В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

В марте 2014 года в мире отмечалось 25-летие создания Интернета. Телевидение – гораздо старше. Но в последние годы борьба между этими средствами передачи информации накалилась не на шутку. Что же ждет нас – слияние или поглощение ТВ Интернетом? Или оба они продолжат свое сосуществование – ведь остается же интересен и посещаем театр, несмотря на появление кино…

Революционность Интернета изменила процесс распространения знаний, а также процесс объединения людей. Социальные сети играют ключевую роль в этом движении, что раньше, на протяжении шести столетий было уделом книг и прессы. Информационные технологии сжали мир и сократили расстояния. Они позволили людям связываться друг с другом и общаться с невиданной ранее свободой. Дискуссии между гражданами сегодня идут гораздо живее, чем они были на греческой Агоре. Люди хотят более широкого участия в политических делах, хотят сотрудничества со своими правительствами. Они хотят стать ближе к органам управления. Полис возвращается, а Интернет стал новой Агорой. Информационная революция углубила кризис современной представительской демократии. По мере смены поколений, спрос на новую модель демократии, скорее всего, будет расти еще больше, и вряд ли обществу удастся обойтись здесь без ТВ и социальных сетей.

Сегодня понятно одно: гражданские инициативы, нарастание которых мы наблюдаем во множестве стран мира, включая Украину, активно используют как ТВ, так и Интернет для облегчения организации и проведения гражданских кампаний, а общее влияние информационных технологий на общество и его участие в политике выросло на порядок. Более того, результаты борьбы за умы сегодня ценятся выше, чем даже борьба за территории.

Способ, с помощью которого мы получаем информацию, влияет не только на наши знания и решения. Он формирует нашу картину мира, создает отношение человека к себе, социуму, политике, стране. Понятия морали, правды и лжи – сегодня очень актуальны для Украины, ведь наше население вдруг узнало, что правда может быть не одна, а с разными взглядами приходится считаться.

Еще более актуальными стали вопросы, а обладают ли наши граждане способностями и навыками отделять «зерна» от «плевел», не тонуть в море чрезмерно больших информационных потоков? Или же ими (гражданами) до сих пор легко манипулировать при помощи «правильно» поданной информации?

Вряд ли стоит разделять веру некоторых экспертов в то, что информационные технологии в одночасье изменят мир, открывая перед нами золотой век демократии, – именно потому, что трудно найти баланс между «онлайном» и реальными действиями. Но то, что без Интернета и ТВ повышать уровень знаний, культуры и духовности общества будет уже невозможно – свершившийся факт. Более того, Интернет еще не охватил всей своей потенциальной аудитории, а манипуляции сознанием, распространение аморального и человеконенавистнического контента порой зашкаливает. Сонмы проплаченных блоггеров и журналистов, отрабатывая сегодня в сети и на телевидении «чьи-то» заказы, сеют в умах граждан отнюдь не «разумное, доброе, вечное».

Именно поэтому «Диалог.UA» предлагает искать ответы на вопросы: Какова должна быть позиция государства в век информационных войн? Потеряло ли государство возможность контролировать и влиять на информационные потоки? Или же методы влияния государства могут быть только радикальными – отключение тех или иных каналов ТВ, сетевых инфо-ресурсов, Твиттера, Youtubе? Каков вклад ТВ и Интернета в социальную организацию общества, повышение уровня доверия и взаимного понимания, способностей сотрудничать ради достижения общих целей? Каковы возможности ТВ и Интернета в росте (или падении) самоорганизации, самосознания и самоуправления социума?

Свернуть

Способ, с помощью которого мы получаем информацию, влияет не только на наши знания и решения. Он формирует нашу картину мира, создает отношение человека к себе, социуму, политике, стране. Понятия морали, правды и лжи – сегодня очень актуальны для Украины, ведь наше население вдруг узнало, что правда может быть не одна, а с разными взглядами приходится считаться.

Еще более актуальными стали вопросы, а обладают ли наши граждане способностями и навыками отделять «зерна» от «плевел», не тонуть в море чрезмерно больших информационных потоков? Или же ими (гражданами) до сих пор легко манипулировать при помощи «правильно» поданной информации?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

События последних шести месяцев в Украине – лучший тренинг на противостояние манипуляциям

30 май 2014 года
За последние несколько месяцев украинские граждане узнали о себе много нового из российского ТВ и Рунета. Как не потеряться в этом информационном хаосе? Как определять критерии достоверности?

