В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Вызовы или стимулы глобализации?

Прочитати вступ української мовою

Характер взаимосвязей Украины с глобализирующимся миром является одним из самых трудных и важных вопросов нынешнего развития. За четырнадцать лет независимости общество так и не получило ответа на вопрос – какое место будет занимать Украина в стремительно меняющемся мире?

Хотим мы того, или нет, но глобальные вызовы «форматируют» внутреннее пространство Украины. Экономика, политика, экология, религия, информация, безопасность и многие другие ключевые сферы человеческой деятельности уже давно не являются узконациональными. Однако между изоляционизмом и самодостаточностью пролегает пропасть, преодоление которой может поглотить усилия многих поколений. И если изоляционизм – это удел «юных» стран , переживающих период первоначального накопления капитала, то самодостаточность – делает страны менее уязвимыми и позволяет более гибко реагировать на изменение внешней, глобальной, среды.

Растущее углубление взаимозависимости народов и государств распространяется на все сферы общественной жизни. Мы во многом унифицируемся. Принципиально изменилось в последнее время соотношение эндогенных и экзогенных факторов развития отдельно взятых стран, включая и Украину. С одной стороны, распространена четкая фиксация потребительского характера включенности в глобальные процессы Украины – наша страна лишь поставлена перед фактами глобальных вызовов и зачастую служит площадкой для экспериментов МВФ или ВБ. Оставаясь и дальше пассивным объектом мировой политики, Украина теряет возможность решать задачи, которые ставит перед нею время. Но для того, чтобы стать субъектом глобального процесса, его необходимо хотя бы понять, не говоря уже о том, чтобы научиться свободно ориентироваться в нем и влиять на его развитие.

С другой стороны, только за последние 10 лет радикально изменилась и сама система международных отношений, и традиционные представления о базовых принципах ее организации. Страна, которая не желает или не способна «вписаться» в магистральные мировые тенденции, оказывается в изоляции. Ее инициативы игнорируются, мимо нее проходят финансовые потоки. Даже конкурентоспособные отрасли экономики постепенно деградируют, и страна-изгой перестает принимать участие в глобальном разделении труда, ей грозят бедность и отсутствие перспективы. П одрыв экономический базы сложившихся национальных и региональных сообществ может привести к последующему их разрушению и распылению.

Отсутствие стратегического мышления и понимания глобальных закономерностей развития современного общества у руководства Украины не позволяет на сегодняшний день говорить о готовности противостоять глобальным вызовам, с которыми наша страна сталкивается и будет сталкиваться в ближайшее время. По э тому, е сли ничего не изменится, население Украины будет все больше ощущать негативный характер глобализации.

Можно говорить, что в повестке дня нынешнего украинского правительства уже сегодня наряду с внутренними задачами стоят и такие проблемы глобального происхождения как террористические атаки, торговые войны, финансовые кризисы, рост цен на энергоносители, незаконная миграция, инфекционные болезни (СПИД, атипичная пневмония, птичий грипп и т.д.). А неготовность отвечать на глобальные вызовы ставит Украину перед мучительным принятием решений, тогда как реакция на постоянно возникающие угрозы должна быть мгновенной и адекватной. Именно поэтому необходимо достижение стратегического понимания сегодняшних и будущих вызовов, рисков, проблем и возможностей, связанных с глобализацией.

Такое понимание принесет стране возможность и необходимость использовать потенциал глобальных вызовов и будет способствовать более динамичному и эффективному развитию Украины во многих сферах, и, прежде всего, в экономической.

Мы уже касались вопросов глобального развития в наших Диалогах, однако сегодня, мы попытались посмотреть на глобальные вызовы, которые не столь абстрактны и не настолько далеки от наших не менее важных и актуальных проблем внутреннего развития, как кому-то хотелось бы. Да, Украине еще есть чем заняться в своем доме, особенно когда все трещит по швам. Но даже наводить порядок мы не имеем права без оглядки по сторонам, причем, не только в рамках традиционного «многовекторного» периметра. Хотя бы для того, чтобы проверять адекватность украинских инициатив современному миру и новым политическим реалиям.

