В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Майдан, рік по тому

Прочитать вступление на русском языке

Через рік після виборів президента України, після протистояння на Майдані й „помаранчевої революції”, після ейфорії від зміни влади і розчарування від влади нової, можна поглянути на те, що відбулося, з вершин нового досвіду та знань.

Події, які сьогодні увесь світ називає „помаранчевою революцією”, відбувалися без барикад та застосування зброї. Захід у захваті аплодував Майдану, адже досі вважалося, що мирні акції протесту та непокори – найбільш ефективний тип революції, оскільки, на відміну від збройних конфліктів, не приховують справжні причини та мету революційних перетворень. Однак прихований від очей громадськості підтекст подій, що відбулися, суперечливі і навіть протилежні інтереси лідерів революції, які об`єдналися проти режиму Кучми, далися взнаки навіть раніше, ніж сподівалися найбільш песимістично налаштовані експерти.

Як добре все починалося! Лозунги свободи зробили чудо: у Києві знизилася злочинність, зменшилася кількість п`яних. Люди приводили у свої домівки десятки незнайомих людей – погрітися та випити чаю. Такої масової рішучості та ентузіазму в Україні годі було побачити навіть за часів народження незалежності.

Протистояння на виборах 2004 року носило принциповий характер – країна дійсно вибирала свій шлях у майбутнє, але не всі бачили його однаково. Різниця у сприйнятті подій, що відбувалися, у влади і народу почала виявлятися одразу після інавгурації нового президента.

Лідери й ініціатори „помаранчевої революції” виявилися більш слабкими, ніж той вир народної ініціативи, який ніс країну до свободи. Дехто з тих, хто виступав перед учасниками акцій непокори на Майдані, з часом розкрилися з несподіваних і не завжди привабливих сторін. Але звинувачення у корупції й відкрите протистояння між найпомітнішими постатями у „команді Віктора Ющенка” – лише верхівка айсберга тих протиріч, які приховувалися за яскравими прапорами та лозунгами Майдану. Всього через рік після помаранчевої революції запитань до її лідерів накопичилось у суспільстві набагато більше, ніж було одержано відповідей.

Чому ж ініціативи і лозунги Майдану виявилися несумісними з прагненнями лідерів „помаранчевої революції”? Коли на початку 1980-х років свої акції непокори проводила польська „Солідарність”, такої організованості й порядку у неї не було й поготів. Тим більш прикро, що ідеали Майдану поступово перетворюються уже новою владою у абстрактні символи. Виявилося, що величезний зловісний механізм корупційно-олігархічного правління нашою країною надзвичайно слабкий. Він не витримав випробування на міцність під час помаранчевої революції. Але його вади, ніби тяжка генетична хвороба передалася новій владі. Якби те, що відбувалося в 2004, сталося в Україні в 1991 році, – ми були б сьогодні далеко попереду. Але і тоді отриманий імпульс незалежності не зміг активізувати практичну діяльність мас, і сьогодні не все гаразд з реалізацією прагнень громадян до свободи.

Чому ж одне з головних досягнень Майдану, яким численні політологи вважають народження громадянського суспільства, не було збережене і підсилене новою владою? Іноді навіть складається враження, що команда, яку Майдан привів до влади, злякалася власного народу і свідомо почала „гасити” хвилю “помаранчевої” демократії.

Після виборів 2004 року пов`язані з ними революційні настрої в Україні змінилися етапом консервативного перерозподілу влади. Представники радянської номенклатури одержали останній шанс перевтілитися в модернову правлячу еліту, подібну до тих, які правлять ринковим суспільством на Заході. Але чи скористаються вони цим історичним шансом, що вже втягнув Україну в болісний процес, який переживає все наше суспільство напередодні нових, тепер вже парламентських виборів? Питання залишається відкритим.