Главное отличие – возможность пользователя интернета мгновенно перейти из потребителя информации к создателю, от наблюдателя к участнику событий. Именно вовлеченность в процесс формирования информационной картины – главная свобода, которую дает Сеть. При этом, вклад может быть не только индивидуальным. Раньше считалось, что сила ТВ состоит помимо прочего в коллективном интеллектуальном труде, что вряд ли «какие-то» сайты могут позволить себе создать продукт по качеству и техническому исполнению сопоставимый с телевизионным уровнем. Сейчас же цифровой мир является главным магнитом притяжения профессиональных команд, инвестиций, и, по сути, становится главным «мозговым» центром. Поэтому и качество интернет-продукции, в том числе медийной, постоянно повышается. Этому способствует конкуренция за внимание пользователей.

На сегодняшний момент вопрос доверия к любому продукту (будь-то новость, репортаж или авторский материал) определяется не столько каналом коммуникации – интернет или «классическое» ТВ, - сколько брендом ньюсмейкера. Проще говоря, если журналист, эксперт или, например, общественная организация зарекомендовали себя в глазах некой аудитории как компетентный и достоверный источник, то для их «фоллоуверов» нет существенной разницы, где именно будет транслироваться его продукция. Они будут доверять этому бренду на любой площадке. Другой вопрос, что целевая аудитория рейтингового интернет-ресурса и топового ТВ-канала может настолько отличаться, что уровень доверия к информации от одного и того же ньюсмейкера будет колебаться от максимальной лояльности до полного неприятия. Как говорится, правда – в глазах смотрящего. Однако, благодаря конвергенции, медиа активно используют эту же тенденцию себе во благо, для повышения уровня лояльности среди пользователей и зрителей. «Звезды» интернет-медиа охотно привлекаются «классическим» ТВ и нередко делают им рейтинг и улучшают их репутацию. Опять же, если аудитории пересекаются, то это взаимовыгодный процесс.


Интернет и ТВ – это, по сути, рупоры пропаганды в нечистоплотных руках, способные создавать параллельные реальности, которые формируются разными интересами для разных слоев общества даже в отдельно взятой стране? Делится ли у нас (и не только у нас) общество в зависимости от доступа к набору каналов ТВ и Интернета?

На мой взгляд, интернет, аналоговое или цифровое ТВ – это все всего лишь способ логистики контента. Не исключено, что в будущем появятся новые виды «транспорта», но не только от них будет зависеть формирование информационного ландшафта. На развитие контента (от формы до содержания) основное влияние оказывает трансформация в психологии потребителей. И в этой плоскости наблюдается расслоение. В украинском обществе, и, наверное, не только в нем, параллельно существуют несколько моделей восприятия информации, каждая из которых присуща разным поколениям. Способ восприятия, конечно же, оказывает значительное влияние на стиль мышления, темпоритм жизни, ценностные приоритеты и т.д. У нас в стране, да и в мире, есть значительный слой общества, который привык познавать мир исключительно через экран телевизора. Эти люди готовы тратить массу времени на монотонное (по сравнению с интернетом) потребление продукта, способны долго фокусировать внимание на одном информационном потоке. Для них ТВ до сих пор остается самым оперативным источником информации. У них нет необходимость быстрее потреблять ее. Их антиподы – люди, которые начали познавать мир через экран компьютера. Они привыкли использовать несколько информационных потоков одновременно, для них реальность - это набор клипов, просматривая которые нужно быстро уловить суть, постоянно переключаясь на новинки. Эта категория динамично расширяется. Синдром дефицита внимания – их отличительная черта. Есть и промежуточная категория – поколение, которое «выросло» на телевизоре, но смогло адаптироваться к работе с информацией в интернете. Главные вызовы для классического ТВ состоят в том, чтобы настигать «компьютерного» потребителя всегда и везде, скармливать продукцию удобным для него способом, в том числе,- используя интернет.


А каким образом наши граждане могут «оказывать сопротивление» ТВ и Интернет-манипуляциям?

