В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

Вопросы безопасности как никогда актуальны и для Украины, и для Европы в целом. Попытки дискредитации действующей международно-правовой базы и пересмотра границ послевоенной Европы, нарушение суверенитета и территориальной целостности украинского государства, возникновение реальной угрозы безопасности для стран Центральной Европы, Балтийского и Черноморского регионов со стороны Российской Федерации – все эти факты на фоне глубокого кризиса международных институтов, призванных защищать их участников от внешней агрессии, засвидетельствовали кризис всей системы европейской безопасности, сложившейся после Второй мировой войны.

По сути, украинский кризис просигналил всей планете о попытке разрушения старого мироустройства. «Право силы» (даже если эту силу представляют «вежливые зеленые человечки») для нашего северного соседа оказалось более действенным аргументом, чем принципы и нормы международного права.

Мир встал перед необходимостью начать процесс создания новых международных правил игры, где совершенно по-новому будут «написаны» условия формирования политики безопасности на глобальном и региональном уровнях, усилятся требования к эффективности функционирования международных институтов безопасности, роли международного военного сотрудничества.

Ситуация осложняется еще и тем, что Украина была втянута в конфликт, в котором внешнему наблюдателю не всегда ясно, где черное, а где белое. Наша страна вынуждена наравне с традиционной вести еще и «гибридную войну», в которой противник использует разное, чаще всего уникальное сочетание гибридных угроз и тактик, нацеленных на различные аспекты уязвимости украинского государства.

События в Крыму и на Востоке Украины требуют от нашей страны осознания новых проблем в секторе национальной безопасности, смены представлений об угрозах и рисках. Системы выстраивания стабильности во внутренней и внешней политике устаревают на глазах. Украина может иметь сильный инструментарий для защиты своих интересов, но он оказывается неприменимым в новой обстановке.

Сегодня мы находимся только в начале осмысления этого процесса. Любая страна, борющаяся с гибридными угрозами, должна опираться на крепкую профессиональную армию, но она также должна иметь когнитивные способности, чтобы быстро адаптироваться к столкновению с неизвестным. Подобно древним спартанцам, нам придется учитывать постоянно изменяющиеся планы наших врагов и адаптироваться к все более сложным условиям и способам ведения войны, о которых мы не знали и на которые не рассчитывали.

Традиционное представление о национальной безопасности с точки зрения реальной политики не только устарело, но оно даже не хочет признать сложности проблем безопасности информационной эпохи 21-го века. Освоение новых технологий, выработка консолидированной позиции о системе угроз в сфере безопасности позволит выработать и реализовать наиболее адекватные времени ответы на вызовы.

Кроме того, украинское руководство должно не только осознать, но и принять как неизбежность, что в сложившихся условиях каждое государство должно само защищать свои границы от внешних и внутренних врагов. В переворачиваемом с ног на голову мире рассчитывать на союзников и гарантов, к сожалению, не приходится. И именно на Украину волею судеб возложена непростая миссия: выступить инициатором построения новой системы безопасности в Европе и, возможно, во всем мире.

В такой ситуации «Диалог.UА» считает необходимым освещение всего спектра наиболее актуальных проблем национальной безопасности, которые следует решать незамедлительно. Ибо снижение внутренней напряженности, достижение мира и создание эффективной системы национальной безопасности в Украине должно стать основным приоритетом развития нашего государства.

Свернуть

Вопросы безопасности как никогда актуальны и для Украины, и для Европы в целом. Попытки дискредитации действующей международно-правовой базы и пересмотра границ послевоенной Европы, нарушение суверенитета и территориальной целостности украинского государства, возникновение реальной угрозы безопасности для стран Центральной Европы, Балтийского и Черноморского регионов со стороны Российской Федерации – все эти факты на фоне глубокого кризиса международных институтов, призванных защищать их участников от внешней агрессии, засвидетельствовали кризис всей системы европейской безопасности, сложившейся после Второй мировой войны. Мир встал перед необходимостью начать процесс создания новых международных правил игры, где совершенно по-новому будут «написаны» условия формирования политики безопасности на глобальном и региональном уровнях, усилятся требования к эффективности функционирования международных институтов безопасности, роли международного военного сотрудничества.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Главная проблема безопасности – бессистемность

17 окт 2014 года

Какие проблемы в секторе безопасности высветили события в Крыму, на востоке и юге Украины? Могли бы вы назвать наиболее актуальные проблемы национальной безопасности, которые необходимо решать незамедлительно?

