В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

Чреда трагических социальных, военных и гуманитарных потрясений вот уже год преследует Украину, невольно ставшую участником (или жертвой?) весьма своеобразного гибридного эксперимента соседней «братской» страны. Майдан, потеря Крыма, выборы президента, эскалация военных действий и, по сути, стирание с лица Донецко-Луганской земли всего того, что было создано не только при СССР, но и за последние 23 года независимости тружениками и «элитами» Востока.

Нынешнее, наступившее перемирие – «режим якобы прекращения огня» – это всего лишь «затишье» перед парламентскими выборами или же «консервация» до весны тлеющего очага кровавого противостояния? Сколько времени есть у Украины, чтобы найти ответы на вопросы – как исчерпать конфликт на Востоке, и каким образом «сшить», объединить разорванную на части страну? На каких основаниях? По каким ключевым вопросам возможен консенсус между гражданами Украины, оказавшимися по разные стороны цивилизационного разлома? Что сможет предложить уставшим от войны миллионам людей украинская власть, и получим ли мы, наконец, ответы на вопросы, ЗАЧЕМ и КАК нам жить ВМЕСТЕ?

От этих ответов и будут зависеть перспективы окончания войны в Украине.

А пока страна застыла между миром и войною, между ожиданием нового витка «гибридной» войны со стороны России и призрачной надеждой на то, что самое страшное уже позади. И что можно оглядеться по сторонам и сделать, наконец, ВЫБОР МЕЖДУ НАСТОЯЩИМ И БУДУЩИМ.

Казалось бы, еще один шаг и все – выбор сделан. Однако Украина шагает уже почти год, но так и не может УЙТИ ОТ ПРОШЛОГО. Хотя для многих уже давно очевидно, что и будущее обретет, и войну выиграет та сторона, модель развития которой опирается на более жизнеспособные ценности.

К сожалению, украинские «верхи», оседлав Майдан и прикрываясь войной на востоке, так и не решаются на реформы, воссоздавая новые империи «а-ля-семья» только уже под своими фамилиями. Нынешние лидеры стараются как можно реже вспоминать, что в протесте, который накапливался в Украине, была не только демократическая и европейская повестка дня, но и давно перезревший в нашей стране вопрос социальной справедливости. Люди, которые поддерживали Майдан, выступали не только за гражданские свободы, справедливый суд, ответственность депутатов, отсутствие коррупции. Они выступали также за то, чтобы Украина перестала быть одной из стран, с огромным разрывом между бедными и богатыми, с громадным, и ставшим еще большим после восточной войны количеством людей, едва сводящих концы с концами.

На сегодня основной конфликт в Украине находится не на Востоке, а тщательно скрывается в Киеве. Это конфликт между «европейскими» и «советскими» ценностями. Между «старыми элитами» и «молодым гражданским обществом». Между центром, который уже не может управлять страною, и регионами (причем, не только восточными), которые уже не хотят жить по-старому. Это конфликт между старым и новым экономическими укладами, которые требуют совершенно иных подходов и принципиально новых ресурсов. Все это, и множество других накопившихся за прошедшие 23 года независимости Украины проблем лишь усугубляют положение нашей страны в этой войне.

Пора бы власти и Украине в целом понять, что «вернуть, как было», «обнулить и начать сначала» уже не удастся. Это просто невозможно. Мы переживаем тектонические изменения, имеющие совершенно необратимый характер. Именно поэтому мир в Украине установится лишь тогда, когда придет это осознание, а также понимание, что означает «начать с нуля», зафиксировать этот «нулевой меридиан» и начать создавать новую страну. И лепта в это созидание должна быть внесена каждым по мере его возможностей.

Лишь когда каждый поступится частью своих интересов, причем, не всегда ради общего выигрыша, но и ради того, чтобы уменьшить общий проигрыш, только тогда у Украины появится шанс не только на демократию, не только на будущее, но и на справедливость.

Украине как никогда нужны мир и восстановление экономики. Если страна живет на грани выживания, то о какой свободе, справедливости и других ценностях мы можем говорить? Мы мало знаем о реальных возможностях духа свободы и энтузиазма сознательных масс. Но в истории Украины есть немало примеров, когда после исчерпания ресурсов выживания ее народ был обречен на рабство, безмолвное прозябание и даже гибель.

