В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

В последние месяцы все более четко прослеживается тенденция подмены основных целей Революции достоинства, когда проблемы социального неравенства и растущей бедности прикрывают объективными издержками войны и евроинтеграции, а независимость и честность работы судебной системы – люстрацией (или невозможностью ее проведения в судебной сфере). Кроме того, внеочередные парламентские выборы обозначили ряд важных тенденций в развитии партийной системы Украины. На прошедших выборах «за бортом» остались крайние стяги – Свобода и КПУ - партии с четкой политической нишей, традиционно предлагавшие избирателям альтернативную ИДЕЮ.

Это засвидетельствовало тот факт, что парламентские партии (в классическом понимании этого явления) переживают в Украине явный кризис. На смену им пришли блоки (Петра Порошенко и Оппозиционный), фронт (Арсения Яценюка) и объединения «Батьківщина» (Юлии Тимошенко) и «Самопоміч» (Андрея Садового). Программы их очень схожи, а отличаются они, в своем большинстве, только лидером и списком. Все они решают проблемы обслуживания уже имеющихся олигархических групп, пытаются так или иначе сотрудничать с властями и не ставят под вопрос сам социальный порядок, утвердившийся за последнее двадцатилетие.

Более того, многие эксперты называют 2014 год «годом конца КПУ» – звучащие сегодня требования запрета этой партии связаны не только с антикоммунистической традицией, но и с политической линией этой партии, намертво связавшей свою судьбу с олигархическими кланами и пророссийским реакционным лобби. До недавних пор электорат, голосовавший за партии «левого фланга», отличал почтенный возраст и, зачастую, членство еще в КПСС. Еще вчера Левое движение оставалось проектом старшего поколения, по-прежнему готового размениваться на обещания, эксплуатирующие ностальгию по советскому прошлому, по тому варианту коммунизма, который еще помнит эта часть избирателей. Более того, в Украине ностальгия по советскому прошлому традиционно ассоциировалась с Кремлем, идеями «братских народов» и «Русского мира».

Прошедший год изменил многое и многих.

При этом, вопросы социального неравенства и несправедливости зачастую игнорируются и по-прежнему не решаются. В ближайшем будущем запрос на альтернативу тому порядку вещей, который порождает и воспроизводит бедность, – коррупции, непрозрачности и зарегулированностью властью – будет только возрастать, охватывая, собственно, потребность в устранении всех, без исключения, причин, заставивших людей выйти на Майданы и начать сопротивление в 2013 году.

Сегодня украинский социум и самая активная его часть – студенческая молодежь и те, кому «чуть за тридцать», - ищут свои пути борьбы с бедностью, коррупцией, безработицей и социальной несправедливостью. Именно поэтому нельзя исключать появление уже в ближайшей перспективе нового украинского левого проекта. Ведь идеи, в отличие от политических партий, не умирают. Украине еще предстоит отыскать свой компромисс между трудом и капиталом, бороться за свое социальное государство, защищать доступ рядовых граждан к системам здравоохранения, образования, пенсионного обеспечения, социального страхования.

Поэтому «Диалог.UA» предложил экспертам поразмышлять на тему будущего Левого проекта в Украине. Что могло бы способствовать появлению в будущей Верховной раде «левого фланга» – объединения уже существующих левых проектов во главе с харизматическим лидером? Или Левому проекту заранее предписана судьба «непроходного» в борьбе за места в парламенте? Или ему уготована роль технической партии (объединения/блока) в перечне манипуляционных инструментов олигархии?

Вокруг каких идей, а выбор велик – коммунистических, социалистических или социал-демократических – могло бы возникнуть новое массовое Левое движение в Украине? Миллионы бедных и обездоленных людей нуждаются в последовательной защите их прав, свобод и жизненных интересов. Так есть ли будущее у Левого проекта в Украине?

Свернуть

На прошедших выборах «за бортом» остались крайние стяги – Свобода и КПУ - партии с четкой политической нишей, традиционно предлагавшие избирателям альтернативную ИДЕЮ. Более того, многие эксперты называют 2014 год «годом конца КПУ». Однако социальные проблемы, также как и противоречия труда и капитала еще долгие годы будут требовать как своего решения, так и политических сил, способных эти решения отстаивать.

«Диалог.UA» предложил экспертам поразмышлять на тему будущего Левого проекта в Украине. Закат КПУ это конец левой идеи? Вокруг каких идей, а выбор велик – коммунистических, социалистических или социал-демократических – могло бы возникнуть новое массовое Левое движение в Украине? Миллионы бедных и обездоленных людей нуждаются в последовательной защите их прав, свобод и жизненных интересов. Так есть ли будущее у Левого проекта в Украине?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Все условия для появления новых левых проектов уже существуют, и они могут стать вполне успешными

22 янв 2015 года
На фоне того, что в Украине левые партии даже не смогли пройти в парламент, в ряде стран Европы они добились впечатляющего успеха. Как это объяснить и есть ли перспективы у новых левых проектов и в Украине?

