В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Вызовы или стимулы глобализации?

Прочитати вступ української мовою

Характер взаимосвязей Украины с глобализирующимся миром является одним из самых трудных и важных вопросов нынешнего развития. За четырнадцать лет независимости общество так и не получило ответа на вопрос – какое место будет занимать Украина в стремительно меняющемся мире?

Хотим мы того, или нет, но глобальные вызовы «форматируют» внутреннее пространство Украины. Экономика, политика, экология, религия, информация, безопасность и многие другие ключевые сферы человеческой деятельности уже давно не являются узконациональными. Однако между изоляционизмом и самодостаточностью пролегает пропасть, преодоление которой может поглотить усилия многих поколений. И если изоляционизм – это удел «юных» стран , переживающих период первоначального накопления капитала, то самодостаточность – делает страны менее уязвимыми и позволяет более гибко реагировать на изменение внешней, глобальной, среды.

Растущее углубление взаимозависимости народов и государств распространяется на все сферы общественной жизни. Мы во многом унифицируемся. Принципиально изменилось в последнее время соотношение эндогенных и экзогенных факторов развития отдельно взятых стран, включая и Украину. С одной стороны, распространена четкая фиксация потребительского характера включенности в глобальные процессы Украины – наша страна лишь поставлена перед фактами глобальных вызовов и зачастую служит площадкой для экспериментов МВФ или ВБ. Оставаясь и дальше пассивным объектом мировой политики, Украина теряет возможность решать задачи, которые ставит перед нею время. Но для того, чтобы стать субъектом глобального процесса, его необходимо хотя бы понять, не говоря уже о том, чтобы научиться свободно ориентироваться в нем и влиять на его развитие.

С другой стороны, только за последние 10 лет радикально изменилась и сама система международных отношений, и традиционные представления о базовых принципах ее организации. Страна, которая не желает или не способна «вписаться» в магистральные мировые тенденции, оказывается в изоляции. Ее инициативы игнорируются, мимо нее проходят финансовые потоки. Даже конкурентоспособные отрасли экономики постепенно деградируют, и страна-изгой перестает принимать участие в глобальном разделении труда, ей грозят бедность и отсутствие перспективы. П одрыв экономический базы сложившихся национальных и региональных сообществ может привести к последующему их разрушению и распылению.

Отсутствие стратегического мышления и понимания глобальных закономерностей развития современного общества у руководства Украины не позволяет на сегодняшний день говорить о готовности противостоять глобальным вызовам, с которыми наша страна сталкивается и будет сталкиваться в ближайшее время. По э тому, е сли ничего не изменится, население Украины будет все больше ощущать негативный характер глобализации.

Можно говорить, что в повестке дня нынешнего украинского правительства уже сегодня наряду с внутренними задачами стоят и такие проблемы глобального происхождения как террористические атаки, торговые войны, финансовые кризисы, рост цен на энергоносители, незаконная миграция, инфекционные болезни (СПИД, атипичная пневмония, птичий грипп и т.д.). А неготовность отвечать на глобальные вызовы ставит Украину перед мучительным принятием решений, тогда как реакция на постоянно возникающие угрозы должна быть мгновенной и адекватной. Именно поэтому необходимо достижение стратегического понимания сегодняшних и будущих вызовов, рисков, проблем и возможностей, связанных с глобализацией.

Такое понимание принесет стране возможность и необходимость использовать потенциал глобальных вызовов и будет способствовать более динамичному и эффективному развитию Украины во многих сферах, и, прежде всего, в экономической.

Мы уже касались вопросов глобального развития в наших Диалогах, однако сегодня, мы попытались посмотреть на глобальные вызовы, которые не столь абстрактны и не настолько далеки от наших не менее важных и актуальных проблем внутреннего развития, как кому-то хотелось бы. Да, Украине еще есть чем заняться в своем доме, особенно когда все трещит по швам. Но даже наводить порядок мы не имеем права без оглядки по сторонам, причем, не только в рамках традиционного «многовекторного» периметра. Хотя бы для того, чтобы проверять адекватность украинских инициатив современному миру и новым политическим реалиям.

