В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Славянские миры: цивилизационный выбор

Еще перед началом избирательной кампании неоднократно звучала мысль, что нынешние выборы президента Украины – это цивилизационный выбор для нашей страны. До второго тура выборов было не ясно, воспользуется ли Украина шансом повторить опыт западных славян и предпочесть европейский выбор "евразийскому"? Ведь если в ближайшее время Украина не сумеет выработать и защитить собственную социокультурную стратегию полноправного субъекта европейской интеграции, ей будет навязан иной выбор. Не исключено, что этот выбор опять будет рядиться в тогу славянства, которой Российская империя вот уже третье столетие прикрывает свои притязания на господство в регионах, населенных славянскими народами.

Украина, расположенная между тремя цивилизационными центрами, всегда получала импульсы к развитию или точки притяжения извне. Не исключено, что политическая ситуация, сложившаяся в нашей стране после президентских выборов 2004 года, сможет дать новый импульс всему постсоветскому пространству для качественного переформатирования и появления на нем принципиально новых проектов. Возможно, сегодня наша страна могла бы предложить и свой вариант учета региональных интересов на базе украинской версии славянской идеи.

В Киеве, в 2004-м родилась новая славянская демократия XXI века. После оранжевой революции можно поверить, что разговоры о нашем особом месте в мировой цивилизации — это уже не романтическая славянофильская или евразийская риторика, а реальная альтернатива дальнейшего развития. Именно украинская версия славянского мира, лишенная элементов восточного панславизма, позволила бы синтезировать столь разные ценности, присущие славянам, живущим в различных геополитических и цивилизационных средах – их веру, культуру, обеспечение прав и свобод.

Родство славянских народов могло бы сослужить им хорошую службу в эпоху глобализации. При этом украинская версия славянской идеи позволила бы нашей стране встраиваться в различные европейские проекты, получая все лучшее, что есть у ее славянских «соплеменников», и делясь с ними наработками своей культуры и науки, своими традициями и возможностями.

Наш новый диалог – о славянской идее вчера, сегодня и, возможно, завтра.

Свернуть

Украина, расположенная между тремя цивилизационными центрами, всегда получала импульсы к развитию или точки притяжения извне. Не исключено, что политическая ситуация, сложившаяся в нашей стране после президентских выборов 2004 года, сможет дать новый импульс всему постсоветскому пространству для качественного переформатирования и появления на нем принципиально новых проектов. Возможно, сегодня наша страна могла бы предложить и свой вариант учета региональных интересов на базе украинской версии славянской идеи.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Глобальная перспектива более прогрессивна, чем славянская

 

Аркадиуш Сарна, эксперт Центра Восточных Исследований, Варшава

Украина для Европы в целом, а не только для славянских народов, может быть полигоном для внедрения изменений, в том числе и в России. То есть, воплотить идею славянства, которая сейчас понимается только как российская идея, Украина сама по себе, может, и не способна, но она может быть перспективной с точки зрения изменений в России.

Существует ли у современных славянских народов некая общность? Чего у них больше – общих, объединяющих черт или различий?

У современных славянских народов есть много общего и много различий. Это зависит от целого ряда факторов – исторических, геополитических, геокультурных и многих других. Все эти факторы привели к тому, что сейчас можно говорить о существовании подгрупп славянских народов. Благодаря действию геополитических факторов сформировалась группа народов, которые сейчас находятся в состоянии адаптации к западной цивилизации. Речь, прежде всего, идет о Чехии, Словении Словакии, Польше. Существует также группа славянских народов, которые приблизились к тому моменту, когда они вступят в эти процессы. И есть группа европейских, славянских народов Восточной Европы, прежде всего я имею в виду народы Украины и Беларуси, которые до сих пор, в геополитическом плане не определились. Если говорить о других факторах – геокультурных и исторических, – то они также, работали (прежде всего, исторически) на разъединение славянских народов.

Что такое славянская идея? Существует ли она вообще? Если да, то содействует ли она объединению славянских народов или разъединяет их?

