумное, доброе, вечное».

Именно поэтому «Диалог.UA» предлагает искать ответы на вопросы: Какова должна быть позиция государства в век информационных войн? Потеряло ли государство возможность контролировать и влиять на информационные потоки? Или же методы влияния государства могут быть только радикальными – отключение тех или иных каналов ТВ, сетевых инфо-ресурсов, Твиттера, Youtubе? Каков вклад ТВ и Интернета в социальную организацию общества, повышение уровня доверия и взаимного понимания, способностей сотрудничать ради достижения общих целей? Каковы возможности ТВ и Интернета в росте (или падении) самоорганизации, самосознания и самоуправления социума?

Свернуть

Способ, с помощью которого мы получаем информацию, влияет не только на наши знания и решения. Он формирует нашу картину мира, создает отношение человека к себе, социуму, политике, стране. Понятия морали, правды и лжи – сегодня очень актуальны для Украины, ведь наше население вдруг узнало, что правда может быть не одна, а с разными взглядами приходится считаться.

Еще более актуальными стали вопросы, а обладают ли наши граждане способностями и навыками отделять «зерна» от «плевел», не тонуть в море чрезмерно больших информационных потоков? Или же ими (гражданами) до сих пор легко манипулировать при помощи «правильно» поданной информации?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Проблема реальности и щит Персея

16 май 2014 года

В последние месяцы Украина, да и весь мир, столкнулись с беспрецедентной пропагандистской атакой со стороны России. По телевидению, в Интернете, в прессе идет монотонная накачка, и все эти «посылы» нам хорошо известны. В чем наиболее характерные особенности этой атаки, на какие «кнопки» массового сознания она нацелена?

Если говорить об основных принципах нынешней российской информационной политики, то я бы сказал, что это вообще новое слово в мировой пропаганде. Такого не было ни в советской пропаганде, ни в нацистской, ни в современной западной, которую, кстати, много критикуют левые, мол, во всех западных медиа информация извращается, реальность – искажается, и возникает какая-то новая «телереальность», медийная реальность, и она вытесняет действительность.

Так мы сталкиваемся с фундаментальной философской проблемой – проблемой Реальности. И когда Анхела Меркель говорит, что Путин утратил чувство реальности, возникает много вопросов. С одной стороны, Путин подхватил западную модель создания телереальности, но сделал он это таким образом, что когда Запад увидел, в какой гигантский смертоносный анчар превратились эти ядовитые ростки, он испугался. Запад и сам прекрасно умеет создавать симулякры, фантомы, но по сравнению с путинским пропагандистским Франкенштейном, слепленным из советского наследия, остатков имперского словоблудия, западные пропагандистские фантомы выглядят, как смешные привидения замка Шпессарт.

Возвращаясь к проблеме реальности, я заметил, что любой, ранее известный тип пропаганды, даже геббельсовская, все же как-то соотносилась с реальностью, какие-то зацепки были, говоря научным языком, сохранялась некая референция. Проблема была только в искажениях, в интерпретациях, в набрасывании пропагандистской матрицы из слов-ловушек, которые, при всем этом, все же позволяли потребителю пропагандистской стряпни все же составить какое-то представление о происходящем. Традиционная пропаганда – это искажение реальности через интерпретацию, монтаж. Мы это знаем, мы к этому привыкли. Но что происходит сейчас?

В российских СМИ где-то вскользь было сказано, что путинская пропаганда очень близка к модели, описанной в знаменитом романе Оруэлла «1984». К модели Оруэлла не приблизилась даже геббельсовская пропаганда, поскольку создается полностью вымышленная реальность. Путин преуспел в создании реальности, полностью построенной на лжи. Это «реальность», не подкрепленная никакими фактами. Она подкрепляется более-менее удачно сфабрикованными телевизионными картинками и хорошо поставленными голосами дикторов. Тут уже не разберешь, где фейк, а где, правда – как в шоу Киселева, феномен которого, конечно, надо изучать.

К примеру, Киселев говорит, что еще год назад националисты в Днепропетровске устроили «шабаш», и их задавили танками. То есть Янукович был вынужден бросить на них танки. Тут же идет картинка – где-то на набережной стоят танки. Что это за танки, где стоят, имеют ли они какое-то отношение ко всему тому, что было, да и было ли то, о чем говорил Киселев – непонятно. Но хоть оно и непонятно, как говорится, осадок остался.

