В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

Как известно, одним из ключевых требований Майдана-2014, да и всего украинского общества, требующего реформ, являлось изменение Системы – системы управления страной. Частично это уже произошло, Украина вернулась к Конституции 2004 года, но, как отмечают эксперты, проблем меньше не стало. Более того, одного лишь юридического возврата к прежней системе управления оказалось недостаточно, ибо новая власть и дальше занимается перетягиванием каната полномочий, играет в свои собственные, давно опостылевшие народу игры. Стало очевидным, что перераспределение полномочий в верхах не дает возможности выйти из кризиса, в котором оказалась Украина. Украине давно пора решиться на реформы, в том числе и на «капитальный ремонт власти». А этот капитальный ремонт, кроме всего прочего, предполагает конституционную реформу, переход от жесткой вертикали времен Януковича к демократичной горизонтали управления, реформы судов и правоохранительных органов.

Однако все чаще приходится слышать, что законы военного времени требуют совершенно иного подхода к управлению, что потребность в единоначалии вступает в противоречие с мирным, демократическим развитием самоуправления. Поэтому война очень весомый аргумент для сохранения старых властных конструкций; фактически, она выгодна новой власти Украины, которая не меняет систему управления, оправдывая это военными действиями на востоке страны. Война стала универсальной индульгенцией для оправдания вакуума реформ.

Да, слабая центральная власть во время войны обрекает страну на поражение, а всякие «игры в демократию» затягивают принятие решений и многократно увеличивают потери – и на полях сражений, и в экономике. Поэтому вопросы взаимоотношений Центр – регионы перестали даже обсуждаться. За прошедший год Украина так и не предложила своего видения этих отношений, дабы не провоцировать рецидивы навязываемой извне «федерализации».

Еще одним риском при переходе к горизонтали управления является вероятность потери страной управляемости. Ослабление центральной власти на фоне усиления (особенно по мере нарастания экономического кризиса) центробежных тенденций в регионах чревато параличом работы органов власти, нарастанием дисбаланса полномочий и ответственности на разных уровнях и в разных ветвях власти. А ведь Украине как никогда необходимо сохранить целостность и единство!

Все это так, однако «не навреди» вовсе не означает «бездействуй»! Не дошли руки новой власти до обещанного радикального сокращения чиновников с полным пересмотром функциональных обязанностей оставшихся. Как и не проявились реальные контуры стратегии действий украинской власти ВНУТРИ страны. Вместо реальных реформ украинским гражданам опять предложено уже пережеванное блюдо – их имитация. Поэтому доверие народа к власти и тает как снег на весеннем солнце.

Способна ли Украина найти свою, оптимальную конструкцию власти? В чем состоит реальная проблема управления украинским обществом – власть плоха или народ «не такой»?

Каковы возможности власти провести реформы? Что этому способствует, а что мешает? Кто сегодня должен быть ведущим, а кто ведомым в этой неразрывной связке власть–народ? И, наконец, от кого и от чего зависит рост эффективности управления Украиной?

Пытаясь найти ответы на давно назревшие и не терпящие отлагательства вопросы, «Диалог.UA» предложил ответить на эти вопросы украинским экспертам.

Свернуть

Как известно, одним из ключевых требований Майдана-2014, да и всего украинского общества, требующего реформ, являлось изменение Системы – системы управления страной. Частично это уже произошло, Украина вернулась к Конституции 2004 года, но, как отмечают эксперты, проблем меньше не стало. Более того, одного лишь юридического возврата к прежней системе управления оказалось недостаточно, ибо новая власть и дальше занимается перетягиванием каната полномочий, играет в свои собственные, давно опостылевшие народу игры. Стало очевидным, что перераспределение полномочий в верхах не дает возможности выйти из кризиса, в котором оказалась Украина. Украине давно пора решиться на реформы, в том числе и на «капитальный ремонт власти».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Вся система направлена на утилизацию человека, а не на его саморазвитие

24 мар 2015 года

У нас много говорят о реформах, но пока что мы видим только реформу ГАИ. Где же главное сопротивление на пути к реформам? У нас народ не тот или власть не та?

