В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Майдан, рік по тому

Прочитать вступление на русском языке

Через рік після виборів президента України, після протистояння на Майдані й „помаранчевої революції”, після ейфорії від зміни влади і розчарування від влади нової, можна поглянути на те, що відбулося, з вершин нового досвіду та знань.

Події, які сьогодні увесь світ називає „помаранчевою революцією”, відбувалися без барикад та застосування зброї. Захід у захваті аплодував Майдану, адже досі вважалося, що мирні акції протесту та непокори – найбільш ефективний тип революції, оскільки, на відміну від збройних конфліктів, не приховують справжні причини та мету революційних перетворень. Однак прихований від очей громадськості підтекст подій, що відбулися, суперечливі і навіть протилежні інтереси лідерів революції, які об`єдналися проти режиму Кучми, далися взнаки навіть раніше, ніж сподівалися найбільш песимістично налаштовані експерти.

Як добре все починалося! Лозунги свободи зробили чудо: у Києві знизилася злочинність, зменшилася кількість п`яних. Люди приводили у свої домівки десятки незнайомих людей – погрітися та випити чаю. Такої масової рішучості та ентузіазму в Україні годі було побачити навіть за часів народження незалежності.

Протистояння на виборах 2004 року носило принциповий характер – країна дійсно вибирала свій шлях у майбутнє, але не всі бачили його однаково. Різниця у сприйнятті подій, що відбувалися, у влади і народу почала виявлятися одразу після інавгурації нового президента.

Лідери й ініціатори „помаранчевої революції” виявилися більш слабкими, ніж той вир народної ініціативи, який ніс країну до свободи. Дехто з тих, хто виступав перед учасниками акцій непокори на Майдані, з часом розкрилися з несподіваних і не завжди привабливих сторін. Але звинувачення у корупції й відкрите протистояння між найпомітнішими постатями у „команді Віктора Ющенка” – лише верхівка айсберга тих протиріч, які приховувалися за яскравими прапорами та лозунгами Майдану. Всього через рік після помаранчевої революції запитань до її лідерів накопичилось у суспільстві набагато більше, ніж було одержано відповідей.

Чому ж ініціативи і лозунги Майдану виявилися несумісними з прагненнями лідерів „помаранчевої революції”? Коли на початку 1980-х років свої акції непокори проводила польська „Солідарність”, такої організованості й порядку у неї не було й поготів. Тим більш прикро, що ідеали Майдану поступово перетворюються уже новою владою у абстрактні символи. Виявилося, що величезний зловісний механізм корупційно-олігархічного правління нашою країною надзвичайно слабкий. Він не витримав випробування на міцність під час помаранчевої революції. Але його вади, ніби тяжка генетична хвороба передалася новій владі. Якби те, що відбувалося в 2004, сталося в Україні в 1991 році, – ми були б сьогодні далеко попереду. Але і тоді отриманий імпульс незалежності не зміг активізувати практичну діяльність мас, і сьогодні не все гаразд з реалізацією прагнень громадян до свободи.

Чому ж одне з головних досягнень Майдану, яким численні політологи вважають народження громадянського суспільства, не було збережене і підсилене новою владою? Іноді навіть складається враження, що команда, яку Майдан привів до влади, злякалася власного народу і свідомо почала „гасити” хвилю “помаранчевої” демократії.

Після виборів 2004 року пов`язані з ними революційні настрої в Україні змінилися етапом консервативного перерозподілу влади. Представники радянської номенклатури одержали останній шанс перевтілитися в модернову правлячу еліту, подібну до тих, які правлять ринковим суспільством на Заході. Але чи скористаються вони цим історичним шансом, що вже втягнув Україну в болісний процес, який переживає все наше суспільство напередодні нових, тепер вже парламентських виборів? Питання залишається відкритим.

Свернуть

Через рік після виборів президента України, після протистояння на Майдані й „помаранчевої революції”, після ейфорії від зміни влади і розчарування від влади нової, можна поглянути на те, що відбулося, з вершин нового досвіду та знань.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Возникновение гражданского общества – не заслуга новой власти

Прошел год с момента, когда понятие "Майдан" вошло в нашу жизнь. Что же произошло на Майдане год назад, если взглянуть на те события с высоты сегодняшнего дня?

«Майдан» – результат действия многих достаточно сложных, порой неизученных социально-психологических закономерностей. Он не был ни полностью стихийным (таковым было только его начало), ни полностью организованным, как бы нас ни уверяли в этом те, кто объясняет данный феномен «зомбированием» массового сознания с помощью суперсовременных манипулятивных технологий.