Я считаю, что последние события в Крыму и на востоке Украины высветили много проблем безопасности, но я бы остановился на вопросах, связанных с экологической техногенной безопасностью.

С моей точки зрения, главной опасностью является то, что у нас оказалась не работающей сеть по чрезвычайным ситуациям. Она в своё время работала, и её многократно пытались реформировать, но на момент начала конфликта Министерство по чрезвычайным ситуациям не существовало вообще, и находилось в статусе управления в рамках Минобороны, а сейчас передано в Министерство внутренних дел.

При всех недостатках той системы, которая осталась от СССР, связанная со сбором информации, её передачей, анализом, наличием кризисных центров, тем не менее, она работала. Эту систему фактически демонтировали, и ничего ей взамен не создали. Существуют более эффективные системы и об этом можно говорить на примере других стран.

Проблема в том, что на сегодняшний день не существует внятной, действующей, работающей системы, которая включается при чрезвычайных ситуациях. То есть, мы имеем чёткую базу, где говорится о том, что существуют чрезвычайные ситуации: социальная, техногенная и природного происхождения, захват террористами административных зданий ... Дальше чётко прописана процедура действий, когда главы районных и обладминистраций должны создавать штабы, принимать определённые решения и т. д. Но, на самом деле, ничего этого не делается.


В чем причины такого положения?

Причин здесь много: и личные качества, и какие-то интересы, и, возможно, политические предпочтения определённых чиновников. Также причиной является фактически не работающая система. Это огромный пласт, который был демонтирован, а новый не смонтирован, и когда у нас возникла чрезвычайная ситуация, этот механизм оказался не дееспособным.

Это очень печально, потому что через существующую правовую базу, через государственные институты, можно было бы даже без армии оказать достаточно эффективное противодействие этим чрезвычайным ситуациям. Мы имеем очень много структур, которые занимаются безопасностью: и армия, и МВД, и пограничники, и СБУ и т. д. У нас есть масса этих структур, но все они не скоординированы.

Изменения в процессе кризиса, в котором мы находимся, не повысили устойчивость и управляемость. Насколько я понимаю, всё решается в ручном режиме. Конечно, есть надежда, что она будет создана, но в данной ситуации неизвестно, когда.

То, что сейчас происходит в Украине, это попытка «ремонта поломавшегося самолёта в полёте». Это является следствием того, что украинская система не перестраивалась, а реформировалась, да и то медленно.

В нашей стране это просматривается ярче, чем в других странах постсоветского пространства. Многие структуры были созданы для решения советских задач, и армия была размещена соответствующим образом. Для своего времени эти вещи были хороши, но прошло 20 лет, изменились задачи, а система - нет.

Конечно, были приняты и концепции, и стратегии, и законы, но это было все слишком красиво, правильно и абстрактно. Поскольку мы придерживались «многовекторной» схемы, у нас не было внешних врагов, и все были «как бы друзья».


Украина пережила Чернобыль. Однако и кроме него у нас было несколько конфликтов вокруг природных ресурсов и экологии, уже не говоря о заминировании «Стирола». Насколько остра у нас проблема экологической безопасности? Как ее решать?

Одним из примеров есть русло Дуная. Там проблема в том, что течение постоянно несёт твёрдые частички, и они откладываются в устье. Соответственно, устье Дуная не судоходное, и чтобы оно было таковым, там нужно строить канал. А та страна, на чьей стороне находится канал, может проводить через свою территорию торговые судна, и это приносит деньги. Плюс это является стратегическим вопросом.

Соответственно, Румыния углубляет своё русло, а Украина пыталась углубить своё. Вокруг всего этого велась информационная война. Были задействованы общественные организации, с одной и с другой стороны, спецслужбы, СМИ. Это, по сути, была ресурсная война с Румынией. Это не была полноценная война, но, тем не менее, это была война за ресурсы. И, по сути, эта война была проиграна Украиной.