Для меня, славянская идея – это нечто искусственное, ассоциирующееся с попыткой, прежде всего со стороны России, использовать ее для реализации своих геополитических стратегий. Славянская идея в этом плане очень сильно ассоциируется с российской политикой по отношению к бывшим советским народам, которые попали под протекторат Российского государства. Сегодня можно наблюдать признаки возрождения российской империалистической политики. Она, в какой-то степени, еще не конкретизирована, но все же пытается предложить “нечто” восточнославянским народам, что могло бы выглядеть полезным для них. Но в целом славянская идея является дополнительной площадкой для реализации российских геостратегических интересов.

Чехи, например, не думают, что они часть западного мира, и не возражают, что они часть славянского мира. Они просто развивались как часть западной цивилизации совершенно отдельным путем, под влиянием исторических, геополитических и геокультурных факторов.

А что, собственно, объединяет славянские народы, так это то, что они – сельские народы. Несмотря на то, что существует масса стереотипов, например, касающихся поляков со стороны украинцев, что поляки – это народ, который в геокультурном смысле несколько особенный и занимает особую позицию по отношению к Украине. Это есть отображением каких-то событий старых времен. Корни такого восприятия лежат в истории польской шляхты, когда она доминировала как элита, и ее традиции перешли к массам в качестве образца для подражания. Могу сказать, что этот стереотип имеет некоторое обоснование в том, что поляки и до сих пор считают себя лучшими. Однако это не мешает мне утверждать, что мы поляки, как и украинцы, являемся сельским народом. Это, возможно, и не объединяющий фактор в брэнде славянских народов, но это почва, на которой он базируется.

Какое место занимает Украина в славянском мире?

Думаю, что Украина – страна особенная, единственная и неповторимая в этом (и не только) плане. Украине – это, скажем так, наиважнейшая славянская страна. Потому, что с геополитической точки зрения – это самая большая славянская страна. Не говорю о России, потому что Россия еще сама не знает какая она – то ли империя, то ли нормальная страна, либо она славянская, либо евразийская. Хочу сказать, что Украина имеет большое геополитическое значение не только для славянских, но и для европейских стран, как самое крупное славянское государство. Это также единственная и неповторимая страна с точки зрения того, что она расположена между тремя цивилизационными центрами, откуда в разные исторические моменты получала импульсы к развитию, или точки притяжения. Это, прежде всего, греческая и византийская культура, откуда пришло в Украину христианство, это западня цивилизация, которая пришла в Украину через Польшу и Австро-Венгрию, это также и Российское влияние. В этом треугольнике развивалась Украина, и центры притяжения были смещены в различные исторические моменты в трех направлениях. Безусловно, и сейчас Украина продолжает оставаться “между”, поскольку не определилась, где она должна быть, какая она вообще страна.

Как Вы считаете, пойдет Украина западным славянским путем, или примет российскую славянскую модель?

Думаю, что Украина еще много лет не способна будет определить этот путь. По многим причинам. Если принять во внимание геокультурный и исторический опыт, то можно утверждать, что Украина разорвана, по крайней мере, между двумя центрами притяжения – западно-славнянским и восточно-российским. Но это не значит, что российский фактор следует воспринимать только как негативный. Российский центр притяжения – это, прежде всего, исторические, культурные, ментальные связи, которые в Украине имеют совершенно другое отображение, чем в России. Тут имеется смесь, которая сама по себе является особенностью, и понятна, наверное, только украинцам. То, что происходит в Украине, не совсем понятно на Западе. Но вообще Украина сейчас очень интересна, потому что в геополитическом смысле украинцам через них самих и через их лидеров предоставлены разнонаправленные импульсы для возможного выбора. Я так понимаю ситуацию на выборах президента Украины. Хотя, возможно, это больше политические игры, но у меня такое впечатление, что это попытка все же чего-то более важного. Чтобы украинцы, например, на этих выборах, голосуя за двух соперничающих кандидатов, прежде всего, делали выбор между двумя символами. Потому что ассоциативно эти два кандидата все-таки символичны. Янукович, в восприятии электората, – это пророссийский политик, Ющенко – прозападный.

Можно ли сказать, что Янукович олицетворяет провосточного славянина, а Ющенко – прозападаного?

