В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

Чреда трагических социальных, военных и гуманитарных потрясений вот уже год преследует Украину, невольно ставшую участником (или жертвой?) весьма своеобразного гибридного эксперимента соседней «братской» страны. Майдан, потеря Крыма, выборы президента, эскалация военных действий и, по сути, стирание с лица Донецко-Луганской земли всего того, что было создано не только при СССР, но и за последние 23 года независимости тружениками и «элитами» Востока.

Нынешнее, наступившее перемирие – «режим якобы прекращения огня» – это всего лишь «затишье» перед парламентскими выборами или же «консервация» до весны тлеющего очага кровавого противостояния? Сколько времени есть у Украины, чтобы найти ответы на вопросы – как исчерпать конфликт на Востоке, и каким образом «сшить», объединить разорванную на части страну? На каких основаниях? По каким ключевым вопросам возможен консенсус между гражданами Украины, оказавшимися по разные стороны цивилизационного разлома? Что сможет предложить уставшим от войны миллионам людей украинская власть, и получим ли мы, наконец, ответы на вопросы, ЗАЧЕМ и КАК нам жить ВМЕСТЕ?

От этих ответов и будут зависеть перспективы окончания войны в Украине.

А пока страна застыла между миром и войною, между ожиданием нового витка «гибридной» войны со стороны России и призрачной надеждой на то, что самое страшное уже позади. И что можно оглядеться по сторонам и сделать, наконец, ВЫБОР МЕЖДУ НАСТОЯЩИМ И БУДУЩИМ.

Казалось бы, еще один шаг и все – выбор сделан. Однако Украина шагает уже почти год, но так и не может УЙТИ ОТ ПРОШЛОГО. Хотя для многих уже давно очевидно, что и будущее обретет, и войну выиграет та сторона, модель развития которой опирается на более жизнеспособные ценности.

К сожалению, украинские «верхи», оседлав Майдан и прикрываясь войной на востоке, так и не решаются на реформы, воссоздавая новые империи «а-ля-семья» только уже под своими фамилиями. Нынешние лидеры стараются как можно реже вспоминать, что в протесте, который накапливался в Украине, была не только демократическая и европейская повестка дня, но и давно перезревший в нашей стране вопрос социальной справедливости. Люди, которые поддерживали Майдан, выступали не только за гражданские свободы, справедливый суд, ответственность депутатов, отсутствие коррупции. Они выступали также за то, чтобы Украина перестала быть одной из стран, с огромным разрывом между бедными и богатыми, с громадным, и ставшим еще большим после восточной войны количеством людей, едва сводящих концы с концами.

На сегодня основной конфликт в Украине находится не на Востоке, а тщательно скрывается в Киеве. Это конфликт между «европейскими» и «советскими» ценностями. Между «старыми элитами» и «молодым гражданским обществом». Между центром, который уже не может управлять страною, и регионами (причем, не только восточными), которые уже не хотят жить по-старому. Это конфликт между старым и новым экономическими укладами, которые требуют совершенно иных подходов и принципиально новых ресурсов. Все это, и множество других накопившихся за прошедшие 23 года независимости Украины проблем лишь усугубляют положение нашей страны в этой войне.

Пора бы власти и Украине в целом понять, что «вернуть, как было», «обнулить и начать сначала» уже не удастся. Это просто невозможно. Мы переживаем тектонические изменения, имеющие совершенно необратимый характер. Именно поэтому мир в Украине установится лишь тогда, когда придет это осознание, а также понимание, что означает «начать с нуля», зафиксировать этот «нулевой меридиан» и начать создавать новую страну. И лепта в это созидание должна быть внесена каждым по мере его возможностей.

Лишь когда каждый поступится частью своих интересов, причем, не всегда ради общего выигрыша, но и ради того, чтобы уменьшить общий проигрыш, только тогда у Украины появится шанс не только на демократию, не только на будущее, но и на справедливость.

Украине как никогда нужны мир и восстановление экономики. Если страна живет на грани выживания, то о какой свободе, справедливости и других ценностях мы можем говорить? Мы мало знаем о реальных возможностях духа свободы и энтузиазма сознательных масс. Но в истории Украины есть немало примеров, когда после исчерпания ресурсов выживания ее народ был обречен на рабство, безмолвное прозябание и даже гибель.