События последних шести месяцев в Украине – лучший тренинг на противостояние манипуляциям. Конечно, умение анализировать информационный поток требует немалого опыта, получить который можно в буквально «военных» условиях. Правда, именно в таких условиях динамичные и нетерпеливые потребители интернет-контента становятся легко уязвимы. Они покупаются как на откровенные утки, так и на более изысканные передергивания содержания, поддаваясь эмоциям. На это, собственно, авторы таких месседжей и рассчитывают. Обратная реакция – излишняя критичность в оценивании любых сообщений, вирус «никомуневерия». Если ранее от плохих новостей можно было просто отмахнуться – это меня не касается, -- то теперь такая реакция недальновидна, буквально может стоить жизни. Возвращаясь к первому вопросу, именно поэтому те медиа, кто стремятся завоевать доверие, -- издания, конкретные журналисты или любой из пользователей в Facebook – своим именем отвечают за распространение сообщений.

Другой вопрос, что СМИ могут оказаться в ситуации, когда ни один из источников нельзя считать 100% достоверным. Прежде всего, это касается «горячих» событий, которые разворачиваются настолько быстро и разновекторно, что проследить за ними даже в режиме онлайн крайне сложно. Примечательно, что пользователи интернета в условиях информационного террора предпочитают из наблюдателей и читателей превращаться в участников событий. При этом, у каждого участника событий есть свой взгляд на происходящее – и даже онлайн-трансляция сотен мнений одновременно не позволяет увидеть целостную картину, только самые яркие кадры. Именно поэтому СМИ важно постфактум восстановить хронологию событий, собирать и сопоставлять разные мнения, которые максимально приблизят медийную картинку к реальности.


Как соотносятся цензура и информационная безопасность государства на ТВ и в Интернете? Особенно, если можно беспрепятственно смотреть телеканалы других стран, а Интернет изначально был без границ…

Недавно европейский суд признал право пользователей на «цифровое забвение». Это знаковый момент в дискуссии относительности необходимости контролировать степень открытости интернет-пространства, как части системы безопасности. Пользователи выступают за открытость и «бесконтрольность» интернета, когда речь идет о поиске информации о других (людях, событиях и т.д.), но при этом они хотят сохранить за собой право подчищать историю, которая касается их самих. Граница между приватной информацией и контентом, который имеет общественную ценность, и становится главной линией фронта. Ее гибкость зависит от множества факторов, начиная от культурного кода общества, до особенностей законодательного поля.

Противоречивое стремление иметь свободный доступ к любому контенту в мировой сети, сохраняя при этом право ограничивать других пользователей в доступе к информации, характерно не только для индивидуальных пользователей. На уровне организаций, сообществ, компаний, государств существует такая же диллема. И, конечно, на уровне государственной власти велик соблазн контролировать информационные потоки в интернете способами, опробованными еще в доцифровую эпоху на других видах медиа: административное и законодательное установление четких критериев дозволенного (вплоть до списка разрешенных и запрещенных слов). Можно обсуждать морально-этический аспект такой стратегии, но нельзя отрицать его эффективность в определенных условиях. Массовый зритель и пользователь, несмотря на разнообразие интернет-медиа и ТВ-каналов, все равно отдает предпочтение «ширпотребу». Переход к потреблению продукции более высокого класса требует роста интеллектуального уровня аудитории в целом. Если речь идет о масштабном влиянии на умы, то де-факто достаточно контролировать создание информационного «ширпотреба», возводя его в стандарт и образец.


А роль государства?

Привычная для украинского государства позиция в отношении управлении информпотоками состоит в стремлении их «приватизировать». Участие в собственности тех или иных ресурсов рассматривается как путь к управляемости и успешности. Я владею, значит – я влияю. Как показала практика, эта формула в условиях информвойны не гарантует успех. В контексте украино-российских отношений последних месяцев стало особенно заметно, что власти недооценили уровень зависимости большой части населения от телевизионного продукта. На данный момент украинское государство должно смириться с потерянным поколением и не допускать в дальнейшем таких информационных провалов. Фокус внимания должен переместиться с контроля над конкретными медиа на контроль над формированием каналов мониторинга общественных настроений. Оздоровление медиа-среды, повышение ее конкурентоспособности позволит более уверенно чувствовать себя на всех фронтах.

Запрет и закрытие любых ресурсов общественно-политического формата, особенно в разгар информационной войны, на мой взгляд, мера эффективная, но запоздалая, которая свидетельствует о бессилии ее инициаторов. Как правило, этот шаг вызывает полярные реакции – радость со стороны сторонников радикальных мер и ярость со стороны потребителей продукта. То есть, формированию доверия к альтернативным «пропагандистским» источникам информации это не способствует. Вакуум быстро заполняется неформальными источниками, контролировать которые крайне сложно.