Тут мы возвращаемся к вопросу о той самой смеси факторов, которые влияют на формирование славянства. Ющенко родом из Хоруживки на Сумщине, – это та часть страны, которая не относится к Западной Украине. Но он сегодня символ западной части страны, потому что формировался как специалист на Тернопольщине. Это символика. И, по-моему, украинцы в первом туре выбирали между символикой и некоторыми другими, не политическими критериями. Частично можно сказать, что этими критериями стали надежды на некоторый новый путь развития. Украинцы лучше понимают, что выбор между этими двумя политиками не означает выбора пути на Запад или на Восток. Так трактовали этот выбор СМИ, которые в Украине отражают не общественное мнение, а заинтересованность политиков, контролирующих те или иные средства массовой информации. И это, скорее, символический выбор и символическое предложение. То есть, Ющенко навязали роль прозападного политика, а Янукович – согласился на роль политика пророссийского. Но сегодня это пока еще не настолько критично. Думаю, что украинцы рано или поздно встанут перед настоящим выбором, но когда это случится, – я не знаю. Причем, это не зависит от того, какой из символов победит на выборах, и от того, как будет развиваться Украина в ближайшие 15 лет. Более важным будет то, как будет развиваться западная цивилизация и, в геополитическом смысле, будет ли Европа вообще способна увидеть Украину в своем сообществе и предложить что-либо славянской Украине. Если общество, обладающее смесью украинских устремлений, все-таки захочет со временем видеть себя на западном пути, это через некоторое время и станет ответом на вопрос, хотят ли украинцы выбрать этот вектор развития и в политическом смысле.

Стоит ли Украине разрабатывать собственный славянский проект, или это миссия лишь России, которая давно уже ним пользуется?

Украина для Европы в целом, а не только для славянских народов, может быть полигоном для внедрения изменений, в том числе и в самой России. То есть, воплотить идею славянства, которая сейчас понимается только как российская идея, Украина сама по себе, может, и не способна, но она может быть перспективной с точки зрения изменений в России. Определенные положительные изменения в Украине, которая развивается в политическом смысле совсем по-другому, чем в России, думаю, могут иметь (хотя и не очень большое) влияние на некоторые общественные процессы в РФ. До этого был только один путь идеи славянства – от России к Украине. Но если в Украине будет какая-нибудь эволюция, (я не говорю о революции), – политическая или общественная – это может оказать влияние на ситуацию в России. Сейчас в Украине мы наблюдаем вспышку формирования гражданского общества. На общественном уровне эти процессы несколько затормозились, но на политическом – они сегодня очень интересны и отличны от российских. Никакая другая страна этого региона не может оказывать влияния на Россию. Украина – одна единственная, которая настолько значима, и имеет настолько сильные связи с Россией, что именно здесь могут появиться каналы, которые послужат проводниками сигналов для России, о том, что можно развиваться по-другому.

Мне кажется, что Россия сейчас находится на каком-то безальтернативном пути. К чему – никто наверняка не знает, но сегодняшняя картина очень непривлекательна. В Украине может быть реализован путь в ту или иную сторону, но все-таки я уверен, что Украина будет развиваться с учетом альтернативы тому, что происходит в России. Возможно, подходит время для построения украинской версии славянской идеи. Не исключено, что должна существовать именно украинская славянская идея. На языке публицистики – это не грузинский, не российский, а украинский ее вариант.

Почему Россия в своей риторике постоянно возвращается к славянской теме, а западные славяне никогда этого вопроса не поднимали, а на оборот, даже как-то открещиваются от своих славянских корней?

Скорее всего, потому, что в понимании западных славян сама славянская идея, прежде всего, ассоциируется с панславизмом, с российской идей. А если взять шире, то и с российской политикой, подразумевающей, что только Россия в состоянии влиять на ситуацию в этом регионе. В восточной Европе не было никакого альтернативного влияния, по крайней мере, после 17 столетия, когда в Речи Посполитой еще наблюдалась смесь разных геокультур и геокультурных сред. И влияние на Украину в те времена осуществлялось из нескольких центров. А когда расширилась Российская империя, захватившая Украину, Беларусь и западные славянские народы – у них уже не было альтернативы. Думаю, что никто из западных славян серьезно не воспринимает славянскую идею как альтернативную. Эта идея ассоциируется здесь исключительно с российской политикой экспансии. Западные славяне давно сделали ставку на Европу. Они ощущают себя культурной и политической частью Европы, и славянская идея им совершенно не интересна.

Но всегда ли славянская идея несет негативную составляющую?