Свернуть

Характер взаимосвязей Украины с глобализирующимся миром является одним из самых трудных и важных вопросов нынешнего развития. Хотим мы того, или нет, но глобальные вызовы «форматируют» внутреннее пространство Украины. Именно поэтому необходимо достижение стратегического понимания сегодняшних и будущих вызовов, рисков, проблем и возможностей, связанных с глобализацией.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Глобализация по-китайски: тише варишь, больше съешь

Глобализация по-китайски: тише варишь, больше съешь: Глобализация по-китайски: тише варишь, больше съешь

Владислав Седнев, китаевед, Институт мировой экономики и международных отношений НАН Украины

Известно, что Китай долгое время был одной из самых закрытых стран мира. Однако в последнее время его все чаще ставят примером как успешной интеграции в мировую экономику, так и сохранения при этом внутреннего социального равновесия. В чем секрет таких успехов?

Чтобы понять логику поведения Китая в условиях глобализации, нужно обратиться к его истокам – ведь история этой страны насчитывает пять тысячелетий. Еще во втором тысячелетии до нашей эры в Китае создавались так называемые «Дворцы Мудрости», куда съезжались философы и мудрецы для обсуждения проблем общества и государства. Императора окружали, как правило, очень образованные люди. Китайский чиновник на своем пути к вершинам чиновничьей иерархии не мог обойтись без хорошей профессиональной подготовки, и должен был сдать массу экзаменов, проявить хорошее знание национальной культуры, литературы, философии. Там традиционно уважение к знаниям, настоящий культ знаний, который был нарушен лишь Мао. Сейчас это уважение восстановлено.

Когда, с падением Советского Союза двухполярный мир оказался разрушен, то Китай, который раньше занимал позицию «мудрой обезьяны, с холма наблюдающей как в долине дерутся два тигра», оказался в сложном положении. Однако он не стал натягивать на себя шкуру тигра, и заявил, что в сегодняшнем мире государства должны находить общий язык. Вся прежняя конфронтация с Соединенными Штатами была снята, а критика американского империализма, которая раньше очень активно велась, ушла с полос газет.

Почему Китай так себя повел? Да потому, что еще в середине 70-х годов это была глубоко отсталая страна. Лишь в 1978 году был взят курс на открытость миру.

Как мыслил Дэн Сяопин, когда объявил свой новый курс? Маоистская политика себя полностью исчерпала. И Мао, и Дэн Сяопин видели перед собой одну цель – величие страны, но шли к этому разными путями. Мао Цзедун был во многом троцкистом, и думал так, что население можно мобилизовать, и на голом энтузиазме, через промывание мозгов можно заставить людей работать. Оказалось, что энтузиазм рано или поздно у людей иссякает, они хотят жить по-человечески. Новые руководители страны понимали, что без прогресса в экономике далеко не уедешь – ведь в те годы в селах считалось счастьем иметь в день хотя бы две чашки риса. Задача была поставлена колоссальной сложности. В то время население уже было примерно 1,2 миллиарда человек, причем людей голодных, необразованных, обозленных – даже китайцы, при всем своем великом терпении понимали, что дошли до ручки. Новые руководители страны понимали, что необходимо включить механизмы материального стимулирования, при этом не наделав глупостей в экономике, и, что принципиально важно – открыть страну миру.

Как говорил Дэн Сяопин, «если вы хотите проветрить комнату, и к вам залетают мухи, это еще не повод к тому, чтобы не проветривать вообще – просто надо поубивать мух». Целью такого открытия было получение иностранных инвестиций, новых технологий и новых методов управления. Прежняя, жесткая вертикаль управления уже не работала эффективно, менеджмент нуждался в модернизации.

Встал вопрос, как же быть? Открывать всю страну нельзя, но как-то же надо создавать условия для иностранных инвесторов. После своей знаменитой поездки Дэн Сяопина в 1982 году по югу Китая, было принято решение открыть 14 специальных экономических районов. Были снижены налоги на население, которое на 90% состояло из крестьян, чтобы люди могли что-то продать на рынке и заработать деньги, выбиться из нищеты. Была дана свобода предпринимательства, масса молодежи пошла в бизнес, причем налогообложение было очень умеренное.