Также мы имеем такие примеры как остров Тузла, ведь это, по сути, был Керченский пролив и месторождение газа. То, с чем мы сейчас столкнулись в Донбассе, при первой фазе конфликта в Славянске, тоже есть ярким примером экологической проблемы. Это же чёткий контур месторождения сланцевого газа. И отвергать компонент ресурсный мы не можем.

Всем понятно, что Россия как экспортёр газа заинтересована в том, чтобы конкуренты не добывали газ. И здесь экология также является фактором международных конфликтов. Поэтому она очень часто используется как удобный повод для борьбы за ресурсы. То есть на сегодня эколого-техногенные риски, которые у нас есть, находятся в ресурсной сфере.

Также после Крымского конфликта компонентом войны стала передача воды по северо-крымскому каналу из Днепра в Крым. На сегодняшний день это уже привело к тому, что города Феодосия и Керчь находились на гране остановки водоснабжения. Россияне организовали там альтернативное водоснабжение. Но многие сады, которые существовали за счет поливного земледелия, погибли. Из-за этого степной Крым, скорее всего, скоро вернётся в то состояние, в котором он был до Второй Мировой войны. В данном случае это тоже элемент ресурсной войны.

Насчет Донбасса. Мы должны также понимать то, что Донбасс своей водой не снабжается. Он снабжается водой из Днепра и Северского Донца, который течёт сначала по территории России, потом по харьковской области и через все города на Северском Донце. И вокруг всего этого ведутся боевые действия. В каком-то случае пытались затопить, в каком-то случае перекрывали водоснабжение.

То, что касается АЭС - в Украине очень много объектов радиоактивного излучения, и поэтому Украина находится в состоянии жёсткого мониторинга со стороны международных структур. То есть, в принципе, эти объекты являются довольно защищёнными.

Вопрос в другом. Дело в том, что срок эксплуатации некоторых объектов уже истёк, а у некоторых истекает, и мы должны понимать, что с ними делать. Либо их надо реконструировать, что будет довольно дорого, либо мы должны их закрывать, что по европейским нормам тоже будет недешево.


Понятно, что все упирается в деньги. А что вы можете сказать о таком стратегическом ресурсе Украины, как ее земля? В свое время была информация, что Янукович собирался продать китайцам какие-то огромные территории…

В экологической сфере основным стратегическим ресурсом у нас является сельскохозяйственные земли. Но на сегодняшний день очень много проблем с их юридическим статусом, и это влечёт за собой неправильное их использование.

Нет севооборота, часто сеются те культуры, которые приносят быстрый доход, но истощают землю - подсолнух и рапс.

Оценка земель в Украине последний раз проводилась в 1960-е годы. Агрохимслужба в 90-х годах многократно реорганизовывалась, и, по большому счёту, какого-то агромониторинга у нас пока нет.

Это огромная проблема, потому что сельское хозяйство будет определять будущее Украины в дальнейшем. Земли - это определяющая экономическая структура в Украине. Сельскохозяйственный комплекс показал себя как устойчивая структура во время кризиса 2008-2009 годов.

Также этот сектор привлекает внимание олигархов и самых крупных бизнесменов. Поэтому я считаю, что в нашей стране состояние земель, их учёт, мониторинг являются очень важной составляющей.


Украина избрала путь евроинтеграции. Как будет реформироваться наша сфера техногенной безопасности в ближайшие годы?

Что касается сферы безопасности, я бы сконцентрировался на создании систем по чрезвычайным ситуациям, и на создании системы экологического мониторинга на основании современных европейских стандартов.

Также я бы обратил внимание на дистанционный космический контроль и на базу данных, а также информационные системы, которые привязаны к территории. Это вообще новая перспектива контроля за природопользованием, за сельским хозяйством, за загрязнением вод. Это те моменты, которые я хотел бы отметить в сфере безопасности.

На счёт краткосрочной перспективы, я считаю, что очень важно обеспечение техногенной безопасности опасных объектов, таких как шахты, газопроводы, водохранилища. Особенно печально будет, если снаряд попадёт в какую-то шахту, или ее затопит из-за отсутствия электричества. По последствиям это все равно, что небольшая ядерная бомбардировка.