«Диалог.UA» приглашает обсудить наболевшие вопросы, от решения которых будет зависеть будущее каждого из нас, мирное или военное небо над головою…

Свернуть

Нынешнее, наступившее перемирие – «режим якобы прекращения огня» – это всего лишь «затишье» перед парламентскими выборами или же «консервация» до весны тлеющего очага кровавого противостояния? Сколько времени есть у Украины, чтобы найти ответы на вопросы – как исчерпать конфликт на Востоке, и каким образом «сшить», объединить разорванную на части страну? На каких основаниях? По каким ключевым вопросам возможен консенсус между гражданами Украины, оказавшимися по разные стороны цивилизационного разлома? Что сможет предложить уставшим от войны миллионам людей украинская власть, и получим ли мы, наконец, ответы на вопросы, ЗАЧЕМ и КАК нам жить ВМЕСТЕ?

От этих ответов и будут зависеть перспективы окончания войны в Украине.

А пока страна застыла между миром и войною, между ожиданием нового витка «гибридной» войны со стороны России и призрачной надеждой на то, что самое страшное уже позади. И что можно оглядеться по сторонам и сделать, наконец, ВЫБОР МЕЖДУ НАСТОЯЩИМ И БУДУЩИМ, войной или миром.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Обладая свободой, мы имеем системное преимущество перед Россией

10 ноя 2014 года

Каковы варианты мира после окончания или замораживания нынешней войны на Востоке? Можно ли говорить о мире, пока у нас остаются оккупированные территории?

Во-первых, нужно понимать, что это за война. Это не война между Донбассом и Киевом, и уж тем более это не война между Украиной и Россией. На самом деле мы имеем дело с началом горячей фазы того, что еще назовут Четвертой Мировой войной. Была Первая Мировая, Вторая Мировая, потом была Холодная Мировая война с 45-го по 91-й год, потом пошла Третья Мировая Война. В 91-м году началась Четвертая Мировая Война. В этой войне идет противостояние между очень серьезными игроками, куда более сильными, чем Украина и Россия.

Главный вывод, который я хочу сделать из этого, что противостояние будет продолжаться до тех пор, пока это нужно крупным мировым игрокам. Второе: война закончится таким образом, каким это нужно для них. В данном случае Украина и Россия марионетки в этой войне, но ее разворачивание уже предрешено. Уже ясно кто, с кем, из-за чего будет воевать, и каковы будут последствия. Исламские государства, о которых сейчас много говорят, имеют еще меньшее значение, это такие же марионетки в чужих противостояниях.

Существует несколько закономерностей мировых войн. Первая закономерность – мировые войны всегда идут между бывшими союзниками. Вот, например, Вторая Мировая Война шла между Советским Союзом и Фашистской Германией, 85% солдат погибло на восточном фронте. Но - за что ведется Мировая Война? Мировая война ведется за мировую гегемонию. В 1939-м году мировым гегемоном была Британия. А в 1946-м моровым гегемоном стали США. Так между кем была эта война?! А ближе, чем США и Британия, у нас союзников не было!

Между какими сторонами идет нынешняя мировая война - вот главный вопрос. Ясно, что не между Украиной и Россией, не между Украиной и Донбассом. Сегодня главным союзником США является Германия. В 46-м году ВВП США составлял 56% от мирового, то есть одни американцы делали больше, чем весь остальной мир, в 91-м году их ВВП уже был 24%, сегодня этот показатель является 19%.

Так вот, Германия, установив контроль над Евросоюзом, установила контроль и над 31% мирового ВВП. Германия имеет сейчас полуторократное превосходство над Америкой в области экономики. Если посмотреть на нынешнюю ситуацию, интересы США и Германии абсолютно разные, в чем-то прямо противоположные. В том числе и в украинском вопросе. Украина – это ключевая точка этой мировой войны. Она до конца будет полем боя, на котором будет происходить это противостояние. Нынешняя мировая война ведется за Украину.


Не совсем понятно, почему Украина так важна в глобальном плане?

Изначально это не обязательно должны была быть Украина. Есть два геополитических треугольника, первый из них это китайский треугольник, где сошлись интересы России, Японии и США, но до тех пор, пока Россия ведет антияпонскую политику, и не собирается возвращать Японии исконно японские земли, до тех пор Япония не будет выступать против американцев, то есть будет их вернейшим союзником. Поэтому там напряжение не велико.

А вот второй треугольник, украинский, где сошлись интересы Германии и России и США, более горячий, здесь уже напряжение созрело. Здесь состоялся союз Германии и России. Они бросили вызов мировому гегемону, и у них есть шансы «опрокинуть» Америку. Германия уже построила свою политическую структуру, в которой наше место – зона свободной торговли, то есть предполье возле Евросоюза, и вот это пространство должно расширяться, пока не охватит весь мир, помимо территории союзников Германии. Собственно говоря, посередине Украины проходит зона разделения сфер влияния, о которых немцы договорились с русскими.