Важным козырем Китая, благодаря чему и сработала такая политика, является то, что за границей страны живет огромное количество этнических китайцев, так называемых «хуацяо». Эта китайская диаспора связана с родиной тысячами родственных нитей. Какой иностранный инвестор решился бы вложить деньги в страну, в которой неизвестно что завтра произойдет? Но тут китайское руководство сделало изящный шаг в сторону от идеологии маоизма в сторону традиционной китайской философии – конфуцианства, которая, как ее ни вытравливал Мао, все же сохранила глубокие корни. При этом «с корабля современности» не выбросили и Мао. Авторитет Мао почти не пострадал.

Во время своих поездок я спрашивал людей, что они думают о Мао. Лучше всех ответила одна девушка-цветочница, «он был великий человек, а все великие люди, делая великие дела, совершают некоторое количество ошибок». Ответ очень характерный для сегодняшнего отношения к «великому кормчему». Как считает Л.С.Переломов, выдающийся знаток конфуцианства, в Китае сейчас построен «конфуцианский социализм», а на Тайване – «конфуцианский капитализм».

Таким образом, китайской диаспоре был дан ясный сигнал о том, происходит возврат к традиционным ценностям, и что она теперь может без опаски вкладывать деньги в китайскую экономику. Причем власть очень умело играла на их патриотизме и тщеславии. Там часто можно встретить улицы имени какого-нибудь Ван Ли, который вложил средства, чтобы разбить сквер или построить корпус университета. В страну пошли инвестиции, в основном семейные, родственные. Начали создаваться рабочие места, а благодаря продуманному законодательству начал развиваться и внутренний рынок. Его развитию уделялось огромное внимание, чем Украина, кстати, полностью пренебрегла. Если у нас 67% производства работает на экспорт, тут радоваться нечему. Это значит, что внутри страны все нищие, кроме кучки олигархов.

Спустя несколько лет за «хуацяо» потянулись уже и некитайские инвесторы – американцы, немцы и т.д. Как и планировалось, за 20 лет ВВП страны вырос в четыре раза. Однако в конце 80-х годов китайцы столкнулись с серьезными проблемами. Появились признаки перегрева экономики, рост межотраслевых диспропорций, рост социального неравенства при обширной бедности населения, усилилась коррупция. Все это привело к взрыву народного негодования в 1989 году на площади Тяньаньмэнь. Китай оказался заложником быстрых темпов своего развития, подумайте только – последние 10 лет среднегодовой рост экономики составил порядка 10%. Сейчас в стране начали задумываться, а не пора ли немного притормозить? Но есть и нижние пределы роста, порядка 7% в год, ниже которых нельзя опускаться – начнется безработица, и страну ждут большие неприятности.

Отношения с международными финансовыми институтами для многих стран, но не для Китая, стали причиной серьезных провалов в экономике. Теперь и Украина вступает в ВТО. Какую линию поведения стоило бы выбрать нашей стране?

К вступлению в ВТО китайцы готовились очень тщательно. Это для страны серьезное потрясение. Но они пошли на это, чтобы взбодрить свою экономику. Сейчас они активно проводят акционирование предприятий, делают то, что в свое время в Германии называлось «народным капитализмом». Сокращают количество нерентабельных предприятий, сокращают штаты. Обычное дело в этой стране – ту работу, которую может сделать один человек, там делают пять.

Естественно, такая политика вызывает социальное напряжение. Социальное страхование там очень слабое, люди после 40 лет, оказавшись безработными, попадают в очень серьезную ситуацию. Правда, пенсионеры получают там вполне пристойную пенсию, особенно отставные чиновники и партийные деятели.

В Госсовете Китая мне показали залы с документами по переговорам по вступлению в ВТО – это горы бумаг, это титанический труд. Они договаривались с каждой страной мира, по каждой отрасли экономики. Они все тщательно взвесили и решили, что вступление в ВТО им выгодно, при условии т.н. «отложенного введения в действие» ряда положений договоров, на 5-7 лет. При этом страна отказалась от валютной либерализации, обмен долларов на юани на законном основании там очень ограничен. Как ни давили на них американцы, валютную либерализацию они не провели – сначала создали комиссию по переговорам, которая по их планам должна была работать лет триста, а потом, когда США стали ставить ультиматумы, изменили соотношение юаня к доллару на… один цент!