В таком типе пропаганды широко используются слова-фантомы, замкнутые на себя, не имеющие никакого отношения к действительности. В советской пропаганде такими словами были «империализм», «реакция», «военщина», «хунта» и так далее. Например, говорили, «израильская военщина». Что это такое, это израильская армия, это израильский генералитет, ВПК или что-то другое, было непонятно, но слово работало, оно все же опиралось на некую реальность. Сейчас в России используются похожие слова-фантомы, например, «националисты», «бандеровцы», с той только разницей, что никаких националистов, и тем более бандеровцев, не существует. Такие слова-фантомы играют роль бихевиористского раздражителя, вроде красной тряпки для быка.


Есть еще очень интересное выражение, это «жидо-бандеровец»…

Я вообще просто в шоке от подобных, как их называют, плеоназмов, слов-кентавров. Они-то и создают эту полностью вымышленную, оруэлловскую реальность. Обитатели оруэлловской реальности, получая сводки новостей, не знают ничего – идет ли война, не идет, а если идет, то, какое положение. Говорят, «Океания нанесла страшное поражение Евразии» - но никто не знает, что произошло, а может быть, все наоборот. Все то же самое мы имеем сейчас, только роль Евразии играет Россия, а роль вымышленной Океании – западный мир, и Украина – поле битвы.

То, что сейчас идет «цивилизационная битва», это очень распространенное представление в Российской Федерации, и этим оправдывается все, и захват Крыма, терроризм на суше и пиратство на море, и что угодно. Это красная линия всей пропаганды, которая втюхивает обывателям «сводки с полей сражений», «победы», которые, подобно кокаину, вызывают радостное возбуждение у российских обывателей.


Есть расхожее мнение, что эта «нейро-пропаганда» очень действенна. И все же хочу задать вопрос – насколько она эффективна, и на кого она нацелена?

Эффективность этой пропаганды в Украине не слишком велика, даже на востоке, там не очень много людей, которые в нее верят. В основном она предназначена для внутреннего потребления. На кого она нацелена, какой тип людей?

Я абсолютно убежден, что путинская агрессия против Украины связана не только с нарциссическими особенностями личности самого Путина. Она позволяет совершить мощный выброс непристойности с самого дна российского социума. Непристойность состоит в эксцессе, выбросе всего самого низменного, в сломе всех правил поведения в мире – в сломе и глумлении над самими основами цивилизации. На Западе полагают, что есть международное право, что есть система договоров, а Путин заявляет – а мы на них плевали! И плебс, весь российский охлос радостно вопит, да, нам наплевать на Украину, и на Америку, и на весь мир!

Интересно, что раньше в России роль таких «говорящих унитазов», извергающих непристойные звуки, исполняли политические маргиналы, типа Жириновского или Федорова. Они несли околесицу, мол, мы великая страна, и всем наваляем - и ее с готовностью «хавал» плебс.


Показательно появление Евгения Федорова на российском телевидении – раньше его туда не допускали. Похоже, спрос на политические непристойности действительно вырос…

«Царь» себе такую болтовню позволить не может. Лишь изредка Путин мог сказать что-то вроде «мы будем их мочить в сортире», но все же как исключение – не царское это дело…

Он эти вещи не озвучивает и сейчас, но он действует в соответствии с ними. Что такое политическая непристойность? Это эксцесс лжи. Вот Лавров – он лжет в каждом слове. Все это видят, весь мир понимает, что он лжет. Но при этом и сам Лавров понимает, что весь мир понимает, что он лжет - и он с наслаждением продолжает лгать! При этом российский обыватель с наслаждением говорит – а, вот мы показали им кузькину мать!

Вот момент запредельного наслаждения для российского охлоса – когда отсталая, деградировавшая страна заявляет, что она «показала всем кузькину мать», хотя на самом деле показала лишь свое запредельное убожество. «Мы можем превратить вас в радиоактивный пепел» – что это, как не угроза эксцесса насилия? У нас есть ядерные ракеты, а у вас нет, вы не можете по нам ударить, потому что у вас нравственные убеждения, а мы можем, нам начхать на них – и в этом тоже скрывается бездна непристойного наслаждения.