Результаты многих опросов, проводившихся во время избирательной кампании, указывали на возможность массовых выступлений. Тем не менее, сам «Майдан» стал неожиданностью для всех, что еще раз доказало: никто из исследователей не имеет инструментария, позволяющего предсказывать революции.

Например, исследования Института социальной и политической психологии свидетельствовали о психологической готовности к участию в массовых акциях протеста значительного количества граждан. При этом среди сторонников В.Ющенко количество людей, настроенных на такие акции, значительно превышала их численность среди сторонников В.Януковича. Кроме того, наш мониторинг показал, что их становится все больше. Наши исследования показали и тенденцию политизации мотивов протестного поведения за последние годы.

Так, в июле 2004 года о своей готовности принять участие в массовых акциях протеста в случае фальсификации выборов президента Украины заявляли 20% опрошенных. Среди самых распространенных мотивов таких действий были «нарушения прав человека» (44%), «коррупция в высших эшелонах власти» (28%), «злоупотребление властью со стороны местных властей» (28%).

На то, что в случае возникновения массовых акций протеста они будут быстро усиливаться, указывало и значительное количество тех, кто заявлял о своей готовности присоединиться к ним в случае их возникновения. Так, уже в июле прошлого года, отвечая на вопрос, «если в вашей местности вспыхнут массовые акции протеста, будете ли вы лично брать в них участие?», 37% респондентов отвечали положительно. А это почти вдвое больше чем тех, кто готов был принять участие в массовых акциях протеста в случае фальсификации выборов президента. В октябре количество готовых присоединиться к массовым выступлениям еще больше возросла.

Если же попробовать оценить место Майдана в ряду других достижений украинского народа, то картина получается следующая. Результаты всеукраинского репрезентативного опроса, проведеного нашим институтом 1–7 сентября 2005 г . указывают, что сегодня Майдан занимает достаточно скромное место в иерархии того, что наши соотечественники считают предметом национальной гордости.

Оранжевую революцию считали таковым предметом около 32% опрошенных. В предложенном перечне она занимала четвертое место. Значительно большая часть украинцев считала предметом национальной гордости победу в Великой Отечественной войне (50%), творчество великих украинских поэтов, писателей, композиторов и исполнителей оказалось на втором месте (около 40%), достижения украинских спортсменов – на третьем месте.

Произошли ли изменения за прошедший год? Какие? Какова новая социальная реальность после Оранжевой революции?

Наиболее заметным изменением за прошедший год стало укрепление среди граждан веры в то, что ситуация в стране зависит именно от них, а не от того, как договорятся между собой политики. С этим утверждением в начале сентября согласилось наибольшее количество опрошенных. Всего же их было чуть менее трети (31,5%). Тех, кто был согласен с другими изменениями (как положительными, так и отрицательными) было значительно меньше.

Считаете ли вы, что требования/желания/запросы тех, кто стоял на Майдане год назад или поддерживал их, изначально не совпадали с программами тех, кто боролся за власть?

Хотим мы того или нет, но так было всегда. Как известно, революцию совершают герои, а ее плодами пользуются личности, как правило, весьма сомнительные.

Не складывается ли у вас впечатление, что команда, выведенная на властную орбиту Майданом, испугалась своего собственного народа и сознательно начала "гасить" волну оранжевой демократии? Или политики просто "обманули" своих избирателей и забыли о своих обещаниях годичной давности?

Да, складывается, хотя ничего неожиданного в этом нет, поскольку подобное положение вещей предопределено самим характером ролей данных политических актеров. Для политиков (независимо от того, к какой команде они принадлежат) характерно рассматривать народ как средство обретения власти. Это с одной стороны. А с другой — народ никогда не бывает полностью доволен любой, пусть даже самой «народной» и демократической властью.

Что же касается вопросов о том, «обманула» ли власть своих избирателей или она их просто не слышит, то дело, как мне представляется, не в этом, а в том, может ли, способна ли она воплотить в реальность ожидания и чаяния поверивших ей людей. Вот тут возникают серьезные сомнения. Опыт борьбы за власть в деле решения хозяйственных и экономических проблем малоприменим, и проблему коррупции призывами быть честными не решишь. Для ежедневной работы нужны профессионалы, а не митинговые ораторы. А с этим у новой власти, похоже, туго. В результате революционный романтизм зачастую разбивается о прагматизм.

Оправданы ли нынешние разочарования? Считаете ли вы, что разочарование Майдана – случайность, или это результат систематических усилий противников "цветных революций"?