Думаю, что сейчас проходит достаточно быстрый процесс адаптации, ассимиляции большинства славянских народов к понятному им миру Запада. Это и процессы глобализации, и экономические, и политические процессы, и наступающий свободный рынок, который охватил Украину и другие славянские народы, а также иные народы бывшего СРСР. Их выбор в пользу если не западного, то глобального мира необратим. Но идти по этому пути нужно осторожно. Многие серьезные обозреватели считают, что перечисленные изменения во всем мире не до конца положительные. Например, такое явление – Кока-Кола отбирает у Украины, в частности, рынок местных напитков. Одни говорят, что это положительное явление, потому что любой человек, предпочитающий колу, в Украине может чувствовать себя комфортно. С другой стороны – это негатив, поскольку происходит изгнание собственных марок, отказ от национальных традиций. Воспринимать это можно по-разному. Но в любом случае, глобальная перспектива более прогрессивна, чем славянская, с нею связано большинство процессов модернизации – в экономике, промышленности, образовании и других сферах жизни. Украина сегодня имеет альтернативу и в геокультурном и в геополитическом плане.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Радован Ванер, директор Чешского центра в Киеве

«Идея славянства сейчас не так популярна в Чехии, как раньше»

Віктор Петрович Яновський, Перший віце-президент Торгово-промислової палати України

“Немає підстав говорити про специфічність економічних відносин між слов’янськими країнами”

Борис Парахонський, доктор філософських наук, завідуючий відділу Інституту проблем міжнародної безпеки при РНБО

Питання ідентичності не можна охопити слов’янською атрибутикою

Адам Чарнота, слов’янин польсько-австралійський, професор Університету Сідней, Австралія.

Слов’янство повинно спиратися на універсальні цінності

Микола Ярмолюк, радник Міністерства закордонних справ.

Культурне різноманіття – природний спадок слов’ян

Кость Бондаренко, политолог

Славянская Европа для нас – реальная альтернатива

Борис Драгін, журналіст, заступник головного редактора газети польської нацменшини України

„Поглиблення співпраці між слов’янськими країнами має сенс, на мою думку, лише на двосторонній основі”

Іван Стоянов, доктор філологічних наук, професор кафедри слов’янської філології Київського славістичного університету

„Треба входити до європейської спільноти зі своїм власним почерком, зі своєю неповторністю”

Степан Віднянський, доктор історичних наук, старший науковий співробітник Інституту історії НАН України.

Політичне слов’янство протистоїть “поверненню до Європи”

Алексєєв Юрій Миколайович, ректор Київського славістичного університету.

Слов’янський етнос залишається найбільшим у Єдиній Європі

Прімож Шеліго, посол Словенії в Україні

„Ми, словенці, завжди усвідомлювали свою безпосередню причетність до сім’ї слов’янських народів”

Василь Махно, український поет

Дух слов’янства

Игорь Ляльков, председатель Белорусского Шумановского Общества, председатель Редакционного совета журнала «ЭўраБеларусь»

Славянский фактор по-белорусски

Емілія Ченгелова, соціолог, науковий співробітник Інституту соціології Академії наук Болгарії, Софія.

Слов’янська єдність можлива тільки в європейському контексті

Ян Кочи, директор представительства компании Schindler Ukraine

Маятник качнется в сторону Украины

Сергей Борисович Крымский, философ

Украина может стать центром влияния. Но только в отдаленной перспективе.

Леонід Зашкільняк, зав. кафедри історії слов’янських країн Львівського національного університету імені Івана Франка, доктор історичних наук, професор

Міф про третій шлях „Слов’янської ідеї”

Мілета Продановіч, художник, Сербія.

Страх вестернізації

Владимир Богданов, социолог, РФ

Не надо прикрывать «славянством» олигархат и алчность

Нікола Йордановскі, доктор історії, Македонія

Ми настільки ж подібні, наскільки і різні

Валерій Яровий, доктор історичних наук, професор

Слов’яни є не етнічною, а мовною спільнотою

Наталя Яковенко, доктор історичних наук, професор

„Коли говорити про сучасних слов’ян, то спільне між ними лише те, що вони більш-менш можуть порозумітися”

Александр Дулеба, директор исследовательского центра Ассоциации внешней политики Словакии

Словосочетание «быть европейцем» имеет для средних словаков политическое значение, а «быть славянином» – этническое

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,093