Свернуть

Через рік після виборів президента України, після протистояння на Майдані й „помаранчевої революції”, після ейфорії від зміни влади і розчарування від влади нової, можна поглянути на те, що відбулося, з вершин нового досвіду та знань.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Майдан был для нас ценен, но не удовлетворил никого

Майдан был для нас ценен, но не удовлетворил никого: Майдан был для нас ценен, но не удовлетворил никого

Владимир Малинкович, политолог

Не секрет, что год назад вы поддерживали Януковича. Какие изменения произошли за год после Оранжевой революции? И стоило ли ее проводить, на ваш взгляд?

Необходимости в Оранжевой революции не было. Очевидно, что режим Кучмы не устраивал современную Украину, и его вряд ли можно было считать демократическим. Но изменения режима можно было бы добиться и без революции, путем конституционной реформы и ряда других реформ.

Тем не менее «революция» - в кавычках произошла, и она потянула за собой целый ряд следствий, однако глубоких социально-экономических превращений не произошло и не могло быть. Доминирующее положение в экономике и политике по-прежнему занимает так называемая бизнес-элита, олигархия, называйте как угодно.

Оранжевая революция привела к тому, что новая власть была вынуждена заняться раздачей хлебов и выполнением требований Майдана, а это ни к чему хорошему не привело. Причем, когда я говорю «нынешняя власть» я вовсе не имею в виду только правительство Тимошенко, поскольку это была объективная потребность всех «оранжевых» политиков удовлетворить Майдан. А Майдан требовал социальных доплат, наказания администрации прежнего режима, отобрать у олигархов неправедно обретенный капитал. В переводе на более понятный язык это означало проведение социальных выплат, часто немотивированных, причем не потребностями населения, а возможностями экономики обеспечить эти выплаты. Это означало политические репрессии, и третье – реприватизацию.

Всем этим и занялось правительство Тимошенко с ведома и одобрения президента Ющенко. И не случайно еще в августе он одобрял действия Тимошенко, оценивая ее очень высоко, а спустя несколько дней полностью изменил свою позицию в силу конфликта между Тимошенко и Порошенко. Это был не просто конфликт между личностями, он имел социальную подоплеку.

Проблема в том, что Порошенко и группа «Разом» это новые олигархи, которые, конечно же, не могли быть заинтересованы в начале войны против олигархического капитала, даже если тот или иной олигарх является их конкурентом. Поэтому они стали противниками той радикальной реприватизации, которую проводила Тимошенко. А проявилось это в борьбе Тимошенко и Порошенко.

Все это привело к тому, что ВВП у нас перестал расти - впервые за пять лет, что есть неминуемым следствием необоснованных социальных выплат, началось повышение цен, а конфликт между различными группировками внутри Оранжевого блока привел к дополнительным осложнениям в виде бензинового кризиса.

Ничего хорошего из этого не вышло, в результате «оранжевые» провалились.

Была ли Оранжевая революция преходящим, сиюминутным событием, пустила ли она корни? Каково ее значение для будущего страны?

Я не могу сказать, что это событие было сиюминутным, одномоментным, но и не могу сказать, что оно имело глубокие корни. На мой взгляд, на Майдане были представлены совершенно разные политические силы. Те, кто организовывал Майдан, это люди, жаждущие реванша, они уже успели побывать во власти. Я имею в виду самого Ющенко и большинство людей из его окружения. У них были одни интересы. Те, кто вышли на Майдан протестовать, во власти не были и имели другие интересы, их объединял лишь негатив по отношению к режиму Кучмы.

Люди бедные вышли на Майдан, добиваясь социальных доплат, средний же класс был заинтересован в другом – повышении своей политической роли. Эти люди стояли вместе, потому что было несоответствие политического режима новой экономической ситуации, ведь с 2000 года у нас наблюдается экономический рост, идет формирование нового среднего класса.