Вторая закономерность – в мировых конфликтах всегда определяется «мальчик для битья», «Империя зла», которая мало чем отличается от всех остальных, но для уничтожения которой собирается вся «прогрессивная общественность мира». Главное то, что война заканчивается тогда, когда «Империя зла» подписывает акт о капитуляции.

В нашем случае – это Россия. Путин носился с идеей жизненных интересов России, ему кивали головой, хлопали по плечу, и говорили: «Мы понимаем, что у вас есть жизненные интересы», пока он не захватил Крым. С этого момента путинская Россия – «Империя зла». Теперь война закончится тогда, когда Путин подпишет капитуляцию. Но сделает он это только тогда, когда это нужно мировому гегемону – Соединенным Штатам Америки.

Цели американцев в войне слабо связаны с самой Россией. Россия это не очень значительное образование, которое мало на что влияет. Идет противостояние между мощными игроками – немцы бросили вызов американцам, у них есть серьезные основания для этого. Главная цель США – это разрушить немецкую гегемонию над Европой, поэтому война в Украине будет длиться до тех пор, пока Америка не достигнет своей цели.


Но разве не может произойти наоборот?

Думаю, нет. Эстония обращается к Меркель с требованием дополнительных гарантий безопасности, а та отвечает, что Германия не считает необходимым давать дополнительные гарантии, и вот в Эстонию на следующий день прилетает Обама. Сейчас там размещают танковый полк из 50 танков и тысячу американских солдат. Впервые за последние лет 30 в Европе создаются новые американские базы. То есть сейчас кто главный защитник европейской цивилизации – Меркель или Обама?!

Уже сейчас можно сказать, что дом немецкой гегемонии над Европой рушится. И так будет продолжаться еще года полтора – два. И, к сожалению, все это время у нас будут стрелять, будет неспокойно.


Какую роль играет Россия в этой игре, действуя против нас? Она на стороне Германии, или ведет игру самостоятельную? И какова в ней роль Украины?

Россия – это «идиот-союзник». У Меркель был план, который имел все шансы на реализацию, а Путин преждевременным захватом Крыма этот план сломал. Мало экономики для геополитической игры, нужны еще и танки. Вот у Путина танки были, потому сейчас эти танки сжигаются в полях Донбасса.

А вот и третья закономерность: помимо «заклятых друзей» и «мальчика для битья» есть еще «обезьянки», которые таскают каштаны из огня для умных дядь – вот кто мы с вами. Украина – это «обезьяна», мы – жертва, на нашей территории разворачиваются бои.

Это могло произойти и не на нашей территории. Было три точки, где мог разразиться конфликт. Наиболее вероятной точкой я считал Эстонию, там ситуация более взрывоопасна, конфликт там гораздо быстрее обвалил бы немецкую гегемонию над Европой. Прибалтов считают европейцами, а нас – «недоевропейцами». Вот если бы начали стрелять там, это было бы гораздо выгоднее главным противникам Германии.

Второй вариант – это Белоруссия. То есть восстание масс, восстание демократической оппозиции, подкинь кто-то десяток другой миллионов «на развитие демократии», и «Бацька» начнет их прессовать. Если, не смотря на «прессование», продолжать вкачивать деньги на борьбу с режимом, то белорусские партизаны разошлись бы не на шутку. Но был один человек в нашей стране, который сделал все, что бы война началась у нас…

Виктор Федорович Янукович сделал все, что бы стреляли у нас. Он доверился Путину, в надежде на то, что он его спасет, а у того была своя игра, ему нужно было обрушить Януковича, затем, чтобы иметь две недели нулевой легитимности в нашей стране. И вот как раз в эти две недели он захватил Крым. А дальше возникла «гнойная рана» на Донбассе, чтобы не говорили больше о Крыме. Янукович, как человек, неспособный к государственному управлению, сделал все, что бы кровь начала литься на нашей земле.


У нас приближаются выборы. Какой вы видите удел нынешней властной элиты? Удастся ли ей удержать хрупкий, «гибридный» мир на Донбассе?

Есть внешние процессы, и есть внутренние процессы. Сейчас в Украине внешние процессы, это конечно, вот эта Четвертая Мировая Война. Но в Украине идет и внутренний процесс, не менее фундаментальный, не менее мощный, чем процесс внешний.