«Диалог.UA» приглашает обсудить наболевшие вопросы, от решения которых будет зависеть будущее каждого из нас, мирное или военное небо над головою…

Свернуть

Нынешнее, наступившее перемирие – «режим якобы прекращения огня» – это всего лишь «затишье» перед парламентскими выборами или же «консервация» до весны тлеющего очага кровавого противостояния? Сколько времени есть у Украины, чтобы найти ответы на вопросы – как исчерпать конфликт на Востоке, и каким образом «сшить», объединить разорванную на части страну? На каких основаниях? По каким ключевым вопросам возможен консенсус между гражданами Украины, оказавшимися по разные стороны цивилизационного разлома? Что сможет предложить уставшим от войны миллионам людей украинская власть, и получим ли мы, наконец, ответы на вопросы, ЗАЧЕМ и КАК нам жить ВМЕСТЕ?

От этих ответов и будут зависеть перспективы окончания войны в Украине.

А пока страна застыла между миром и войною, между ожиданием нового витка «гибридной» войны со стороны России и призрачной надеждой на то, что самое страшное уже позади. И что можно оглядеться по сторонам и сделать, наконец, ВЫБОР МЕЖДУ НАСТОЯЩИМ И БУДУЩИМ, войной или миром.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украине необходимы глубокие качественные изменения

2 дек 2014 года

К чему, на ваш взгляд, идёт развитие ситуации на востоке Украины? К пробиванию террористами прохода из России в Крым и даже захвату южных областей, к отступлению Путина? Каковы варианты мира после окончания войны на Востоке?

Если мы пытаемся анализировать ситуацию с точки зрения практических действий, то мы будем видеть одну картину, но она будет неправильной, потому что она будет показывать действия субъективных факторов, столкновения разных потенциалов и комплексов воль. Ведь каждая корпорация – это система воли. Государство — это тоже корпорация, поэтому каждая система имеет свой потенциал воли, а отсюда ресурсы, планирование, стратегия, столкновения, принятия решений. Но самое главное – это структурировать волю. Это субъективный фактор. Он определяет тактику.

Если же мы хотим понять макропроцесс, то мы должны понимать, что после развала СССР изменилась парадигма мирового социума, понятия. Была двухполюсная: капитализм - социализм. Была не цивилизационная, а идеологическая парадигма, то есть самая примитивная. Был капитализм и социализм как два базисных проекта, они боролись, они создали мировую систему, построенную на двух закономерностях. Для каждой цивилизации главное – это духовная составляющая. Это базовый процесс всей цивилизации.

Второй протекающий процесс – базисный экономический, поскольку наконец-то система восстановилась и стала развиваться волнами, циклами, а циклы были показаны товарищем Кондратьевым, за что его Сталин и уничтожил. Он его убил, за то, что тот раскрыл длинные волны, в 55-60 лет, состоящие из стадии развития и стадии упадка. Отсюда мы выходим на то, что закончилась стадия роста, и в 2007 году началась стадия упадка. А стадия упадка состоит из периодов падения и депрессий. Сейчас идёт именно эта стадия, и она будет идти до 2019 года.

Но этим тоже ещё не всё заканчивается, потому что есть ещё один важный базисный процесс – это переход к 5-му и 6-му технологическим укладам. А там изменяется роль человека. Он становится главенствующим фактором, создающим вместе с природой соответствующую добавленную стоимость. То есть не человек как придаток машины, как примитивная рабочая сила, а как направляющая и генерирующая сила, или наоборот, разрушающая сила.

Есть ещё четвёртый базовый процесс, который от нас не зависит. Началась эпоха хаоса, то есть в связи с тем, что началась информационно-технологическая революция, то отпала необходимость вертикально-детерминированной иерархии, потому что нужен свободный человек для получения наибольшей прибавочной стоимости. Только свободный, развитый человек создаёт в единении с природой наибольшую прибавочную стоимость, а чтобы быть свободным, он не может покоряться цифровой матрице.

Сейчас Украина оказалась как бы на перекрестке, ведь у нас эти все процессы сошлись в единую точку, сошлись две цивилизации, а теперь они расходятся, потому что они разные, потому что они были искусственно сшиты по параллели Запад-Восток. Украина – это Русь, это скифская формация, это славяне, Украина – это потомки кроманьонцев, а то, что находится сегодня на территории РФ – это потомки неандертальцев, это генетически разные цивилизации. Просто кровь кроманьонцев была принесена сюда и мутировала с неандертальской кровью на протяжении последних тысячелетий. Сегодня все эти процессы вступили в действие, и начался процесс разъединения. Поэтому и началась война двух типов жизнедеятельности человека.