В Украине с 2000 по 2004 год число людей, считающих свои доходы средними, возросло с 22% до 57%, то есть более чем в два раза. Стал формироваться средний класс, а при режиме Кучмы он политической роли не играл, всю власть имели олигархи и бюрократы. Основания для выхода на Майдан у людей были, причем у всех свои, но Майдан не удовлетворил никого. Кроме, конечно, Ющенко и людей из его ближайшего окружения, которые пришли к власти. Даже те люди, которые были на Майдане в качестве организаторов, это Зинченко, Порошенко, Тимошенко – все они, в конце концов, оказались отторгнуты, не добились того, к чему стремились.

Одним из главных достижений Майдана часто называют рождение гражданского общества. Почему это достижение не было сохранено и усилено новой властью?

А никакого достижения в этом плане и нет. Это не гражданское общество, это иллюзия, это пародия, толпы, кричащие «Ющенко-Ющенко» это не гражданское общество. Это то, что в свое время привело к власти Перона, Муссолини и прочих. Гражданское общество – это дифференциация, это становление общества, которое не может быть заинтересовано в едином вожде.

Другое дело, что на Майдан вышли люди политически активные, и мы можем отметить всплеск политической активности, особенно он был заметен среди «оранжевых», но наблюдался и среди «синих». Такой всплеск это для Украины новое явление, особенно после долгого периода политической пассивности, и объясняется он успехами экономического развития Украины последних лет и появлением формирующегося среднего класса, который теперь требует места в политике. До этого главной заботой наших граждан было простое выживание. Теперь люди не просто выживают, но и требуют участия в политике.

Почему Майдан не трансформировался в какую-то общеукраинскую объединительную инициативу, типа нового «БАМа» или, скажем, присоединения к Украине Приднестровья?

Этого не должно быть, если мы строим демократию. Не должно быть общенародных проектов. Из этого ничего не выходит, вспомните «Злагоду». Народы – это сообщество людей с совершенно разными интересами, и объединять их в единое целое – это утопия, кроме формирования самой нации и государства. Когда же государство создано, в нем обязательно пройдет дифференциация по этнокультурному признаку и ряду прочих. Это и происходит во всех развитых обществах. Как раз дифференциация общества, его разнообразие, плюрализм идей, интересов и есть свидетельство демократичности страны.

А у нас пока одно чувство – если мы все собрались на Майдане, то мы все «разом». Но мы «разом» только в том, что «мы не козлы», а так мы все люди разные. И вот это разделение по партийным, гражданским, интеллектуальным и прочим интересам нам еще предстоит, в Украине оно еще впереди.

О «разочаровании» после Оранжевой революции и у нас говорят, и за границей много пишут. Действительно ли новая власть оказалась хуже предыдущей?

Я бы не судил хуже или лучше, я бы сказал так – результаты деятельности новой власти оказались хуже, чем результаты деятельности прежней. Мы последние пять лет шли вверх. Ситуация в экономике год назад была лучше, чем сегодня. У нас был высокий рост ВВП, хотя было плохо со свободой слова и целым рядом других вещей, но при этом у нас формировался средний класс, который и должен стать основой гражданского общества. Спустя год ситуация в экономике стала хуже. Значит ли это, что нужно обвинять руководителей, Ющенко и Тимошенко, что они плохо управляли? Нет, не значит. На мой взгляд, популизм правительства Тимошенко был вынужденным, таким, каким он всегда и бывает после подобных массовых выступлений. После этого всегда надо раздавать хлеба, наказывать власть, менять систему собственности – все это вынужденное. Вот это и пришлось делать лидерам «оранжевых», потому что они пошли на революцию. Если бы они начали говорить о неизбежных последствиях таких действий – Майдан бы от них отрекся мгновенно. И сегодня мы видим конфликт внутри оранжевого блока, где одна часть проводит прагматичную политику, а другая взяла знамя Майдана, и как мы видим, у Тимошенко больше сторонников, чем у Ющенко с Ехануровым.