Украина за 20 лет совершила одно великое деяние – мы преодолели барьер свободы, ныне Украина это свободная страна. Сейчас Украина решает другую задачу. Мы в процессе взятия следующего барьера – барьера справедливости. Справедливости в стране нет, со всеми вытекающими последствиями: экономическими, социальными, и политическими. Так вот, Майдан, который у нас был, он совсем не был Майданом за евроинтеграцию. Социология показывает, что за евроинтеграцию на площадь вышло всего…три процента митингующих! А 90% опрошенных выходили за справедливость, причем 80% уточняли – за справедливые зарплаты и пенсии.

Прошедший Майдан, это только первая волна. Вернутся ребята с фронта, и не продажные комбаты, а ветераны как социальное явление. Будет вторая волна, будут набитые физиономии, и не только брошенные в мусорные баки продажные чиновники, а будут повешенные, будут сожженные дома. Это будет вторая волна, которая оставит после себя много обломков. Это будет хуже, чем революция, хуже, чем бандитизм, это будет всплеск социальной энергии!

Обратите внимание, что делает нынешняя власть?! Цены отпустили, зарплаты заморозили. И это в условиях нарастающего социального протеста, подъема социальной волны за справедливость…

Проблема второй волны в том, что протестующие могут наказать зарвавшегося депутата, олигарха, но они не могут установить справедливость. Поэтому вторая волна тоже не решит этой задачи. Но на это уйдет год-полтора. И после этого только третья волна решит, наконец, эту проблему, преодолеет барьер справедливости.

Есть и еще один важный момент. Украина со свободой – это страна, сопоставимая с Россией. То есть, Россия, где есть нефть и газ, где в 10 раз больше территория, в 3 раза большее население и в 10 раз больше ВВП – это страна, по потенциалу соотносимая с Украиной. И соотносимы они только из-за того, что у нас есть свобода. Обладая свободой, мы имеем некое системное преимущество. После того, как мы преодолеем барьер справедливости, страна обретет и совершенно другое качество. После этого Украина станет уже не сопоставимой, а системно более сильной, чем Россия.

Беседовал А.Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Украине необходимы глубокие качественные изменения

Валерій Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Треба розуміти, що Донбас залишиться «радянським», не модерним, ще довго після своєї реінтеграції в Україну

Артем Біденко, політолог

Однозначно модель функціонування України вимагає перегляду

Шевченко Ольга, завідувач сектору вирівнювання регіонального розвитку відділу регіональної політики Національного інституту стратегічних досліджень

Ми маємо очікування стосовно появи нової регіональної реальності – нових післявоєнних бідних територій

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

В Україні багато що змінилося

Тарас Загородній, керуючий партнер Національної антикризової групи

Україна не може зупинити конфлікт на Сході, але має можливість його стримувати

Володимир Фесенко, директор Центру прикладних політичних досліджень "Пента"

Немає сенсу зараз ділити країну на Схід та іншу територію

Наталя Беліцер, експерт Інституту демократії ім. Пилипа Орлика

Варіант «замороженого конфлікту» а-ля Придністров’я на території України є неприйнятним

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Сейчас хорошее время делать непопулярные экономические шаги

Володимир Дубровський, старший економіст Центру «САSE-Україна»

Для Путіна дестабілізація України – питання виживання і його режиму, і його особисто

Святослав Денисенко, эксперт Института стратегических исследований «Новая Украина»

Украине крайне необходимо сформулировать свое видение будущего

Владимир Золоторев, журналист

Если война будет продолжаться, то государству придется меняться, либо его сметут его же граждане

Олексій Їжак, заступник директора Регіонального філіалу Національного інституту стратегічних досліджень в м. Дніпропетровськ

Україна потребує нового життя – втілення надії Майдану, вже другого у новітній історії

Олег Саакян, політолог, лідер Єдиного координаційного центру «Донбас», та руху “Донецьк - це Україна”

В України сьогодні немає іншого шляху, окрім як розвиватися

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Обе стороны военных действий пытаются в значительной степени переложить расходы на войну на плечи трудящихся

Олена Стяжкіна, історик та літераторка

Всі ці "Схід та Захід" - риторика минулого. Кремлівська, московська. Вона в’їлась в український дискурс не без допомоги політиків

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Перспективи гібридної політики

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Сегодня перед нами встала задача создания новой украинской государственности

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту всесвітньої історії НАН України

Єдиним виходом є докорінна зміна суспільно-економічного ладу

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,033