Нам необходим переход в новое качественное состояние. Для начала, надо очень просто предметно действовать, надо перейти от классической олигархической модели капитализма к модели народного капитализма. Это означает качественную трансформацию механизма создания и перераспределения прибыли.


Проблемные территории имеет не только Украина, они есть во многих, даже самых богатых и развитых странах. Обычно с сепаратистскими тенденциями власти борются методом «кнута и пряника». Мы уже, похоже, использовали оба, и пока без успеха. Что можно сделать еще?

Украине нужно изменить устройство территориальной системы, матрицу разных её частей, потому что он должна восстанавливать себя хотя бы в границах УНР, должна провозгласить, что она была оккупирована Россией в 1920м году, и у неё были отрезаны части территорий, прежде всего Стародубщина и Брянщина. Украина должна бороться за эти земли, но поскольку она не может этого достичь, если останется унитарной, надо перейти в федеративную модель управления. Можно не называться федеративной, но надо перейти в такую модель управления, чтобы вернуть эти земли.

Гимн Украины — это код Большой Руси, от Сяна до Дона. Потому нам надо решить вопросы цивилизационного структурирования, чтобы вернуть себе эту территорию. В вопросе с Доном нужно добиваться распада РФ, поскольку это государство-химера, абсолютно не имеющее исторического будущего. Оно не может восстановиться как империя, потому что время империй истекло, и в условиях хаоса империи не могут существовать, они не в состоянии усвоить 5-й и 6-й технологический уклад. Это означает, что мы должны перейти к системе, когда каждый регион, край имеет право на свою специфику. Общими у них останутся армия, принципы, общая модель управления, общая духовная матрица, и единая поместная украинская церковь. У бога нет срока давности по наказанию за преступление. Против Украины Россией было совершено преступление, поэтому надо углубиться в историю и вернуться в то состояние, которое было. Потому и конфликт с РФ неизбежен.


Как говорится, «нет ничего более постоянного, чем временное», история полна примеров «замороженных конфликтов», длившихся десятилетиями. Способна ли контролируемая сепаратистами территория на какую-либо экономическую самостоятельность?

Конечно, нет. Мы будем эту территорию возвращать, мы должны её возвращать. Это просто наиболее жёстко оккупированные анклавы, где было слишком много особей именно той, чуждой нам цивилизации… Нельзя перейти к высшим технологическим укладам, если ты не прошёл через фазу государственного структурирования и образования. Они все еще недоразвитые, они не прошли даже через путь Африки, Латинской Америки, азиатских освободившихся колоний, поэтому настало время распада РФ, и он будет кровавым.

История складывается так, что «могильщиком» РФ станет Русь-Украина. Историческое веретено раскручивается назад, к Московии. РФ – это фантом, это искусственно созданная система, матрица которой должна быть уничтожена. Мы будем воевать, нам придётся воевать, это объективная логика. Мы должны вернуть себе эти территории. Люди, которые могли бы что-то создавать, из этого анклава ушли, их там нет. Они ушли или в Россию, или в Украину, стали внутренними беженцами. Там осталось социальное дно, уголовники, воры, там остались старые люди, много детей, то есть немощные. Там ничего нового родиться не может. Остались шахты, которые ничего не дают, они убыточные. Уголь, который там, его нельзя даже покупать. В среднем цена за уголь примерно 100-110$, а тут уголь стоит 150-160$. Такого угля никому не надо.

На этой территории вообще преобладают отсталые технологические уклады. Сельское хозяйство там некому вести, особенно после того что случилось, те кто его могли вести, уехали. Вот эти заводы, страшные, это всё второй, третий уклад. Там стоят мартены, там нет электроплавки, там нет современных методов производства стали. То есть, это всё отсталые, мёртвые производства и такие же люди. Это зона смерти.

