В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Вызовы или стимулы глобализации?

Прочитати вступ української мовою

Характер взаимосвязей Украины с глобализирующимся миром является одним из самых трудных и важных вопросов нынешнего развития. За четырнадцать лет независимости общество так и не получило ответа на вопрос – какое место будет занимать Украина в стремительно меняющемся мире?

Хотим мы того, или нет, но глобальные вызовы «форматируют» внутреннее пространство Украины. Экономика, политика, экология, религия, информация, безопасность и многие другие ключевые сферы человеческой деятельности уже давно не являются узконациональными. Однако между изоляционизмом и самодостаточностью пролегает пропасть, преодоление которой может поглотить усилия многих поколений. И если изоляционизм – это удел «юных» стран , переживающих период первоначального накопления капитала, то самодостаточность – делает страны менее уязвимыми и позволяет более гибко реагировать на изменение внешней, глобальной, среды.

Растущее углубление взаимозависимости народов и государств распространяется на все сферы общественной жизни. Мы во многом унифицируемся. Принципиально изменилось в последнее время соотношение эндогенных и экзогенных факторов развития отдельно взятых стран, включая и Украину. С одной стороны, распространена четкая фиксация потребительского характера включенности в глобальные процессы Украины – наша страна лишь поставлена перед фактами глобальных вызовов и зачастую служит площадкой для экспериментов МВФ или ВБ. Оставаясь и дальше пассивным объектом мировой политики, Украина теряет возможность решать задачи, которые ставит перед нею время. Но для того, чтобы стать субъектом глобального процесса, его необходимо хотя бы понять, не говоря уже о том, чтобы научиться свободно ориентироваться в нем и влиять на его развитие.

С другой стороны, только за последние 10 лет радикально изменилась и сама система международных отношений, и традиционные представления о базовых принципах ее организации. Страна, которая не желает или не способна «вписаться» в магистральные мировые тенденции, оказывается в изоляции. Ее инициативы игнорируются, мимо нее проходят финансовые потоки. Даже конкурентоспособные отрасли экономики постепенно деградируют, и страна-изгой перестает принимать участие в глобальном разделении труда, ей грозят бедность и отсутствие перспективы. П одрыв экономический базы сложившихся национальных и региональных сообществ может привести к последующему их разрушению и распылению.

Отсутствие стратегического мышления и понимания глобальных закономерностей развития современного общества у руководства Украины не позволяет на сегодняшний день говорить о готовности противостоять глобальным вызовам, с которыми наша страна сталкивается и будет сталкиваться в ближайшее время. По э тому, е сли ничего не изменится, население Украины будет все больше ощущать негативный характер глобализации.

Можно говорить, что в повестке дня нынешнего украинского правительства уже сегодня наряду с внутренними задачами стоят и такие проблемы глобального происхождения как террористические атаки, торговые войны, финансовые кризисы, рост цен на энергоносители, незаконная миграция, инфекционные болезни (СПИД, атипичная пневмония, птичий грипп и т.д.). А неготовность отвечать на глобальные вызовы ставит Украину перед мучительным принятием решений, тогда как реакция на постоянно возникающие угрозы должна быть мгновенной и адекватной. Именно поэтому необходимо достижение стратегического понимания сегодняшних и будущих вызовов, рисков, проблем и возможностей, связанных с глобализацией.

Такое понимание принесет стране возможность и необходимость использовать потенциал глобальных вызовов и будет способствовать более динамичному и эффективному развитию Украины во многих сферах, и, прежде всего, в экономической.

Мы уже касались вопросов глобального развития в наших Диалогах, однако сегодня, мы попытались посмотреть на глобальные вызовы, которые не столь абстрактны и не настолько далеки от наших не менее важных и актуальных проблем внутреннего развития, как кому-то хотелось бы. Да, Украине еще есть чем заняться в своем доме, особенно когда все трещит по швам. Но даже наводить порядок мы не имеем права без оглядки по сторонам, причем, не только в рамках традиционного «многовекторного» периметра. Хотя бы для того, чтобы проверять адекватность украинских инициатив современному миру и новым политическим реалиям.

Свернуть

Характер взаимосвязей Украины с глобализирующимся миром является одним из самых трудных и важных вопросов нынешнего развития. Хотим мы того, или нет, но глобальные вызовы «форматируют» внутреннее пространство Украины. Именно поэтому необходимо достижение стратегического понимания сегодняшних и будущих вызовов, рисков, проблем и возможностей, связанных с глобализацией.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Сами события подталкивают Украину к тому, чтобы она стала региональным лидером

Сами события подталкивают Украину к тому, чтобы она стала региональным лидером: Сами события подталкивают Украину к тому, чтобы она стала региональным лидером

Рустем Жангожа, ведущий научный сотрудник Института международной экономики

В сфере ваших научных интересов – страны центральной Азии, северного Кавказа, а также Турция. Хотя их с Украиной многое разделяет, но ведь масса проблем, с которыми мы столкнулись, похожи – это глобализация, а с ней и интеграция в мировую экономику. Как они справляются с этим?