И потому в мире поведение России расценили как серьезную угрозу…

Да, потому что западные политики не могут понять, что в головах у этих людей. С таким явлением еще не сталкивались.


В Европе - по крайней мере, последние лет семьдесят…

Интересно то, что в общественном дискурсе все говорят о том, что Россия на Украине не остановится, она пойдет дальше, она хочет завоевать весь мир. Мой любимец Дугин, тот говорит, что Россия завоюет всю Европу – полностью. И Европа будет очень довольна этим завоеванием! В Европе будет установлено некое византийское царство, о котором мечтал Федор Тютчев.


То есть Европа, это некая старая распущенная женщина, мечтающая об изнасиловании, которое ее омолодит?

Да, в России многие так думают - плевать, что у меня в холодильнике, главное – величие России. Идет такая вот подмена понятий. Как говорил Жириновский, мы помоем свои сапоги в Индийском океане. То есть – что может дать Россия Индийскому океану, да собственно, и всему миру? Только грязь! Грязь, газ, нефть – то есть какие-то инфернальные субстанции. И это является источником дикого, непристойного, даже какого-то сатанинского наслаждения.


Мы пока не привыкли называть Россию диктатурой, хотя она, по сути дела, давно является таковой. Если российская пропаганда вся построена на каких-то антикварных, винтажно-политических концептах и откровенной лжи, то насколько адекватен в психопатологическом смысле источник этого потока – Владимир Владимирович Путин?

Вопрос безумно интересный. Сейчас мнения по этому вопросу диаметрально расходятся. Одни говорят, он глубоко болен. Меркель, хотя так прямо и не сказала, но считает, что он находится в «другой реальности». Другие возражают, считая, что он жесткий прагматик, что он все прочитал, что санкции будут слабыми, что у него есть план, тайный, что он объединит Россию с Китаем, что он объединит все страны-изгои, и устроит новое глобальное противостояние и так далее.

Я придерживаюсь промежуточной точки зрения. Путин не психопат в традиционном смысле. Он даже не настолько плох, как Янукович в плане психической адекватности. Думаю, личность Путина громадно переоценена, масштабы его ума сильно преувеличены. Российский публицист Пионтковский как-то сказал, что Путин, это самая блестящая посредственность российского политического класса. И это так и есть. Путин очень неумный политик, и он, как выяснилось, весьма ограниченный человек, с какими-то отсталыми представлениями, мифологемами, причем еще царских времен.

Культуролог Ямпольский как-то сказал, что Путин «визионер», что он видит будущую империю и том подобное. Но поскольку эта империя является симулякром, в реальности ее нет, и даже строить ее не на чем, кроме воспоминаний. Вспомним Бодрийяра, который говорил, что когда есть симулякр, то нужно приложить сверхусилия, чтобы доказать, что он существует. Путину понадобились миллиарды долларов, и военное вторжение, чтобы попытаться показать, что все то, что существует только в его воображении, есть и на самом деле. Ценой сверхусилий, ценой насилия фантазмы стали приобретать подобие реальности.

Еще один характерный момент – Путина окружают люди ничтожного интеллектуального уровня. Все, кто хоть что-то представлял из себя, вменяемые, адекватные, умные, давно изгнаны. Это последний этап построения путинского тоталитарного государства, когда все мыслящие люди должны быть уничтожены. В итоге вокруг него собираются даже не люди, а нелюди, какой-то антропологический материал. Он может передвигаться, произносить какие-то слова, носить пиджаки, надувать щеки, но мыслить он не может, подлинно человеческого начала там нет.


Вспоминается выражение «пластиковая каша» из фильма «Кин-дза-дза»…

Вот-вот, такая вот пластиковая каша Путина и окружает. Мне вспоминается «История по ту сторону человеческого» Вирильо. На Западе еще сохраняются какие-то остатки человеческого, но тут на нас с Востока наползает «Нечто» что уже по ту сторону человеческого.