Свернуть

Характер взаимосвязей Украины с глобализирующимся миром является одним из самых трудных и важных вопросов нынешнего развития. Хотим мы того, или нет, но глобальные вызовы «форматируют» внутреннее пространство Украины. Именно поэтому необходимо достижение стратегического понимания сегодняшних и будущих вызовов, рисков, проблем и возможностей, связанных с глобализацией.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Далеко не все общества способны пережить глобализацию

Какие из современных глобальных вызовов представляют наибольшую опасность для человечества?

Для человечества опасен глобализм сам по себе, ведь общество, как и всякий живой организм, болезненно переживает свои качественные изменения. Человек при переходе из одной возрастной категории в другую переживает кризис, поскольку у него происходит перестройка психологии, поведения. Так и общество, подобно взрослеющему ребенку, пройдя фазу юности и входя в фазу зрелости (а глобализм предполагает наличие зрелого объединившегося общества), переживает определенные комплексы. И в связи с этим становятся явными его преимущества и пороки.

Если говорить напрямую о вызовах, то их порождает в первую очередь информационная открытость, которая приводит к разрушению национального и цивилизационного сакралитета. При этом рушатся те формы и основы национального, народного самосознания, которые сохраняли традицию, причем это явление переживают как локальные общности, так и большие народы. Таким образом, рушатся одновременно и национальные, и консервативные традиционные формы, а это приводит к хотя и временной, но очень болезненной маргинализации. Огромные маргинализированные социальные слои оказываются как бы не у дел. Кстати, в свое время в Киевской Руси существовал такой феномен, как «бродники», которых сейчас считают предтечей казачества в Украине и России. Так вот сейчас одним из последствий краха традиционалистских форм общественного сознания является появление «глобального бродничества», то есть социокультурной и трудовой миграции, которая проявляется практически во всех сферах. К сожалению, далеко не все общества способны пережить нынешний переход, и в этом состоит реальная угроза.

Вторая производная глобализации – это кризис идентичности, который уже сейчас приводит к разрушению устоев национальной жизни не только в сфере духа, но и в области экономики. Не секрет, что главным конкурентным преимуществом в глобализированном мире становится не так само производство продукта, как способы социальной организации, связанной с этим производством. Общество, склонное к высокой мобильности, быстрой динамике перемен при сохранении традиционных общественных связей становится более конкурентоспособным. Этим и объясняется феномен «восточных драконов», – традиционные, но гибкие, способные к мобилизации общества оказались куда более успешными в глобальной экономике, нежели построенные на индивидуальном эгоизме и высоком уровне тотальной свободы. В частности, для Украины кризис идентичности может обернуться даже потерей государственности как таковой.

Третий вызов, наиболее сложный в восприятии и самый серьезный по последствиям состоит в трансформации глобального рынка, превращении его в гомогенную экономическую среду, в которой господствуют даже не транснациональные, а космоэкономические капиталы. В чем сложность формирования гомогенного глобального рынка? Прежде всего, фазой формирования больших объединенных региональных рынков, которая являлась промежуточной, выглядела прогрессивной и даже привлекательной для национальных экономик, поскольку еще не несла в себе разрушительной угрозы для тех экономических традиций и устоев, которые складывались на момент регионального объединения. Фактически, региональные экономики – это более разумная с точки зрения законов рынка организация разделения труда.

Но какой же риск сопряжен с объединением региональных экономик? В чем тут угроза для нас, в частности?

Возьмем как пример региональной экономики Европейский Союз, где все страны-участники нашли свое место, при этом сохраняя и свой технологический потенциал, и миграцию рабочей силы. Конечно, есть там и свои издержки, связанные, в частности, с аграрным рынком ЕС, где сталкиваются интересы традиционных экономик и специализаций, но, тем не менее, такие региональные экономики в условиях глобализации выглядят как удобная, приемлемая форма организации. Но следующая фаза, связанная с разрушением уже и региональных границ, может иметь серьезные последствия не только для отдельных стран, но и для экономик целых регионов. В условиях конкуренции региональных экономик все более выраженной становится глобальная специализация. Сейчас Украина на своей шкуре переживает последствия начавшейся ломки уже сложившегося глобального рынка металла. Так получилось, что металлургия является одной из несущих конструкций украинской экономики. Но мало того, что эта наша отрасль имеет низкую конкурентоспособность, в рамках мирового разделения труда страны Азии вышли на новый технологический уровень в металлургии и выбросили на рынок огромные объемы этой продукции, продемонстрировав, что все старые центры мировой металлургии могут оказаться неконкурентоспособными. Для Украины такое проявление глобализации, с изменением разделения труда в глобальном формате, может иметь просто катастрофические последствия.