Понятие глобализации настолько широко, что не поддается точной дефиниции. Порой в него вкладывают почти противоположный смысл, тем более, если это касается новообразованных государств центральной Азии и северного Кавказа. Но это объективный процесс и вызов времени. Мы во многом унифицируемся благодаря глобальным сетям коммуникаций, есть в этом и положительные, и негативные стороны. Вопрос в другом. На фоне глобализации возникает мировое «надправительство». Транснациональные корпорации становятся главной силой на планете, хотя и выступают под разными именами, внедряясь в правительства и определяя их политику.

В последней своей книге я писал, что «народы центральной Азии спят в одной постели, но видят разные сны». Возможно, процесс региональной интеграции этих государств сможет в какой-то степени компенсировать тот негатив, который вносят в их жизнь, в экономику, в духовную сферу вторжение транснациональных финансово-промышленных групп. В противном случае, эти страны превратятся в пассивные объекты, а не субъекты, мировой политики. Они станут не в состоянии решать те задачи, которые стоят перед народами этих стран.

К сожалению, процесс региональной интеграции тормозится по многим причинам. Первая из них – это разная скорость развития этих стран. В центральной Азии за последние 15 лет произошел очень большой разброс этих стран - по их экономическому развитию, по развитию их гражданского общества. Все-таки доминантой любого развития должно быть развитие общества и человеческой личности. Однако традиционный этатизм стран этого региона приводит к тому, что в глазах властей государство все еще остается чем-то гораздо более ценным, чем интересы всего общества. Политики и партии, даже оппозиционные, вынуждены вступать с властями даже не в диалог, а в настоящий торг. А платить по счетам, конечно, приходится обществу, на него ложатся все издержки. Думаю, то, что произошло в ходе Оранжевой революции в Украине – это своего рода пилотный проект, который станет примером для многих стран центральной Азии и северного Кавказа.

Вы думаете, что проект ГУАМ еще можно реанимировать?

События объективно подталкивают Украину к тому, чтобы она стала региональным лидером. Она обладает большим потенциалом, большей политической свободой, большими возможностями, чтобы формировать новую региональную структуру, которая сможет компенсировать то негативное влияние транснациональных финансово-промышленных групп, которое испытывает весь регион, да и мир в целом.

Я сам родом из Казахстана, хорошо его знаю. Думаю, его нынешнему руководству стоило бы заняться «инвентаризацией прошлого», заняться вопросами этногенеза, национальной идентичности. Думаю, дело не только в отсутствии политической воли, или низкой креативности интеллектуальной и политической элиты. Вместо того, чтобы заняться решением стратегических проблем, найти то достойное место, которое эти страны могли бы занять в мировой истории, их руководство занимается решением сиюминутных проблем поиска материальной выгоды. И это главная проблема стран постсоветского региона. К сожалению, она пока даже не стоит в их повестке дня.

Какую роль сыграли в странах центральной Азии и северного Кавказа за последние 15 лет международные финансовые институты?

Не самую лучшую. Несмотря на все декларации МВФ, что экономические реформы будут проведены в интересах общества, оказалось наоборот. Макроприватизация и другие экономические реформы не отвечали ожиданиям населения этих стран – наоборот, они отвечали лишь потребностям глобальных финансово-промышленных групп. Страны региона были использованы лишь как сырьевые базы. Ни рабочие руки, ни светлые головы не были использованы. Население Узбекистана, Кыргызстана, Казахстана, да и Турции массово отправилось на заработки за рубеж. Национальная экономика стран центральной Азии оказалась отброшена далеко назад.

Сама идея, на которой строилось образование в Советском Союзе, состояла в подавлении национальной идентичности этих стран. Однако резкий слом системы образования не дал национальной идентичности ничего, поскольку нет тех инструментов, которыми было бы возможно построить новую систему образования. Качество обучения стало чрезвычайно низким. Особенно это касается Туркменистана, Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана. В Казахстане несколько другая ситуация, но и она не настолько хороша, чтобы давать ей позитивную оценку.

Не все так просто и в Турции. Сейчас идут переговоры о вступлении в Евросоюз. Это давний член НАТО, но тут срабатывает и европейский шовинизм. Отчасти можно понять европейских националистов и правых, но в Европе серьезные проблемы с национальной идентичностью, очень плохая демография. Принятие Турции в ЕС меняет само лицо Европы. На это можно возразить то, что если сегодня первое поколение мигрантов в Европу занимается физическим трудом, уже во втором поколении это будут интеллектуалы, обладающие высоким пассионарным потенциалом. Возможно, европейцам стоило бы пересмотреть понятие нации. Нация это политическое объединение или этническое? Это очень дискуссионный вопрос.

Отказ Турции от интеграции в ЕС – тоже процесс не безобидный. Как только Турции откажут в членстве в ЕС, так на арену выйдут турецкие клерикалы. Это может привести к серьезному противостоянию. Тут уже вопрос переходит в сферу аксиологии – что для мира важнее, этническая принадлежность, конфессиональная, или какая-то другая? Тут само время, логика развития событий должны дать ответ. Конечно, интересно на эту тему рассуждать, но жить в таком драматическом мире не очень комфортно.