Природа власти, природа государства осталась у нас та же, что и была всегда. Мы должны четко говорить, что с 1996 года, я считаю, у нас формируется кланово-олигархическое государство. Кланы развились через финансово-промышленные группы и их цель – это получение монопольно высокой прибыли. Монопольно высокая прибыль подразумевает монополию власти, причем властью должна быть сконцентрирована и выстроена очень мощная вертикаль для того чтобы эту власть все время монополизировать.

Власть приносит монопольную прибыль. Потому этой группе и нельзя допустить появления новых носителей, которые создают источники прибыли, неконтролируемые финансово-олигархической группой. Нельзя сказать, что нет иных финансово-промышленных групп, они есть. Но наша специфика в том, что они трансформируются в кланы. То есть появляется семья, появляется круг семьи, через кумовство, через родственные связи. Вытаскиваются фигуры на правящие посты в группе, те, которые так или иначе связаны между собой. Используется механизм личной зависимости и патроната. Создаются клиентелы, но именно на родовой, клановой модели, когда существует даже в неэкономической зависимости, в физической зависимости, финансовой зависимости. Существует также зависимость на базе компромата. Это мощнейший рычаг.

Когда была государственная собственность, тогда мы были все государственными рабами. Тогда более шустрые рабы, которые обладали и умственными качествами и волевыми, но и изворотливостью, подхалимством, они поднимались по ступенькам государственной лестницы, государственного аппарата. В результате создался жестко выстроенный советско-коммунистический государственный аппарат, который выполнял функцию служения государству как матрице, как матке. Но тогда это был государственный социализм. Мы все были его элементами, государственными рабами на галерах. Тут все было понятно. Фактически, все были оторваны от собственности, она не была персонифицирована. Был практически уничтожен институт частной собственности.

На последних десятилетиях развития государственного социализма восстановилась индивидуальная собственность, а частная по-прежнему преследовалась как источник получения прибавочной стоимости. Это было уголовным преступлением. После того как система государственного социализма разрушилась, мы постепенно перешли к государственному капитализму. Государственный капитализм хорош для бюрократии тем, что он позволяет, используя государственно-командную иерархию, достигать получения превращения в свою частную собственность. Можно развиваться через бюрократию, государственный аппарат может реализовать свой частный капиталистический интерес. В результате формируется государственный капитализм, когда под маской и под системой государственных инструментариев, можно формировать свою частную систему собственности, что в Украине сейчас и происходит.

Основные капиталы созданы на базе именно инфильтрации в государственный аппарат агентов частнокапиталистических структур, когда произошло соединение частнокапиталистической собственности с государственно-бюрократическим аппаратом. В

результате родился государственный капитализм, а бюрократический аппарат превратился просто в инструмент, с помощью которого происходит формирование клана и обогащение олигархата.

А что сейчас? Происходит бандитизация кланов, появляется зависимость во всей цепи. То есть когда появляются подельники, кто совершает убийства, запугивание и прочие вещи. В результате, как может такая группа провести реформу управления? Она априори не может, потому что ликвидация вертикальной иерархии и «системы щупалец» приведет к гибели такой кланово-олигархической группы. Тогда получается, что она утрачивает свою главную функцию – получение монопольной прибыли.

Возьмем ГАИ, которое сейчас реформируют. Так называемое «реформирование» приведет к тому, что она превратится в инструмент правящей группы Порошенко и Яценюка, будет борьба между ними. Сейчас создается изощренная, еще не применявшаяся ранее модель расправы с оппозиционными силами, и с представителями других кланов - через формальное нарушение правил дорожного движения.

Однако сейчас в стране такая ситуация, которая буквально вынуждает нашу власть все-таки предпринимать какие-то шаги по самореформированию. Есть и сильное внешнее давление. На что нам, гражданам этого государства, можно реально надеяться?

Что характерно для олигархата – это имитация. Власть прикрывается словами и формами демократическими, прогрессивными, для укрепления своей кланово-олигархической индивидуальной власти. Вот реформа ГАИ, помним, при Ющенко то же самое было, чем она закончилась? Еще большей коррупцией. При Януковиче была административная реформа. Чем она закончилась? Уничтожением остатка самостоятельности громад. При Кучме то же самое было.