На сегодняшний день в Европе существуют две большие группы партий, которые можно отнести к «левым». Первая – собственно классические левые: социалисты, социал-демократы, коммунистические партии. Вторая – условно назовем это так – новые левые. Новым левым присущи некоторые, несвойственные классическим партиям, черты. В первую очередь – синтетичность идеологии. Идеологические платформы новых левых, зачастую не строятся вокруг жестких концептуальных постулатов, а являются скорее палитрой популярных идей, технологизированных и привязанных к специфике политического момента. Такой подход позволяет им быстро завоевывать доверие избирателей, а во время кампаний успешно мобилизировать электорат. Не скованные жёсткими социально-классовыми подходами они стремятся максимально широко пропагандировать свои идеи, расширять социальную базу.

Некоторые свои программные построения современные левые взяли от «зеленых» и антиглобалистких движений. Кроме того, некоторые европейские левые, в частности греческие, имеют ярко выраженный национальный флер. Часто они могут выступать евроскептиками, особенно если мы говорим о Греции. В отличие от традиционных левых, интернационалистских партий, они более национально-ориентированные. В этом их специфика.

На формирование современных левых очень серьёзное влияние, конечно, оказали события 25-летней давности. Левые, на самом деле, уже имели свой воплощенный проект, другое дело насколько он соответствовал представлениям об идеалах. Но в массовом сознании Советский Союз и страны социалистического лагеря воспринимали собственно, как страны социалистического лагеря, объединенные левой идеологией. Поэтому, крах социалистического лагеря, глубокий экономический кризис, социальная деградация нанесли позициям левых очень серьезный удар в массовом сознании избирателей в разных странах мира. Реальность и прагматичность их идей, способности левых реализовать свое идеальное построение на практике, оказались под большим вопросом. Это объясняет тренд к эволюции левых партий.

На сегодняшний день мы видим появление новых левых, с синтетическими идеологиями, широкой социальной базой, которая может охватывать не только традиционные социальные группы. На сегодняшний день левые стремятся привлечь не только наемных работников, но и средний класс, самозанятых, зачастую имеют большую поддержку в маргинальных группах. То есть, социальная база современных левых, в отличие от «классических» партий значительно шире.

Таким образом, «новые левые» — это довольно сложный феномен синтетической идеологии, современных политических технологий, харизматичных лидеров и готовности к работе со всеми группами населения. Их «левизна», зачастую, проявляется исключительно в вопросе перераспределения бюджетных средств и объема тех гарантий, прав и социальной помощи, которые выделяет государство. В Украине такие партии мы часто называем популистскими.


Как мы знаем, в политике существуют электоральные циклы, маятникообразное смещение левых и правых. И хотя сейчас мы видим четкий сдвиг вправо, быть может, нам стоит готовиться к приходу новых левых?

Да, безусловно, стоит. Сейчас многие эксперты говорят о том, что, что потерпели поражения не левые партии, а левые идеи. Думаю, это не так. Собственно, и интенция Революции Достоинства и нынешние настроения в украинском обществе основаны на идее социальной справедливости. А именно, формирование системы, в которой государство и бизнес будут ответственны перед обществом.

Сегодня власть пытается транслировать населению национально-либеральную или либерально-демократическую политическую повестку, а общество ждет политики другого типа, социальной повестки. Вот этот разрыв в ожиданиях и действиях власти очень скоро он даст о себе знать.

Сегодня еще многим в Украине кажется, что реформы, кадровые ротации, которые осуществляет и декларирует власть, приведут к улучшению качества жизни. При этом в относительно короткое время – год, два, три. На самом деле нас ждет очень длинный путь преобразований.

Этот путь лежит через коррекцию и снижение некоторых социальных стандартов, реформирование социальной системы, которое для многих будет очень болезненным. А общество к этому не готово. Вопросы идеи социальной ответственности, социальной справедливости, уже в 2015 году снова выйдут на передний план из-за нереализованности общественных ожиданий.

Кто сумеет распорядиться этими ожиданиями – это второй вопрос. Этим могут распорядиться и правые партии, и «новые левые», которые позволят себе большую идеологическую раскрепощенность. В общем, левые идеи живы и, более того, с моей точки зрения, они являются доминантными.


На пути левых партий будут стоять, очень серьезные преграды. Самый очевидный – пятитипроцентный проходной барьер. Конечно, существует и финансовый аспект, и организационные вопросы. Каким может быть путь к успеху левых партий - харизматический лидер, объединение существующих сил, внешняя поддержка? Что наиболее вероятно?

Дело в том, что современные левые и новые левые Украины не будут настолько догматичны, как традиционные левые партии. Что это им даст? Возможность расширить социальную базу. Работать с бизнесом. Средним классом, привлекать представителей разных групп. То есть социальная база у новых левых проектов может быть довольно широкая.