Я абсолютно убежден, что последствия этого для России будут страшными. Возникла ситуация необратимости. Россия уже никогда, при этом руководителе, не будут воспринимать как нормальное, вменяемое государство. Очевидно, что сохранение статус-кво абсолютно невозможно. Россия неизбежно превращается в изгоя, которого осуждают все международные организации – ООН, ПАСЕ, ОБСЕ, любые. И болтовней Лаврова изменить это невозможно. Остается только вопрос, что можно поделать с психотипом людей, оказавшихся у власти в России?

Здесь надо понять, что у них назад пути нет. Они могут только нагнетать ситуацию, играть на повышение ставок. Типа «а, так вы считаете нас плохими? Так мы сейчас докажем, что мы даже хуже, чем вы о нас думаете». И следует непристойный жест всему миру.

Путин не больной, он абсолютно среднестатистический, полунормальный тип, «вечно вчерашний» и, простите, скучный, как прокисший борщ. Это «совок», умноженный на миллиарды нефтегазовых долларов и слегка свихнувшийся от роскоши и атмосферы заунывного подобострастия. Если хотите, полупрагматик, не способный просчитать последствия своих полубезумных действий. Короче, обычная бездарь, капризом судьбы оказавшаяся на вершине власти и всеми силами пытающаяся доказать, что она, точнее – оно, там не случайно.


В 1960-е годы, в период взрывного развития телевидения, появилась его критика, а много позже пришло и его осмысление. Стала понятна вся неоднозначность этой технологии в социальном плане – его обвиняют в «закрывании» гражданского общества. Полтора десятилетия назад пришло интерактивное телевидение, как иногда называют Сеть. Мы уже стали свидетелями цепочки т.н. «цветных революций», одной из причин которых считают социальные сети. Что «открывает», а что «закрывает» в обществе феерическое развитие Интернета?

В связи с этим вспоминается работа Кастельса про «сетевое общество», такую сетевую Аль-Каиду. Конечно, мы еще не полностью отрефлексировали все то, что происходит в связи с развитием Интернета. Я могу критиковать его, но сам реально крепко связан с ним, потому, что часами сижу в Фейсбуке, где люди сливают одну и ту же информацию, и все это производит одно и, то же медитативное впечатление.

И все же – возможности подрывного действия в Интернете больше, чем возможности официоза. Очень многие люди в социальных сетях позволяют себе говорить вещи, которые в официальном дискурсе табуированы. Есть публичный дискурс власти, который народ обычно не любит, ему не доверяет. Потому в Интернете народ может обмениваться месиджами ненависти, тревоги и тому подобное. Я не раз видел сообщения, типа «внимание, сегодня на Майдан может быть атака», и сам выходил туда, и проводил там немало времени.

Конечно, возможность подрывного действия очевидна, по этой причине социальные сети пытаются в некоторых странах ограничивать. Вот в Турции недавно власти запретили Твиттер, и пытались запретить «Ютуб», хотя полностью им это не удалось. Запрещали в Египте, в Китае, боролись с блоггерами в Иране и России, где запрещение опозиционных сайтов это обычная практика.

В этих запретах есть своя логика – Интернет это рассадник инакомыслия, и здесь в нем есть позитив. Сеть дает возможность общения людям, которые бы иначе не смогли связаться. Но в этом есть и опасность, поскольку Интернет формирует виртуальную реальность, и зачастую пользователи Сети начинают увязать в ней, поскольку Сеть иногда создает обманчивое ощущение всемогущества, потребительского и даже садистского отношения к людям, что хорошо заметно в феномене троллинга или троллизма. Обратите внимание, что под публикациями в Сети внизу страницы, «в подвале», идут комментарии, которые принято считать чем-то вроде «голоса народа». Но на самом деле это далеко не так, поскольку глубокого обсуждения не получается, и выплескиваются расхожие представления и пропагандистские месиджи, одним словом – идеологическая грязь, в которой и резвятся тролли.

Застревание в этом виртуальном пространстве, неоправданные надежды на то, что он сам по себе может изменить мир к лучшему, представляет определенную опасность. Есть и другие опасности – получить душевную травму, напоровшись на тролля, что еще самое малое, я уже не говорю о взломе почтовых ящиков, аккаунтов, похищении личных данных и воровстве денег с кредитных карточек.