Они не только оправданы, но и были вполне ожидаемы. Причем об их неизбежности в свое время говорили не только аналитики, но и рядовые граждане, причем не только из лагеря «бело-голубых». Именно чрезмерно оптимистичные ожидания, с особенным усердием озвучиваемые в свое время СМИ, позволяют утверждать, что разочарование Майдана – не случайность и не результат систематических усилий противников "цветных революций", а закономерность, имеющая не только объективные (социальные, экономические, политические), но и чисто субъективные, психологические корни. Что же касается возможности регресса, возврата в прошлое, то, на мой взгляд, оснований для этого пока нет.

Майдан так и остался "помаранчевым" или же он перерос в общенациональный формат?

Майдан по своему социально-культурному профилю — явление исключительно «помаранчевое». Выступления «бело-голубых», какими бы массовыми они ни стали, Майданом не назовут никогда. Это будет нечто другое, хотя схожих черт может быть много.

Каково значение Майдана с точки зрения будущего развития страны?

Майдан задал повестку дня для парламентских выборов 2006 г ., которые и будут решать дальнейшую судьбу страны. В определенном смысле он сыграл лишь роль катализатора в историческом процессе.

Одним из главных достижений Майдана политологи называли рождение гражданского общества. Почему это достижение не было сохранено и усиленно новой властью?

Потому что она боролась за свою власть, за свои ценности и идеалы. То, что рядом с ней вылупился кукушонок — гражданское общество – не ее заслуга. Очень многие представители так называемой новой (хотя в большинстве своем это люди старой) власти предпочли бы видеть его мертворожденным.

Являются ли процессы становления украинской нации и гражданского общества необратимыми?

Об этом говорить пока слишком рано, поскольку пребывание украинского общества в статусе переходного весьма затянулось.

Почему Майдан не трансформировался в "единое дело" для всех – власти и народа – не возникло ни одной общеукраинской, объединительной инициативы – постройки нового ГОЭЛРО, например? И каким могло бы быть это объединительное дело?

Это объединительное дело выражено в одном слове «добробут», – самом популярном, согласно нашим исследованиям. Девизом же дня сегодняшнего является лозунг «обогащайтесь!». Вот только возможно ли под ним настоящее единение общества? В этом я сомневаюсь.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Кирило Стеценко, заслужений артист України, професор Київського національного університету культури і мистецтв

Помаранчева революція – це початок шляху до нової єдності українців

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Здобутою свободою треба вміти користуватися

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

„Майдан не переміг”

Владимир Бревнов, экономист

Регионы будут определять будущее Украины

Николай Пааль, член Международной группы экспертов

Оранжевая революция стала катализатором перемен к лучшему

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Майдан показал – силу этого народа нельзя недооценивать!

Владимир Богданов, социолог

Пятнадцать лет олигархической демократии опустошили страну

Светлана Солонская, психотехнолог

«Майдан стал продуктом тотального использования психотехнологий»

Наталя Погоріла, соціолог

„Я не спостерігаю обвального падіння довіри до Ющенка”

Олександр Дергачов, політолог

„Нам потрібна еволюція, яка отримала поштовх завдяки Майдану”

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

„Майдан став новим символом в українській політиці”

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Майдан – це буржуазна революція

Антоніна Колодій, доктор політологічних наук, завідувач кафедри політичних наук і філософії Львівського регіонального інституту державного управління НАДУ

Нетерплячка як синдром

Ігор Попов, голова правління Комітету виборців України

„Не можна говорити, що Майдан є заслугою лише киян”

Юрий Павленко, доктор философских наук, доцент (Институт Мировой экономики и международных отношений НАН Украины)

Майдан – це школа розчарування

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Це була не помаранчева, а психологічна революція

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

У «помаранчевой» команды радужного будущего не будет

Сергей Макеев, доктор социологических наук, старший научный сотрудник Института социологии НАН Украины

Когда власть просто надоела!

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Революція очікувань

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

«Оказалось, что у команды Ющенко не было стратегии развития страны»

Владимир Малинкович, политолог

Майдан был для нас ценен, но не удовлетворил никого

Юрій Макаров, журналіст, літератор

„Вперше за багато років мені не соромно за главу держави”

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Місія України Майданом не вичерпалась

Ігор Лосєв, кандидат філософських наук, доцент Національного університету „Києво-Могилянська академія”

„Маємо зараз помаранчеві настрої в суспільстві й кумівську систему в управлінні”

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна здатна продукувати казки про світлу мрію

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

„Зміни в українському суспільстві стали по-справжньому революційними”

Сергей Борисович Крымский, философ

Это была не «Оранжевая», а Революция духа

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,146