Уверен, что уже на местных выборах, которые состоятся в этом году, мы увидим украинских новых левых. Результат такого участия прогнозировать сложно, но потенциал и стартовые возможности у них не плохие. Возвращаясь к вопросу о том, кто может их поддержать, то это мелкий и средний бизнес, это активные общественные организации, которые как раз сейчас появляются на уровне городов, на уровне территориальных громад.

По специфике возникновения «новых левых» здесь тоже много вариантов. Это могут быть лидерские проекты, которые будут продвигать, к примеру, депутаты-мажоритарщики и политики, не попавшие на этих выборах в парламент.

Это могут быть политические силы, которые вызреют в парламентской среде. На самом деле структуризация парламента нам еще предстоит и появление новых сил, новых политиков совсем нельзя исключать.

Учитывая высокий общественный запрос на левые идеи и готовность общества их отстаивать мы в общем-то и получаем то политическое пространство, ту среду, в которой могут возникать и оформляться новые левые проекты. Все условия существуют, поэтому я бы не был пессимистом в этом вопросе.


В чем вы видите причины неудачи традиционных левых – неудачная внешнеполитическая позиция или структурная окостенелость? Какой внешнеполитической ориентации будут вынуждены придерживаться новые левые проекты?

Тут можно назвать несколько аспектов. Во-первых, сказалась специфика ситуации. Многие украинские левые, в первую очередь, коммунисты выступали за евразийскую интеграцию Украины. На фоне аннексии Крыма со стороны РФ и вооруженного противостояния на юго-востоке такая позиция левых оттолкнула часть избирателей в центре, на западе и даже на юге страны. Вместе с тем, традиционный электорат левых в Крыму и на Донбассе проголосовать не смог. Низкой была явка в Харьковской области, Луганской, Донецкой, где позиции левых обычно сильны. Таким образом, часть избирателей просто не пришла голосовать, а часть — оказалась дезориентированной.

Безусловно, сказалась и специфика организации самих партий. Украина попала в точку перехода, где очень сложно отреагировать идеологическим партиям. Это вертикально-интегрированные проекты, с развитыми идеологическими платформами. Они оказываются часто не в состоянии быстро переосмыслить то, что происходит и предложить обществу свое представление о специфике момента. Поэтому на выборах в 2014 году идеологические партии «потерялись».

А вот новые «синтетические» проекты оказались успешными. Они смогли интегрировать представителей гражданского общества, лидеров общественного мнения, они смогли привлечь представителей добровольческих военных структур. То есть многие избиратели смогли увидеть в этих партиях своих представителей и поверить в то, что именно эти силы отражают их интересы. Поэтому новые проекты оказались успешными. Блок Порошенко, Народный Фронт - такие интегративные проекты вполне соответствовали духу времени.

Однако ситуация отнюдь не стабильна. Сейчас опять встает серьезный вопрос – что же будет дальше? Европейская интеграция – это хороший образ и красивая идея, но нам необходимо ответить на вопрос как стране развиваться дальше. Обществу нужен ответ, как будет построена политическая система, экономическая модель, система социального обеспечения, каким образом будет происходить реформирование отношений центра и регионов. На эти все вопросы пока ответов нет. Смогут ли предложить свои проекты новые украинские левые? Стоит подождать.


Беседовал А.Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Андрій Манчук, головний редактор та автор проекту http://liva.com.ua/

Ідеологічні ліві проекти зараз виключені із політики репресивними діями влади

Володимир Фесенко, директор Центру прикладних політичних досліджень "Пента"

У найближчому майбутньому Україну не очікує жодний лівий поворот

Владимир Ищенко, кандидат социологических наук, член редколлегии журнала социальной критики «Спільне»

Радикальную, и при этом системную политику подъема страны могут предложить только левые

Олексій Голобуцький, політтехнолог, заступник директора Агентства моделювання ситуацій

Після закінчення війни в Україні виникне потреба в потужній лівоцентристської партії

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Коли в країні війна – класові відмінності відходять на задній план

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Коли прийде усвідомлення, з’явиться і новий лівий рух

Михайло Волинець, голова Незалежної профспілки гірників України, голова Конфедерації вільних профспілок України

В Україні є чимало охочих паразитувати на ідеях лівого руху

Володимир Шемаєв, кандидат економічних наук, перший номер виборчого списку партії «Блок лівих сил України»

На електоральному полі зліва й справа слід очікувати нових "гравців"

Андрей Золотарев, политический эксперт

Запрос на социальную справедливость в стране, где индекс Джинни болтается между 45 и 50, будет сверхактуальным

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Левые идеи и движения – неистребимы.

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Старі і нові ліві партії зараз не мають підтримки тих, в чиїх інтересах вони хотіли б працювати в Україні

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Движение Украины в Европу невозможно без полноценного левого фланга

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,035