Мы должны принять те нормы, которые существуют в Евросоюзе в отношении экологической безопасности предприятий и продукции. Это очень сложный и дорогостоящий процесс, который по опыту Польши, Чехии и т. д. занимает порядка 10 лет и потребует инвестиций на уровне 30-40 млрд. евро.

В принципе, часть этих денег может поступить от Евросоюза, но все равно надо будет привлекать украинские финансы. Это могут быть инвестиции в трудовые ресурсы, в оборудование, предприятия и прочее. Но в этом есть и плюсы - ведь мы отдадим эти деньги не кому-нибудь, а направим на развитие своей страны и безопасности нашего народа.


Беседу вел А.Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Роками сектор безпеки України розвивався дуже диспропорційно

Константин Машовец, эксперт Центра военно-политических исследований, подполковник Вооруженных сил Украины

Реформировать нужно все – от штатов подразделений до основ военной политики государства

Олексій Мельник, співдиректор програм зовнішньої політики та міжнародної безпеки Центру Разумкова

Стратегія національної безпеки і воєнна доктрина мають бути прийняті лише після комплексного огляду сектору безпеки

Тарас Жовтенко, експерт з проблем національної безпеки, автор суспільно-політичних видань

Будапештський меморандум не спрацював тому, що він був, власне, ТІЛЬКИ меморандумом – без будь-якого натяку на конкретні механізми реагування на його порушення

Жовніренко Павло, голова правління Центру стратегічних досліджень

Якщо Росії вдасться зруйнувати існуючу систему міжнародних відносин, то без масштабної війни - і швидше за все світової - не обійтися

Микола Cунгуровський, директор військових програм Центру ім. Разумкова

Неготовою виявилася не лише Україна, але й уся міжнародна безпекова спільнота

Василь Мокан, кандидат політичних наук, експерт Аналітичної групи «Левіафан»

Події в Україні реанімували єдину Європу і НАТО

Ярослав Матійчик, виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій" (Київ, Україна)

Світ ризикує зануритися у пітьму епохи «права сили»…

Ігор Семиволос, директор Центру близькосхідних досліджень, історик, політолог

Війна пришвидшує формування нової української ідентичності, але не можна все пускати на самоплив

Володимир Огризко, міністр закордонних справ України (2007 - 2009 рр.)

У нас немає сектору безпеки

Олександр Палій, політолог, кандидат політичних наук

Росія в будь-якому випадку націлена атакувати Україну

Віктор Чумак, голова Комітету ВР з питань боротьби з організованою злочинністю і корупцією, кандидат юридичних наук, доцент, генерал-майор юстиції

«Насправді нинішня війна – це реальна реформа силового блоку України»

Леонид Поляков, главный советник Института стратегических исследований «Новая Украина»

Лучший друг Украины – сильная и современная армия

Олексій Куроп`ятник, експерт з питань національної безпеки "Майдану закордонних справ"

Має реалізуватися принцип, що основне завдання муніципальної поліції – запобігання та попередження злочинам

Оксана Маркеева, главный советник Института стратегических исследований «Новая Украина».

Обуздание коррупции – ключевая задача национальной безопасности

Михайло Георгійович Вербенський, спікер – начальник Головного штабу МВС України

Характерною рисою сучасних поліцейських систем, є їх певне відокремлення від системи органів виконавчої влади

Олег Мартыненко, эксперт-полицеист, доктор юридических наук, директор Центра исследований правоохранительной деятельности

Люстрация должна касаться только тех лиц, которые принимали решения, противоречившие Конституции и духу закона

Богдан Яременко, дипломат, голова правління фонду «Майдан закордонних справ»

Існування демократичної України, непідконтрольної керівництву Росії, не сумісне з його життєвою філософією

Валентин Бадрак, директор Центру дослідження армії, конверсії та роззброєння

Сьогодні у нас створилися унікальні умови для того, щоб створити і розбудувати нову армію сучасного типу

Євген Жеребецький, експерт з питань державної та міжнародної безпеки.

Найскладніша проблема України - з мисленням найвищого державного керівництва

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,084