В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

Чреда трагических социальных, военных и гуманитарных потрясений вот уже год преследует Украину, невольно ставшую участником (или жертвой?) весьма своеобразного гибридного эксперимента соседней «братской» страны. Майдан, потеря Крыма, выборы президента, эскалация военных действий и, по сути, стирание с лица Донецко-Луганской земли всего того, что было создано не только при СССР, но и за последние 23 года независимости тружениками и «элитами» Востока.

Нынешнее, наступившее перемирие – «режим якобы прекращения огня» – это всего лишь «затишье» перед парламентскими выборами или же «консервация» до весны тлеющего очага кровавого противостояния? Сколько времени есть у Украины, чтобы найти ответы на вопросы – как исчерпать конфликт на Востоке, и каким образом «сшить», объединить разорванную на части страну? На каких основаниях? По каким ключевым вопросам возможен консенсус между гражданами Украины, оказавшимися по разные стороны цивилизационного разлома? Что сможет предложить уставшим от войны миллионам людей украинская власть, и получим ли мы, наконец, ответы на вопросы, ЗАЧЕМ и КАК нам жить ВМЕСТЕ?

От этих ответов и будут зависеть перспективы окончания войны в Украине.

А пока страна застыла между миром и войною, между ожиданием нового витка «гибридной» войны со стороны России и призрачной надеждой на то, что самое страшное уже позади. И что можно оглядеться по сторонам и сделать, наконец, ВЫБОР МЕЖДУ НАСТОЯЩИМ И БУДУЩИМ.

Казалось бы, еще один шаг и все – выбор сделан. Однако Украина шагает уже почти год, но так и не может УЙТИ ОТ ПРОШЛОГО. Хотя для многих уже давно очевидно, что и будущее обретет, и войну выиграет та сторона, модель развития которой опирается на более жизнеспособные ценности.

К сожалению, украинские «верхи», оседлав Майдан и прикрываясь войной на востоке, так и не решаются на реформы, воссоздавая новые империи «а-ля-семья» только уже под своими фамилиями. Нынешние лидеры стараются как можно реже вспоминать, что в протесте, который накапливался в Украине, была не только демократическая и европейская повестка дня, но и давно перезревший в нашей стране вопрос социальной справедливости. Люди, которые поддерживали Майдан, выступали не только за гражданские свободы, справедливый суд, ответственность депутатов, отсутствие коррупции. Они выступали также за то, чтобы Украина перестала быть одной из стран, с огромным разрывом между бедными и богатыми, с громадным, и ставшим еще большим после восточной войны количеством людей, едва сводящих концы с концами.

На сегодня основной конфликт в Украине находится не на Востоке, а тщательно скрывается в Киеве. Это конфликт между «европейскими» и «советскими» ценностями. Между «старыми элитами» и «молодым гражданским обществом». Между центром, который уже не может управлять страною, и регионами (причем, не только восточными), которые уже не хотят жить по-старому. Это конфликт между старым и новым экономическими укладами, которые требуют совершенно иных подходов и принципиально новых ресурсов. Все это, и множество других накопившихся за прошедшие 23 года независимости Украины проблем лишь усугубляют положение нашей страны в этой войне.

Пора бы власти и Украине в целом понять, что «вернуть, как было», «обнулить и начать сначала» уже не удастся. Это просто невозможно. Мы переживаем тектонические изменения, имеющие совершенно необратимый характер. Именно поэтому мир в Украине установится лишь тогда, когда придет это осознание, а также понимание, что означает «начать с нуля», зафиксировать этот «нулевой меридиан» и начать создавать новую страну. И лепта в это созидание должна быть внесена каждым по мере его возможностей.

Лишь когда каждый поступится частью своих интересов, причем, не всегда ради общего выигрыша, но и ради того, чтобы уменьшить общий проигрыш, только тогда у Украины появится шанс не только на демократию, не только на будущее, но и на справедливость.

Украине как никогда нужны мир и восстановление экономики. Если страна живет на грани выживания, то о какой свободе, справедливости и других ценностях мы можем говорить? Мы мало знаем о реальных возможностях духа свободы и энтузиазма сознательных масс. Но в истории Украины есть немало примеров, когда после исчерпания ресурсов выживания ее народ был обречен на рабство, безмолвное прозябание и даже гибель.