Все, что бы ни делал клан при власти, его задача овладеть командными высотами государственной машины. Клан зависим от внешних источников финансирования. Внутри страны отсутствие реформ привело к чрезвычайному обнищанию широких слоёв населения. Чтобы их грабить и дальше, клану уже недостаточно экономических методов, надо внеэкономические методы эксплуатации, прямая диктатура, полицейско-карательная система. Но поскольку внешние источники финансирования они получают из демократических стран, то клану приходится создавать дымовую завесу для внедрения полицейско-карательной машины.

У нас сейчас возникла, так называемая клановая олигополия. Она при Кучме была монополией, при Ющенко – просто олигополией, при Януковиче она переросла в более жесткую монополию одного клана, то есть мутировала до уровня «государства стационарного бандита». Снова революция, но уже кровавая, приход к власти, казалось бы, демократических структур. Это приводит к тому, что власть захвачена новым кланом Порошенко – Вальцманов. Гройсманы сюда встроены – это вассалы, родственники.

Чтобы разрушить это, нужна административно-территориальная реформа и система самоуправления. То есть надо убрать нижние этажи. Сверху ее разрушить нельзя, в этом я абсолютно убежден. Это можно сделать только путем децентрализации.

Надо забрать деньги, разрушить вертикаль. Вертикаль разрушить можно одним способом – надо ликвидировать администрации районные и областные. Почему мы не смогли преобразовать нашу страну? Потому что принцип централизации был записан в Конституции. Если бы он не был записан в Конституции, то мы уже давно бы сумели сломать олигархат. А поскольку он записан, то надо изменить Конституцию. Чтобы изменить Конституцию, нужна сила, реформы ни разу не набирали такого потенциала, чтобы изменить Конституцию.

Но пока что все так выглядит, что нельзя ничего поделать. По крайней мере, «сверху» изменить модель невозможно.

По сравнению с прошлыми годами у нас появился новый фактор: ДНР и ЛНР, война и усилившееся давление МВФ и Запада. Появились военизированные структуры

гражданского общества: волонтеры, добровольческие батальоны, «Информационное сопротивление», наконец. Есть молодежь, которая тоже себя проявляет. Может ли проблема реформирования структур власти в стране решиться мирным, цивилизованным путем?

Наше общество пока не может себя конструктивно проявить. Ему не хватает знаний, то есть, нет тяги к самообучению. Есть стихийный процесс, протест как извержение вулкана. Извергается огромное количество энергии и вещества, но это ничего не дает. То есть энергия огромная извергается, но она нам не приносит пользы. Молодежь у нас тоже все время «извергается», но она не создает креативного результата, не изменяет систему. Система остается прежней, то есть протест не затрагивает ее основ, не разрушает механизм, ориентированный на получение монопольно большой прибыли и власти. Власть и деньги, деньги и власть – все время идут рука об руку.

Пока что молодежь не может создать альтернативу, то есть модель самодостаточного, продуктивного воспроизводства через формирование народного капитализма. А это и трудовая частная собственность, самозанятость, укрепление и саморазвитие, переход к пятому и шестому технологическим укладам.

У нас система не предусматривает возрастания ценности человека, вложения в него, потому что кланово-олигархическому капитализму это не надо. Вот сегодняшние законы про уголовную ответственность, про дезертирство и уклонение от мобилизации, они как раз продуцируют второй и третий технологические уклады, когда человек исполняет функцию раба, крепостного, он является дополнением к оружию.

Власть делает все это вместо того, чтобы смотреть на человека как на самодостаточную личность. У нас человек используется с целью его утилизации. Вся система направлена на утилизацию человека, а не на его саморазвитие, выход на высокие уровни продуктивной жизнедеятельности.

Силы децентрализации должны на что-то опираться и чем-то мотивироваться. Это промышленность, местный капитал и наконец, новые веяния, «цайтгейст», дух времени, если хотите. А есть ли это у нас? Что у нас есть в запасе, и чего мы, быть может, о себе просто не знаем?