Второй пример связан уже с транспортными услугами. По решению международных организаций вводятся новые технологические и экологические требования к танкерному флоту, в частности, обязательными становятся определенные технологии производства корпусов. Казалось бы, банальность, которая объясняется чисто технократически, но дело в том, что большинство современных танкерных флотов достаточно стары по своему производству. В связи с этим крупные флотовладельцы вынуждены сворачивать деятельность своих компаний, поскольку оказались не в состоянии обеспечить модернизацию своего танкерного флота.

Подобных фактов по мере трансформации региональных рынков в гомогенный глобальный рынок будет все больше. Это может привести к тому, что национальные экономики и экономики регионов, которые еще в начале 21 века казались перспективными и самодостаточными, за очень короткий срок могут мутировать в придатки глобализированных систем, или же быть полностью разрушенными. Опасность здесь состоит также и в том, что подрыв экономический базы сложившихся сейчас национальных и региональных сообществ может привести к последующему разрушению и самих сообществ, то есть их распылению. Ведь общество, у которого будет «выдернуто» собственное индустриальное основание в гомогенной глобальной экономике, будет вынуждено «распыляться» посредством миграции.

А какое место займет, на Ваш взгляд, в новом глобализированном мире наша страна? Способна ли она будет выступить в качестве субъекта в мировой геополитике?

Что касается субъектности, то нужно понимать, что субъект – это не президент, не министр иностранных дел и даже не какая-то правящая сила, выступающая от имени государства на внешнеполитической арене. Субъектность предполагает способность национального капитала и, соответственно, общества, связанного с национальным капиталом, четко и внятно формулировать свои запросы к государству и способность государственного менеджмента эти интересы воплощать и стыковать с государственными. Проблема Украины на протяжении последнего полутора десятка лет состояла в том, что у нас государственный интерес почему-то отождествлялся с интересами государственного аппарата, то есть бюрократии. Интерес же последней состоит всего лишь в сохранении места в машине, которая распоряжается страной. Мне вспоминается при этом поговорка: «Мы очень любим свою страну, но не можем терпеть того государства, которое в ней поселилось». Думаю, что в этих словах и заложена реакция на тот бюрократический класс, который длительное время пытался, не имея на то оснований, формулировать какие-то абстрактные государственные интересы, совершенно оторванные от реальности.

Кстати, все дискуссии в Украине, связанные со вступлением в ВТО, различные интеграционные проекты, возникают потому, что символическое желание политических сил, распоряжающихся государственной машиной, включиться в какой-то престижный проект не учитывало и не учитывает интересов национальной экономики и национального бизнеса. Ни общество, ни капитал не борются ни с ВТО, ни с НАТО, ни с ЕС, они вообще по-другому воспринимают эти вещи, ведь для них они являются определенными условиями и правилами развития. Так вот, отсутствие связи между проблемами капитала, общества и корпоративными интересами политического класса, управляющего государством, создает постоянные «пробки», которые ведут к вечным конфликтам.

Возможен ли выход из сложившейся ситуации?

Выход из этой ситуации связан с тем, что сейчас наконец-то появились условия для качественно нового диалога государственного менеджмента с национальным капиталом, который все более организуется и уже способен говорить не только языком кредитов и лоббистских законопроектов, но и языком своих интересов и запросов государству. Это заметно даже по рекламе крупных украинских компаний, которые раньше просто рекламировали свою продукцию, а сейчас говорят о своей роли в экономике, о том, какое количество рабочих мест они обеспечивают, какие дают поступления в бюджет. Это не случайность и не выдумка рекламистов, это уже элементы корпоративного самосознания.

Третьим, очень важным субъектом диалога должны быть структуры, связанные с самоорганизацией общества, то есть политические партии, общественные организации, экспертное сообщество. В общественном диалоге могут быть сформулированы основные стратегемы, то есть направления, критерии и стандарты внутренней и внешней политики Украины. В таких условиях мы обретем более четкую, внятную и в этом смысле более эгоцентричную позицию государства. Это, в свою очередь, проявится в более последовательной и рациональной политике государства в интеграционных проектах, во взаимоотношениях с международными организациями, в отношениях с другими странами, в очень важных на сегодня информационных контактах.