«Диалог.UA» приглашает обсудить наболевшие вопросы, от решения которых будет зависеть будущее каждого из нас, мирное или военное небо над головою…

Свернуть

Нынешнее, наступившее перемирие – «режим якобы прекращения огня» – это всего лишь «затишье» перед парламентскими выборами или же «консервация» до весны тлеющего очага кровавого противостояния? Сколько времени есть у Украины, чтобы найти ответы на вопросы – как исчерпать конфликт на Востоке, и каким образом «сшить», объединить разорванную на части страну? На каких основаниях? По каким ключевым вопросам возможен консенсус между гражданами Украины, оказавшимися по разные стороны цивилизационного разлома? Что сможет предложить уставшим от войны миллионам людей украинская власть, и получим ли мы, наконец, ответы на вопросы, ЗАЧЕМ и КАК нам жить ВМЕСТЕ?

От этих ответов и будут зависеть перспективы окончания войны в Украине.

А пока страна застыла между миром и войною, между ожиданием нового витка «гибридной» войны со стороны России и призрачной надеждой на то, что самое страшное уже позади. И что можно оглядеться по сторонам и сделать, наконец, ВЫБОР МЕЖДУ НАСТОЯЩИМ И БУДУЩИМ, войной или миром.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Сейчас хорошее время делать непопулярные экономические шаги

14 ноя 2014 года

Существует ли сегодня перспектива прекращения войны? При каких условиях это возможно?

Я вижу два возможных сценария развития ситуации на Донбассе. Первый – это «приднестровский» и второй – «гагаузский». И оба не вселяют оптимизма.

«Приднестровский» вариант – это создание непризнанных квазигосударственных образований, подобных Приднестровью, Южной Осетии или Абхазии. И это не выгодно никому. Украине – понятно почему, но это не выгодно даже России, поскольку она создает анклав неопределенности и опасности в европейской части. Поэтому, я думаю, Россия рассматривает это как крайний вариант.

Второй вариант – «гагаузский», когда автономное образование Гагаузия в составе Молдовы имеет де-факто право вето на внешнеполитические вопросы вступления в НАТО. Если Молдова вступит в НАТО, то Гагаузия может претендовать на выход из состава страны. И это как раз тот базовый вариант, который хочет организовать Россия.

Собственно, реального украинского сценария пока что нет. Провозглашено, что мы восстанавливаем целостность страны – это однозначно, и максимум на что согласны – предоставить на три года какие-то особые условия сепаратистам, но как это реализовать пока не ясно. Модель, которая принята в законе о специальном статусе районов Донецкой и Луганской областях, занимаемых сепаратистами, – не рабочая. Данный закон – набор компромиссов, которые во времени просто будут серьезно корректироваться. В связи с этим, сценариев, которые бы устроили Украину, пока нет. Поэтому велика вероятность, что конфликт будет продолжаться и дальше. Единственное, что на зиму он приостановиться, потому что если сейчас не остановить, то население не переживет ее в принципе. А весной – либо будет найден реальный политический компромисс и предложена рабочая модель его осуществления, либо опять начнутся военные действия.


А касательно инвестиций в эту войну – кто вкладывает, и чьи интересы тут рассматриваются?

Я хотел бы обратить внимание, что это не война за материальные ресурсы. У нее нет экономической подоплеки. Это война за идеологические ресурсы и за власть. Ситуация в Украине несет прямую угрозу сохранению режима Путина в России. Поэтому оккупация Крыма, несмотря на всю экономическую глупость этой акции, привела к повышению рейтинга Путина. Это идеологический империализм советского типа, когда «вбухивали» огромные ресурсы в «свободную Африку». И тут тот же подход.

Кто «вбухивает» деньги со стороны России? В принципе, эти люди пересекаются со списком российских олигархов, против которых введены санкции со стороны Евросоюза и США. Но главный спонсор террористических организаций на востоке Украины – это российское государство. Действительно, есть основание поставить вопрос о признании России страной, которая финансирует терроризм. Это даже не скрывается сепаратистами: например, они в открытую просят Россию передать им гривневую наличность, захваченную в отделениях банков в Крыму, а там – до 3 млрд. гривен. Это просто бандитизм чистой воды, то есть кто-то захватил деньги и вместо того, чтобы вернуть их владельцу, отдает их людям, которые воюют с ограбленной страной.

А статус России как страны, финансирующей терроризм, может как-то изменить ход событий у нас?

Этот статус – международный, де-факто дают его американцы. И он означает, что к России будут применены еще более жестокие санкции, в том числе первый этап – это отключение SWIFT. Но пока могу сказать, что это лишь теория, и в ближайшее время на повестке дня не стоит вопрос признания России страной, финансирующей терроризм.


А есть ли люди, финансирующие терроризм внутри нашей страны?

Я думаю, что это все «взращено» на российских деньгах.