Каков уровень понимания в руководстве стран центральноазиатского региона уровня задач, которые ставит перед ними глобализация?

Увы, но я могу поставить в один ряд правительства всех стран СНГ. С одной стороны, недопустимо низкий интеллектуальный уровень, я включаю сюда и украинский политикум, а с другой стороны, это клептократия. Сильное разочарование населения в своих политических лидерах заметно даже на уровне обыденного сознания. Что в Грузии, что в Азербайджане, что в Украине разговоры политиков о светлом будущем их стран – это всего лишь флёр, прикрывающий банальное разворовывание национального достояния под видом приватизации и так далее. И этот флёр становится своеобразной характеристикой и приметой нашего времени.

Сейчас Украина собирается вступать в ВТО. А как решают этот вопрос наши юго-восточные соседи?

Для каждой из стран региона вступление во Всемирную организацию торговли мало что значит. Туда их особенно никто не приглашает, кроме энергоресурсов они мало что могут дать. Для Украины это дело совсем другое. Этот процесс тормозится местными интересами, коммунистами «от Версаче» и разными лоббистами. Но вступление Украины в ВТО – это неизбежный процесс интеграции в мировую экономику. Это как глобальное потепление – можно его обсуждать, нельзя только остановить. Еще в 1988 году, стоя у памятника Шевченко, я говорил, что потенциал Украины намного превышает потенциал Польши ли Чехословакии. Нужно просто подняться с колен. Я это уже говорил не раз, скажу и сейчас – у страны есть потенциал, но политическая культура в Украине недопустимо низка. И это главное препятствие.

Однако при всем своем скепсисе о происходящем ныне в Украине я уверен, что произошедшее в ходе Оранжевой революции многое значит для прогресса ее политической культуры. Был создан важный прецедент. Это был первый тест на зрелость гражданского общества, вторым станут грядущие парламентские выборы. Мне хочется думать, что новые парламентские выборы пройдут в новом алгоритме, чем прежние президентские выборы.

В отличие от Украины, в странах Центральной Азии и Северного Кавказа ситуация неутешительная. В Узбекистане, где в конце 80-х был мощный Народный фронт, теперь он разогнан, его активисты посажены в тюрьмы, изгнаны из страны. Религиозный оппозиционер муфтий Мухаммад Садык изгнан из страны. В остальных странах с оппозицией обращение не менее жесткое. Поэтому у меня нет надежды на то, что там произойдут быстрые изменения к лучшему. Да и религиозные традиции в них вовсе не настолько сильны, чтобы вызвать какое-то сопротивление. Ислам там присутствует чисто виртуально – его никто не знает. В головах полная путаница. Для того, чтобы что-то сопротивлялось, нужна какая-то субъектность, самосознание и действующее начало, а в головах жителей этого региона этого нет.

Каким вы видите будущее стран этого региона? Скажем, хотя бы в ближайшие лет пять.

Я думаю, один на один населению не справиться со своими властями. Власти этих стран легко идут на сотрудничество с любыми крупными финансово-промышленными группами, которые, в общем-то, там всем и верховодят. Так что в ближайшие годы я не вижу там особых перспектив. Но поскольку я исхожу из императивов всей мировой культуры, глобальных тенденций, если хотите, из борьбы добра со злом, то зло должно проиграть. Приход нового поколения неизбежно создаст новую политическую среду, новую мотивацию, новую энергию. В это я верю.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

„Сьогодні кризу переживає сам глобальний проект”

Юрий Павленко, доктор философских наук, доцент (Институт Мировой экономики и международных отношений НАН Украины)

Мілітаризація економік – парадоксальний наслідок глобалізації

Лада Леся Рослицька, юрист публічного міжнародного права, незалежний експерт у галузі безпеки

Нам треба позбуватися комплексу колонії Росії

Євген Сверстюк, письменник, філософ, правозахисник

„У нас бракує енергії для опору глобалізації”

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

«Самый большой вызов для нас – сама Украина»

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

„Ми поки що не в змозі протистояти зовнішнім тискам”

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Глобалізація як культурний чинник

Владислав Седнев, китаевед, Институт мировой экономики и международных отношений НАН Украины

Глобализация по-китайски: тише варишь, больше съешь

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

„Україна потребує максимального включення до міжнародних систем колективної безпеки”

Олег Зарубінський, виконувач обов’язків голови Комітету з питань Європейської інтеграції

„У будь-якій кризі можна знайти джерело для поступу”

Юрий Николаевич Пахомов, академик НАН Украины, директор Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины

Разные страны по-разному формируют свои ответы на вызовы глобализации

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Далеко не все общества способны пережить глобализацию

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

„Україна перебуває в нестабільній і небезпечній перехідній зоні, як кажуть в народі – „ні там, ні сям”

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

„Протистояти глобальним викликам складно навіть не стільки через брак коштів, як через брак розуму”

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Глобалізувати світ ненасильницьким шляхом

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,156