Сфера же масс-медиа, воздействия на массовое сознание для иностранцев там и вовсе – полное табу. Иностранные инвестиции в прессу, в телевидение там запрещены. Телевидению там запрещено показывать иностранные программы, за исключением бразильских мыльных опер и безобидных телесериалов. При этом в стране производится огромное количество своих фильмов. Огромное внимание уделяется сохранению своей национальной идентичности, хотя китайцы и так «плохо растворяются» за рубежом, выпускают свои газеты, живут в своих кварталах, имеют даже свой суд и свою полицию, держатся кучей.

Если Украина восприняла рецепты «вашингтонского консенсуса» как истину в последней инстанции, Китай подошел к ним весьма критически, настороженно. Очень сложные отношения у него с МВФ. Более продуктивные отношения сложились с Мировым Банком, который выделял стране гранты на решение экологических проблем, борьбу с опустыниванием, борьбу со СПИДом и так далее. Китайцы очень опасаются попасть в зависимость от международных финансовых институтов, а потому тщательно изучают иностранный опыт. Неприятие «шоковой терапии» там даже отмечено в официальных документах. Главным принципом отношений с международными финансовыми институтами стала осторожность, как они говорят, «переходя реку, нащупывать камни».

Ожидается, что уже в ближайшие 15 лет Китай из отсталой аграрной страны станет крупнейшей экономикой мира, и обретет статус «глобального игрока». А способна ли Украина на такую метаморфозу?

Ясно, что Китай стал «мастерской мира». Он как тот волшебный горшочек из сказки братьев Гримм, который варит и варит кашу, и все заливает ею… Уже весь мир одет во все китайское, но на одних тапочках и тряпочках далеко не уедешь. Ясно, чтобы обеспечить будущее страны и завоевать лидерство, нужно развивать научно-техническую сферу. И это оказалось самое сложное. Развитый мир не спешит делиться своими знаниями и технологиями. Китайцам приходится прибегать ко всяким хитростям – массово отправлять студентов за рубеж в погоне за знаниями, заниматься промышленным шпионажем…

Поставлена задача до середины столетия завоевать лидерство в сфере науки и технологий. Получится ли – от этого во многом зависит и будущее Китая. Пока что это неясно.

Думаю, нам есть чему у них поучиться – больше верить в себя, свои силы, отстаивать свои национальные интересы. Вся история нашей страны показывает, что украинцы умели делать свое дело, не взирая на то, кто сегодня у власти – свои гетьманы, или поляки с турками. Мне кажется, сейчас, пока наша государственность еще во многом эфемерна, очень важно наполнить ее живым содержанием. У нас есть такой человеческий и интеллектуальный потенциал, и это признают сами китайцы, что мы можем горы свернуть, я уже не говорю о решении навязшей на зубах проблемы энергоресурсов. Но наиболее важно – это отыскать такую формулу государственного управления, которая бы отвечала нашим национальным традициям и интересам.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

„Сьогодні кризу переживає сам глобальний проект”

Юрий Павленко, доктор философских наук, доцент (Институт Мировой экономики и международных отношений НАН Украины)

Мілітаризація економік – парадоксальний наслідок глобалізації

Лада Леся Рослицька, юрист публічного міжнародного права, незалежний експерт у галузі безпеки

Нам треба позбуватися комплексу колонії Росії

Євген Сверстюк, письменник, філософ, правозахисник

„У нас бракує енергії для опору глобалізації”

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

«Самый большой вызов для нас – сама Украина»

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

„Ми поки що не в змозі протистояти зовнішнім тискам”

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Глобалізація як культурний чинник

Рустем Жангожа, ведущий научный сотрудник Института международной экономики

Сами события подталкивают Украину к тому, чтобы она стала региональным лидером

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

„Україна потребує максимального включення до міжнародних систем колективної безпеки”

Олег Зарубінський, виконувач обов’язків голови Комітету з питань Європейської інтеграції

„У будь-якій кризі можна знайти джерело для поступу”

Юрий Николаевич Пахомов, академик НАН Украины, директор Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины

Разные страны по-разному формируют свои ответы на вызовы глобализации

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Далеко не все общества способны пережить глобализацию

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

„Україна перебуває в нестабільній і небезпечній перехідній зоні, як кажуть в народі – „ні там, ні сям”

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

„Протистояти глобальним викликам складно навіть не стільки через брак коштів, як через брак розуму”

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Глобалізувати світ ненасильницьким шляхом

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,038