Нужно ли сейчас Украине восстанавливать инфраструктуру, мощности, промышленный комплекс на Донбассе?

Еще до конца не понятны объемы разрушений, поэтому не ясно, что именно нужно восстанавливать. Возможно, часть городов и поселков мы уже потеряли безвозвратно, просто после боев легче построить новые, чем пытаться что-то отремонтировать, и нужно просто сносить и ставить заново. Я напомню, что демографическая ситуация в Донбассе была и раньше не особо хороша, там и до этого были полупустынные покинутые районы, особенно там, где шахты пришли в негодность, инфраструктура претерпела упадок, и люди покинули населенные пункты. И там за 300 долларов можно было купить квартиру. Поэтому сначала нужно провести инвентаризацию. С одной стороны – потребностей, если мы говорим о городских жилищных условиях, а с другой – стыковать их с имеющимися возможностями.

По поводу промышленности. Ключевой момент – это все-таки железная дорога. Только с восстановлением железной дороги возможен запуск промышленности, ведь там часть предприятий работали на склады, и теперь они не работают, потому что невозможно вывезти продукцию. Сами склады не повреждены, но они не могут работать, поскольку железная дорога разрушена. А если ее и восстанавливать, то не ясно, есть ли в этом смысл, ведь завтра ее артиллерия снова разрушит.


Донбасс – это один из наиболее субсидированных регионов, там много предприятий, которые не конкурентоспособны, которые не приносили прибыль, а есть ли вообще смысл в восстановлении этого региона? Как экономически может повлиять восстановление этого региона на жизнь страны?

Очень много мифологии вокруг субсидий Донбасса.

Один миф о том, что Донбасс кормит всю Украину, а второй миф, что Украина кормит Донбасс. Оба тезиса – мифы, поскольку с точки зрения сугубо финансового подсчета получается, что дотации из бюджета выше, чем в других регионах, но не вспоминают о том, что часть донецких компаний зарегистрирована в Киеве, и платит налоги по месту регистрации. Поэтому, я думаю, что если судить по аналогии с другими регионами, то все-таки Донбасс выступает донором государственного бюджета. Это первый момент.

Второй момент: большая проблема – это шахты. У нас очень дорогой уголь, и часть шахт действительно безнадежно убыточна, и их нужно закрывать. Об этом говорили последние 20 лет, но ни у одного из правительств – ни «киевских», ни «донецких», «ни днепропетровских» не хватало политической воли, чтобы это реализовать. Сейчас этот кризис, как это ни прискорбно звучит, хорошее время для того, чтобы все-таки принять радикальное решение и закрыть то, что не работает. Раньше боялись негативных социальных всплесков, но мы сегодня их уже имеем – что может быть еще хуже? Поэтому сейчас хорошее время, чтобы делать непопулярные экономические шаги в Донецке и закрывать эти шахты. Их уже никто не будет субсидировать, и они просто спровоцируют техногенную катастрофу сами по себе. Тут нужно иметь в виду, что это не ларек, на который повесил амбарный замок – и ушел. Закрытие шахты предполагает, что после этого постоянно ведутся работы по выкачиванию воды, затапливающей ее. Шахта уже не работает, а деньги она всегда забирает. И это усложняет решение этого вопроса. Все это наследие Советского Союза, и пока у нас нет технологий, чтобы решать эту проблему эффективно.


А как государство должно сейчас отнестись к бюджетникам и пенсионерам Донбасса? Кто должен их содержать?

Во-первых, если это наши граждане, то государство обязано это делать, а если не наши, то вопрос тогда, что делают наши войска в Донбассе. Я скажу, что это наши граждане и Украина должна выплачивать пенсии и пособия.

Более того, нужно поднять важный вопрос по сотрудничеству местного населения с сепаратистами и террористами: должна быть начата общественная дискуссия. Есть, как минимум, два вида сотрудничества: одно то, которое мотивированно политически и идеологически и материально, когда люди специально помогают и хотят помогать террористам. И второй вид – вынужденная, потому что людям нужно просто выживать на этих территориях, и они не являются «национал-предателями», эти люди просто выживают. По сути, это ситуация, которая была во время Второй мировой войны при оккупации немецко-фашистскими войсками наших территорий. Были люди, которые пахали в колхозах на немецкую власть, и нужно понимать, что эти люди занимались выживанием.


А касательно экономического климата, каким он будет в ближайшие месяцы в стране?