Заметьте, что все скандалы последних лет - «Викиликс», Сноуден, теперь вот новый российский боевой вирус «Уроборос», все они связаны с тем, что кто-то у кого-то ворует информацию. Показательно и банкротство крупнейшей биржи, торговавшей биткойнами, «Mt. Gox» – опять-таки, после очередного ее ограбления. И это было вовсе не ограбление как обычно – с бандитами в масках, погоней и прочими зрелищными вещами, а грабеж в виртуальном пространстве, причем похищены были биткойны, то есть криптовалюта, не обеспеченная вообще ничем, кроме сверхсложного алгоритма своего функционирования. Что особо пикантно, вроде бы даже известно, к кому попали эти биткойны, и они находятся как бы на самой бирже, но поделать с этим ничего нельзя. То есть – не смотря на всю иллюзорность виртуального пространства, зло в нем – весьма действенно.

И здесь мы возвращаемся к той фундаментальной проблеме, с которой мы начали – проблеме реальности.

Был такой теоретик, киновед Зигфрид Кракауэр. Он сравнивал кино со щитом Персея, благодаря которому можно смотреть в глаза Горгоны, и не умирать при этом. Социальные сети, Интернет, это и есть своего рода «щит Персея», благодаря которому мы можем сталкиваться с ужасным, но не терять своего комфорта. Мы можем смотреть расстрел «небесной сотни», или захват террористами административных зданий, мы можем плакать при этом, или просто попивать кофе, но – дома, в воображаемой безопасности. Проблема в том, что реальность от этого никуда не исчезает, и пока мы сидим в «виртуале», все горгоны этого мира беспрепятственно творят свои черные дела.


Беседовал Андрей Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Татьяна Мокротоварова, главный редактор интернет-портала «Комментарии»

События последних шести месяцев в Украине – лучший тренинг на противостояние манипуляциям

Вікторія Бабенко, доцент кафедри радіомовлення і телебачення Львівського національного університету імені Івана Франка

Телебачення – це постійний потік, а Інтернет – пошук.

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Иллюзии и виртуальность эфира

Петро Лазарєв, автор-аналітик інформаційно-аналітичного порталу inpress.ua

Наше суспільство в якійсь мірі поділено на касти тих, хто користується Інтернетом і тих, хто не уявляє свого життя без телевізора

Діана Дуцик, головний редактор сайту Media Sapiens (ГО "Телекритика"), заступник директора Могилянської школи журналістики

Українська влада має повністю переглянути власну комунікаційну стратегію

Эллина Шнурко-Табакова, издатель ИД «СофтПресс», член правления ИнАУ, председатель правления Ассоциации предприятий Информационных технологий Украины, председатель комитета по защите свободы слова и прав человека Интернет Ассоциации Украины

События в Украине показали, что манипулировать людьми с неограниченным доступом к разным информационным источником в онлайне, практически невозможно

Дмитрий Кракович, социолог, директор исследовательского центра DK Media Research & Consulting

На Интернет-сайт «надавить» сложнее

Лариса Гармаш, кандидат философских наук, доцент

ТВ и Интернет это всего лишь инструменты, они не дают гарантий достоверности

Сергій Рачинський, незалежний медіа-експерт

Місія ТБ - спекулювати та підігрівати вже те, що в наших умах існує

Александр Ольшанский, президент компании Internet Invest, глава оргкомитета Форума интернет-деятелей (iForum)

Абсолютной достоверности в медиа достичь невозможно

Світлана Єременко, медіа-експерт, керівник проекту з моніторингу регіональних медіа. Український освітній центр реформ

Необхідно вибудувати контрпропагандистське забезпечення країни

Валерий Жулай, кандидат философских наук.

Украина проигрывает России из-за размытости своих ценностей

Виктор Щербина, доктор социологических наук

Внятной информационной стратегии Украина не имеет, да и иметь не хочет

Ольга Михайлова, политолог

В плюрализме Интернета сложно поддерживать мозги в стерильно «промытом» виде

Елена Скоморощенко, директор Института социального партнерства, к.ф.н.

Телевидение и Интернет – это всего лишь средства

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,105