Если РФ хочет их поддерживать, она будет снабжать их оружием. Опять-таки, оружием устаревшим, которое быстро уничтожается современными системами вооружения, поэтому даже военной перспективы сепаратисты не имеют. Рано или поздно на территории Украины будет создана современная армия. Впрочем, какая-никакая армия у нас уже есть, причем она уже по численности превосходит сепаратистов вдвое. Их до 30 тысяч, а наших уже 60 тысяч. То есть победить они уже не могут. Да, они еще могут нас обойти и выйти через Россию на Харьков, это ещё возможно. Но у Путина сегодня очень мало времени остается, да и наша армия не будет сидеть сложа руки.

Таким образом, решение конфликта на востоке - только военное, только силовое. Да, будет кровь, так она и так льётся. Да, Путин может ввести регулярные войска, может нанести удар. Но тогда и наши штурмовые отряды харизматов-пассионариев войдут на российскую территорию, а последствия этого могут оказаться для путинского режима сокрушительными, поскольку в населении существует огромное скрытое недовольство.


Это действительно возможно?

Никогда Путин, и те, кто за ним стоят, даже не представляли себе, что это может произойти. Но они забыли про одно очень значимое историческое событие: захват Москвы в 1609-1615 годах польскими войсками, период Смутного времени. Сейчас все может повториться. Если мы рассмотрим роль Путина, то она очень похожа на роль Ивана IV. Это предшественник Cмутного времени, человек, который привел к развалу системы.

Но есть одна существенная разница. Тогда было понятно, что может родиться, и родилась Российская империя. Теперь уже ничего не родится. Исторический цикл завершается. Смерть не может породить жизнь, поэтому Москва обречена, всё должно вернуться к Московии в ее тогдашних границах.

Впрочем, что говорить об агонизирующей недо-империи, говорить о смерти? Лучше говорить о жизни: нам нужен новый проект Руси-Украины. Нам надо совершенно по-другому осознать существующую реальность, и спрогнозировать ситуацию хотя бы на 100, а лучше – на 200 лет вперёд.


Беседу вел А.Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Валерій Пекар, співзасновник Центру стратегій ГОШ

Треба розуміти, що Донбас залишиться «радянським», не модерним, ще довго після своєї реінтеграції в Україну

Артем Біденко, політолог

Однозначно модель функціонування України вимагає перегляду

Шевченко Ольга, завідувач сектору вирівнювання регіонального розвитку відділу регіональної політики Національного інституту стратегічних досліджень

Ми маємо очікування стосовно появи нової регіональної реальності – нових післявоєнних бідних територій

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

В Україні багато що змінилося

Тарас Загородній, керуючий партнер Національної антикризової групи

Україна не може зупинити конфлікт на Сході, але має можливість його стримувати

Володимир Фесенко, директор Центру прикладних політичних досліджень "Пента"

Немає сенсу зараз ділити країну на Схід та іншу територію

Наталя Беліцер, експерт Інституту демократії ім. Пилипа Орлика

Варіант «замороженого конфлікту» а-ля Придністров’я на території України є неприйнятним

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Сейчас хорошее время делать непопулярные экономические шаги

Володимир Дубровський, старший економіст Центру «САSE-Україна»

Для Путіна дестабілізація України – питання виживання і його режиму, і його особисто

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Обладая свободой, мы имеем системное преимущество перед Россией

Святослав Денисенко, эксперт Института стратегических исследований «Новая Украина»

Украине крайне необходимо сформулировать свое видение будущего

Владимир Золоторев, журналист

Если война будет продолжаться, то государству придется меняться, либо его сметут его же граждане

Олексій Їжак, заступник директора Регіонального філіалу Національного інституту стратегічних досліджень в м. Дніпропетровськ

Україна потребує нового життя – втілення надії Майдану, вже другого у новітній історії

Олег Саакян, політолог, лідер Єдиного координаційного центру «Донбас», та руху “Донецьк - це Україна”

В України сьогодні немає іншого шляху, окрім як розвиватися

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Обе стороны военных действий пытаются в значительной степени переложить расходы на войну на плечи трудящихся

Олена Стяжкіна, історик та літераторка

Всі ці "Схід та Захід" - риторика минулого. Кремлівська, московська. Вона в’їлась в український дискурс не без допомоги політиків

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Перспективи гібридної політики

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Сегодня перед нами встала задача создания новой украинской государственности

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту всесвітньої історії НАН України

Єдиним виходом є докорінна зміна суспільно-економічного ладу

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,061