Так что виноваты не руководители, хотя ошибок они наделали полно, а то, что они пошли на революцию, вместо реформирования. Страну меняют реформы, а не острые социальные конфликты. Сам факт Майдана и предопределил неудачи нынешнего правительства. В моих прогнозах, изложенных в моей книге об Оранжевой революции, не совпал только срок жизни правительства Тимошенко – я думал, что оно продержится все-таки подольше.

И все-таки, несмотря на все неудачи, что мы имеем, так сказать, «в сухом остатке»? Чем Майдан кажется для вас ценным?

Прежде всего, подъемом политической активности масс. То, что граждане перестали быть пассивными и безучастными к тому, что происходит в стране, это хорошо. Значительная часть населения, в первую очередь, Центра и Запада Украины уже становятся гражданами, а не просто обывателями. Это процесс развития общества, момент прогрессивный.

Плохо, что это пока не проявляется на Востоке. Активность «синих» была, но она была во многом инспирирована – деньгами, админресурсом, с другой стороны, она была реактивной – это была реакция на пассионарность Запада и Центра. А хотелось бы, чтобы и Восток тоже осознал свои интересы, и понял, что его интересы решаются в Киеве, а не в Москве. Чтобы он переориентировал свое мышление и тоже начал бороться за свои права в Киеве, бороться за места в парламенте. Пока что партия Януковича ничего не делает, нет оригинальности, продуманной позиции, и она набирает свои очки на Востоке только за счет неудач «оранжевых».

В общем, Майдан показал, что если Центр и Запад страны находятся в процессе развития, то Восток пока отстает.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Кирило Стеценко, заслужений артист України, професор Київського національного університету культури і мистецтв

Помаранчева революція – це початок шляху до нової єдності українців

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Здобутою свободою треба вміти користуватися

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

„Майдан не переміг”

Владимир Бревнов, экономист

Регионы будут определять будущее Украины

Николай Пааль, член Международной группы экспертов

Оранжевая революция стала катализатором перемен к лучшему

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Майдан показал – силу этого народа нельзя недооценивать!

Владимир Богданов, социолог

Пятнадцать лет олигархической демократии опустошили страну

Светлана Солонская, психотехнолог

«Майдан стал продуктом тотального использования психотехнологий»

Наталя Погоріла, соціолог

„Я не спостерігаю обвального падіння довіри до Ющенка”

Олександр Дергачов, політолог

„Нам потрібна еволюція, яка отримала поштовх завдяки Майдану”

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

„Майдан став новим символом в українській політиці”

Павел Фролов, заведующий лабораторией социально-психологических технологий Института социальной и политической психологии

Возникновение гражданского общества – не заслуга новой власти

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Майдан – це буржуазна революція

Антоніна Колодій, доктор політологічних наук, завідувач кафедри політичних наук і філософії Львівського регіонального інституту державного управління НАДУ

Нетерплячка як синдром

Ігор Попов, голова правління Комітету виборців України

„Не можна говорити, що Майдан є заслугою лише киян”

Юрий Павленко, доктор философских наук, доцент (Институт Мировой экономики и международных отношений НАН Украины)

Майдан – це школа розчарування

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Це була не помаранчева, а психологічна революція

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

У «помаранчевой» команды радужного будущего не будет

Сергей Макеев, доктор социологических наук, старший научный сотрудник Института социологии НАН Украины

Когда власть просто надоела!

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Революція очікувань

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

«Оказалось, что у команды Ющенко не было стратегии развития страны»

Юрій Макаров, журналіст, літератор

„Вперше за багато років мені не соромно за главу держави”

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Місія України Майданом не вичерпалась

Ігор Лосєв, кандидат філософських наук, доцент Національного університету „Києво-Могилянська академія”

„Маємо зараз помаранчеві настрої в суспільстві й кумівську систему в управлінні”

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна здатна продукувати казки про світлу мрію

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

„Зміни в українському суспільстві стали по-справжньому революційними”

Сергей Борисович Крымский, философ

Это была не «Оранжевая», а Революция духа

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,062