Если мы возьмем Луганско-Донецкий ареал, вот этот кусок, то там были наиболее сильны асоциальные элементы, маргинальные элементы. Вот эти деклассированные элементы опирались на Россию и на возможности местного олигархата. Они фактически создали там модель охлократии. Мы можем утверждать, что там сформировалась реакционная система, при чем очень агрессивная.

Теперь вопрос, охлократия двинется дальше по стране, или она там будет изолирована, блокирована. Пока ситуация складывается так, что остальной социум воспринять ее не хочет. То есть этот путь никому не нравится. Он не нравится ни олигархату, ни продуктивным слоям и мелкой буржуазии, которая себя персонифицирует уже как украинская буржуазия.

Олигархат хочет укрепиться и понятно, почему он выступил против «Лугандонии», потому что это ему угроза. С одной стороны, это полное его уничтожение, с другой стороны это Россия, российский капитал, который сразу их уничтожит. Но у них своих сил нет бороться, поэтому они хотят использовать патриотические силы, буржуазию, интеллигенцию, молодежь, национальные структуры, и защититься с помощью их от российской армии. Но как всегда, делают они это подло, так, как они и создавали свои многомиллиардные состояния. Они хотят всех развести, они хотят использовать их и кинуть. Но при этом они хотят приобрести еще большую власть и руками миллионов простых людей закрепить свою кланово-олигархическую модель.

Это несправедливо. Олигархи не хотят делиться ни властью, ни деньгами, и идут по пути запугивания, идут по пути репрессий. Таким образом, должен произойти социальный взрыв, поскольку они идут по пути обострения гражданско-социального конфликта. Это раньше народу хватало как-то жить, была стабильность. А сейчас ставка – жизнь. Олигархи

требуют, чтобы ты отдал жизнь за интересы кланово-олигархического строя или стал калекой. Получается, лучше в тюрьму, чем потерять жизнь или стать калекой.

С другой стороны, теперь начнут нарастать мощнейшие протесты в стране, потому что люди понимают – зачем же нам обслуживать олигархат, который нас ограбил финансово, экономически, социально уничтожил наш статус и теперь посягает на нашу жизнь. Тут уже выбора нет. Более того, превращают страну в концлагерный отстойник, и ты не имеешь даже выбора уехать с этой территории, тебя лишают даже этого права. И это очень важно, потому что теперь те, кто остались, у них не остается ничего, кроме возможности сопротивления. Но тогда это гражданская война. Поэтому мое мнение, что мы движемся к переоснованию украинского государства.

Беседу вел А.Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Володимир Лупацій, виконавчий директор ЦСД «Софія», радник ІСД «Нова Україна»

Гібридна криза управління – криза державності та суспільної самоорганізації

Лесь Герасимчук, культуролог

Між заколотом і грою в реформи

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Система управління в Україні поступово стає більш ефективною

Валентин Малиновський, професор, начальник Управління державної служби України у Волинській області

Мета цієї реформи – посилення впливу громади

Виталий Дудин, политолог

Пока власть находится в руках крупного капитала, успешных реформ ждать не приходится

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Несовпадение интересов общества и государства наблюдается уже лет 15

Андрій Єременко, засновник дослідницької кампанії «ACTIVE GROUP»

Сьогодні саме під впливом громадськості відбувається значне очищення влади

Юлія Тищенко, голова Ради, керівник Програми підтримки демократичних процесів Українського незалежного центру політичних досліджень

Децентралізація може потенційно бути одним з запобіжників конфліктів в майбутньому

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

Вертикаль тепер будується між кількома групами впливу

Владимир Золоторев, журналист

Дать в громады деньги – ключ к решению всех проблем

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Наші Майдани щоразу прагнуть політичних та економічних свобод, і завжди приводять до відновлення олігархії

Ігор Коліушко, експерт з публічного права, голова правління ГО "Центр політико-правових реформ"

Запорука успіху реформ – це непорушна політична воля і боротьба з корупцією

Безсмертний Роман, український громадський діяч, віце-прем`єр уряду Тимошенко та Єханурова

В Україні однаково хворі і суспільство, і влада

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,180