 Что больше способствует повышению прозрачности системы управления властью в стране – Интернет или ТВ?

Вряд ли в процессе построения системы управления можно проигнорировать одно или другое. Особенно, учитывая сосуществование в рамках одного общества разных поколений пользователей. Другой вопрос, что работа с каждой из этих сфер требует отдельной стратегии.


Каковы возможности ТВ и Интернета в росте (или падении) самоорганизации, само-осознании и самоуправлении социума?

Для виртуального мира источником прогресса являются вдохновляющие примеры коммуникаций между людьми, в результате которых решаются «земные» проблемы. К спасению нигерийских заложниц или помощи пострадавшим от цунами подключаются от десятков тысяч до миллионов пользователей. Каждый из них имеет массу вариантов для самореализации в Сети, но зачастую только опыт коллективного влияния предает истинный смысл их виртуальной жизни. Для каждого из участников таких акций это не просто вклад в хорошее дело, но и еще одно доказательство силы самоорганизации общества и эффективности совместных действий. Поэтому опыт виртуальной «самопомощи» активно используется и в бизнесе. В основе любого подобного проекта находится искренний интерес участников к его цели, сымитировать который крайне сложно. Именно поэтому попытки создать иллюзию общественных движений терпят крах, как только иссякает энтузиазм заказчиков. На данный момент мы находимся только в начале пути и учимся взаимодействовать в Сети для осуществления масштабных проектов «оффлайн». Их конечная цель не ограничивается решением какого-то локального вопроса, уже сейчас очевидно, что давление интернет-сообщества может быть настолько сильным в «реальном» мире, что становится катализатором изменений на уровне идеологии. Эту особенность Сети можно использовать как во благо общества, так и для достижения прагматичных целей отдельных людей. Как всегда, вопрос в том, в чьих руках находится это «оружие».


Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Вікторія Бабенко, доцент кафедри радіомовлення і телебачення Львівського національного університету імені Івана Франка

Телебачення – це постійний потік, а Інтернет – пошук.

Тантели РАТУВУХЕРИ, кандидат политических наук, политолог

Иллюзии и виртуальность эфира

Петро Лазарєв, автор-аналітик інформаційно-аналітичного порталу inpress.ua

Наше суспільство в якійсь мірі поділено на касти тих, хто користується Інтернетом і тих, хто не уявляє свого життя без телевізора

Діана Дуцик, головний редактор сайту Media Sapiens (ГО "Телекритика"), заступник директора Могилянської школи журналістики

Українська влада має повністю переглянути власну комунікаційну стратегію

Эллина Шнурко-Табакова, издатель ИД «СофтПресс», член правления ИнАУ, председатель правления Ассоциации предприятий Информационных технологий Украины, председатель комитета по защите свободы слова и прав человека Интернет Ассоциации Украины

События в Украине показали, что манипулировать людьми с неограниченным доступом к разным информационным источником в онлайне, практически невозможно

Алексей Шевченко, философ, политолог

Проблема реальности и щит Персея

Дмитрий Кракович, социолог, директор исследовательского центра DK Media Research & Consulting

На Интернет-сайт «надавить» сложнее

Лариса Гармаш, кандидат философских наук, доцент

ТВ и Интернет это всего лишь инструменты, они не дают гарантий достоверности

Сергій Рачинський, незалежний медіа-експерт

Місія ТБ - спекулювати та підігрівати вже те, що в наших умах існує

Александр Ольшанский, президент компании Internet Invest, глава оргкомитета Форума интернет-деятелей (iForum)

Абсолютной достоверности в медиа достичь невозможно

Світлана Єременко, медіа-експерт, керівник проекту з моніторингу регіональних медіа. Український освітній центр реформ

Необхідно вибудувати контрпропагандистське забезпечення країни

Валерий Жулай, кандидат философских наук.

Украина проигрывает России из-за размытости своих ценностей

Виктор Щербина, доктор социологических наук

Внятной информационной стратегии Украина не имеет, да и иметь не хочет

Ольга Михайлова, политолог

В плюрализме Интернета сложно поддерживать мозги в стерильно «промытом» виде

Елена Скоморощенко, директор Института социального партнерства, к.ф.н.

Телевидение и Интернет – это всего лишь средства

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,316