Однако есть определенные издержки, связанные с тем, что за годы независимости политическая часть национальной элиты оказалась очень подверженной внешней зависимости. Это произошло, возможно, из-за комплекса неполноценности, а может еще и потому, что многие украинские политики и целые политические группы исторически складывались как представители интересов не только украинского, но и международного капитала. Шлейф этой зависимости остается и сейчас. Если обратить внимание на скандалы последних лет, то обязательно всплывают «уши» крупной российской или западной компании, или же предыдущих проектов, с которыми были связаны наши политики. Поэтому и получается, что иностранные менеджеры, имеют в украинском политикуме свой интерес. Выборы 2002 и 2004 годов показали, что степень присутствия и даже участия иностранного менеджмента у нас очень высока.

Эту проблему, на мой взгляд, следует решать, и одно из направлений, которое я сейчас отстаиваю, состоит в том, что выборы 2006 года, а уж тем более следующие президентские выборы должны быть проинвестированы преимущественно, а желательно –полностью национальным капиталом. Ведь стыдно уже просить десяток миллионов на выборы, имея у себя такую мощную опору, стыдно продаваться за копейки!

То есть, Вы считаете, наш украинский капитал уже полностью самостоятельным?

Да, на мой взгляд, мы уже входим в тот этап, когда национальный капитал в широком смысле (я имею в виду и сырьевые, и финансовые, и промышленные группы) готов к более активной субъектной позиции в отношении государства. А это значит, что у нас формируются предпосылки для субъектности самого государства.

Но все это будет иметь смысл, если в обществе наконец-то появится самоорганизация. Посмотрите, сейчас на повестке дня стоит реформа местного самоуправления, фактически мы переживаем бум третьего сектора (после почти 14-летнего «замерзания» в этом направлении), резко повысилась роль медиа, которые являются не просто четвертой властью, а выступают в качестве своеобразного рупора самоорганизации граждан. Все эти процессы и создают пространство для диалога капитала, гражданского общества и менеджерского политического класса, связанного с управлением государством. Здесь, как в плавильном котле, формулируется сначала интерес, потом создается инструментальная политика и, наконец, рождается субъектность.

Конечно, хвастаться своей субъектностью нам еще рановато – Украина переживает только период юности. Но, учитывая, что мир уже входит в эпоху зрелости, нам предстоит взрослеть очень быстро и успеть сформулировать свой интерес до того, как мы будем «съедены» глобальными рынком и обществом.

Беседовала Оксана Гриценко

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

„Сьогодні кризу переживає сам глобальний проект”

Юрий Павленко, доктор философских наук, доцент (Институт Мировой экономики и международных отношений НАН Украины)

Мілітаризація економік – парадоксальний наслідок глобалізації

Лада Леся Рослицька, юрист публічного міжнародного права, незалежний експерт у галузі безпеки

Нам треба позбуватися комплексу колонії Росії

Євген Сверстюк, письменник, філософ, правозахисник

„У нас бракує енергії для опору глобалізації”

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

«Самый большой вызов для нас – сама Украина»

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

„Ми поки що не в змозі протистояти зовнішнім тискам”

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Глобалізація як культурний чинник

Рустем Жангожа, ведущий научный сотрудник Института международной экономики

Сами события подталкивают Украину к тому, чтобы она стала региональным лидером

Владислав Седнев, китаевед, Институт мировой экономики и международных отношений НАН Украины

Глобализация по-китайски: тише варишь, больше съешь

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

„Україна потребує максимального включення до міжнародних систем колективної безпеки”

Олег Зарубінський, виконувач обов’язків голови Комітету з питань Європейської інтеграції

„У будь-якій кризі можна знайти джерело для поступу”

Юрий Николаевич Пахомов, академик НАН Украины, директор Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины

Разные страны по-разному формируют свои ответы на вызовы глобализации

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

„Україна перебуває в нестабільній і небезпечній перехідній зоні, як кажуть в народі – „ні там, ні сям”

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

„Протистояти глобальним викликам складно навіть не стільки через брак коштів, як через брак розуму”

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Глобалізувати світ ненасильницьким шляхом

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,055