Если в стране идет война, если в стране сбивают международные авиалайнеры, то, естественно, климат ухудшается. Это раз. Во-вторых, реформы до сих пор не проведены. Единственное, высшее образование начало реформироваться в связи с принятием давно разработанного закона о высшей школе. Тут хоть как-то можно поставить «галочку», а все остальное стоит. Пока нам только обещают уменьшить налоги, обещают упростить их администрирование, нам обещают административную реформу, но пока ничего нет. Сначала отговоркой была борьба с сепаратизмом, теперь выборы, но, к сожалению, уже полгода прошло с марта месяца, а реформ нет. И это плохо.


Есть мнение, что вот эти полгода как раз было лучшее время для реформ, так ли это?

Конечно тяжело это назвать «лучшим временем» для реформ. Но мы обязаны критиковать правительство, но приоритетом номер один было сохранение суверенитета страны, вопросом номер один была армия, когда пушки звучат, обычно реформы не делаются. Но война не должна быть оправданием. Нужно понимать, что как только начинается перемирие правительство должно внедрять реформы. А у нас перемирие началось, а реформ нет, вот сейчас еще больше претензий к правительству, с 5-го сентября. За последний месяц ничего не делалось – и при этом было много популизма, например, та же эпопея с люстрацией.


Можно говорить о том, что в будущем появятся новые точки роста в Украине, возможно, бизнес переедет в другие регионы?

Поскольку конфликт на Востоке будет еще долго давать о себе знать, то инвестиции, если и пойдут, то явно не в восточную часть, и вряд ли они пойдут в прифронтовые зоны, то есть в Харьков, Днепропетровск, Запорожскую область. Они будут идти в Центр и на Запад. Я не думаю, что будут какие-то новые экстраординарные точки роста.

Все эти концепции точек роста – от бедности и коррупции. В стране, где все плохо, пытаются найти какую-то зону, чтобы туда начать вкладывать деньги, чтобы она начала расти. Такая себе надежда на волшебную палочку. Вот мы возьмем, выберем какое-то IT направление и «будет нам счастье».

Сделайте привлекательным инвестиционный климат, а бизнесмены сами найдут точки роста. Они лучше знают и понимают, какие направления поддерживать, а какие бесперспективны. А когда чиновники, не имеющие ни опыта предпринимателя, ни научного видения, сидят и раскладывают «пасьянс», какая отрасль даст больше, – это всего лишь пасьянс, то есть профанация решения проблемы.


Беседовала Евгения Тхор

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Украине необходимы глубокие качественные изменения

Валерій Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Треба розуміти, що Донбас залишиться «радянським», не модерним, ще довго після своєї реінтеграції в Україну

Артем Біденко, політолог

Однозначно модель функціонування України вимагає перегляду

Шевченко Ольга, завідувач сектору вирівнювання регіонального розвитку відділу регіональної політики Національного інституту стратегічних досліджень

Ми маємо очікування стосовно появи нової регіональної реальності – нових післявоєнних бідних територій

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

В Україні багато що змінилося

Тарас Загородній, керуючий партнер Національної антикризової групи

Україна не може зупинити конфлікт на Сході, але має можливість його стримувати

Володимир Фесенко, директор Центру прикладних політичних досліджень "Пента"

Немає сенсу зараз ділити країну на Схід та іншу територію

Наталя Беліцер, експерт Інституту демократії ім. Пилипа Орлика

Варіант «замороженого конфлікту» а-ля Придністров’я на території України є неприйнятним

Володимир Дубровський, старший економіст Центру «САSE-Україна»

Для Путіна дестабілізація України – питання виживання і його режиму, і його особисто

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Обладая свободой, мы имеем системное преимущество перед Россией

Святослав Денисенко, эксперт Института стратегических исследований «Новая Украина»

Украине крайне необходимо сформулировать свое видение будущего

Владимир Золоторев, журналист

Если война будет продолжаться, то государству придется меняться, либо его сметут его же граждане

Олексій Їжак, заступник директора Регіонального філіалу Національного інституту стратегічних досліджень в м. Дніпропетровськ

Україна потребує нового життя – втілення надії Майдану, вже другого у новітній історії

Олег Саакян, політолог, лідер Єдиного координаційного центру «Донбас», та руху “Донецьк - це Україна”

В України сьогодні немає іншого шляху, окрім як розвиватися

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Обе стороны военных действий пытаются в значительной степени переложить расходы на войну на плечи трудящихся

Олена Стяжкіна, історик та літераторка

Всі ці "Схід та Захід" - риторика минулого. Кремлівська, московська. Вона в’їлась в український дискурс не без допомоги політиків

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Перспективи гібридної політики

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Сегодня перед нами встала задача создания новой украинской государственности

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту всесвітньої історії НАН України

Єдиним виходом є докорінна зміна суспільно-економічного ладу

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,195